Российский авианосец – мечта становится былью?

Командование ВМФ объявило, что к концу 2010 года будет готов технический проект нового авианесущего корабля

Российский авианосец – мечта становится былью?Вопрос о перспективах создания полноценных авианосных сил остается одним из наиболее важных в части, касающейся обсуждения основных направлений военно-морского строительства отечественного ВМФ на среднесрочную и долгосрочную перспективу. Будущие российские авианосцы – это не просто дань моде или тема для интересной и жаркой дискуссии. Авианосные силы – это жизненно необходимый атрибут, без которого российский Военно-морской флот по большому счету так никогда в Мировой океан по-настоящему и не вернется.

«ОСНОВЫ» ТРЕБУЮТ


Примечательно, что в этом году «стукнуло» ровно 10 лет с того дня, как была президентом РФ была утверждена своеобразная, как модно сегодня говорить, «дорожная карта» в области военно-морского строительства нашего государства – «Основы политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности на период до 2010 года». Именно в этом документе фактически впервые открыто, четко и ясно была провозглашена необходимость наличия в боевом составе ВМФ РФ кораблей класса «авианосец». Так, в разделе «Меры по реализации приоритетных направлений политики Российской Федерации в области военно-морской деятельности» специально оговаривается вопрос о «поддержании в боевой готовности и совершенствовании морской техники и вооружения, включая... строительство... надводных кораблей, в т.ч. авианосцев, с повышенными боевыми возможностями, оснащенных... эффективными авиационными комплексами различного назначения».

Впрочем, недостаток средств даже для постройки куда более «мелких» корветов, фрегатов и неатомных подлодок длительное время не позволял ни командованию российского ВМФ, ни отечественному ОПК с должной внимательностью подойти к решению вопроса о проектировании и постройке авианосцев, а также организации авианосных соединений и разработке тактики их применения в целом. С другой стороны, понимание того, что авианосцы нам необходимы – если уж не открыто, то в кулуарах, – выражало большинство высшего командного состава ВМФ России. Обсуждалась даже возможность запуска отдельной федеральной целевой программы, предусматривавшей проведение комплексных работ по созданию в отечественном флоте авианосных соединений, впрочем – в реальности она так и не появилась.

Ситуация изменилась относительно недавно – когда, поднявшись на волне многомиллиардных доходов от экспорта, российское правительство стало вливать в Вооруженные силы и отечественный оборонно-промышленный комплекс весьма значительные суммы. В конечном итоге в мае 2007 года на базе санкт-петербургского 1-го ЦНИИ МО РФ под непосредственным руководством тогдашнего Главкома ВМФ РФ адмирала флота Владимира Масорина прошло совещание руководителей учреждений научного комплекса ВМФ РФ, в рамках которого проходило обсуждение необходимости и возможности постройки в стране авианосцев. На совещании, в частности, было подчеркнуто: наличие авианосца в составе отечественного флота – «полностью обоснованная с теоретической, научной и практической точек зрения необходимость».

А уже через месяц Владимир Масорин заявил, что на основе глубокой, всесторонней и тщательной проработки вопроса о перспективных направлениях военно-морского строительства сделан однозначный вывод о необходимости ввода в боевой состав ВМФ РФ авианосцев нового типа – до шести кораблей в течение ближайших 20–30 лет.

«Сейчас идет разработка облика будущего авианосца при активном участии науки и промышленности. Однако уже ясно, что это будет атомный авианосец водоизмещением порядка 50 тыс. тонн, – заявил адмирал флота Масорин. – Мы предполагаем, что на нем будут базироваться порядка 30 летательных аппаратов – самолетов и вертолетов. Громады, которые строят ВМС США, с базированием до 100–130 самолетов и вертолетов, мы строить не будем».

Вскоре, правда, Владимир Масорин был отправлен в отставку – «по возрасту», его место занял адмирал Владимир Высоцкий, а разговоры об авианосцах на некоторое время оказались в тени «грандиозной» программы закупки четырех десантно-командных кораблей типа «Мистраль», тянущей на пару миллиардов евро.

Авианосная тема вновь «вернулась к зрителю» в феврале 2010 года, когда в рамках проводившейся конференции, посвященной 100-летнему юбилею Адмирала Флота Советского Союза Сергея Горшкова, были подняты вопросы о перспективах развития авианосных сил российского ВМФ. После конференции Главком ВМФ адмирал Владимир Высоцкий сообщил о том, что, согласно разработанному и утвержденному плану, к концу 2010 года Невское ПКБ, разработчик всех советских авианесущих кораблей, должно представить технический проект будущего авианосца – с основными тактико-техническими элементами.

Обнадеживающие заявления, которые, однако, скрывают под собой целую гамму вопросов и пока так и не разрешенных проблем, от которых будет зависеть успех «всей операции», одними из важнейших среди которых являются:

– выбор схемы самого авианосца;

– определение состава корабельной авиагруппы;

– создание соответствующей системы базирования новых кораблей и организация процесса подготовки летчиков палубной авиации.

ВОЗВРАЩЕНИЕ К ТРАМПЛИНУ?

Сегодня в мире распространены три классические схемы кораблей класса «авианосец»:

Российский авианосец – мечта становится былью?


– CTOL (Conventional Take-Off and Landing), или, как их в последнее время стали чаще называть зарубежные военно-морские теоретики, CATOBAR (Catapult Assisted Take Off But Arrested Recovery);

Российский авианосец – мечта становится былью?


– STOBAR (Short Take-Off But Arrested Landing);

Российский авианосец – мечта становится былью?


– STOVL (Short Take-Off and Vertical Landing).

В первом случае взлет самолетов обеспечивается при помощи катапульты, а посадка выполняется на аэрофинишер. Основными эксплуатантами таких авианосцев являются ВМС США и Франции, на которых установлены по четыре (США) или две (Франция) паровые катапульты типа С-13, способные за 2,5 сек. разогнать самолет взлетной массой до 35 т до скорости почти 300 км/ч. К данному же типу относится бразильский «Сан-Паулу», бывший французский «Фош».

Во втором случае, STOBAR, взлет самолетов осуществляется с укороченным разбегом с использованием носового трамплина (либо вертикально), тогда как посадка выполняется также на аэрофинишер. Яркими представителями такого типа авианосцев являются российский ТАВКР «Адмирал Флота Советского Союза Кузнецов», модернизируемый в России для ВМС Индии авианосец «Викрамадитья», а также готовящийся к вводу в боевой состав ВМС НОАК авианосец «Ши Лан» (бывший советский ТАВКР «Варяг»).

Третий тип авианосцев, STOVL, в целом схож с типом STOBAR, но посадка в этом случае выполняется вертикально, а не на аэрофинишеры. К таким кораблям относятся британские «Инвинсибл», испанский «Принц Астурийский», итальянские «Кавур» и «Гарибальди», таиландский «Чакри Нарубет» и др. Интересен также проект британского авианосца «Куин Элизабет», который теоретически является авианосцем типа STOVL, но проектом предусмотрена установка на нем катапульты и аэрофинишерного устройства, что фактически превращает его в «настоящий» авианосец, типа CATOBAR.

КАКОЙ ЖЕ АВИАНОСЕЦ НУЖЕН ВМФ РОССИИ?

Как представляется, нашему флоту, а точнее, стране, в обозримом будущем вряд ли понадобится классический CATOBAR-авианосец размерности американских атомных гигантов. Конечно, «настоящий» авианосец – это не только высокий боевой потенциал флота, но и престиж страны, но – следует это честно признать самим себе – не потянем мы даже в долгосрочной перспективе проектирование, постройку и нормальную эксплуатацию такого корабля. Нет, мы можем попробовать, затратить на это огромные средства – но как бы в этом случае ни пришлось слишком сильно «затянуть поясок». При этом, конечно, Невское ПКБ может «достать из архива» проектные документы по атомному «Ульяновску», имевшему классическую схему CATOBAR, но вот построят ли его наши, как говорят эксперты, «сильно деградировавшие в технологическом плане» судоверфи? И, самое главное, во что это обойдется бюджету?

Российский авианосец – мечта становится былью?


С другой стороны, российскому ВМФ, безусловно, нужен не специализированный – противолодочный или т.п., – а многоцелевой авианосец, на котором будет базироваться разнородное по своему составу корабельное авиакрыло (авиагруппа) и который будет способен эффективно решать такие задачи как:

– уничтожение соединений надводных кораблей, конвоев и десантных отрядов противника;

– поиск и уничтожение ПЛ различных классов;

– разрушение береговых объектов противника на побережье и в глубине территории;

– завоевание и удержание господства в воздухе в районе боевых действий;

– оказание авиационной поддержки в процессе развертывания своих корабельных группировок и ПЛ, а также действий морских десантов и группировок сухопутных войск на приморских направлениях;

– блокада отдельных морских районов и проливных зон.

Для российского ВМФ присутствует и еще одна специфическая задача авианосных групп – многофункциональное (а не только авиационное) прикрытие районов развертывания и/или боевого патрулирования своих стратегических подводных ракетоносцев, которые расположены в непосредственной близости от своего побережья (моря Северного Ледовитого океана и прибрежные моря Тихого океана), что невозможно без авианосных групп. В частности, об этом говорил и бывший Главком ВМФ адмирал флота Масорин, и нынешний Главком ВМФ адмирал Высоцкий, подчеркнувший в нынешний День ВМФ, что «если на севере мы не будем иметь авианосец, то боевая устойчивость ракетных подводных крейсеров Северного флота в тех районах будет сведена к нулю уже на вторые сутки, потому что основной противник лодок – это авиация».

Всему вышесказанному вполне соответствует авианосец, для взлета с которого пилоты самолетов будут использовать носовой трамплин, что выглядит более привлекательным и потому, в частности, что, во-первых, у нашего флота уже есть многолетний опыт эксплуатации корабля такого типа («Кузнецов») и организации процесса учебно-боевой подготовки летчиков-палубников при использовании такой схемы взлета; во-вторых, есть положительный опыт проектирования авианосцев такого типа; в-третьих, у корабелов «Севмаша» накапливается опыт создания, хоть и не «с нуля», авианосца типа STOBAR («Викрамадитья»), и, наконец, в-четвертых, разработка и изготовление катапультного устройства, а затем «внедрение» его на корабль приведут к неизбежному затягиванию всей программы, а после этого возникнут также неизбежные сложности с подготовкой и переподготовкой летчиков.

Интересно, что в 2007 году в ходе Международного военно-морского салона на совместном стенде северодвинского ПО «Севмаш» и Невского ПКБ демонстрировался огромный плакат с изображенным рисунком, как утверждалось, «одного из вариантов» перспективного российского авианосца, что косвенно подтверждалось и соседствующими рядом словами: «Перспективное проектирование и строительство авианосца». Хотя, конечно, рисунок – это только рисунок, вполне возможно – просто результат фантазии художника (ведь размещают, например, на рекламах российских выставок вооружения американские танки и самолеты), либо же осознанная «дезинформация вероятного противника». Тем не менее, судя по рисунку, будущий российский «владыка океанов» – это авианосец типа STOBAR, без ударного вооружения, с достаточно компактной надстройкой-островом – без дымоходов, что позволяет предположить наличие на корабле атомной силовой установки. С другой стороны, в конце июля с.г. адмирал Владимир Высоцкий заявил, что Невское ПКБ «выиграло работу над проектом, но не справилось. Поэтому сегодня проект делают несколько организаций, в том числе Невское ПКБ, Северное ПКБ».

Что из этого выйдет – покажут ближайшие месяцы, хотя настораживает сам подход командования ВМФ России к вопросу определения облика перспективного авианосца и его проектирования. Так, адмирал Высоцкий заявил: «Водоизмещение пока не определено. Я сказал конструкторам, что необходимо построить корабль под выполнение конкретных задач. Если они смогут его засунуть в спичечный коробок, то пожалуйста. Если получится такой же, как у американцев водоизмещением более 100 тысяч тонн, то обоснуйте. Я вообще стараюсь уйти от характеристик». При этом, впрочем, Главком ожидает появления к концу с.г. ТЕХНИЧЕСКОГО проекта корабля.

Однако до сих пор техническое проектирование велось в КБ на основе технического (или тактико-технического) задания, в котором четко прописывались: предназначение боевого корабля, набор вооружения и оборудования, тип энергоустановки, водоизмещение, скорость, дальность плавания, автономность и пр. Как командование флота может ожидать от проектантов технический проект, не дав им ничего из вышесказанного, ограничившись лишь общими фразами?! Да с таким «исхитрись ты мне добыть то, чего не может быть» не справится ни Невское, ни Северное, ни Зеленодольское ПКБ – никто не справится. В результате напрашивается сам собой вывод: командование ВМФ резонно «будет недовольно и отвергнет» работу ПКБ и – сославшись на их некомпетентность – решит «закупить вооружение за границей».

Возможно, что речь идет не о техническом проекте, а о техническом предложении, которое готовят разработчики еще до эскизного проектирования? Но тогда так и надо говорить, хотя в этом случае не может быть и речи о том, что головной авианосец, как заявил Владимир Высоцкий, может быть готов к 2020 году.

В общем – вопросов здесь больше пока, чем ответов…

АВИАГРУППА

Другой важнейший вопрос – выбор состава авиагруппы будущих российских авианосцев. Исходя из рассмотренных выше задач, которые могут на них возлагаться, в составе корабельной авиагруппы необходимо будет иметь следующие типы летательных аппаратов:

– многофункциональные истребители, способные не только обеспечивать завоевание превосходства в воздухе, но и успешно бороться с надводными кораблями противника, а также наносить мощные ракетно-бомбовые удары по его береговым объектам;

– самолеты или вертолеты радиолокационного дозора, позволяющие «отодвинуть» границы радиолокационного поля от ядра авианосной группы и способные выдавать данные целеуказания комплексам ракетного оружия, которыми вооружены корабли боевого охранения авианосца;

– самолеты или вертолеты ПЛО;

– многоцелевые (транспортные и поисково-спасательные) вертолеты;

– самолеты или вертолеты РЭП (эти функции можно возлагать и на другие ЛА авиагруппы);

– учебно-боевые самолеты, служащие для тренировок летчиков корабельной авиации и способные использоваться в качестве легких истребителей и штурмовиков.

Из имеющихся сегодня в России летательных аппаратов, пригодных для корабельного базирования, «прописку» на палубе перспективных отечественных авианосцев могут получить:

– истребители Су-33, которые, впрочем, нуждаются в радикальной модернизации для обеспечения многофункциональности их боевого применения – например, они не способны сегодня применять высокоточное оружие класса «воздух–поверхность»; к тому же их серийное производство прекращено (на КнААПО даже разобрана оснастка), а сроки службы по ресурсу не беспредельны, и/или истребители МиГ-29К/КУБ – наиболее современные и универсальные на сегодня самолеты корабельного базирования;

– различные вертолеты корабельного базирования – радиолокационного дозора Ка-31, транспортно-боевой Ка-29, поисково-спасательный Ка-27ПС и противолодочный Ка-27 (всем им также не помешала бы модернизация – по крайней мере в части оснащения более современным БРЭО); возможно размещение на авианосце и ударных вертолетов Ка-52 – они будут незаменимы при оказании авиационной поддержки при проведении морских десантных операций.

При этом фаворитом на прописку на борт перспективного авианосца является, безусловно, МиГ-29К/КУБ, основной объем ОКР по которым к настоящему времени уже успешно выполнен – на средства индийского заказчика. К числу важных преимуществ МиГ-29К/КУБ относятся повышенная надежность агрегатов, систем и узлов, сниженная в 2,5 раза по сравнению с предыдущими модификациями МиГ-29 стоимость летного часа, увеличенный более чем в 2 раза летный ресурс, больший запас топлива и наличие системы дозаправки топливом в воздухе, улучшенные характеристики на взлетно-посадочных режимах – за счет модификации планера, применения современной цифровой системы управления и новых более мощных двигателей, увеличенная боевая нагрузка очень широкой номенклатуры, а также наличие современного комплекса БРЭО, имеющего большой модернизационный потенциал.

К тому же следует учитывать и широкую распространенность самолетов семейства МиГ-29 в отечественных ВВС, что благодаря достаточно высокой унификации позволит обеспечить существенные преимущества с точки зрения обеспечения эксплуатации и подготовки летного и технического персонала.

Следует особо отметить, что о предпочтительности МиГ-29К/КУБ как основного истребителя корабельной авиагруппы перспективного авианосца представители командования ВМФ России говорили еще три года назад. А совсем недавно в СМИ просочилась информация о том, что Минобороны планирует уже до конца 2011 года закупить для ВМФ партию из 26 истребителей МиГ-29К, но, как отмечал ряд экспертов, весь вопрос «уперся» в стоимость контракта.

Однако нормальная работа авианосной группы все же не может быть организована без наличия в составе корабельной авиагруппы самолета ДРЛОиУ – именно самолета, а не «временного суррогата» в виде вертолета РЛДН Ка-31, способного «закрыть» ближнюю зону, но неспособного стать «глазами и ушами» командира авианосной группы на большом удалении от ордера. Также необходим и специализированный самолет РЭП (РЭБ). В свое время на базе Су-27КУБ предполагалось создание ряда специализированных корабельных самолетов, в том числе и РЛДН, РЭП и пр., однако эта программа на сегодня не существует. Так же как и не существует фактически проект самолета ДРЛОиУ Як-44, работы по которому прекращены еще в начале 1990-х годов, а один из макетов которого можно наблюдать в известном частном музее техники в Подмосковье. Так что пока, вероятно, придется полагаться только на вертолетный комплекс радиолокационного дозора Ка-31.

Российский авианосец – мечта становится былью?


ЕЙСКАЯ НИТКА

Еще один ключевой вопрос «авианосной темы» связан с созданием соответствующей системы базирования авианосных сил и организацией эффективной системы подготовки летчиков-палубников. О необходимости создания системы базирования авианосных сил до того, как первый авианосец нового типа будет введен в строй, говорить много не надо – достаточно вспомнить, что именно вследствие ее полного отсутствия «Киев» постоянно стоял на рейде Североморска, «вымолачивая» ресурс механизмов и оборудования своей ГЭУ. Кроме того, необходимо заранее предусмотреть и причальные линии для кораблей боевого охранения авианосцев. Нужны и современные береговые аэродромы со всей необходимой инфраструктурой для размещения на них самолетов и вертолетов авиагруппы в межпоходовый период или во время нахождения корабля в доке.

Наконец, самое «больное» место национальной «авианосной идеи» на сегодня – подготовка летчиков палубной авиации и специалистов инженерно-авиационной службы. Морская авиация ВМФ России не имеет собственного учебного заведения по подготовке технических специалистов – их приходится брать у ВВС. Но это еще полбеды – у нас пока негде учить летчиков-палубников: а ведь до того, как молодой пилот сядет на палубу и взлетит с нее, его нужно подготовить к этому не только по тетрадке и на тренажере (если таковой еще и имеется), но и, что называется, вживую. Подготовка же палубников на оставшемся в распоряжении Минобороны Украины крымском тренажере НИТКА (Наземный испытательный тренировочный комплекс авиационный), как показали события последних трех лет, не только слишком дорогое удовольствие, но не всегда осуществимое даже после внесения предоплаты и целиком зависящее от политических настроений в Киеве. В итоге российским Минобороны было принято закономерное решение о необходимости создать аналогичный тренажер в России. Для этого была выбрана база бывшего училища морской авиации в Ейске Краснодарского края, позволяющая создать не просто тренажер для палубников, но и целый многопрофильный центр боевого применения для подготовки летчиков различных типов летательных аппаратов, состоящих на вооружении морской авиации ВМФ РФ.

Обнародованная на сегодня командованием ВМФ РФ стоимость сооружения комплекса в Ейске составляет порядка 24 млрд. руб., из которых 8 млрд. уже практически освоены в рамках первой очереди строительства – она предусматривает возведение взлетно-посадочного блока с комплексом аэродромного обеспечения, жилья для военнослужащих и персонала комплекса, а также объектов социальной инфраструктуры. Ввод первой очереди в эксплуатацию запланирован на 2011 год – к тому времени «Пролетарский завод» обязался поставить оборудование для аэрофинишерного комплекса. И только после успешного завершения работ по первому этапу строительства начнется сооружение объектов испытательного блока комплекса в Ейске.

При этом дополнительным, хоть и косвенным, подтверждением того, что перспективный российский авианосец будет иметь носовой трамплин, а не катапульты, может служить и характер возводимой «ейской НИТКИ» – в его составе пока предусмотрены только имитатор полетной палубы авианосца, с трамплином и аэрофинишером, и никаких катапульт. С другой стороны, никто не мешает поставить паровую катапульту в рамках второй очереди – вот только сможет ли ее изготовить «Пролетарский завод»? Больше у нас в России – некому.

Российский авианосец – мечта становится былью?



ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ


Однажды, обращаясь с приветственной речью к экипажу атомного авианосца «Дуайт Эйзенхауэр», тогдашний председатель Объединенного комитета начальников штабов ВС США генерал Джон Шаликашвили сказал: «Я чувствую себя спокойно каждый раз, когда на мой вопрос к оперативному офицеру «Где находится ближайший авианосец?» тот может ответить: «Он как раз в том самом месте!». Для интересов Соединенных Штатов это означает все».

Эти слова, сказанные в отношении, как у нас говорилось пару десятилетий назад, «оружия империалистической агрессии», не требуют никаких дополнительных комментариев. Но долгие годы мечта легендарного военно-морского наркома и министра Николая Кузнецова, да и многих других адмиралов и инженеров-кораблестроителей, оставалась в нашей стране невоплощенной. Безвременно ушедший из жизни легендарный летчик-палубник, Герой России генерал-майор Тимур Апакидзе даже сказал как-то, что «страна мучительно долго шла к созданию авианосцев, без которых в наше время ВМФ просто теряет смысл».

И сегодня уже можно твердо сказать: наличие корабля класса «авианосец» в составе отечественного флота – полностью обоснованная с теоретической, научной и практической точек зрения необходимость.
Автор: Владимир Щербаков
Первоисточник: http://nvo.ng.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://nvo.ng.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Загрузка...
Комментарии 1
  1. ПАТРОН 30 октября 2011 20:47
    Это как понимать:очень туго затянуть пояса?Вроде 5 трл рублей на флот выделили и всё мало?АВ сколько стоит-300000000 млр/р
    ПАТРОН

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня