Войсковая ПВО открывает новые горизонты. Что изменится с приходом «Бука-М3»?


На фотографии основные элементы войскового зенитно-ракетного комплекса следующего поколения «Бук-М3»: транспортно-пусковая установка на 12 ТПК с ЗУР 9М317М — 9А316М (слева), радиолокационный обнаружитель Х-диапазона 9С18М3 «Купол» (в центре) и самоходная огневая установка 9А317М с 6-канальной РЛС подсвета и наведения (справа)


Противовоздушная оборона сухопутных войск является неотъемлемой частью в формировании должной живучести и безопасности бронетанковых подразделений на марше в таких регионах, где из-за широкомасштабных боевых действий может наблюдаться недостаток истребительной авиации, а средства ПВО военно-воздушных сил банально не могут обеспечить надёжный противоракетный «зонтик» над СВ, поскольку вынуждены прикрывать другие стратегически важные объекты: авиабазы, военно-морские объекты, РЛС СПРН, предприятия металлургии, тяжёлого машиностроения, военно-промышленного комплекса, либо шахтные пусковые установки межконтинентальных баллистических ракет. На относительно небольших территориях и театрах военных действий таких недостатков практически не наблюдается, так как зенитно-ракетные дивизионы (ЗРДн), бригады (ЗРБр) и полки (ЗРП), принадлежащие Воздушно-космическим силам, своими радиусами действия обычно охватывают все нуждающиеся в защите объекты на этой территории, причём во всём диапазоне высот — от низковысотного (5-20 м) до ближнего космоса и низкоорбитального (30-180 км). И вся подоплёка здесь именно в низковысотном участке.


Если идёт речь о ЗРК семейства С-300ПМ1 или С-400, то идеальная защита прикрываемого ими стратегического объекта может обеспечиваться лишь на удалении 35-45 км, т.е. до радиогоризонта для РЛС подсвета и наведения (РПН) 30Н6Е/92Н6Е на универсальной вышке 40В6М. Это можно наблюдать сегодня в построении противовоздушной обороны Сирийского ТВД или Республики Крым, где разворачивать большое количество войсковых ЗРК средней дальности типа «Бук-М1/2» не имеет смысла. В первом случае (в Сирии), мы видим развёрнутые С-400 «Триумф» и несколько дивизионов С-300В4, прикрытие их «мёртвых зон» оказывают зенитные ракетно-артиллерийские комплексы «Панцирь-С1». С моря наш контингент на ВМБ Тартус и АвБ Хмеймим и правительственные войска САР прикрываются, морской ПВО, которую осуществляют РКр «Москва», ТАРКР «Пётр Великий», оснащённые 3 КЗРК С-300Ф/ФМ. В Сирии осуществляется защита лишь северо-западной части государства.

Во втором случае (в Республике Крым), всё немного сложнее. Здесь мы наблюдаем Крымский полуостров, который по площади в 7 раз, а по протяжённости территории примерно в 2,2 раза меньше Сирии, но примерно такой же, как и контролируемый ВС Сирии участок своей территории. Для полного прикрытия Крыма достаточно 10—12 дивизионов С-300ПМ1 и приданных каждому дивизиону самоходных комплексов «Панцирь-С1» и «Тор-М1/2». Но ПВО-ПРО полуострова пришлось значительно усиливать дивизионом С-400 «Триумф» на южном ВН (Феодосия) и дополнительными «Трёхсотками» в районе Севастополя для прикрытия ВМБ Черноморского флота, а также авиабаз в Гвардейском, Бельбеке и Джанкое, где развёрнута 27-я смешанная авиационная дивизия 4-го командования ВВС и ПВО. Столь серьёзные меры защиты полуострова связаны с абсолютно неадекватными и непредсказуемыми действиями украинского руководства, которое по наставлениям Запада планирует спровоцировать крупную эскалацию боевых действий на Донбассе и на границе с Крымом после президентских выборов в США.

На более дальних расстояниях низковысотный участок становится уже непросматриваемым для РПН, и такие ракеты, как AGM-158A/B JASSM/JASSM-ER операторами ЗРК обнаружены не будут. В расчёт мы принимаем наиболее неблагоприятную ситуацию, когда С-300/400 не получает целеуказание от самолётов дальнего радиолокационного целеуказания и управления А-50У. Получается такая картина, когда «Триумф» вынужден оборонять важный индустриальный объект, а танковая бригада должна совершить марш-бросок на 100-150 км от примерного места развёрнутого С-400. Естественно, прикрыть бригаду от крылатых ракет «Четырёхсотка» на таком удалении не сможет, не сможет прикрыть и от тактической и штурмовой авиации, действующей на высотах 50—150 м. Во избежание подобных проблем разрабатываются и совершенствуются войсковые зенитно-ракетные комплексы среднего и дальнего радиусов действия, которые должны на постоянной основе сопровождать подразделения СВ в любом участке театра военных действий. Об С-300В/В4 и их преимуществах мы уже говорили в работе, посвящённой переброске системы «Антей» в Сирию. Сейчас пришло время рассмотреть «среднее звено» ПВО Сухопутных войск Российской Федерации — зенитно-ракетные комплексы «Бук», а точнее, их новейшую версию «Бук-М3».

Как стало известно, 21 октября 2016 года в ходе Единого дня военной приёмки, анонсированного министром обороны России Сергеем Шойгу, было официально оглашено о передаче Сухопутным войскам первого комплекта зенитно-ракетного дивизиона 9К317М «Бук-М3». Об этом сообщил замминистра обороны РФ Юрий Борисов. Первый короткий видеоролик с переданными войскам элементами «Бук-М3» был продемонстрирован на телеканале «Звезда», в передаче «Служу России», двумя днями позднее. В ролике можно увидеть, что первый дивизион получила одна из в/ч СВ Ульяновской области. По словам самого С. Шойгу, к 2017 ещё один дивизион будут передан Сухопутным войскам. Он поступит на вооружение войсковой ПВО одной из бригад в ЮВО.

Очевидно, что новые комплексы постепенно заменят находящиеся на вооружении ЗРК модификаций «Бук-М1» и «Бук-М2». Но насколько ощутимый прирост оборонительных возможностей нового комплекса? В полной ли мере он соответствует вызовам XXI века, приходящим из опасных и непредсказуемых воздушных направлений? Ответить на эти вопросы можно, сравнивая параметры 9К317М с ранними версиями ЗРК 9К37 и 9К317.

Разработка войскового зенитно-ракетного комплекса средней дальности «Бук-М3» проводилась под руководством главного конструктора Евгения Александровича Пигина с 1990-го года. Евгений Пигин, начиная свою карьеру в ОАО «Научно-исследовательский институт приборостроения В.В. Тихомирова», участвовал в разработке радиолокационного обнаружителя 1С11 и РПН 1С31 для зенитно-ракетного комплекса «Куб», а затем стал главным конструктором практически для всех версий комплекса «Бук». Стоит отметить, что разработка «Бук-М3» предусматривала сразу несколько направлений усовершенствования в сравнении с «Бук-М1-2» и «Бук-М2». Одним из них стало увеличение защищённости боекомплекта. На всех вариантах «Бука» до «М2» применялись пусковые и пуско-заряжающие установки с открытой архитектурой расположения ракет типа 9А310 и 9А39. Первая установка предусматривала размещение 4 ЗУР типа 9М38, а вторая — 8 зенитных управляемых ракет.

«Бук-М3» имеет пусковые установки совершенного нового (закрытого) типа. ЗУР 9М317М размещены в цилиндрических транспортно-пусковых контейнерах (ТПК) по типу комплексов С-300/400. Каждая ПУ/СОУ 9А317М (самоходная огневая установка) оснащается 6 ТПК. Т.е. ракеты здесь находятся не под открытым небом, а надёжно скрыты в прочном «панцире» ТПК, опоясанных 8 обжимными кольцами. За счёт в 1,5 раза увеличенного боекомплекта ПУ 9А317М, общее количество ЗУР в дивизионе сохраняется даже при 50%-ом сокращении количества пусковых установок.Так, при стандартной комплектации (2 самоходные огневые установки 9А317М, 2 транспортно-пусковые установки 9А316М и 1 транспортно-заряжающая машина 9Т243М) боезапас зенитных ракет 9М317М может составлять 60 единиц. При добавлении в состав дивизиона ещё 2 ТПУ 9А316М, комплекс будет обладать арсеналом из более, чем 100 зенитных ракет. Это говорит о большей живучести комплекса в момент выполнения противником массированного ракетно-авиационного удара.

Другое отличие относится к росту производительности бортовой электроники, и, как следствие, увеличению целевой канальности ЗРК. Новая самоходная огневая установка 9А317М, в отличие от 1/4-хканальных 9А310М1/9А317, имеет 6 целевых каналов. Современная цифровая элементная база с модульным исполнением позволит включить в состав одного дивизиона 4-6 и более самоходных огневых установок, получающих целеуказание от РЛС 9С36М, благодаря чему канальность может составить 36 и более воздушных целей. РЛС 9С36М также выполняет функцию низковысотного обнаружителя и радиолокатора подсвета и наведения ЗУР-перехватчиков 9М317М на низковысотные крылатые ракеты малой или большой дальности, а также БПЛА. Данная РЛС размещается на специальной гидравлической мачте высотой 22 м и представлена фазированной антенной решёткой с электронным сканирующим лучом. Аналогичные РЛС установлены на каждой СОУ, с той лишь разницей, что они спарены с ПУ, а 9С36М расположена на отдельном антенном посту.

Радиолокационная станция подсвета и наведения 9С36М, а также встроенная в СОУ 9А317М аналогичная РЛС имеют дальность работы 120 км по целям с ЭПР 2 м2. Зона обзора данных РЛС в азимутальной плоскости составляет 90 градусов, в угломестной — до +70 градусов, но после завязки трассы целей секторы обзора возрастают до 120 градусов по азимуту и +85 градусов по углу места, что весьма неплохо в момент работы каждой самоходной пусковой установки по своей групповой цели с большим «пространственным разлётом». Как видите, радиолокационный облик всех «Буков», включая «Бук-М3», очень напоминает своих более мощных «войсковых собратьев» — ЗРК семейства С-300В/4, где каждая пусковая установка (9А82 и 9А83) оснащена собственным РПН. Разница лишь в том, что у «Антеев» эти радары непрерывного излучения одноканальные, а у последних «Буков» 6-канальные. Все эти технические меры предприняты исключительно для увеличения живучести зенитно-ракетного комплекса.

Серьёзные изменения коснулись и самой ЗУР 9М317М, которая по совокупности ЛТХ и боевых качеств в несколько раз совершенней, нежели ранняя модификация 9М38М1. Новая ракета-перехватчик 9М317М более компактна, чем предшественница (5083 против 5550 мм — по длине, 360 против 400 мм — в диаметре и 581 кг против 685 кг — по массе). А её скоростные, дальностные и высотные показатели в 2 раза опережают 9М38М1. Так, за счёт более тяговитого двухрежимного РДТТ с пролонгированным периодом работы, дистанция поражения воздушной цели у 9М317М составляет 70 км, высота перехвата может доходить 40 км, а скорость полёта достигает 5600 км/ч (5,27М). Ракета 9М38М1 («Бук-М1») имела максимальную скорость 800 м/с, а поэтому даже такая, на первый взгляд простая цель, как удаляющийся на форсаже F-15E «Strike Eagle», будет «Буку-М1» не по зубам. «Бук-М3», благодаря новой высокоскоростной ЗУР, напротив, способен перехватывать высокоскоростные воздушные цели вдогон на расстоянии до 30 км. Оснащение активной радиолокационной головкой самонаведения позволяет осуществлять пуск 9М317М «за горизонт», без необходимости постоянного подсвета со стороны СОУ 9А317М или МРЛС 9С36М, а поэтому источником целеуказания может стать и самолёт ДРЛОиУ, и тактический истребитель, и любое другое средство воздушной разведки.


Благодаря более совершенной вычислительной элементной базе и более маневренной ЗУР 9М317М, «мёртвая зона» «Бук-М3» с 3,3 км уменьшилась до 2,5



Одним из главных инновационных решений, внедрённых в систему управления огнём ЗРК «Бук-М3», является установка вспомогательного тепловизионно-теплопеленгаторного оптико-электронного комплекса. Это сделано для резкого увеличения помехозащищённости комплекса в условиях сильного радиоэлектронного противодействия со стороны воздушных средств РЭБ противника. Более теплочувствительный ИК-визир с охлаждаемой матрицей высокого разрешения и узким углом обзора позволит на значительных расстояниях обнаруживать воздушные цели в переднюю полусферу даже по слегка разогретым ИК-излучением от ТРДД элементам планера, а также по тепловому излучению реактивной струи. Более широкоугольный теплопеленгатор, напротив, компенсирует недостаток узкоугольности тепловизора, и сможет за быстрый промежуток времени обнаружить множество теплоконтрастных воздушных объектов, но на меньшем расстоянии (на старых вариантах «Буков» устанавливались телевизионные прицельные комплексы, способные качественно работать лишь в нормальной метеорологической обстановке и в дневное время суток).

Самым же главным преимуществом войскового «Бук-М3» является максимальная скорость поражаемой цели в 3000 м/с (около 11000 км/ч), благодаря чему в список целей попадает практически всё существующее гиперзвуковое высокоточное оружие, включая известную американскую 7-маховую КР Х-51 «Waverider», разрабатываемую в рамках штатовской концепции «Быстрого глобального неядерного удара». Сегодня из стандартного армейского средства ПВО-ПРО среднего рубежа, «Бук-М3» превратился в достойного «стратосферного охотника», который способен выполнять тот же спектр задач, что и «Трёхсотки», состоящие на вооружении ВКС.

Источники информации:
http://nevskii-bastion.ru/buk-m3/
http://militaryrussia.ru/blog/topic-772.html
Автор:
Евгений Даманцев
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

63 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти