У истоков создания специальной авиации

Формирование отечественной истребительной авиации, как рода авиации, в годы Первой мировой войны объективно вытекало из необходимости решения назревших задач по завоеванию превосходства (господства) в воздухе, организации и ведения воздушного боя.

Россия может считаться родиной творческого осмысления и обоснования понятий «завоевания господства в воздухе» и «воздушного боя». Русские авиаторы и воздухоплаватели одними из первых в мире выдвинули идею разработки для решения этих задач специальных аэропланов. Еще в декабре 1909 г. на одном из заседаний офицерского собрания армии и флота при обсуждении вопроса о создании в России отечественной разведывательной авиации военный воздухоплаватель капитан С.А. Немченко предложил рассматривать аэроплан, как боевую машину. Предвидя неизбежность встречи самолета-разведчика с воздушным противником, он определил в самом общем виде тактику поведения воздушного разведчика с вероятностью использования силы для прорыва к объекту разведки.

Годом ранее, в нескольких номерах газеты «Русский инвалид» была опубликована статья «Военное применение аэропланов», где впервые выдвигалась идея борьбы «за господство государства в воздушной стихии» и для выполнения этой специфической задачи требовалось создание специального аэроплана истребительного типа[1].


Успешные действия русских летчиков летом 1911 г. в ходе маневров войск Варшавского военного округа внесли значительный вклад в процесс разработки основ боевого применения Военного Воздушного флота (ВВФ). Так, среди задач, возлагавшихся на авиаторов во время маневров, была и такая, как «уничтожение змейковых и управляемых аэростатов и самолетов противника»[2]. Решая ее, 2(15) сентября два аэроплана обнаружили и успешно «атаковали» дирижабль «противника». Подобное на своих учениях повторили и австрийцы. В результате был сделан вывод, что при соответствующем вооружении аэропланов аэростаты были бы сбиты.

У истоков создания специальной авиации

Военные маневры

Указанные события вновь привлекли внимание к вопросу возможности завоевания господства в воздухе. Так, в статье военного воздухоплавателя штабс-капитана И.Ф. Патронов. «Итоги современного воздухоплавания в применении к военному делу» (1911 г.), в частности, указывалось: «… чей воздушный флот будет многочисленнее и лучше, … тот скорее уничтожит воздушный флот противника и тем приобретет в начале же войны свободу действий»[3].

Известный русский авиатор Н.Е. Попов в книге «Война и лёт воинов» (1912 г.) среди боевой работы летчиков особо выделял борьбу за господство в воздухе. В главе «Бой в воздухе» он писал: «Особенно будет важен бой в воздухе перед главным сражением на земле. Летчики… должны быть уничтожены у врагов перед началом серьезного боя»[4].

Вскоре взгляды военных специалистов и летчиков получили одобрение в официальных структурах Военного ведомства России. В разработанном воздухоплавательной частью Главного управления Генерального штаба (ГУ ГШ) в 1912 г. документе – «Общий план организации воздухоплавания и авиации в армии» предполагалось задачу уничтожения летательных аппаратов противника в военное время возложить на армейские авиационные отряды.

Между тем первые удачные пробы авиации в качестве ударного воздушного средства в ходе Триполитанской 1911 – 1912 гг. и 1-й Балканской 1912 – 1913 гг. войн убедили многие ведущие европейские страны в необходимости разработки специальных боевых аэропланов.

После маневров войск Петербургского военного округа (1913 г.) в России также окончательно пришли к выводу о целесообразности создания боевой и истребительной авиации. В изданных воздухоплавательной частью ГУ ГШ «Кратких руководящих данных по пользованию аэропланами, как средством разведки и связи, а также их боевого применения»[5] особый акцент делался на активное использование авиации для уничтожения воздушного противника. Ранее, в декабре 1912 г., начальником Генерального штаба генералом от кавалерии Я.Г. Жилинским на Военном совете при Военном министре было предложено оформить заказ «на русских заводах 79 аэропланов, из них 24 бронированных для активных боевых действий … имеющих целью борьбу с воздушным флотом противника и уничтожение такового»[6].

Рассматриваемые аппараты планировалось в дальнейшем объединить в 5 специализированных авиаотрядов и установить на их борту автоматическое оружие. Для решения этой задачи Военным министром было дано указание – вооружить летательные аппараты «специализированных авиаотрядов» (по мере их вступления в строй), выделив для этой цели из артиллерийского ведомства в адрес ГУ ГШ тридцать легких пулеметов[7].

Одновременно с практическими шагами по созданию истребительной авиации были формулированы основные требования, предъявляемые к аэроплану, приспособленному для ведения воздушного боя. В 1912 г. Ф. Андреев в статье «Современное положение вопроса о воздухоплавании в применении к военному делу» утверждал, что для успеха в воздушном бою самолет должен «превосходить аппарат противника скоростью, способностью брать высоту и поворотливостью»[8].

Более подробно описание свойств летательного аппарата, способного поражать другие объекты, перемещающиеся в воздушной среде, было изложено в статье летчика В. Файвишевича «Воздушный бой» (1913 г.). Они частично дополняли «Требования к военному аэроплану», разработанные воздухоплавательной частью ГУ ГШ весной того же года. Считалось, что самолет, приспособленный для ведения воздушного боя, должен «действовать оружием как вперед, так и вниз в стороны; иметь запас мощности для подъема, кроме экипажа из двух человек, груза не менее 80–100 кг; должен обеспечивать удобство наблюдения и возможность размещения беспроволочного телеграфа. Скорость должна быть не менее 90 км/час»[9].

У истоков создания специальной авиации

Самолет «Фарман IV»

Вышеуказанным требованиям в тот период времени соответствовали самолеты типа «Фарман» и «Райт-Абрамович» с сильными моторами (до 100 л. с.). Заказ на производство «24 боевых блиндированных аппаратов Фармана… с приспособлением для установки пулемета»[10] взяло на себя акционерное общество «Дукс» (г. Москва), незамедлительно приступившее к работе. Но очередная реорганизация руководящих органов военного ведомства в начале 1914 г., приведшая к расформированию воздухоплавательной части ГУ ГШ, практически остановила все работы по созданию боевого самолета в России. По мнению ряда высших военных чиновников Главного военно-технического управления, (ГВТУ), вместо создания целостного бронированного самолета необходимо было рассматривать установку на нем лишь легкой съемной брони персонально для летчика. Эту идею поддерживал и начальник технического отдела ГВТУ генерал-майор И.М. Болотов, отвечавший в то время за технические вопросы развития авиации[11]. В результате такой недальновидной политики к началу Первой мировой войны в России так и не был создан боевой аэроплан.

В период своего непродолжительного существования воздухоплавательная часть ГУ ГШ пыталась всесторонне поддерживать творческие попытки российских авиаторов по превращению авиации в боевой род оружия. По ее инициативе в предвоенные годы стали популярными организация проведений дальних перелетов военных и гражданских авиаторов по специально выбранным маршрутам, аэрофотографирование, ночные полеты и корректирование артиллерийского огня.

В сентябре 1913 г. в ходе маневров войск Киевского военного округа военный летчик поручик П.Н. Нестеров, применив смелый маневр возле борта аэроплана «противника», заставил последнего ретироваться. Свой взгляд на методы воздушного боя предложил военный специалист А. Радкевич в пособии по тактике «Авиационные войска» (1913 г.). Он, в частности, отмечал: «Заметив самолет противника, полететь ему навстречу, беря постепенно большую высоту, и, пролетая над ним, сбросить на него снаряд сверху…». Другой подход к уничтожению воздушного судна неприятеля видел военный теоретик В. Григоров, изложив его в своем труде «Тактика военного летания» (1913 г.): «Искусным маневрированием вблизи летящего самолета противника надо образовать воздушные вихри, грозящие ему катастрофой»[12].

У истоков создания специальной авиации

Нестеров П.Н. Картинка

Сами летчики в основной своей массе считали, что для успешного ведения воздушного боя самолет необходимо вооружить. В июне 1911 г. известный российский авиатор польского происхождения А.М. Габер-Влынский с офицером на борту впервые в отечественной практике на Ходынском аэродроме произвел стрельбу из пулемета в воздухе.

Осенью следующего года морской летчик лейтенант В.В. Дыбовский вместе с молодым техником А.М. Михайловым построили для военных целей блиндированный аэроплан, снабженный пулеметами и снарядами для метания бомб, небольшой электрической станцией и станцией радиотелеграфа.

В 1913 г. на Клементьевском полигоне поручик В.Р. Поплавко провел успешные опыты пулеметной стрельбы с аэроплана «Фарман № 15» (боевой) по воздушным и наземным целям[13]. Позднее старшим адъютантом Варшавского военного округа полковником Н.С. Батюшиным был разработан проект «Правил стрельбы по воздушным целям»[14].

Накануне Первой мировой войны в России начал зарождаться высший пилотаж, ставший в дальнейшем неотъемлемой частью воздушного боя. Так, 27 августа (9 сентября) 1913 г. на Киевском аэродроме поручиком П.Н. Нестеровым на самолете типа «Ньюпор-IV» впервые в мировой практике была выполнена замкнутая петля в вертикальной плоскости («мертвая петля»). По словам отважного летчика, это было сделано ради расширения маневренных возможностей аэроплана.

Таким образом, в России еще до войны были освоены две главные составляющие воздушного боя: маневр и огонь.

К весне 1914 г. Главное управление ГШ подготовило свои соображения о боевом применении летательных аппаратов. Особое внимание обращалось на способность вести борьбу с воздушным флотом противника, а также «разрушение и порчу важных сооружений, складов, больших мостов, центральных станций и вообще всего, что может оказаться особо полезным для неприятеля»[15].

С началом военных действий среди первоочередных задач летательных аппаратов стал рассматриваться воздушный бой.

Формирование истребительной авиации в годы Первой мировой войны

С первых дней войны начались интенсивные полеты летательных аппаратов противоборствующих сторон, что не могло не привести к их встречам в воздухе. Уже первые стычки аэропланов были зафиксированы в августе 1914 года. Отсутствие на борту военных самолетов какого-либо стрелкового оружия вынуждало летчиков изыскивать иные способы и приемы борьбы. Наиболее действенным был прием «запугивания», т. е. маневрирование самолетом с угрозой столкновения в воздухе для принуждения противника отказаться от выполнения поставленной задачи.

У истоков создания специальной авиации

Атака вражеского самолета «Таубе»

В связи с началом активного использования Германией своих военных дирижаблей (цеппелинов) для ведения разведки и бомбометания объектов и живой силы в прифронтовой зоне, командование русской армии приняло решение о начале формирования воздушной обороны важных военно-административных и промышленных центров в полосе действующей армии и в глубоком тылу. Основу воздушной обороны составляли артиллерийские подразделения, а также выделяемые для этих целей авиационные отряды или отдельные экипажи.

Среди первых на Восточноевропейском фронте была сформирована воздушная оборона столицы Царства Польского – г. Варшавы, игравшая в течение 1914 – 1915 гг. на театре войны важную роль. Официально ее создание было закреплено в приказании командующего войскам 27-го Варшавского армейского корпуса от 10(23) января 1915 г. за № 13.

Формирование воздушной обороны польской столицы было вызвано постоянными налетами германского воздушного флота на город и на военные объекты, продолжавшимися около года, до момента оставления г. Варшавы русскими войсками в августе 1915 г. Для прикрытия с воздуха этого важного военно-административного центра впервые были использованы авиационные формирования. В начале сентября 1914 г. в район Варшавы прибыл первый в России штатный истребительный авиационный отряд, созданный исключительно из числа добровольцев, под командованием выдающегося русского морского летчика старшего лейтенанта Н.А. Яцука, одного из авторов тактики воздушного боя. Позднее авиаотряд использовался для охраны Новогеоргиевской крепости, где располагались основные склады с военным имуществом и боеприпасами армий Северо-Западного фронта.

Для борьбы с аэропланами противника в районе столицы Царства Польского в дальнейшем были привлечены два охранных авиационных отряда под командованием штабс-капитана П.П. Грезо «… для выполнения особых задач и имевшего на вооружении 2 самолета типа «Вуазен» и поручика Н.С. Воеводского «… для воздушной охраны г. Варшавы, вооруженного 4 самолетами «Моран-G».

В соответствии с указаниями Главного управления Генерального штаба от 1 апреля 1915 г. за № 2270 указанные отряды были переименованы, соответственно во 2-й и 5-й армейские авиационные отряды с приданием им штата № 9 и табеля, Высочайше утвержденного 3(16) января того же года.

Общее руководство действиями охранной авиации в Варшаве было возложено на командира 2-й авиационной роты подполковника Н.Ч.-С. Гинейко. В последующем его на этой должности сменил капитан А.С. Воротников, возглавлявший в годы Гражданской войны в России Главное управление РККВВФ.

Неоднократное появление в глубоком тылу Российской империи (со стороны Балтийского моря) германских дирижаблей вынудило военное руководство срочно приступить к созданию воздушной обороны столицы государства. Секретным приказом главнокомандующего 6-й армией генерала от артиллерии К.П. Фан-дер-Флита № 90 от 17(30) ноября 1914 г. была введена в действие особая «Инструкция по воздухоплаванию в районе VI-й армии»[16]. Она определила порядок использования разнородных сил и средств для борьбы с летательными аппаратами противника.

Воздушное прикрытие Петрограда обеспечивалось несколькими летными экипажами из числа инструкторов Гатчинской военной авиационной школы. В мае 1915 г. была утверждена «Инструкция № 2 для действия аэропланов при борьбе с воздушным противником», ставшим одним из первых руководящим документом для действий авиации воздушной обороны.

После сформирования в июне 1915 г. специального авиационного отряда (САО) для обороны Императорской резиденции в Царском Селе от воздухоплавательных аппаратов с 12(25) июля того же года утверждена Инструкция № 7, определившая действия этого отряда при выполнении боевых задач воздушной обороны.

У истоков создания специальной авиации

Самолет С-16 РБВЗ в полете

Одновременно в России шла работа по созданию специальных самолетов истребительного типа. Наиболее удачным оказался проект талантливого русского авиационного конструктора И.И. Сикорского, разработанный в октябре 1914 г. Позднее он получил название С-16 РБВЗ. Его прототипом стал английский самолет-разведчик конструкции английского инженера Томаса Сопвича (Thomasа Sopwithа) Сопвич «Таблоид» (Sopwith Tabloid). Окончательно С-16 РБВЗ был доработан и введен в строй только в конце следующего года. По своим характеристикам русский самолет-истребитель соответствовал всем требованиям воздушного боя того времени. Он был первым в России и одним из первых в мире истребителем, оснащенным синхронизатором для стрельбы через диск винта.

В начале сентября 1915 г. руководителем авиацией и воздухоплаванием в действующей армии великим князем Александром Михайловичем был представлен на рассмотрение Ставки Верховного Главнокомандующего (СВГК) «Проект новой организации авиационных частей», определявший развитие русской авиации на ближайшую перспективу. В нем были учтены предложения многих русских летчиков. Так, начальник 20-го корпусного авиаотряда есаул В.М. Ткачев обоснованно выступил с предложениями о создании истребительных авиационных отрядов. Немного ранее, в июле того же года, в России обсуждался вопрос о выборе самолета-истребителя, способного «… преследовать и уничтожать неприятельские аэропланы и дирижабли»[17]. Предлагалось также ввести в состав вновь формируемых авиационных дивизионов специальный авиаотряд, предназначенный для борьбы с неприятельскими самолетами.

Предложенный Проект был одобрен Верховным Главнокомандующим и признан в качестве нового плана в дальнейшем развитии русской авиации.

Но скудные возможности по снабжению фронтом авиационной техникой и вооружением не позволили в 1915 г. приступить к формированию истребительной авиации в России. Не было соответствующих самолетов-истребителей, получивших признание на Западноевропейском ТВД, не хватало и автоматического оружия для собственных аэропланов. Для решения возникшей проблемы великий князь Александр Михайлович обратился к Военному министру о срочных поставках в авиацию действующей армии пулеметов типа «Максим» или «Льюиса». Но Военное ведомство было не в состоянии решить эту задачу за короткий срок.

К 1916 г. интенсивность воздушного противоборства на Восточноевропейском ТВД заметно возросла. Это потребовало от русского командования ускорить разработку программы создания истребительных авиационных отрядов. Большую поддержку в этом вопросе оказала французская военная миссия, работавшая в период февраля – марта 1916 г. в России. В ее состав входило 45 военных авиаторов, а также 30 самолетов-истребителей, которые специально были доставлены из Франции. Это, в значительной мере, предопределило принятия окончательного решения о создании в России истребительной авиации[18].

У истоков создания специальной авиации

Группа французских летчиков в России

Осенью того же года с ответным визитом и для учебы во Францию были откомандированы ведущие русские авиаторы, имевшие значительный опыт боевой работы.

До лета 1916 г. Германия имела определенный перевес в воздушных силах на театрах войны. Если на Западноевропейском ТВД в связи с массовым поступлением в армии союзников России истребительных бипланов это превосходство немцами было утрачено, то на русско-германском фронте общее положение не изменилось. В ходе наступления армий русского Юго-Западного фронта (Брусиловский прорыв) нашей авиации не удалось завоевать оперативного господства в воздухе. Германские истребительные отряды своим активными действиями практически парализовали боевую работу русских разведчиков и бомбардировщиков на большинстве участков фронта.

В создавшихся условиях Ставка ВГК пришла к выводу – медлить с созданием истребительной авиации в России уже нельзя.

12(25) марта 1916 г. Начальник штаба Верховного Главнокомандующего генерал от инфантерии М.В. Алексеев подписал приказ за № 329, в соответствии с которым во 2-й, 7-й и 12-й армиях были начаты формирования первых одноименных с объединениями штатных истребительных авиационных отрядов.

Так формирование 7-го авиаотряда истребителей под руководством подпоручика И.А. Орлова было поручено 3-й авиационной роте (г. Киев), где одновременно шло создание специального отряда для воздушной обороны г. Николаева.

Формирование последнего было определено приказом Начальника штаба Верховного Главнокомандующего от 3(16) марта 1916 г. за № 218, которым также предписывалось создать авиационный отряд для воздушной обороны г. Одессы на фондах 6-й авиационной роты (г. Жмеринка). Руководство Одесского военного округа и Черноморского флота, в связи с вступлением на стороне Германии, Австро-Венгрии и Турции в войну Болгарии (в октябре 1915 г.), принимало срочные меры по обеспечению прикрытия юго-западного района России от возможных воздушных ударов противника.

12-й истребительный авиационный отряд формировался в г. Пскове одним из первых русских летчиков подпоручиком М.Г. фон Лерхе.

3(16) апреля 1916 г. подпоручик И.А. Орлов отрапортовал великому князю Александру Михайловичу о сформировании 7-го истребительного авиаотряда и готовности его к выступлению на фронт. На вооружении авиаотряда имелись три самолета-истребителя С-16сер, первый серийный истребитель-моноплан русской конструкции МБ. Свое боевое крещение отряд получил в районе галицийского местечка Яблонова 15(28) апреля 1916 года.

2-й авиаотряд истребителей под командованием штабс-капитана Е.Н. Крутеня был сформирован в г. Смоленске и отправлен на фронт только 18(31) июля 1916 года.

В качестве дополнительной меры для борьбы с воздушным противником великий князь Александр Михайлович предложил снабжать «… самыми быстроходными аппаратами… авиационные отделения в дивизионах, назначение которых защищать штабы армий от нападения аэропланов противника»[19].

На вооружении первых истребительных отрядов состояли как одноместные, так и двухместные самолеты «Ньюпор-X», «Кордон» и другие. Летчик-наблюдатель на таких самолетах выполнял роль воздушного стрелка[20].

Спустя два месяца из Ставки Верховного Главнокомандующего последовало указание о создании истребительных авиационных отрядов и для остальных объединений действующей армии.

12(25) мая 1916 г. Военный совет при Военном министре постановил в дополнение к ранее сформированным 2-му, 7-му и 12-му истребительным авиационным отрядам создать еще девять таких же отрядов, присвоив им соответствующую нумерацию – 1-й, 3-й, 4-й, 5-й, 6-й, 8-й, 10-й и 11-й истребительные отряды. Наряду с этим корпусные авиаотряды дополнительно получали по два аэроплана-истребителя.

С началом наступления русских войск на Восточном фронте (к лету 1916 г.) заметно повысилась интенсивность воздушных боев. С германской стороны для воспрепятствования полетов русских самолетов-разведчиков были использованы специальные «авиационные отделения для борьбы с неприятельскими летчиками», имевшие в своем составе от 4 до 6 аэропланов типа «Фоккер», снабженных одновременно от 1 до 3 пулеметов.

В связи с этим руководитель авиацией действующей армии великий князь Александр Михайлович 21 июня (3 июля) 1916 г. обратился в Ставку с докладом, в котором он обосновал еще раз необходимость создания истребительной авиации и определение тех задач, которые она должна решать. Верховный Главнокомандующий император Николай II с предложенными доводами согласился[21].

У истоков создания специальной авиации

Приказ Начальника штаба Верховного Главнокомандующего от 7(20) июля № 918

7(20) июля 1916 г. состоялся приказ Начальника штаба Верховного Главнокомандующего № 918 об изменении штата корпусного авиационного отряда путем включения в него истребительного отделения двухсамолетного состава (2-х основных и 2-х запасных аэропланов-истребителей с необходимым количеством летного и обслуживающего личного состава)[22].

Этот день может официально считаться днем завершения формирования истребительной авиации русской армии.

Дополнение самолетного парка корпусного отряда истребительной парой усложнило его организационную структуру, усилив ее многоцелевую направленность. Кроме того, создание небольших истребительных отделений и отдельных истребительных отрядов не решало проблемы противодействия воздушному противнику в тех случаях, когда он применял большие группы самолетов. Обеспокоенный этим обстоятельством главнокомандующий армиями Юго-Западного фронта генерал от кавалерии А.А. Брусилов 3(16) августа 1916 г. писал великому князю Александру Михайловичу: «Обладая по сравнению с немцами слабыми по количеству и качеству авиационными средствами, мы можем успешно бороться с неприятельской воздушной разведкой только при условии решительного сосредоточения воздушных сил на важнейшем операционном направлении, жертвуя направлениями второстепенными»[23].

Заведующий авиацией и воздухоплаванием действующей армии согласился с идеей о ее сосредоточении в нужном месте, и предложил приступить к формированию специальных авиационных групп. Результатом принятого решения было создание в августе 1916 г. на базе Юго-Западного фронта Особой боевой авиационной группы (БАГ). В ее состав вошли 2-й, 4-й и 19-й корпусные авиаотряды, имевшие на вооружении в основном скоростные двухместные самолеты, оснащенные пулеметами. Объединение нескольких отрядов в группу на отдельном участке фронта носило экспериментальный характер. Командиром БАГ был назначен штабс-капитан А.Д. Залесский.

Вступление истребительной авиагруппы в борьбу за завоевание господства в воздухе ознаменовало переход к новому этапу развития авиации действующей армии. В сентябре 1916 г. авиагруппа выполнила 88 боевых полетов при 40 воздушных боях[24].

Опыт применения истребительной авиации в форме боевой авиационной группы был обобщен Канцелярией при управлении Полевого генерал-инспектора ВВФ (Авиаканцем) в проекте «Положения о боевых авиационных группах», которое в феврале 1917 г., после утверждения Начальником штаба Верховного Главнокомандующего, стало руководящим документом по формированию и боевому применению авиагрупп на всех четырех фронтах (кроме Кавказского).

У истоков создания специальной авиации

Аэродром 19-го корпусного авиаотряда 1-й боевой авиационной группы

Приказом НШ ВГК № 203 от 5(18) февраля 1917 г. было предписано из 1-го, 3-го, 7-го, 8-го, 14-го, 16-го, 19-го, 22-го, 24-го и 30-го корпусных авиаотрядов образовать 1-ю, 2-ю, 3-ю и 4-ю БАГ и сформировать управления этих групп.

Указанные авиационные формирования подчинялись командиру авиационного дивизиона или инспектору авиации фронта. На вооружение БАГ стали поступать новые аэропланы: «Ньюпор-XXII», «Ньюпор-XXIII», «Моран-Монокок», «Спад» и другие. Пулеметы на этих типах самолетах имели синхронизаторы для стрельбы через вращающийся винт.

Все отряды, входившие в состав вновь созданных боевых истребительных групп, базировались на одном или на нескольких аэродромах, расположенных на небольшом удалении друг от друга.

В течение весны – лета 1917 г. в авиации действующей армии были сформированы, в дополнение Особой БАГ Юго-Западного фронта (получившей наименование 1-я БАГ), еще 2-я, 3-я и 4-я авиагруппы для Западного, Румынского и Северного фронтов соответственно[25].

Большинство летчиков этих групп имели за своими плечами полный курс обучения высшего пилотажа в специальных отделениях Московской, Гатчинской и Севастопольской авиашкол, что определяло их высокую профессиональную подготовку.

К осени 1917 г. истребительная авиация, как род авиации действующей армии, была представлена истребительными авиационными отделениями двухсамолетного состава в корпусных авиаотрядах, истребительными авиаотрядами при армиях и фронтовыми боевыми истребительными авиагруппами, что составляло 40,1% от общего состава Военного Воздушного флота. Только за период с июля 1916 г. по октябрь 1917 г. ею на Восточноевропейском фронте было сбито более 200 самолетов противника.

Действия истребительных авиационных отрядов, действующих в интересах воздушной обороны, в годы Первой мировой войны были намного скромнее. В то же время, благодаря их наличию германская авиация и военные дирижабли до самого конца войны опасалась наносить удары по важным военно-административным и промышленным центрам внутренних областей России.
_______________________________________________________

[1] Русский инвалид, 1908. № 244. С. 6; № 246. С. 5 – 6; № 247. С. 5 – 6.

[2] Воздушная разведка / Сборник военно-исторических примеров. М.: Госвоениздат, 1938. С. 29.

[3] Патронов И. Итоги современного воздухоплавания в применении к военному делу. Санкт-Петербург: Типография А.С. Суворина, 1911. С. 29.

[4] Куликов В. Начало пути. Истребительная авиация России в Первой мировой войне // Авиамастер, 2002. № 4. С. 2.

[5] Российский государственный военно-исторический архив (РГВИА). Ф. 493. Оп. 2. Д. 4. Л. 185.

[6] Демин А.А. Ходынка: взлетная полоса русской авиации. М.: РУСАВИА. 2002. С. 66.

[7] РГВИА. Ф. 2000. Оп. 7. Д. 180. Л. 7.

[8] Куликов В. Начало пути. Истребительная авиация России в Первой мировой войне. С. 2.

[9] РГВИА. Ф. 2000. Оп. 7. Д. 78. Л. 48.

[10] Демин А.А. Ходынка: взлетная полоса русской авиации. С. 66.

[11] Авиация и воздухоплавание в 1907 – 1914 гг. Вып. 6 (до августа 1914 г.). М., 1972. С. 31 – 38 (док. № 502).

[12] Бабич В.К. Воздушный бой (зарождение и развитие). М.: Воениздат, 1991. С. 6.

[13] РГВИА. Ф. 2000. Оп. 7. Д. 98. Л. 54.

[14] Там же. Д. 96. Л. 7 – 12.

[15] РГВИА. Ф. 2000. Оп. 2. Д. 2541. Л. 68.

[16] РГВИА. Ф. 2126. Оп. 1. Д. 64. Л. 66; Оп. 2. Д. 1. Л. 92 – 93.

[17] РГВИА. Ф. 493. Оп. 2. Д. 7. Л. 2.

[18] Елисеев С.П. Развитие организационно-управленческих форм русской военной авиации (1910 – 1917 гг.). Ч. С. 24.

[19] Там же. Ф. 2003. Оп. 2. Д. 619. Л. 64.

[20] Елисеев С.П. Развитие организационно-управленческих форм русской военной авиации (1910 – 1917 гг.). Ч. 2. С. 26.

[21] РГВИА. Ф. 2008. Оп. 3. Д. 758. Л. 96 – 97.

[22] Там же. Оп. 1. Д. 95. Л. 163.

[23] РГВИА. Ф. 2008. Оп. 1. Д. 66 – 67. Л. 3, 156.

[24] РГВИА. Ф. 2008. Оп. 1. Д. 66 – 67. Л. 1.

[25] Там же.
Автор: Алексей Лашков
Первоисточник: http://encyclopedia.mil.ru/encyclopedia/history/more.htm?id=12097742@cmsArticle


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 3
  1. Котище 30 октября 2016 07:53
    Спасибо от всей души! Прочитал с удовольствием.
    Если честно, хочется продолжения.
  2. moskowit 30 октября 2016 17:21
    Боевое братство французских и русских лётчиков началось в 1916 году и продолжилось в Великую Отечественную, в борьбе с фашизмом! Не знал, что французские авиаторы на официальном уровне принимали участие в боевых действиях на русско-германском фронте. О добровольцах читал...

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня