Дракон-конь: «новый человек» изменяющейся Японии. (Драматическая история в нескольких частях с прологом и эпилогом) Часть вторая

Действие третье: Сакамото Рёма и Сайго Такамори

Летняя ночь,
Два маленьких домика смотрят
На цветущий луг…
(Исса)


Офицером карательного отряда, направленного в Тёсю, с которым Сакамото Рёма должен был встретиться в августе 1863 г., был Сайго Такамори. Он происходил из семьи самурая из хана Сацума, поднявшегося лишь немного выше самого низшего ранга. В молодости он повредил правый локоть, поэтому стать воином не мог и решил заняться управлением. Сайго Такамори предложил начать реформы в сельском хозяйстве, и эту его идею одобрил местный даймё Симадзу Нариакира. Для человека, вышедшего из бедной семьи, это был стремительный карьерный взлет: Такамори даже получил возможность обращаться к даймё, не спрашивая позволения у его приближенных. Впрочем, ему повезло не просто так, а повезло именно с Нариакира, который был, вероятно, одним из наиболее выдающихся деятелей того времени и очень дальновидным человеком, задумавшим преобразовать экономику Сацума при помощи современной промышленности.

Дракон-конь: «новый человек» изменяющейся Японии. (Драматическая история в нескольких частях с прологом и эпилогом) Часть вторая

Французы тоже разыгрывали в Японии свою карту. Французские пушки в Симоносеки.

Он основал фабричный район, распорядился построить доменную печь, стеклянный завод, мельницу и фабрику по выпуску фарфоровых изделий, что само по себе говорит очень о многом.

Дракон-конь: «новый человек» изменяющейся Японии. (Драматическая история в нескольких частях с прологом и эпилогом) Часть вторая

Самурай в хакама и традиционном кимоно.

Нариакира также вмешался в вопрос о престолонаследия после смерти в 1858 года тринадцатого сёгуна Токугава, Иэсада. Он поддерживал Хитоцубаси Кэйки, который мог вывести, как он думал, Японию из кризиса. Но Токугава Ёситоми и Иэмоти поддерживал более могущественный человек – верховный советник Ии Наосукэ, так что титул должен был перейти к Иэмоти. Когда Симадзу Нариакира умер, хан Симадзу унаследовал его племянник Хисамицу. Преданность Сайго Такамори Нариакира и Кэйки вызывала недовольство нового властителя, его выслали из столицы и отправили на остров Амамиосима. После убийства Ии Наосукэ Симадзу Хисамицу призвал изгнанника обратно: ему понадобился его опыт, приобретенный в Эдо под руководством Нариакира.

Дракон-конь: «новый человек» изменяющейся Японии. (Драматическая история в нескольких частях с прологом и эпилогом) Часть вторая

Рёма Сакамото

Такамори скептически относился к новому властителю как политику. Подобно его дяде, Хисамицу стремился к власти, а для этого считал необходимым вмешаться в реформы бакуфу, но Такамори отговаривал его являться в Эдо. Этот совет был воспринят с нескрываемым недовольством. Когда Такамори получил приказ отправляться в Симоносэки и возвестить о скором прибытии отряда Хисамицу, включенного в карательную армию, которую бакуфу собиралось направить на подавление экстремистов Тёсю, Такамори его ослушался и отправился в Киото, надеясь договориться с партией Дзёи из Сацума.

Дракон-конь: «новый человек» изменяющейся Японии. (Драматическая история в нескольких частях с прологом и эпилогом) Часть вторая

Иностранные солдаты. Японский рисунок.

Нариакира и Хисамицу были сторонниками открытия границ Японии, более того, они понимали, что государственный переворот в такое время равносилен самоубийству. Зная о существующей угрозе, Хисамицу вывел собственную армию из Сацума и направился в Эдо. Члены Дзёи неверно истолковали ход Хисамицу как объявление войны бакуфу, но Хисамицу хотел лишь показать бакуфу свою силу, а свергать его не намеревался. По приказу Хисамицу его приближенные напали на членов партии Дзёи, поселившихся на постоялом дворе Тэрадая в Киото, и убили несколько человек. Такамори в этом не участвовал, за что опять был изгнан на остров, но он… вновь вернулся оттуда, поскольку только он имел связи одновременно и при дворе императора, и среди членов бакуфу.

Он верил, что бакуфу в целом поддерживает идею реформ, осуществить их было невозможно из-за постоянных внутренних конфликтов в правительстве. Когда Такамори встретился с Сакамото Рёма в Осака накануне похода в Тёсю, известие от Кацу Кайсю ошеломило его: «Бакуфу подобно старому дереву - беспомощному, со сгнившим стволом. Могущественные ханы должны создать новое правительство. В эти решающие дни усмирять Тёсю бессмысленно - не время ханам враждовать друг с другом». Потом Рёма рассказал Кайсю, что это письмо было словно звон колокола: его звук проник глубоко и вызвал гулкое эхо. Кайсю слушая рассказ Рёма, наверное, вспоминал тот вечер, когда тот отказался от мысли убить его.

Во время первого карательного похода в Тёсю Рёма следовал за Кацу Кайсю. Едва выжив при обстреле города с иностранных кораблей, лидеры Тёсю поняли, что сопротивляться войскам бакуфу не смогут, принесли извинения и, ни минуты не медля, сдались. К бакуфу тут же вернулась былая уверенность. Морская школа Кайсю в Кобэ стала мишенью для нападок консервативных членов правительства - на том основании, что, мол, в школе самураев готовили совсем не для службы в бакуфу. Кацу Кайсю в октябре 1864 года вызвали в Эдо, а в 1865 году школу закрыли. Но хан Сацума был на их стороне, потому что после поражения в бою с британским флотом остро встала необходимость в реорганизации военно-морских сил.

Дракон-конь: «новый человек» изменяющейся Японии. (Драматическая история в нескольких частях с прологом и эпилогом) Часть вторая

Датский корабль «Медуза» обстреливает Симоносеки. Картина Якоба Эдуарда ван Хемскерка ван Беста.

Действие четвертое: Любовь, револьвер, и свадебное путешествие

Лошадка-мама –
Как она сторожит у ручья,
Пока жеребенок пьет!...
(Исса)


В мае 1865 года Сайго Такамори прибыл в Сацума и сообщил Рёма, что бакуфу планирует вторую карательную войну против Тёсю. Причем Такамори вознамерился помирить Сацума и Тёсю, что было сложным делом. Сацума стремились к умеренным реформам под знаменами бакуфу, в Тёсю - к более радикальным, доходившим порой до крайностей. Но ни те, ни другие не хотели революции. Не хотели терять своего высокого положения.

Дракон-конь: «новый человек» изменяющейся Японии. (Драматическая история в нескольких частях с прологом и эпилогом) Часть вторая

Онна-бугёйся.

В то время для того, чтобы заниматься политикой, требовалось много денег на подкуп, который считался в порядке вещей. Чтобы добыть их, Рёма основал в Нагасаки торговую компанию «Камэямасату», позже переименованную в «Кайэнтаи». Здесь уместно сказать, что сделал он это не только ради денег. Ему еще нравилось и хотелось торговать. Причем торговать не столько внутри Японии, сколько со всем миром. Ну, вот такой он был любознательный. После первой карательной войны бакуфу против Тёсю иностранцам было строго запрещено продавать оружие главам ханов. Компания Рёма закупила небольшую партию оружия у английского купца Томаса Гловера и продала его Тёсю. Связь с Тёсю стала после этого намного прочнее и, в конце концов, Кацура Когоро согласился на встречу с Такамори. В январе 1866 года Когоро въехал в ворота резиденции Сацума в Киото.

Встретившимся явно недоставало западной прямолинейности. В разговоре Такамори и Когоро не касались политических вопросов, даже самых важных, и, скорее всего, Такамори не предлагал заключить союз, ожидая, что Когоро будет сам просить у него помощи. Когоро помнил, что именно Такамори пригласил его в Киото, но считал, что, если Такамори не заговаривает о союзе, значит, и вспоминать о нем не стоит. Таковы японцы, и тут уж ничего не поделаешь. Тупиковая ситуация продолжалась целых десять совершенно бесплодных дней, пока Когоро наконец не начал собираться, готовясь уехать. Сакамото Рёма побывал у него и упрекнул за чрезмерное самолюбие в ущерб интересам страны. Когоро ответил, что Тёсю едва не был уничтожен мстительным бакуфу и кораблями четырех западных держав. Тёсю нужна помощь, чтобы выстоять, но о своей судьбе они бы не заботились, если бы знали, что Сацума так же решительно стремится уничтожить бакуфу. Рёма прекрасно понимал опасения Когоро и убедил Такамори еще раз встретиться с ним, поговорить, а главное – заключить союз. Таким образом, именно благодаря Сакамото Рёма было наконец-то заключено соглашение между Сацума и Тёсю. Шесть пунктов тайного договора, подписанного в январе 1866 г., гласили, что его главная цель – уничтожение сёгуната Токугава.

Дракон-конь: «новый человек» изменяющейся Японии. (Драматическая история в нескольких частях с прологом и эпилогом) Часть вторая

Подпись Сакамото Рёма.

Когда следующим вечером Рёма находился на постоялом дворе Тэрадая, туда прибыл отряд полиции Фусими с целью его арестовать. Дело в том, что за ним на протяжении последних нескольких месяцев тайно следили агенты консервативной части бакуфу. Наконец-то агенты донесли, что произошло явно нечто важное, и потому приказ Рёма «брать» пришел немедля. Между тем он и его друг Миёси Синд-зо сидели в комнате на втором этаже и обсуждали важное достижение – заключение союза Тёсю и Сацума. И вот тут-то приемная дочь хозяина постоялого двора, Орю, обнаженной ворвалась к ним в комнату, чтобы предупредить о налете: она мылась внизу, и в окно увидела приближающихся полицейских с копьями и фонарями. Орю не принадлежала к сословию самураев, и про нее нельзя было сказать, что она онна-бугейся и по рождению, и воспитанию. Но Рёма она, видимо, искренне любила и была ради него готова на многое.

Дракон-конь: «новый человек» изменяющейся Японии. (Драматическая история в нескольких частях с прологом и эпилогом) Часть вторая

Сакамото Рёма.

Надо сказать, что многие тогда уважали Рёма не только за его ум – ну мало ли на свете умных людей? Нет, в Японии таких как он уважали еще и потому, что они в совершенстве владели искусством боя на мечах, то есть прошли трудную школу. Про всех сколько-нибудь известных людей знали, у кого кто учился, каким стилем меча овладел, и это было своего рода визитной карточкой – вот, мол, с кем ты имеешь дело. Однако Рёма и здесь всех удивил, так как, наверное, одним из первых сменил меч на револьвер «носатых варваров», что также впечатлило очень многих.

Дракон-конь: «новый человек» изменяющейся Японии. (Драматическая история в нескольких частях с прологом и эпилогом) Часть вторая

Орю Рё – жена Сакамото Рёма.

Орю появилась в верхней комнате и успела предупредить его об опасности, а он успел набросить на нее свое кимоно и выхватить шестизарядный револьвер. Тут-то в комнату и хлынули полицейские, а Рёма встретил их выстрелами и одного из нападавших застрелил. Затем вместе с Синдзо, воспользовавшись суматохой, сбежал через задний двор, и, петляя между освещенных стен и бумажных перегородок в соседских домах, сумел благополучно выбраться на улицу. Вскоре друзьям на помощь прибыл отряд из Сацума; а раненого Рёма спрятали в резиденции Сацума в Киото. После этого случая Рёма и Орю поженились и решили отпраздновать это важное событие, отправившись на Кюсю (вероятно, они были первыми в Японии молодоженами, отметившими свой медовый месяц путешествием на западный манер!).

Продолжение следует…
Автор: Вячеслав Шпаковский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 6

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. parusnik 10 ноября 2016 08:10
    Захватывает, интересно...Спасибо..
  2. ruskih 10 ноября 2016 10:05
    Спасибо за фото. Какие они разные. Женский взгляд на фотографиях очень информативный.
    Возникает вопрос была ли отдельная категория онна-бугейся или это исключения? И ещё, они тоже находились в подчинении у своего мужа?
    1. Микадо 10 ноября 2016 10:40
      думаю, что в подчинении. Кажется, "феминизм" в Японии распространен не был, и "женские батальоны" не формировали wink хотя девушек из семей самураев очень часто обучали искусству нагинаты. И оружие самурайских женщин отличалось от мужского, равно как и способ самоубийства.
      Я читал про Сайго у Тернбулла. Но у него описано быстро, "галопом по Европам". Тут же многоуважаемый автор предлагает нам подробную красочную историю. С револьвером - как будто "Затойчи" смотришь. Самураи еще не ушли, но новое иностранное оружие уже примеряют good
      Опять же, упоминание про Ии. Вот тот же пример верности, которая хранилась с тех времен, когда Токугава Иэясу приютил у себя предков Наосукэ! Первый Ии на службе Токугава помогал ему взять власть с помощью своих "красных дьяволов", последний же отдал жизнь за последнего Токугава.
      "Уголок" спокойствия"! Спасибо, Вячеслав Олегович!
    2. kalibr 10 ноября 2016 12:29
      Да, вот Вы знаете смелость, мужество все было. Но... муж есть муж! Сказал - склонись передним! Чужих мужей руби как хочешь, а своего слушайся. Женщин-воинов было достаточно много. То есть это было "распространенное" исключение.
  3. Котище 10 ноября 2016 21:48
    Интересно!
    Хочу обратить внимание, что "иностранные солдаты" на рисунке к статье с двухглавыми гербами России.
  4. voyaka uh 14 ноября 2016 14:03
    Эти события, как я понимаю, перед "революцией Мэйдзи"?
    Революция (или реставрация) Мэйдзи - вообще что-то невообразимое.
    Из кондового замкнутого феодализма - за 30 лет! - к индустриальному капитализму.
    Я когда первый раз про это читал - глаза на лоб вылезли!
    Какая-то феноменальная нация эти японцы.
Картина дня