Рождение отечественной противоракетной обороны страны

В годы Великой Отечественной войны в СССР с принятием на вооружение фашистской Германией прототипов крылатых ракет (самолетов-снарядов) Фау-1 были приняты первичные меры по созданию отечественной системы противоракетной обороны (ПРО), как комплекса мероприятий разведывательного, радиотехнического, огневого или какого-либо иного характера, предназначенного для защиты (обороны) охраняемых объектов от ракетного оружия. Противоракетная оборона очень тесно связана с противовоздушной обороной и часто осуществляется одними и теми же комплексами. В зоне ответственности ПРО оказались стратегически важные пункты (гг. Москва и Ленинград), в перспективе – промышленные центры Уральского региона страны [1].

Летом 1944 г. Центральный штаб Войск ПВО разработал обстоятельные «Указания по борьбе с самолетами-снарядами». 22 сентября «Указания...» были утверждены Военным советом артиллерии Красной армии и 28 сентября направлены командующим фронтами, армиями, зонами противовоздушной обороны, заместителям командующих артиллерией общевойсковых фронтов, в ВУЗы ПВО и взаимодействующим штабам [2].

Меры по борьбе с самолетами-снарядами были сформулированы в виде общих положений, применительно для истребительной авиации, зенитной артиллерии, зенитных пулеметных подразделений, аэростатов заграждения и службы ВНОС. Главной задачей являлось «уничтожение самолетов-снарядов в секторе их полета на подступах к обороняемому пункту» [3]. Только стремительное наступление Красной армии на Запад разрушило планы руководства фашистской Германии осуществить ракетный обстрел территории СССР.


Рождение отечественной противоракетной обороны страны

Германская баллистическая ракета дальнего действия Фау-2

Рождение отечественной противоракетной обороны страныДальнейшие исследования возможности противодействия баллистическим ракетам, разработанным на основе германской крылатой ракеты Фау-2, продолжились в СССР в 1945 г. в рамках проекта «Анти-Фау» в Военно-воздушной академии (ВВА) им. проф. Н.Е. Жуковского группой кандидата технических наук, инженер-полковника Г.М. Можаровского и НИР по теме «Плутон» в нескольких других научно-исследовательских институтах. Причем проект Можаровского подразумевал проработку облика системы противоракетной обороны в целом, позднее – создание системы ПРО отдельного ограниченного района. В декабре 1949 г. был подготовлен аванпроект системы ПРО отдельного района, который послужил основой для создания первой экспериментальной системы противоракетной обороны.

При построении схемы проекта предполагалось, что должна быть решена задача защиты некоторой зоны от налета 20 баллистических ракет дальнего (по представлениям того времени) действия. Для этого в составе зональной обороны предполагалось иметь: 17 радиолокационных станций (РЛС) обнаружения и слежения в дальней зоне (от 1000 до 520 км) и 16 РЛС с такой же задачей для ближней зоны. В целом в интересах организации противоракетной обороны одного района требовалось (с учетом резерва) 38 станций обнаружения, а также 44 станции точного пеленга. В качестве ударных средств рассматривались специальные «торпеды-истребители». Отчет группы Можаровского получил положительную оценку на заседании Научно-технического совета Академии артиллерийских наук.

В основу второго направления были положены исследования (головной исполнитель – Кунцевский НИИ-20 Наркомата вооружений) по разработке РЛС с дальностью обнаружения от 500 до 2000 км. Несмотря на большие технические трудности, эскизный проект «Плутон» вскоре был подготовлен. Но он оказался «неподъемным» для послевоенной советской промышленности. В результате, в конце 1946 г., работы НИИ-20 были приостановлены.

Позднее исследования возобновились. В феврале 1948 г. вышло постановление Совета Министров СССР, определившее коллективу государственного союзного головного НИИ № 88 Министерства вооружения СССР задачу по разработке параметров системы борьбы с ракетами дальнего действия и дальними бомбардировщиками. Специалистам НИИ-88, кроме общего ведения темы, было поручено также создание специальной противоракеты. Соисполнителем в части радиолокационных средств по теме «Плутон» стал НИИ-20; другой соисполнитель, НИИ-885, разрабатывал систему управления для противоракеты (проект И-32, ведущий – Ю.С. Хлебцевич). Система управления противоракетой заметно отличалась от «торпеды-истребителя» Можаровского. На первом этапе ракета летела по радиокомандам наведения с земли, а далее включалась головка самонаведения. Подрыв боевой части ракеты осуществлялся по команде с земли.

В апреле 1949 г. материалы по теме «Плутон» были рассмотрены на заседании одного из специальных комитетов при Совмине СССР с принятием соответствующей резолюции: «дальнее обнаружение ракет и самолетов реально». Была констатирована перспективность данного направления и в общем виде сформулированы дальнейшие задачи[4].

Рождение отечественной противоракетной обороны страны

Вертикальная антенна станции Б-200 зенитного ракетного комплекса С-25 «Беркут»

В связи с началом развертывания вокруг Москвы первого отечественного стационарного зенитного ракетного комплекса ПВО «Беркут» (позднее С-25), все работы по проекту противоракетной обороны были отложены «на неопределенное время». После завершения государственных испытаний столичной системы противовоздушной обороны, созданной в КБ-1, появилась возможность перенацелить часть сил конструкторского бюро на решение проблемы противоракетной обороны.

В августе 1953 г. группа советских военачальников обратилась с запиской в Президиум ЦК КПСС о необходимости создания системы ПРО, и уже в сентябре в ЦК КПСС состоялось первое представительное совещание по данной проблеме.

28 октября того же года в свет вышло распоряжение Совета Министров СССР «О возможности создания средств ПРО», а 2 декабря – «О разработке методов борьбы с ракетами дальнего действия».

Рождение отечественной противоракетной обороны страныОсновные положения, связанные с созданием системы противоракетной обороны, были разработаны ведущими специалистами 31-го отдела КБ-1 (с 1953 г. – СКБ-30 КБ-1) под руководством ученого и конструктора в области радиоэлектроники Г.В. Кисунько, в последствии генерал-лейтенанта-инженера, доктора технических наук, члена-корреспондента Академии наук.

Позднее к этой работе были привлечены коллективы машиностроительного конструкторского бюро «Факел», Научно-исследовательского института дальней радиосвязи, Института точной механики и вычислительной техники, Московского научно-исследовательского радиотехнического института, Центрального научно-исследовательского института связи, которыми руководили выдающиеся советскими учеными: П.Д. Грушин, В.И. Марков, С.А. Лебедев, Ф.П. Липсман и С.А. Аджемов.
В 4-м Главном управлении Министерства обороны (МО) СССР под руководством генерал-лейтенанта авиации Г.Ф. Байдуков, в целях общей координации работы было создано специальное заказывающее управление, которое возглавил М.Г. Мымрин, а впоследствии – М.И. Ненашев[5].

Для проведения испытаний экспериментальной системы ПРО «А» 30 июля 1956 г. в пустыне Бетпак-Дала (Северная голодная степь, Казахская ССР) было начато строительство Государственного научно-исследовательского испытательного полигона (ГНИИП) ПВО № 10 (Сары-Шаган) с подчинением его 4-му Главному управлению МО СССР.

В октябре следующего года был проведен пуск противоракеты экспериментальной системы ПРО и начато развертывание ее средств. К осени 1960 г. автономные и совместные испытания по функциональным подсистемам созданной экспериментальной системы «А» в основном были завершены.

4 марта 1961 г. впервые в мире осуществлен перехват головной части (стальная плита весом 0,5 тонны) баллистической ракеты Р-12 и уничтожение ее осколочно-фугасной боевой частью противоракеты В-1000 на высоте 25 км. Произошло это в процессе испытаний экспериментальной системы ПРО «А». Технические средства располагались на полигоне ГНИИП-10, ракеты-цели запускались с полигона Капустин Яр, расположенного в северо-западной части Астраханской области.

Это событие в полной мере продемонстрировало возможность перехвата и уничтожения малоразмерных целей на большой высоте при скорости полета, близкой к первой космической, и, как следствие, возможность решения задачи по обороне объектов от ударов баллистических ракет на основе использования дуэльных средств борьбы.

В дальнейшем дата (4 марта) была признана неофициальным днем рождения отечественной системы противоракетной обороны страны.

Летом 1961 г. на сессии Организации Объединенных Наций первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущев известил мировую общественность о том, что в СССР создано оружие, которым, по его выражению, можно попасть «в муху в космосе» [6].

Рождение отечественной противоракетной обороны страны

Старт противоракеты В-1000

Всего в системе «А» было осуществлено 11 успешных перехватов баллистических ракет типа Р-12 и Р-5 с уничтожением их боеголовок неядерными противоракетами за счет кинетической энергии столкновения боеголовок с поражающими элементами противоракет, а также химической энергии взрыва тротиловой начинки, содержавшейся в каждом поражающем элементе [7].

Таким образом, созданная на полигоне система «А», генеральным конструктором которой являлся Г.В. Кисунько, экспериментально подтвердила принципиальную возможность осуществления перехвата баллистических целей; впервые в истории была показана возможность точно рассчитанной встречи «снаряда со снарядом»[8]. Такого же эффекта (с неядерным («кинетическим») поражением баллистической цели) американские специалисты сумели достичь лишь летом 1984 года.

Рождение отечественной противоракетной обороны страны

Позиционный район системы А-35М

8 апреля 1958 г. Президиум ЦК КПСС принял постановление о создании боевой системы ПРО («А-35») для обороны объектов Москвы от одиночных моноблочных ракет США типа «Титан-2» и «Минитмен-2». Постановление о создании «А-35» было принято еще до завершения испытаний системы «А». В июне 1962 г. Государственная комиссия рассмотрела эскизный проект данной системы, вскоре состоялась его защита. После существенной доработки первая очередь столичной противоракетной обороны 25 марта 1971 г. успешно прошла комплексные государственные испытания, принята на вооружение постановлением Совета Министров СССР от 10 июня 1971 г. и поставлена на боевое дежурство 1 сентября того же года.

_______________________________

[1] Орлов А.С. Секретное оружие третьего рейха. – М., 1975. С. 103.

[2] Центральный архив Министерства обороны (ЦАМО) Российской Федерации. Ф. 72. Оп. 12278. Д. 997. Л. 22 – 39.

[3] Там же. Л. 28.

[4] Мейлицев В. Советская противоракетная оборона // Спецназ России, 2005. № 11(110).

[5] Щит России: система противоракетной обороны. – М.: Издательство МГТУ им. Н.Э. Баумана, 2009. С. 14.

[6] Гаврилин Е.В. Эпоха «классической» ракетно-космической обороны. – М.: Техносфера, 2008. С. 9.

[7] Кисунько Г.В. Секретная зона: Исповедь генерального конструктора. – М.: Современник, 1996.

[8] Щит России: система противоракетной обороны. С. 15.
Автор: Алексей Лашков
Первоисточник: http://encyclopedia.mil.ru/encyclopedia/history/more.htm?id=12098040@cmsArticle


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 12
  1. Котище 30 октября 2016 08:06
    Большое спасибо!
  2. Вождь краснокожих 30 октября 2016 09:24
    Необычный окрас "фау" представлен. Наподобии оскольчатого камуфляжа, только цвета отличаются. Обычно ракеты разрисовывали, как шахматную доску.
    1. BORMAN82 30 октября 2016 10:12
      Шахматная окраска применялась только для опытных ракет для наблюдений вращения ракеты вокруг продольной оси.
  3. An64 30 октября 2016 09:34
    Многие авторы совершают принципиальную ошибку, когда говорят, что "противоракетная оборона очень тесно связана с противовоздушной обороной и часто осуществляется одними и теми же комплексами".
    Это совершенно не так! И здесь этот ошибочный тезис опять прозвучал, а борьба с самолетами-снарядами (ФАУ-1) представляется, как начало ПРО!
    А отличие ПРО от ПВО - в абсолютно разных принципах движения аэродинамических и баллистических целей, в разных средах движения этих целей, в значительной разнице скоростей этих целей. Как следствие - принципы обнаружения, оповещения и борьбы с аэродинамическими и баллистическими целями - разные! Мнение о том, что одними средствами можно уничтожать и аэродинамику и баллистику - дилетантское (даже в современных комплексах - это разные каналы, разные ракеты, хотя и на одном шасси).
  4. Хапфри 30 октября 2016 09:50
    В годы Великой Отечественной войны в СССР с принятием на вооружение фашистской Германией прототипов крылатых ракет (самолетов-снарядов) Фау-1 были приняты первичные меры

    Что же это за меры то.... я теряюсь...
    Летом 1944 г. Центральный штаб Войск ПВО разработал обстоятельные «Указания

    А.... теперь понятно.
    разрушило планы руководства фашистской Германии осуществить ракетный обстрел территории СССР.

    Да ну? Что ж они там обстреливать то собирались? До Урала их ракеты точно бы не долетели, а все что можно они уже разбомбили
    1. Авиатор_ 30 октября 2016 19:43
      Они хотели применить их по Ленинграду, но к 1944 году у немцев вдруг другие цели нашлись, да и погнали их потом далеко за радиус действия этих "Вундервафель"
  5. avg-mgn 30 октября 2016 14:17
    Качественный материал, прочел с интересом. Действительно возможность атак Фау реально существовала, (но авианалеты были дешевле и эффективнее), и то что сама вероятность рассматривалась и меры (хотя и на достаточно примитивном уровне) принимались, лично для меня новость.
  6. Авиатор_ 30 октября 2016 19:47
    Ещё стоит отметить, что для перехвата Р-12 оперативка в системе наведения В-1000 была всего 48 КБ - очень много было аналоговых блоков.
  7. iouris 31 октября 2016 12:30
    Это статья о преимуществах коммунизма. В будущем году - 100-летие первой попытке создать антикапиталистическое общество в недокапиталистической стране.
  8. voyaka uh 1 ноября 2016 16:54
    "но к 1944 году у немцев вдруг другие цели нашлись" ////

    Какие вдруг?
    Ракетами фау-1 (сделано 25,000) обстреливался Лондон
    ( и Антверпен - чуть-чуть).

    Никаких Ленинградов и не планировалось.
  9. пушкарь 5 ноября 2016 14:34
    Раз существовало оружие, значит должно было быть и противооружие. А конкретные цели (Ленинград) действительно ни при чём. Москву прикрывала 1-я армия ПВО, так шифровали действующий Московский район ПРО.
  10. ДядяПаша 17 ноября 2016 18:18
    Противоракеты сами не летают и сами на цели не наводятся. Статья хорошая, но автору можно было пару строк уделить и неотъемлемой части системы ПРО-РЛС)

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня