Начнем сначала...

Почему забуксовала программа комплектования частей и соединений контрактниками

Начнем сначала...
Еще в середине 90-х Россия по примеру передовых стран Запада решила обзавестись профессиональной армией. Идея сама по себе хорошая. Особенно это стало понятно в ходе первой кампании в Чечне, когда на борьбу с матерыми наемниками и боевиками порой посылали только что переодетых в военную форму мальчишек, необученных и необстрелянных.

Однако федеральная целевая программа (ФЦП) «Переход к комплектованию военнослужащими, проходящими военную службу по контракту, ряда соединений и воинских частей» была утверждена постановлением правительства Российской Федерации лишь 25 августа 2003 года. Что она в себя включала? Среди основных мероприятий - улучшение условий расквартирования военнослужащих-профессионалов, повышение уровня боевой подготовки и материально-технического обеспечения соединений и частей, увеличение денежного содержания людей, решивших посвятить армии по крайней мере несколько лет жизни, целый ряд других социальных благ.


Предполагалось планомерное замещение призывников контрактниками и увеличение их численности в конечном итоге до 300 тысяч. Причем с нарастающей динамикой в перспективе. Предусматривалось в течение 2004-2007 годов перевести на контракт десятки соединений и частей Вооруженных Сил РФ, Федеральной пограничной службы, Внутренних войск.

Но программа не выдержала испытания «социалкой». На полигонах и в классах даже при дефиците современных тренажеров, других средств обучения как-то еще можно было готовить профессионалов. Однако, видимо, наши военачальники забыли, что это уже не солдаты-мальчишки, а взрослые мужчины, которые хотели и семью завести, и квартиру получить, и приличную зарплату.

А разве назовешь достойным денежное довольствие в 7-8 тысяч рублей, которое тогда положили первым контрактникам? Естественно, кроме плохо образованных выходцев из малообеспеченных слоев населения, деклассированных элементов, на эти «пряники» почти никто и не польстился. В результате армия постепенно заполнилась людьми, которые как раз не видели в ней своего будущего, - временщиками.

Конечно, Минобороны предпринимало определенные меры. Старые казармы реконструировались (переоборудовались), превращались в военные общежития упрощенного типа, велось строительство новых зданий в военных городках, развивалась их социальная и инженерная инфраструктура, выплачивались дифференцированные надбавки за особые условия боевой подготовки и поднаем жилья. Но военная служба по контракту так и не стала более привлекательной. Общага - та же казарма. Денежное довольствие мизерное. Рабочий день не регламентирован. Что же касается санаторно-курортного лечения, компенсации за него, получения бесплатного высшего образования, то этими льготами в полной мере воспользоваться было крайне непросто.

Словом, идея профессиональной армии оказалась хорошей, но, мягко говоря, не продуманной до конца. Вооруженные Силы залихорадило от массового досрочного расторжения солдатами и сержантами контрактов, что, кстати, было особенно характерно для горячих точек. По данным Социологического центра МО РФ, на этот шаг (досрочное расторжение первых контрактов) решались до 13% военнослужащих. Лишь один из пяти продлевал контракт на второй срок. Еще 20% считали, что их разочаровала военная служба, 15% были озабочены завышенными требованиями к ним командиров, 29% не желали оставаться в армии из-за плохой организации отдыха и досуга (отсутствие клубов, спортзалов и т. п.).

Но большинство объясняли предстоящее возвращение на «гражданку» нерешенностью жилищной проблемы. И тут даже не об отдельных квартирах речь, которыми и офицеры обеспечиваются с трудом. Далеко не во всех воинских частях до сих пор есть хотя бы общежития для малосемейных. Многие контрактники живут в переделанных казармах, их трудовой день ненормирован. Чем же тогда они отличаются от «срочников»? Ничем. Причем из последних зачастую через полгода службы и делали иные командиры контрактников, оказывая попросту давление. Главное - план.

А ведь именно контрактники должны составлять сегодня основу частей и соединений постоянной готовности. Но получается, в ближайшие два-три года войска могут лишиться профессионалов, которые заключили контракт, например, в 2006-2007 годах или раньше. И каким тогда будет новый облик Вооруженных Сил? Это очень непростой вопрос, на который пока нет ответа.

Главком Сухопутных войск Александр Постников так оценил ситуацию: «К сожалению надо признать, что Федеральная программа по переводу частей постоянной готовности на комплектование по контракту в полной мере намеченных целей не достигла. Нам не удалось службу по контракту сделать настолько престижной, чтобы осуществлялся отбор наиболее достойных кандидатов, тех, кто осознанно готов связать свою жизнь и жизнь своей семьи с военной службой. Увы, достаточно много в этом плане было ошибок, достаточно часто приходилось проводить доукомплектование этих частей до требуемого уровня в ущерб качеству».

А начальник управления Главной военной прокуратуры генерал-майор юстиции Александр Никитин так объяснил «ВПК» эту коллизию: «Обществом возлагались слишком большие надежды на то, что не имело под собой реального основания. Слава богу, мы наработали какой-то опыт, видение того, кто такой контрактник и чем он должен заниматься. То есть это была просто перестройка на ходу...»

Однако есть силовые ведомства, например Пограничная служба ФСБ России, у которых все прекрасно получилось и возвращаться к призыву они не собираются. На одной из недавних встреч министра обороны с представителями СМИ корреспондент «ВПК» спросил: почему федеральная целевая программа забуксовала в армии, а у пограничников нет?

- А вы знаете, сколько там получает рядовой контрактник? - прозвучал встречный вопрос. - Раза в три больше, чем у нас.

Это действительно так. Денежное довольствие контрактников в Погранслужбе значительно выше. Нет там проблем и с набором. Даже конкурс существует: на одно место - до 30 человек! Но солдату неважно, какого цвета у него погоны - зеленые, красные или голубые. Ведь все принимают одну присягу, служат одной Родине. Почему же Родина так по-разному оценивает их ратный труд? Объяснить это простой логикой невозможно.

- На самом деле это, думаю, системная проблема, - развил далее свою мысль Анатолий Сердюков. - Всем, когда разрабатывалась ФЦП, видимо, очень нравилось, как это все устроено за рубежом. Но мне кажется, просто не продумали до конца. У контрактника на Западе статус почти такой же, как у офицера. Служба регламентирована: с 9.00 до 18.00, после чего он свободный человек. У нас же все перевернуто с ног на голову. Почему офицер в одном статусе, а контрактник в другом? По денежному довольствию тоже громадный разрыв: 7-8 тысяч рублей - не те деньги.

Министр обороны привел в пример финнов. У них если солдат нормально служит, то на субботу и воскресенье может уйти домой в увольнение.

Между тем развитие средств, форм и способов вооруженной борьбы выдвигает новые требования к профессиональной подготовке военнослужащих. Внедрение передовых информационных технологий в основные звенья боевого управления, необходимость существенного увеличения боевого потенциала как воинских подразделений, так и каждого военнослужащего в условиях ресурсных ограничений ставят вопрос о профессионализации военной службы. Поэтому от контрактной армии никуда не уйти. Таково требование времени.

И это прекрасно понимают в Минобороны, Генштабе. Именно поэтому не отменяют совсем, а лишь отодвигают сроки перевода частей и соединений на комплектование контрактниками. С 2012 года у них увеличится зарплата. К 1 июля 2010-го Генеральным штабом ВС РФ должна быть разработана новая Концепция перевода Вооруженных Сил на контрактную основу. Она также будет согласована с Погранслужбой ФСБ России, МВД, другими ведомствами.

Что это даст? Все сложные специальности станут контрактными. Как сказал министр обороны, «сегодня надо все переосмыслить. И мы сейчас такую программу как раз готовим. Хотим за счет уменьшения числа контрактников поднять им денежное довольствие хотя бы до 80 процентов от лейтенантского». То есть контрактники подпадут под новую систему материального стимулирования, которая вводится с 1 января 2012 года. Пока же уровень их зарплаты неконкурентоспособен. К примеру, в Восточной Европе он составляет в среднем 700 долларов в месяц. Поэтому, чтобы служба была привлекательной, необходимо, повторим, увеличить оклады контрактникам примерно в три раза. Что сейчас и предлагает Анатолий Сердюков.

Надо лишь понимать: даже при таких радикальных мерах армия, увы, не станет сразу контрактной. Настоящих профессионалов пестуют и выращивают годами. А значит, в кратчайшие сроки придется решить еще и жилищные проблемы всех категорий военнослужащих, гарантировать им трудоустройство или переобучение после увольнения в запас, пенсионное обеспечение.

Главное же - контрактники должны поверить в важность и нужность ратного труда, в его общественную значимость и государственную востребованность. Лишь это создаст условия для формирования в России профессиональных Вооруженных Сил, личный состав которых будет готов служить не только из-за больших денег, но и потому, что отлично осознает: одно из самых почетных дел на свете - быть защитником Родины.
Автор: Олег ФАЛИЧЕВ
Первоисточник: http://www.vpk-news.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://www.vpk-news.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 1
  1. dred 5 января 2012 18:37
    А денег как небыло тк и не будет.
    dred

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня