Из самых достоверных источников

История военной разведки, день рождения которой отмечают 5 ноября, неразрывно связана с историей Отечества, Вооруженных Сил страны.

В дореволюционный период российские военные разведчики занимались «сбором статистических и военных сведений об иностранных государствах» и «организацией шпионства», то есть получением информации от граждан других стран. Лучших разведчиков направляли в дипломатические миссии, где они действовали в качестве военных агентов, добывая важные сведения военного характера. Так, находившийся в Париже полковник А. И. Чернышев заблаговременно проинформировал Военное министерство, что Наполеон принял решение о войне против России и планирует начать свой поход на восток в 1812 году. Большое значение в работе разведывательных органов имели секретные командировки за границу специально подготовленных офицеров. Они работали под вымышленными именами и собирали сведения военно-географического и военно-статистического характера, необходимые для изучения будущих театров военных действий.

Перед Русско-турецкой войной 1877–1878 годов на Болгарский театр войны были командированы полковники Генштаба Артамонов и Бобриков, имевшие задачей выяснить условия переправы через Дунай и продвижения войск далее. В Армении секретные рекогносцировки на местности проводили полковники Генштаба Малама, Филиппов и Войнов, а на приморском направлении – Казбек и князь Гуринели.


Агентурной работой против турок занимался полковник Генерального штаба П. Д. Паренсов. Он под чужим именем находился в Бухаресте, откуда руководил широкой сетью информаторов, которые собирали сведения о дислокации вражеских войск. Уже после окончания войны начальник Главного штаба Вооруженных Сил России генерал Н. Н. Обручев отметил: «Никогда еще данные о турецкой армии не были столь тщательно и подробно разработаны, как перед минувшей войной, и при открытии войны расположение турок было известно почти батальон в батальон». Эта оценка стала официальным признанием успешной работы российских разведчиков, их вклада в достижение победы.

Накануне Первой мировой войны в Российской армии имелась достаточно развитая система военной разведки, не уступавшая специальным службам ведущих государств. Она включала центральный орган управления – Отдел генерал-квартирмейстера в Главном управлении Генерального штаба и подчинявшиеся ему органы глубокой агентурной разведки, которые получали информацию от тайной агентуры за рубежом. В штабе каждого фронта имелось разведывательное отделение, которое направляло агентов и лазутчиков в оперативный и ближайший тыл противника. Кроме того, после начала военных действий предполагалась организация войсковой (велась преимущественно конницей), воздушной и радиоразведки.

Российские военные разведчики добились значительных результатов по добыванию необходимой информации. Накануне войны ими было получено много важных документов, раскрывавших мобилизационные планы Австро-Венгрии и Германии, их намерения по ведению боевых действий против России, схемы крепостей, других военных объектов. Начальник разведывательного отдела германского Генштаба полковник Николаи в мемуарах писал: «Захваченные после сражения у Танненберга материалы указывают, что штабы русской армии были снабжены данными о Германии как театре военных действий в таком изобилии, что большего нельзя было и желать». По ходу военных действий тайные агенты, действовавшие за рубежом, лазутчики и разведдозоры на фронте, технические средства разведки добывали и направляли в Генеральный штаб, главнокомандующим фронтами Российской армии большое количество важной информации, которая использовалась при планировании всех операций.

Новатор Берзин

Сразу после Октябрьской революции 1917 года наступил сложный период в деятельности военной разведки России. Началась реорганизация старой армии, всех органов военного управления. В связи с крайне сложным финансовым положением практически полностью прекратилось выделение денежных средств на ведение разведки. Однако обострение военной обстановки вокруг Советской республики, начало Гражданской войны, в которой стали участвовать интервенты, требовали налаживания разведывательной работы в интересах Красной армии.

Из самых достоверных источников


5 ноября 1918 года было создано Регистрационное управление Полевого штаба Реввоенсовета Республики, ставшее центральным органом советской военной разведки. Возникли разведывательные отделы штабов фронтов. Эти структуры первоначально отвечали только за организацию и ведение агентурной разведки и действовали с высокой результативностью. Уже к концу года были добыты достоверные сведения о подготовке странами Антанты военного похода против Советской республики, установлено, что Англия, Франция и США являлись главными организаторами и спонсорами интервенции против России.

Военные разведчики Красной армии действовали в белогвардейских штабах, вскрывая их планы по ведению боевых действий, получению из-за рубежа оружия и боеприпасов, добывали другую важную информацию. В штаб адмирала Колчака, например, была успешно внедрена Вера Бердникова, молодая разведчица, сумевшая получить и переправить через линию фронта много ценных сведений.

Одновременно налаживалась зарубежная разведка. К концу 1920 года Региструпр имел ценные агентурные источники в 16 капиталистических государствах. Они работали в военных и правительственных кругах, среди белогвардейцев. В Москву регулярно поступала информация об антисоветской деятельности стран Антанты, важных мероприятиях в государствах Прибалтики, в Польше, Германии, Румынии, о состоянии армий Врангеля, Балаховича, Унгерна, Семенова. За рубежом активно действовали военные разведчики Рудольф Кирхенштейн, Мартин Зелтынь, Петерис Краузе, Борис Бобров, Мечислав Логановский, Исай Парфелюк, Семен Аралов и другие.

После окончания Гражданской войны обстановка вокруг Советского государства оставалась сложной. Многие страны, в том числе граничащие с СССР, организовывали военные провокации, террористические акты против советских дипломатов и должностных лиц. В связи со сложным экономическим положением в условиях мирного времени численность Красной армии была сокращена более чем в десять раз. Однако по решению высшего руководства страны военную разведку усилили и поставили ей новые задачи. Она должна была своевременно вскрывать угрозы СССР, докладывать о возможности нападения противника, а также информировать обо всех международных событиях, затрагивающих военную безопасность государства.

В 1921 году создается новый центральный орган – Разведывательное управление, вошедшее в состав штаба РККА. Основным направлением его деятельности стало расширение масштабов агентурной работы за рубежом. С 1924 года Разведупром начал руководить армейский комиссар 2-го ранга Ян Карлович Берзин, сделавший ставку на развертывание в ключевых государствах нелегальных радиофицированных резидентур, способных успешно действовать как в мирное, так и в военное время. Такие формы работы в то время не использовала ни одна из ведущих разведслужб мира. Эти резидентуры, предназначенные для добывания информации военно-политического и военного характера, формировали Стефан Мрочковский, Рихард Зорге, Оскар Стигга, Мария Скаковская, Семен Побережник, Мария Полякова и другие.

Важным направлением агентурной деятельности стала военно-техническая разведка, нацеленная на добывание документальных материалов по авиационной, химической, судостроительной и другим отраслям промышленности развитых капиталистических государств, которые использовались для ускорения роста военно-экономического потенциала СССР. Военные разведчики также добывали большое количество образцов современной боевой техники, комплекты конструкторских чертежей, другой технической документации, что позволило не отставать от потенциальных противников, а также экономить значительные государственные средства при проектировании и создании нового вооружения для Красной армии. Для этого были созданы нелегальные резидентуры военно-технической разведки, которые возглавляли Артур Адамс, Ян Черняк, Лев Маневич, Альфред Талтынь, Стефан Узданский и другие.

В Разведывательном управлении на высоком уровне была поставлена аналитическая работа. Информационно-статистический отдел не только обобщал все поступавшие разведывательные сведения, но и готовил предложения по повышению боевых возможностей РККА с учетом тенденций развития военного дела и боевой техники в иностранных армиях. Так, уже в 1928 году Разведупр направил доклад в Реввоенсовет СССР, где обосновывались необходимость развертывания крупных бронетанковых частей с моторизованной артиллерией и создание в составе ВВС штурмовой авиации.

В военных округах были сформированы разведывательно-пеленгаторные группы, работали приемослежечные радиостанции, которые вскрывали на территории сопредельных государств местоположение крупных штабов, перехватывали радиограммы и радиопереговоры. Одновременно в военной разведке была создана дешифровальная служба, раскрывавшая закодированные сообщения, содержавшие важную информацию.

В Военно-морском флоте и ВВС имелись органы морской и воздушной разведки, решавшие задачи по своим зонам ответственности.

В целом в предвоенный период в Красной армии существовала развитая система военной разведки, способная обеспечить добывание достоверной информации о противнике. Репрессии 1937–1939 годов нанесли, к сожалению, существенный урон всем структурам. Однако на замену репрессированным приходили новые кадры, которые смогли, несмотря на малый опыт и допускаемые в связи с этим ошибки, восстановить разведывательный потенциал РККА.

Сталин знал

В связи с осложнением военно-политической обстановки в Европе принимались срочные меры для повышения эффективности работы военной разведки. В конце 30-х годов активизировалась деятельность легальных и нелегальных резидентур, находившихся в европейских странах. Главное внимание уделялось получению достоверной информации о Германии, которая готовила планы агрессии для расширения своего «жизненного пространства». Для решения этой задачи привлекались резидентуры, развернутые в Германии, Польше, Франции, Великобритании, Румынии, Венгрии, Италии, Финляндии и Японии.

Они имели надежные агентурные источники в германском МИДе, нескольких немецких посольствах за рубежом, среди представителей политического руководства ряда европейских стран, в военных, военно-технических и военно-промышленных кругах. В Японии существовали источники, получавшие сведения о всех решениях правительства и Тайного совета. Эти резидентуры возглавляли опытные военные разведчики – генерал-майоры И. И. Скляров, И. А. Суслопаров, А. Р. Самохин, И. А. Иконников, В. И. Тупиков, полковники Г. М. Еремин, И. Г. Ляхтеров, В. Ф. Мазунов, Н. И. Никитушев, Б. Г. Разин, П. С. Рыбалко, И. М. Сараев, И. В. Смирнов, подполковник К. П. Сонин, разведчики-нелегалы Р. Гернштадт, Ш. Радо, Л. Треппер, Р. Зорге, В. Озолс, А. Шнее и другие.

Благодаря их результативной работе в Москву регулярно поступали чрезвычайно важные сведения. Центр был своевременно проинформирован о принятом в Берлине решении осуществить нападение на Польшу, а также о составе немецкой группировки, сроках начала агрессии и предполагаемом характере действий вермахта. Руководство страны и командование РККА заблаговременно узнали о подготовке Германии к наступательным операциям в Западной Европе, а за несколько дней до нападения Германии на Голландию, в мае 1940 года в Разведывательное управление поступило об этом донесение из надежного источника.

Аналитиками военной разведки были проанализированы причины быстрого поражения Польши и западных союзников. В Наркомат обороны, Генеральный штаб, штабы округов были направлены информационные материалы, раскрывавшие причины успеха германской армии: упреждение противника в развертывании, сосредоточение на направлениях главных ударов танковых и механизированных соединений, нанесение ими охватывающих ударов с быстрым продвижением в глубину обороны противника при массированной поддержке авиации. В Разведуправлении небезосновательно предполагали, что подобным же образом германские войска будут действовать в случае нападения на СССР и к этому необходимо готовить Красную армию.

По указанию Гитлера были предприняты меры по усилению секретности, чтобы не допустить разглашения информации о принятом им решении начать подготовку к войне против СССР. Одновременно предусматривалось введение в заблуждение советского руководства и командования РККА в отношении истинных намерений Берлина. Германское командование разработало специальную директиву по дезинформации, предусматривавшую создание впечатления о предстоящем в 1941 году вторжении в Англию.

Несмотря на это, военной разведке удалось получить достоверную информацию о подготовке фашистской Германии к боевым действиям на востоке. 18 декабря 1940 года Гитлер подписал директиву «Барбаросса», а уже 29 декабря агентурная группа «Альта», действовавшая в Берлине, сообщила в Москву, что фюрер отдал приказ о подготовке к войне против СССР. В январе и феврале 1941-го от этой же группы поступили дополнительные сведения, которые в значительной степени раскрывали замысел предстоящих операций вермахта. Были установлены предварительные сроки начала агрессии, группировки германских войск, направления ударов и их командующие.

Аналогичная информация стала поступать в Центр и от других резидентур. Надежные источники докладывали, что все железные дороги на восток забиты воинскими эшелонами, перевозящими танки, артиллерию, пехотные части немецкой армии. Местами их сосредоточения стали приграничные с СССР районы Восточной Пруссии, Польши, Венгрии, Румынии. Разведотделы западных военных округов – ЛенВО, ПрибОВО, ЗапОВО, КОВО, ОдВО – также стали получать от своих агентурных источников данные о выдвижении войск противника к государственной границе. Радиоразведкой и дешифровальной службой перехватывались радиограммы и переговоры, однозначно свидетельствующие о подготовке фашистской Германии к нападению на СССР.

Сталин знал из докладов военной разведки о нарастающей военной угрозе на западных границах СССР и принимал меры по подготовке страны к войне с Германией. Было проведено частичное скрытое отмобилизование войск, армии второго стратегического эшелона выдвигались в Западный и Киевский военные округа. Одновременно принимались различные меры, чтобы выиграть время, путем дипломатических переговоров оттянуть сроки начала войны.

По мере приближения к назначенной Гитлером дате нападения на СССР донесения военной разведки стали носить все более конкретный и тревожный характер. Все источники отмечали, что война начнется в ближайшие дни. Об этом сообщал агент, находившийся в немецком посольстве в Москве, а также резидентуры в Берлине, Бухаресте, Хельсинки. На основе информации от источника ХВЦ вечером 21 июня лично Сталину было доложено о том, что наступающей ночью Германия начнет войну против СССР. Но тот все же надеялся, что еще есть время для дипломатических маневров, и не поверил военной разведке.

Юстас – Алексу

Военные разведчики с первых дней активно участвовали в Великой Отечественной войне, внося свой вклад в отражение нападения, обеспечивая последующие боевые действия на всех фронтах и театрах. Ни один боевой приказ, ни одно оперативное распоряжение, ни один план операции не готовились без оценки обстановки и раскрытия замыслов противника на основе докладов военной разведки.

В начальный период войны главные усилия были направлены на получение сведений о военном потенциале Германии и ее вооруженных сил, на вскрытие военных планов вермахта на фронте. К решению этих задач привлекались органы всех видов военной разведки, которые действовали во взаимодействии и взаимосвязи в интересах обеспечения боевых действий советских войск.

Значительные объемы задач выполняли разведывательные отделы фронтов, уделявшие главное внимание агентурной работе в тылу противника. Всего за первые семь месяцев войны через линию фронта было переброшено более десяти тысяч человек, из них около трех тысяч являлись подготовленными агентурными разведчиками, а остальные входили в партизанские отряды и диверсионные группы. Фронтовая разведка несла потери, но действовала все более организованно и результативно. Уже в ходе Смоленского оборонительного сражения она обеспечила командование Западного фронта сведениями о противостоящей группировке противника до дивизии, полка включительно. В штаб фронта и в Генеральный штаб заблаговременно поступила информация о подготовке наступления на Москву, в котором будут участвовать три армии и три танковые группы, сообщалось о направлениях ударов и сроках начала операции.

Важную информацию добывали разведчики-нелегалы, а также легальные резидентуры, действовавшие в Лондоне, Вашингтоне, Анкаре, Стокгольме и Токио. Резидентура «Рамзай», нелегально работавшая в Токио под руководством Рихарда Зорге, 14 сентября 1941 года сообщила в Москву: «Японское правительство решило не выступать против СССР в текущем году». Сведения подобного характера поступали и от других источников военной разведки. На основании этих сообщений Ставка ВГК приняла решение о переброске в район советской столицы войск с Дальнего Востока. Свежие дальневосточные дивизии прибыли на фронт в разгар битвы под Москвой и внесли существенный вклад в срыв планов противника.

Военная разведка продолжала добывать данные о группировке вражеских войск и планах немецкого командования по ведению боевых действий в 1942 году. В донесениях, докладывавшихся руководству страны и военному командованию, неоднократно отмечалось, что германская ставка готовит наступательные операции на южном направлении с нанесением главных ударов на Сталинград и Кавказ. Однако эта информация, к сожалению, не была принята во внимание, так как Сталин и ряд крупных военачальников посчитали, что противник основной удар будет наносить на московском направлении, и именно здесь были сосредоточены стратегические резервы.

Накануне и во время Сталинградского сражения военной разведке вместе с соединениями и частями Красной армии пришлось пройти через серьезные испытания в ходе широкомасштабного наступления противника. За линию фронта засылались разведывательные группы, которые захватывали «языков», немецкие оперативные документы, другие важные материалы.

В составе разведывательных групп и партизанских отрядов действовало много женщин и молодых девушек. Они на добровольной основе, сознательно шли в военную разведку, хорошо зная, что в случае пленения противником их ждут мучительные издевательства, пытки и смертный приговор. В историю военной разведки навечно вписаны имена участниц боевых операций: З. Космодемьянской, Е. Колесовой, В. Волошиной, Е. Мазаник, М. Осиповой, А. Морозовой, К. Давидюк и многих других.

Германские спецслужбы, стремясь предотвратить утечку секретных сведений в Москву, провели в 1942 году серию контрразведывательных операций в Германии и ряде европейских стран. Им удалось нанести серьезный удар агентурной сети советской военной разведки.

Были выявлены и арестованы находившиеся на нелегальном положении советские разведчики: Леопольд Треппер, Анатолий Гуревич, Константин Ефремов, Александр Макаров, Иоганн Венцель, Арнольд Шнее и другие. Кроме них в гестапо попали около ста человек, работавших на советскую разведку. Закрытый военный трибунал приговорил 46 из них к смертной казни, остальных – к длительным срокам тюремного заключения. На гильотине была казнена Ильза Штебе – руководитель работавшей в Берлине агентурной группы «Альта».

Несмотря на эти потери, в глубоком тылу противника продолжали успешно действовать нелегальные структуры военной разведки. Наибольшее количество информации поступало от руководимой Шандором Радо резидентуры «Дора». Она находилась в Швейцарии и имела ценных агентов не только в этой стране, но и непосредственно в Германии, в том числе в ее военном командовании. Только за первую половину 1943 года резидентура направила в Центр более 700 информационных донесений, раскрывавших положение немецких войск на советско-германском фронте, перегруппировки резервов и намерения командования вермахта. Именно из донесений «Доры» в Москве узнали о подготовке Берлином крупного наступления на центральном участке фронта в районе Курской дуги. Данные разведки подтвердились, были точно вскрыты сроки, направления и масштабы немецкой стратегической операции, которая закончилась полным провалом.

В ходе сражения в тылу противника активно действовали диверсионно-разведывательные группы военной разведки и советские партизаны. Они наносили удары по коммуникациям, препятствуя переброскам немецких резервов и боеприпасов к линии фронта. Только в июле 1943 года проведено 1460 налетов на железнодорожные станции, пущено под откос более тысячи эшелонов противника.

На завершающем этапе Великой Отечественной военная разведка действовала с наибольшей эффективностью. Разведотделы фронтов в зонах своей ответственности знали о противнике практически все. Была известна группировка немецких войск, ее состав с нумерацией всех полков, дивизий, корпусов и армий, их состояние и боеспособность. Велся непрерывный контроль за перебросками немецких частей и соединений, местоположением резервов. Анализ этой информации позволял вскрывать намерения германского командования.

В декабре 1943-го Разведывательное управление направило в Ставку ВГК и Генеральный штаб доклад, в котором отмечалось, что немцы потеряли возможность проведения крупных наступательных операций и перешли к стратегической обороне на всем протяжении фронта. Было выявлено, что противник имеет наиболее слабую группировку в Центральной группе армий, так как там не ожидают какой-либо активности советских войск. Доклад и выводы военной разведки легли в основу стратегического замысла Верховного главнокомандования на ведение боевых действий в 1944 году. Наступательные операции Красной армии в предстоящей кампании планировались поэтапно, а главный удар был предусмотрен на центральном направлении для освобождения Белоруссии, где оборонялась наиболее слабая группировка немцев.

Важную информацию добывала стратегическая агентурная разведка. Источник Долли, действовавший в Лондоне, весной 1945 года направил в Центр информацию о переброске германским командованием 6-й танковой армии в район озера Балатон. Немцы планировали создать в этом районе группировку в составе 30 дивизий, в том числе 11 танковых, и нанести внезапный удар по войскам 3-го Украинского фронта. Вскоре эта информация была полностью подтверждена другими видами разведки, что позволило советскому командованию заблаговременно принять меры и отразить опасный удар противника.

Кроме сбора информации по фашистской Германии стратегическая агентурная разведка информировала Центр и о деятельности западных союзников. Политические круги Великобритании и США опасались большевизации Европы в результате наступательных операций Красной армии, проявляли неискренность в отношениях с Москвой. Военные разведчики быстро раскрыли два важных секрета западных союзников, которыми они не хотели делиться с СССР. К ним относились успехи английских дешифровальщиков, получивших возможность читать практически всю закрытую германскую военную переписку, а также работы по созданию ядерного оружия.

Англичанам удалось раскрыть принцип действия германской шифромашины «Энигма», но об этом знали только американцы. Черчилль запретил передавать в Москву какую-либо информацию по этому вопросу. Однако благодаря агентурному источнику Долли советское Верховное командование регулярно знакомилось с дешифрованными материалами английской разведки, содержащими военные секреты фашистской Германии. Кроме того, советские специалисты узнавали о том, как работает закрытый объект в Блетчли-парк, какие методы используются для дешифрования.

В Великобритании, а затем в США велись активные работы по созданию новых типов боеприпасов на основе использования атомной энергии. В Лондоне и Вашингтоне приняли решение держать этот проект в секрете от Москвы. Но благодаря советской разведке, в том числе военной, Сталин знал о ходе работ и принял меры для начала аналогичных исследований в СССР. Нелегалы Разведуправления Красной армии А. А. Адамс, Я. П. Черняк, Ж. А. Коваль и другие добыли во время войны около шести тысяч листов секретных документов о технологии производства в США атомного оружия и 25 образцов, связанных с оружейным ураном и процессом его обогащения.

Советская военная разведка своими действиями, успешными операциями, добываемой информацией внесла значительный вклад в достижение Победы над фашистской Германией. За успешное решение боевых задач, проявленное при этом мужество и отвагу более 500 представителей всех видов разведки удостоены звания Героя Советского Союза, около 200 тысяч разведчиков отмечены государственными наградами.

Институт натоведения

После войны бывшие западные союзники открыто перешли к антисоветскому внешнеполитическому курсу, возникли новые угрозы безопасности СССР. Начавшаяся холодная война стала серьезным испытанием для военных разведчиков, проверкой на умение работать в изменившихся условиях.

Наибольших успехов добились сотрудники стратегической агентурной разведки, действовавшие в США, Великобритании, других ведущих странах НАТО. Благодаря добываемой ими информации в Москве в деталях знали о планах ведения войны против СССР, применения против него ядерного оружия, читали секретные документы, которые хранились в тщательно оберегаемых сейфах наших потенциальных противников.

Так, надежный источник проинформировал Центр, что в США разработан план под условным наименованием «Дропшот», предусматривающий нанесение в конце 1949 года трехсот ядерных бомбовых ударов по двумстам советским городам и объектам. В другом добытом военной разведкой документе раскрывались предполагаемые цели на территории стран Варшавского договора, по которым должны были наноситься удары ядерными боеприпасами.

Важные задачи решали резидентуры стратегической агентурной разведки в период Карибского кризиса 1962 года. Москва заранее узнала о планируемом США вторжении на Кубу силами наемников для свержения режима Кастро. После провала этой операции, чему способствовала информация военной разведки, в Центр стали поступать донесения о подготовке США к обострению военной конфронтации с СССР вплоть до начала ядерной войны. Использование этих сведений позволило военно-политическому руководству страны принять меры по ослаблению напряженности.

Получением важной разведывательной информации об угрозах военной безопасности СССР занимались также технические виды разведки: радиоэлектронная, дешифровальная служба и космическая. Оснащенные самыми современными средствами, они действовали с высокой эффективностью и добывали уникальные материалы в соответствии с поставленными командованием задачами.

Серьезным испытанием для военной разведки стали боевые действия на территории Афганистана. Ограниченный контингент советских войск опирался на достоверные данные. Силы и средства агентурной, специальной, радио- и радиотехнической разведки выполняли поставленные задачи, невзирая на особые условия, а часто – на смертельный риск.

Страницы истории военной разведки наполнены многими примерами мужества, отваги, верности своему долгу, проявленными военными разведчиками в Азиатско-Тихоокеанском регионе, на Ближнем Востоке, в Африке, других районах кризисных ситуаций. Военная разведка активно участвовала в борьбе с террористическими угрозами. Особое внимание уделялось получению упреждающей информации о готовящихся терактах, раскрытию состава, структуры и боевых возможностей радикальных экстремистских группировок, действующих в различных странах и несущих угрозы России.

В настоящее время активная борьба с терроризмом ведется на территории Сирии. Военные разведчики обеспечивают боевую деятельность ВКС России, решают другие важные задачи. При этом они используют бесценный опыт, накопленный предшественниками, профессиональные и боевые традиции отечественной военной разведки.
Автор: Вячеслав Кондрашов
Первоисточник: http://vpk-news.ru/articles/33165


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 7

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. parusnik 30 октября 2016 15:43
    Не плохая обзорная статья..в таком формате..много не расскажешь, спасибо..
  2. Авиатор_ 30 октября 2016 17:11
    Статья, конечно, интересная, только вот зачем в качестве иллюстрации приведен в конце бытовой катушечный магнитофон "Айдас" производства СССР середины 60-х годов (скорость ленты 19 см/с)?
  3. Lord Blacwood 30 октября 2016 18:07
    Статья интересная. Хотелось бы побольше о периоде Холодной войны.
  4. ротмистр 30 октября 2016 20:47
    При обучении в академии Фрунзе узнал интересный факт. Взятие одного языка противника обходилась нашей войсковой разведке в 65 погибших разведчиков в среднем. В статье написано очень много об агентурной разведке, а вот о войсковой слабо. А работа у войсковой разведки была тяжёлой и кровавой,с праздником всех, особенно 781 орб 108мсд40 армии в ДРА.
    1. дядя Мурзик 31 октября 2016 08:43
      ротмистр если за всю войну например 10000 языков,умножить на 65!не много ли?может быть у вас есть ссылка на такие потери?"Фронтовая войсковая разведка в годы Великой Отечественной войны внесла огромный вклад в успех выполнения многих военных операций. К примеру, во время подготовки Берлинской операции было проведено 1800 разведывательных поисков, захвачено около 1400 пленных и около 2000 различных штабных документов."
  5. yawa63 30 октября 2016 21:16
    Всех разведчиков с наступающим праздником, здоровья и удачи всем! Сам начал с войсковой, потом СпН и ОАР.
  6. Ретвизан 31 октября 2016 22:35
    разведка очень сложная дорогостоящая компонента.
    Не всегда то успешная. К примеру в статье не указаны провалы разведки(РЯВ к примеру). А только успехи.
    А у разведчиков риск всегда что на войне что в мирной-ведь у них война не заканчивается никогда..
Картина дня