Смоленское сражение


Смоленское сражение 10 июля – 10 сентября 1941 г. Карта.

В начале июля 1941 г. военно-политическое руководство Германии, добившись значительных оперативных результатов, с оптимизмом оценивало дальнейшие перспективы ведения вооруженной борьбы на Восточном фронте и не сомневалось в возможности одновременного решения в самые короткие сроки трех задач – овладение Ленинградом, разгром советских войск на Правобережной Украине, стремительный выход к Москве. Последняя задача, вне всякого сомнения, полагалась приоритетной, так как захват столицы СССР должен был стать предпосылкой для окончательной победы в войне. Поэтому главный удар, генеральный штаб вермахта планировал, как и прежде, на западном (московском) направлении.

Общий замысел его действий на первом этапе наступления сводился к тому, чтобы силами группы армий «Центр» рассечь оборону советских войск, окружить и уничтожить их невельскую, смоленскую, могилевскую группировки и создать тем самым благоприятные условия для беспрепятственного продвижения к Москве. Для разгрома Западного фронта, в составе которого, по оценке немецкого командования, имелось не более 11 боеспособных соединений, привлекалось 29 дивизий (12 пехотных, 9 танковых, 7 моторизованных, 1 кавалерийская), 1040 танков, более 6600 орудий и минометов, свыше 1 тыс. самолетов.


Смоленское сражение

Зенитный расчет противовоздушной обороны РККА в районе Смоленска

Боевые действия на смоленско-московском направлении начались в исключительно невыгодных для Западного фронта (командующий войсками – маршал Советского Союза С.К. Тимошенко, с 10 июля одновременно являлся главнокомандующим Западным направлением) условиях. К концу первой декады июля в его первом эшелоне находились 22, 20, 13-я и 21-я армии, которые еще не завершили развертывание. Оборона занималась поспешно и потому была недостаточно подготовлена в инженерном отношении. Войска испытывали недостаток в танках, артиллерии, средствах противовоздушной обороны.

Поэтому сосредоточенные на узких участках ударные группировки врага, не встречая сильного сопротивления, осуществили глубокие прорывы в районах Полоцка, Витебска, севернее и южнее Могилева. Самым уязвимым местом в обороне Западного фронта оказались смежные фланги 22-й и 20-й армий. На этом направлении еще 9 июля советские части оставили Витебск, что создало угрозу выхода главных сил немецкой 3-й танковой группы в тыл фронта. Чтобы не допустить этого С.К. Тимошенко решил «совместными действиями 19, 20-й и 22-й армий во взаимодействии с авиацией уничтожить прорвавшегося противника и, овладев городом Витебск, закрепиться на фронте Идрица, Полоцкий УР, Орша и далее по реке Днепр».

Однако подготовленный в спешке контрудар, проводимый в условиях, когда враг владел инициативой и господством в воздухе, к успеху не привел. 22-я армии генерал-лейтенанта Ф.Е. Ершакова вообще не смогла перейти в наступление. Занимая оборону силами шести дивизий в полосе шириной 280 км, она оказалась охваченной с флангов и под угрозой окружения начала отход, ведя отдельные бои в Полоцком укрепленном районе. Соединения 19-й и 20-й армий генерал-лейтенантов И.С. Конева и П.А. Курочкина атаковали противника разрозненно, как правило, без артиллерийской поддержки, что обусловливалось крайне ограниченным количеством боеприпасов. В результате немецкая 3-я танковая группа, развивая наступление севернее Смоленска, к исходу 15 июля почти беспрепятственно вышла передовыми частями к Ярцево, перерезала шоссе Смоленск – Москва и глубоко охватила с востока 16, 19-ю и 20-ю армии.

Одновременно соединения 2-й танковой группы врага захватили к вечеру 11 июля плацдарм на восточном берегу Днепра (южнее Орши). Развернув с него наступление, они 15 июля ворвались в южную часть Смоленска. Крайне тяжелая обстановка сложилась также в районах Могилева, Чаусс и Кричева, в которых советские войска вели тяжелые бои в трех изолированных группировках. Все это свидетельствовало о том, что к середине июля на правом крыле и в центре Западного фронта противник добился крупных успехов. Глубоко сознавая всю критичность ситуации, Ставка Главного Командование стремилась остановить его дальнейшее продвижение и создать условия для ликвидации наиболее опасных вклинений. С этой целью она не только всемерно усиливала Западный фронт, но и развертывала в его тылу Фронт резервных армий (генерал-лейтенант И.А. Богданов) в составе 24, 28, 29, 30, 31-й и 32-й армий. Они получили задачу подготовить оборону на рубеже Старая Русса, Брянск.


Воины одной из частей 20-й армии ведут бой на берегу Днепра, западнее Дорогобужа. Западный фронт. 1 сентября 1941 г. Фото Л. Бать

Совершенно по-иному развивались события на левом крыле Западного фронта. Здесь 21-я армия под командованием генерал-полковника Ф.И. Кузнецова предприняла наступление на Бобруйск с целью выхода в тыл немецкой 2-й танковой группе. 13 июля основные силы армии форсировали Днепр и за день боя продвинулись на 8-10 км. Развивая достигнутый успех, советские части отбросили врага на бобруйском направлении еще на 12 км. А действовавшая южнее 232-я стрелковая дивизия, используя лесные массивы, преодолела с боями почти 80 км и захватила переправы на реках Березина и Птичь.

Расценив достигнутые результаты как несомненный успех, Ставка Главного Командования, наряду с решением проблемы увеличения глубины обороны, решила перейти к широкомасштабным наступательным действиям. 20 июля в переговорах по прямому проводу с главкомом Западного направления маршалом С.К. Тимошенко И.В. Сталин поставил ему задачу: создать за счет Фронта резервных армий ударные группы, силами которых овладеть районом Смоленска и отбросить противника за Оршу. По-существу, ставилась задача на переход в контрнаступление.

Его общий замысел сводился к нанесению трех одновременных ударов из районов южнее Белого, Ярцева и Рославля по сходящимся на Смоленск направлениям с задачей разгромить немецкие войска севернее и южнее города. Для наступления создавались оперативные группы под командованием генералов В.Я. Качалова, В.А. Хоменко, С.А. Калинина, И.И. Масленникова и К.К. Рокоссовского. Каждая из них должна была наносить удар на самостоятельном направлении, ведя наступление в полосе шириной 30-50 км. В общем, сложившаяся обстановка не благоприятствовала проведению контрнаступления на западном направлении. Главное – наступательные возможности группы армий «Центр» не были исчерпаны, и она готовилась к продолжению активных действий. Сосредоточив подвижные части в районах Ярцева и восточнее Смоленска, враг намеревался завершить окружение и уничтожение советских 20-й и 16-й армий, прикрывавших вяземское направление.

23 июля из района Рославля нанесла удар группа под руководством командующего 28-й армией генерал-лейтенанта В.Я. Качалова. Хотя наступление велось под непрерывными ударами немецкой авиации, соединениям группы удалось за два дня сломить упорное сопротивление противника и отбросить его за р. Стометь. Однако попытка развить успех вдоль шоссе на Смоленск была пресечена силами двух армейских и моторизованного корпусов, которые вышли в тыл советских войск и окружили их. При прорыве из окружения генерал-лейтенант В.Я. Качалов погиб.

Наступление армейской группы генерал-майора В.А. Хоменко с рубежа р. Вопь началось 25 июля. В первый день лишь одна стрелковая дивизия смогла продвинуться на 3-4 км, остальные даже не смогли прорвать передний край вражеской обороны. Две кавалерийские дивизии группы, действовавшие на правом фланге с задачей совершить рейд в район городов Демидов и Холм, попали под встречный удар и были вынуждены отойти. Возобновив в последующие дни наступление, соединения группы все-таки смогли продвинуться в глубину на 20-25 км, однако полностью задачу, поставленную командованием Западного направления, не выполнили.

Не получило развития и наступление оперативной группы генерал-лейтенанта С.А. Калинина. Она имела задачу нанести удар из района севернее Ярцева на Духовщину. Однако все дивизии группы были введены в сражение разновременно на разобщенных направлениях. Ответные действия противника привели к тому, что часть их сил попала в окружение. Группа генерал-майора К.К. Рокоссовского в установленное время вообще не смогла приступить к выполнению поставленной задачи, так как была вынуждена отражать на рубеже р. Вопь многочисленные атаки немецких войск, рвавшихся к Вязьме. Тем не менее, остановив их, группа 28 июля нанесла контрудар и обеспечила выход из окружения 16-й и 20-й армий.

В ходе упорной борьбы в первых числах августа 1941 г. на центральном участке советско-германского фронта установилось определенное равновесие. Своих целей не достигли ни та, ни другая стороны. Тем не менее, войска Западного направления сорвали наступление 3-й танковой группы врага в сторону Валдайской возвышенности, намечаемое его командованием в интересах группы армий «Север», прорвали окружение вокруг 20-й и 16-й армий и помогли их главным силам отойти за Днепр, своими активными действиями добились стабилизации положения в полосах 22-й армии и Центрального фронта.

В создавшейся обстановке перед главным командованием вермахта встал вопрос о том, как использовать в дальнейшем имевшиеся силы. Его решение было изложено в директиве № 34 от 30 июля 1941 г, в которой наступательные задачи были оставлены только группам армий «Север» и «Юг», а в отношении группы армий «Центр» указывалось, что она «переходит к обороне, используя наиболее удобные для этого участки местности». При этом 3-я и 2-я танковые группы были перенацелены вначале на правое и левое крылья Западного фронта, а затем в полосы советских Северо-Западного и Юго-Западного фронтов. 12 августа в дополнении к директиве № 34 отмечалось, что наступление на московском направлении будет продолжено «лишь после полной ликвидации угрожающего положения на флангах и пополнения танковых групп».

В свою очередь, в Ставке ГК справедливо полагали, что после того, как фронтальный удар противника не достиг цели, следует ожидать его активных действий на флангах. Исходя из этого, главная задача заключалась в том, чтобы, удерживая великолукский и гомельский выступы и сохраняя нависающее положение над группой армий «Центр» с севера и юга, разгромить ее важнейшие группировки – духовщинскую и ельнинскую. Это являлось, по сути, второй попыткой перехватить инициативу на западном направлении.

Однако противник упредил советские войска в переходе в наступление. 8 августа нанес удар 24-й моторизованный корпус 2-й танковой группы. Прорвав оборону 13-й армии Центрального фронта и развивая достигнутый успех, он к 21 августа продвинулся на 120-140 км и вышел на рубеж Новозыбков, Стародуб. В то же время немецкая 2-я армия, действовавшая на гомельском направлении, глубоко охватила с востока 21-ю армию, которая под угрозой окружения была вынуждена с боями отойти на юг и оставить междуречье Березины и Днепра.

Ставка ВГК (стала именоваться подобным образом с 8 августа) вскрыла намерения немецкого командования окружить 3-ю и 21-ю армии и затем выйти в тыл Юго-Западного фронта, то есть обойти всю группировку советских войск на киевском направлении. Чтобы не допустить этого, отразить возможные удары врага на Брянск и предотвратить в последующем его наступление на Москву, между Центральным и Резервным фронтами был развернут Брянский фронт под командованием генерал-лейтенанта А.И. Еременко.

Изменение обстановки не повлияло на решение главнокомандующего Западным направлением провести ряд наступательных операций в полосе Западного фронта. Ему в соответствии с приказом маршала С.К. Тимошенко от 4 августа предстояло, «прочно удерживая левым крылом… рубеж реки Днепр и отражая атаки противника на своем правом крыле, центром разгромить и уничтожить его духовщинскую группировку». Решение этой задачи возлагалось на 30-ю и 19-ю армии генералов В.А. Хоменко и И.С. Конева.

8 августа соединения этих армий нанесли удары в направлении Духовщины. Они успешно преодолели сопротивление немецких войск на переднем крае обороны, в течение нескольких дней стремились развить успех, но выйти в оперативную глубину не смогли. Главком был вынужден внести коррективы в план операции. Теперь он планировал ударом 30-й (четыре стрелковые, танковая и кавалерийская дивизии) и 19-й (пять стрелковых и танковая дивизии) армий по сходящимся на Духовщину направлениям окружить и уничтожить врага и выйти на рубеж Старина, Духовщина, Ярцево. Отсюда намечалось развить наступление к востоку от Смоленска с целью окружить ярцевскую группировку противника уже во взаимодействии с левофланговой 20-й армией фронта, восстановленной после выхода из окружения. Для содействия 30-й и 19-й армиям предусматривался вспомогательный удар двумя дивизиями 29-й армии и рейд на Велиж, Демидов кавалерийской группы полковника Л.М. Доватора.

Наступление ударной группировки фронта началось 17 августа. Однако в полосе 30-й армии передний край обороны немецких войск удалось прорвать только в течение 23-25 августа. После этого ее соединения смогли продвинуться всего на 1-3 км. В полосе 19-й армии в первый день лишь одна дивизия вклинилась в глубину на 400-800 м. Военный совет Западного фронта принял решение ввести в сражение резервы. Но их прибытие не опережало наращивания усилий врагом на угрожаемом для него направлении. В силу этого темп наступления по-прежнему был низким. По сути, оно ограничилось одной-двумя атаками в сутки, в результате которых удалось овладеть рядом опорных пунктов. Общее продвижение 19-й армии до конца августа составило 8-9 км. Но создать брешь в обороне противника так и не удалось. Не увенчались успехом и боевые действия части сил Резервного фронта на ельнинском выступе.

В сложившейся обстановке замысел Ставки ВГК состоял в том, чтобы активными действиями нанести значительный урон группе армий «Центр» и устранить угрозу выхода в тыл Юго-Западного фронта ее 2-й танковой группы. Задача по разгрому последней возлагалась на Брянский фронт, в состав которого 25 августа вошли войска упразднявшегося Центрального фронта. Западный и Резервный фронты должны были продолжить наступательные операции по уничтожению духовщинской и ельнинской группировок врага.

Но и главное командование вермахта не отказалось от наступления. Оно возобновилось 22 августа на левом крыле группы армий «Центр», где был нанесен удар против 22-й армии Западного фронта. К исходу следующего дня части двух немецких танковых дивизий вышли в район Великих Лук. Попытка восстановить положение нанесением контрудара под основание их вклинения успеха не принесла, и армия начала отход. Он повлек за собой оставление занимаемого рубежа соседней 29-й армией, которая оказалась под угрозой обхода с фланга. Дальнейшее продвижение танковой группировки противника было остановлено только на р. Западная Двина.

В остальной полосе Западного фронта, шириной 140 км, 1 сентября началась наступательная операция с привлечением 30, 19, 16-й и 20-й армий (всего 18 ослабленных в предыдущих боях дивизий). Они должны были к 8 сентября овладеть рубежом Велиж, Демидов, Смоленск. При этом фронту предстояло разгромить до 15 вражеских дивизий, в значительной степени пополненных людьми и боевой техникой. Однако уже первые дни наступления показали, что прорвать заблаговременно подготовленную оборону немецких войск наличными силами и без надежного огневого поражения не удастся. Безуспешные попытки продолжались вплоть до 10 сентября, когда Ставка ВГК отдала распоряжение на переход к обороне, отметив, что «длительное наступление войск фронта на хорошо окопавшегося противника ведет к большим потерям».

Не привела к успеху и наступательная операция Брянского фронта с целью разгрома немецкой 2-й танковой группы. В полосе шириной 300 км наносились пять ударов, каждый силами трех – четырех дивизий. Но такое распыление сил не позволило после прорыва неглубокой тактической зоны обороны врага на ряде направлений развить успех в оперативную глубину. Более того, в результате контрудара противника между Брянским и Юго-Западным фронтами образовался разрыв шириной 50-60 км, в который устремились немецкие танковые дивизии с целью выхода в тыл киевской группировки советских войск.

Важным этапом Смоленского сражения стала Ельнинская наступательная операция, проведенная силами 24-й армии (генерал-майор К.И. Ракутин) Резервного фронта. Ее цель заключалась в окружении вражеской группировки в районе Ельни и ее уничтожении по частям. Ударные группы армии перешли в наступление в 7 часов утра 30 августа. Но за первый день наступления на северном участке удалось потеснить противника только на 500 м. На южном участке продвижение составило 1,5 км. Выполняя указания командующего войсками фронта, генерал Ракутин 31 августа создал сводный отряд, который к исходу 3 сентября совместно с наступавшими с юга частями сузил горловину ельнинского выступа до 6-8 км. Немецкие войска, находясь под угрозой окружения, начали отход. Через три дня соединения армии освободили Ельню, а к исходу 8 сентября вышли на рубеж Новые Яковлевичи, Ново-Тишово, Кукуево. Неоднократные попытки его прорыва успехом не увенчались.


Вручение гвардейского Знамени

Главным итогом напряженных боев в полосе Резервного фронта в конце августа – начале сентября стала ликвидация ельнинского выступа. В результате значительно улучшилось положение 24-й армии, была снята угроза рассечения группировок Западного и Резервного фронтов на их смежных крыльях. Однако полностью осуществить замысел на окружение и уничтожение врага не удалось. Его главные силы организованно, под прикрытием арьергардов, осуществили отход на заблаговременно подготовленный оборонительный рубеж.

Тем не менее, это был успех и его значение в той сложной обстановке начала войны трудно переоценить. Чтобы хоть как-то стимулировать войска, Верховный Главнокомандующий И.В. Сталин нашел для этого возможно единственную форму поощрения – создание советской гвардии. 8 сентября 1941 г. приказом народного комиссара обороны СССР 100-я и 127-я стрелковые дивизии 24-й армии были преобразованы в 1-ю и 2-ю гвардейские стрелковые дивизии. Вскоре, 26 сентября, гвардейскими стали еще две дивизии этой армии: 107-я и 120-я, переименованные соответственно в 5-ю и 6-ю гвардейские стрелковые дивизии.

В ходе Смоленского сражения, продолжавшемся два месяца, безвозвратные потери Красной армии составили более 486, а санитарные – свыше 273 тыс. человек. Было утрачено 1348 танков, 9290 орудий и минометов, 903 боевых самолета. В целом отдельные успешные действия советских войск не привели к перелому в оперативной обстановке, не смогли заставить немецкое командование отказаться от своих планов. Более того, в ходе непрерывных наступательных действий они значительно подорвали свою боеспособность, что негативно сказалось на дальнейшем ходе вооруженной борьбы, стало впоследствии одной из причин тяжелого поражениям под Вязьмой и Брянском осенью 1941 г.
Автор: Валерий Абатуров
Первоисточник: http://mil.ru/winner_may/history/[email protected]


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 11

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. кволту 5 ноября 2016 07:26
    на первых двух фото солдаты в погонах значит 1943г не раньше
  2. V.ic 5 ноября 2016 08:14
    Однако полностью осуществить замысел на окружение и уничтожение врага не удалось. Его главные силы организованно, под прикрытием арьергардов, осуществили отход на заблаговременно подготовленный оборонительный рубеж. Автор: Валерий Абатуров

    Ну, не всё было так плохо...
    http://school28.smoladmin.ru/Smolensk/batle41.htm
    l
    "Смоленское сражение началось 10 июля и затянулось на два месяца — срок, на который совершенно не рассчитывало немецкое командование."
    "К исходу 8 сентября Ельнинский выступ, вдававшийся в оборону Резервного фронта, был срезан, а значит, противник лишился выгодного плацдарма для удара по флангам советских войск. Пять немецких дивизий понесли значительный урон: потери только в людях составили до 45 тыс. человек. В Ельнинской наступательной операции войска Красной Армии впервые с начала войны прорвали сильную оборону противника и разгромили его значительную группировку."
    Что смогли, то смогли. Два месяца держать фронт это не торт кушать.
  3. parusnik 5 ноября 2016 08:28
    В целом отдельные успешные действия советских войск не привели к перелому в оперативной обстановке, не смогли заставить немецкое командование отказаться от своих планов.
    ...А что нужно было делать..?
    1. Cartalon 5 ноября 2016 09:11
      По хорошему обе стороны не знали что делать только у немцев это касалось стратегии, а у нас и стратегии и тактики.
      1. Громобой 5 ноября 2016 19:27
        Цитата: parusnik
        ..А что нужно было делать..?

        Необходимо было стабилизировать фронт и придумать средство от ударных танковых группировок немцев.Но значительная доля промышленности была "на колёсах" эвакуируясь на восток,а войска где не умели,где не имели возможности глубже эшелонировать свою оборону,чтобы немецкие танковые колонны втягивались в заранее подготовленные противотанковые районы и теряли свою пробивную силу.И время механизированных частей смело сминающих тылы немцев и сбивавших их с выгодных позиций(как альтернатива-"котёл") ещё не пришло.
        Немцы переоценили свои силы...воевать с СССР было намного труднее,чем в Европе.Однако,поддавшись очарованию от успешных приграничных сражений продолжали наступать на всех трёх стратегических направлениях сразу. Поэтому сил для прорыва или обхода хорошо подготовленной обороны Москвы у них не хватило.Переброски танковых групп для усиления ударов на юге и севере просто поставили жирный крест на возможных успехах "Центра".
        Ну и конечно самоотверженность бойцов и командиров РККА делала своё дело.
  4. Горный стрелок 5 ноября 2016 08:52
    Откровенно учились. Не хватало УМЕНИЯ ни у нашего командования, ни у войск. Сейчас то мы знаем, что гитлеровцы часто действовали НАХРАПОМ, их снабжение оказалось очень ослабленным, коммуникации - слабо защищёнными, НАГЛО немец себя вёл, не боялся контратак во фланг - поскольку пока наши командиры репу почешут, пока доложат, пока получат указание, пока подготовятся ... Обстановка уже изменилась. Жаль, но те два года, которые немцы ВЕЛИ войну, а наши войска ещё нет ( локальные операции типа Финской и Хасана - не в счёт) привели ОРГАНИЗАЦИЮ гитлеровской армии в преимущественное ( перед Красной) состояние. А без организации и пианино в грузовик не погрузишь, а не то что боя не выиграешь. Прошло не очень много времени, и под Сталинградом немецкая военная машина забуксовала и ... СЛОМАЛАСЬ.
    Только потери наши - никто не возместит. Огромные потери первого периода войны - пока УЧИЛИСЬ.
    1. тополь на киев 5 ноября 2016 13:41
      Как раз ничему не научились. Через месяц Брянск и Вязьма это показали. Вот там были самые страшные поражения,с огромным кол-вом погибших,пропавших и пленных. Под брянском и Вязьмой было потеряно огромное количество техники и страна стояла на грани катастроф
      1. voyaka uh 6 ноября 2016 15:21
        "Через месяц Брянск и Вязьма это показали. Вот там были самые страшные поражения,
        с огромным кол-вом погибших,пропавших и пленных"////

        Не волнуйтесь. Появятся статьи, убедительно доказывающие, что и эти сражения
        были победами на самом деле.
        Разве тенденция не понятна?
        Конечная концепция: Вермахт сознательно, по гениальному плану заманили вглубь территории,
        чтобы там разгромить.
        И получится что-то вроде Кутузовскго плана по заманиванию и разгрому Наполеона.
        Так и запишут в учебники через сто лет.
    2. Улан 5 ноября 2016 18:02
      Ничего удивительного, ведь все планы по перевооружению и реорганизации РККА были рассчитаны на окончание в первой половине 42-го года.
      Надеялись что Гитлер увязнет в боях во Франции и у СССР будет время исполнить все планы, в том числе и по сооружению "линии Молотова".
      Увы французы воевать не стали как в 14-ом и по сути кроме отдельных эпизодов, упорного сопротивления немцам не оказали.
      Соответственно все планы политического и военного руководства СССР оказались невыполнимыми.
  5. Улан 5 ноября 2016 17:58
    Вообщем бои шли упорнейшие,это опровергает злобные измышления псевдоисториков , вроде известного брехуна Солонина, что Красная Армия только драпала и массово сдавалась в плен.
    А между тем именно в этот период, был сорван план блиц-крига.
  6. DimerVladimer 8 ноября 2016 09:52
    Очередная перепечатка энциклопедии. Без оценки.
Картина дня