Что ждёт Ближний Восток после победы Трампа



По мнению Трампа, обязанности Америки по защите других стран НАТО не следует считать безусловными. Он обещал «вбомбить в землю» (не объясняя, что это значит) ИГ (запрещено в РФ) и сожалел о том, что американские войска не захватили иракские нефтяные месторождения. А еще герой дня считает, что вложенные в операции на Ближнем Востоке миллиарды себя не окупили. И первое, чего стоит ждать от крутейшего финансиста нашего времени, — грамотной инвестиционной стратегии. Особенно в том, что касается интервенций и реализации функций ВПК.


Сирия. Первым делом хочется отметить, что Трамп "не против того, что Россия наносит авиаудары по позициям боевиков ИГ в Сирии". Это значит, что в его интересах равномерное распределение влияния РФ и США на Ближнем Востоке. Как я напоминал выше, задача Трампа — контроль иракской нефти. И он хорошо понимает, что все усилия, которые Москва приложила для сохранения баланса сил на нефтяном рынке, не прошли даром. В отличие от Клинтон, Трамп с его изоляционистской и реакционистской политикой имеет цель охранять свои цели, но не вмешиваться в интересы других. Поэтому во всем, что касается нефтяных рынков, для России в долгосрочной перспективе Трамп — счастливый билет. Временная краткосрочная реакция бирж на итоги выборов — это лишь эффект неожиданности, который в перспективе будет с лихвой компенсирован ростом.

То, что Обама совершил в последние месяцы своего президентства (и, возможно, еще совершит до января) — исполнение интересов тех элит, которые проиграли на текущих выборах. В том числе предоставление оружия в Восточную Европу и на Ближний Восток, закон против Саудовской Аравии и другие действия, подчеркивающие исключительность американских демократов. Вряд ли пока еще действующему главе США Бараку Обаме удастся решить вопрос сирийского президента за один месяц (если, конечно, на Асада не готовят покушение), а значит, "акции" сирийского ополчения вот-вот рухнут.

Смею предположить, что в АП догадывались об итогах выборов в США, иначе русская флотилия вряд ли была бы отправлена к сирийским берегам. Теперь же буквально без страха и сомнения можно завершать освобождения Алеппо и переходить к зачистке Ракки.

Кстати, Трампу рад и Эрдоган.


И не удивительно, учитывая то, как хорошо и качественно американское руководство при Обаме спонсировало турецких и сирийских курдов. Ну, а если вспомнить историю с гюленовским переворотом, то Трамп для Эрдогана — отличный путь к столь желанной исламизации страны. Это значит, что операция «Щит Евфрата» может быть выполнена полностью. Тогда курды будут оттеснены если не в Ирак, то точно далеко от турецко-сирийской границы. И тут снова возникает вопрос о том, сможет ли Сирия избежать федерализации или ее территория после избавления от террористов по примеру Ирака будет принадлежать сразу нескольким национальным объединениям.



Саудовская Аравия и Иран. Пожалуй, самый неопределенный исход может ожидать Йемен и КСА. Без вмешательства Штатов (а вмешательство в Йемен явно нерентабельно), КСА возьмет под контроль эту небольшую страну. То есть существует высокая вероятность того, что цель КСА по контролю за исламским миром начнет реализовываться. А поскольку противостояние шиитов, суннитов, алавитов и более мелких течений ислама регулярно приводит к появлению радикальных группировок, любая конкуренция с КСА (которой без помощи США станет еще больше) станет причиной новых войн и новых диверсий.

Ограничивать Аравию в ее экономических и идеологических амбициях будет не только самонадеянная Турция, но и в перспективе растущий Иран (Иран и КСА — это очень серьезные и крайне злые по отношению друг к другу противники). Дело в том, что в планах Трампа не только отсутствие санкций против Тегерана, но и сотрудничество в области атома. Это — одна из кардинально противоположных текущим американским взглядам точка зрения. И Трамп в этом очень хитер. Дело в том, что пока идет война за традиционные источники энергии, российские корпорации крайне удачно монополизируют рынок мирного атома, и сотрудничество Штатов с Ираном может серьезно подпортить эту радужную картину. Но не стоит забывать, что Трамп — делец, а с дельцами иногда можно договориться.
«Трамп не согласен с тезисом о том, что миссия Америки — любыми средствами исправлять этот несовершенный мир за ее пределами. Он, что характерно, действительно не является интервенционистом». Дональд Трамп не интервенционист, он — инвестор. А это иногда бывает гораздо страшнее…

Ирак и операция в Мосуле. #Потерьнет. Победа американских войск в Мосуле должна была стать логическим завершением операции против террористов перед состоявшимися выборами. Цель «освобождения Мосула» — доказать величие американского оружия и способность армии США легкой рукой решить любую проблему. Не вышло. Об этом пока широко не говорят — шумиха вокруг победы Трампа затмила все прочие инфоповоды, Сирия и Ирак тоже ушли на второй план. Тем не менее, провал американской операции в Ираке — это не менее серьезно, чем провал Хиллари перед американскими избирателями.

Если говорить о том, что достанется Трампу после предыдущего лидера страны, то можно смело говорить о первых серьезных решениях, которые проверят администрацию Трампа на управленческие способности. Дело в том, что с апреля по сентябрь 2016 года в Ирак было отправлено 1175 военнослужащих армии США. А непосредственно перед штурмом столицы ИГ в Мосул перебросили 560 элитных спецназовцев. Но в результате контрнаступления, которое было организовано террористами, потери США насчитывают 20 человек убитыми и 32 человека ранеными. Американский спецназ, воюющий на передовой наряду с иракскими войсками и курдскими отрядами, принимает на себя основной удар, попадая под атаки из минометов и с использованием автомобилей, начиненных взрывчаткой. Между тем, катастрофические ошибки привели к плачевному результату: двое спецназовцев погибли в результате так называемого "дружеского огня" — американские самолеты B-52H нанесли авиаудары по пригороду Мосула.

То есть сейчас операция коалиции находится на грани провала. И вместо триумфа можно ожидать позорной капитуляции, что никак не сходится с планами Трампа по контролю иракской нефти.
Во-первых, Трамп не отрицал, что вот именно в Ирак можно и вторгнуться, а «гибель солдат будет компенсирована нефтедоходами».
Во-вторых, контроль Ирака — настолько больная мозоль для США, что реализация идеи о победе в этой стране не дала бы покоя как Клинтон, так и Трампу.

Только вот вторжение в Ирак — это однозначный рост цен на нефть. И вообще до тех пор, пока операция в Мосуле провалена, нет причин для резкого снижения нефтяных цен. И только когда Штаты смогут контролировать основные пути транспортировки и добычу хотя бы в Ираке, у них появится возможность сыграть на цене. А тем временем я напомню одну небольшую деталь:

Что ждёт Ближний Восток после победы Трампа


Итого. Трамп принесет на Ближний восток точечные атаки, но добавит свободы для региональных держав и их партнеров. Вкупе с его ярым предвыборным рвением бороться с террористами — это может дать отличный результат не только России, но и Европе, и самому Ближнему Востоку.
Автор:
Андрей Манзолевский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

20 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти