Ливан обрел президента



Конечно, выборы президента США были той темой, которая затмила многие другие. А ведь за это время произошло событие, довольно-таки благоприятное для Сирийской Арабской Республики и, следовательно, для поддерживающей ее России. В соседнем с Сирией Ливане, после долгих мучений, наконец-то избрали президента – христианина-маронита Мишеля Ауна. Да-да, события в Ливане сильно влияют на происходящее в САР, и наоборот. И не только из-за общей границы.

Глава государства в Ливане избирается парламентом. По сложившейся традиции, президентом страны является христианин, при этом премьер-министром становится мусульманин-суннит, а спикером парламента – шиит. Такой расклад, по идее, должен отражать конфессиональное многообразие ливанского общества. На практике же получается, что межконфессиональные разногласия, особо обострившиеся во время сирийского конфликта, оборачивается немалыми издержками.


В мае 2014 года завершились полномочия предыдущего ливанского президента Мишеля Сулеймана. С тех пор парламент пытался 45 раз выбрать нового лидера страны. Но та самая рознь, посеянная «арабской весной» в Сирии, не могла не сказаться и на Ливане. Только если в Сирии внешние силы спровоцировали войну, то в Ливане это выразилось в затяжном политическом кризисе, который длился почти два с половиной года.

И дело тут не только в противостоянии между суннитами, с одной стороны, и христианами и шиитами, с другой. В Ливане шла ожесточенная борьба между двумя основными политическими силами – коалицией «8 марта» и коалицией «14 марта». Правда, религиозный фактор тут тоже играет роль, так как первый блок представлен, в основном, шиитами и христианами, а второй – суннитами. Но сводить политическое противостояние исключительно к религии невозможно. Дело в том, что блок «8 марта» - патриотический, а блок «14 марта» - одновременно прозападный и просаудовский (может, это звучит странно, но это именно так).

Все время, пока длится кровопролитный конфликт в Сирии, силы «14 марта», прежде всего – «Аль-Мустакбаль» - поддерживают антисирийских террористов. Без этой поддержки последним, в частности, было бы сложно разжечь войну в одной из ключевых провинций – Хомс. Эта провинция граничит с севером Ливана, и оттуда боевикам постоянно приходили деньги, оружие, продпайки и другая помощь от Саада Харири - деятеля, известного своей ярой антисирийской позицией.

Отец Саада Харири Рафик был убит 14 февраля 2005 года в Бейруте в результате теракта. Он являлся бывшим премьер-министром, который на тот момент возглавлял оппозицию. Прежде всего, выступал за вывод из Ливана сирийских войск (которые были введены туда после гражданской войны в качестве миротворцев). В его смерти Запад поспешно и бездоказательно обвинил Сирию и лично Башара Аль-Асада. Это было выгодно, прежде всего, США, которые уже тогда внесли САР в число «стран-изгоев». В Ливане вспыхнула так называемая «кедровая революция», на Сирию было оказано международное давление (в котором, увы, приняла участие и РФ), и Дамаск вывел свои войска. Тогда же произошло возвышение Саада Харири.

С другой стороны, шииты активно выступали против вывода сирийских войск из Ливана. И были правы – прошло чуть менее года, и страна подверглась агрессии со стороны Израиля, что вряд ли было бы возможно, если б там остались сирийские силы.

Среди христиан не было единой позиции по вопросу о сирийских войсках. Генерал Мишель Аун был в числе давних противников нахождения сирийцев в Ливане. Ему даже пришлось повоевать за так называемую «независимость Ливана» и эмигрировать во Францию после поражения. «Кедровая революция» дала ему возможность вернуться на родину. Однако на сегодняшний день, несмотря на все это, Аун – один из тех, кого можно назвать просирийским политиком. Во всех своих заявлениях он четко и последовательно выступал в поддержку законной власти в Дамаске, за разгром антисирийских террористов и за установление мира в САР.

Итак, вот два политических деятеля, у которых есть основания выступать против Сирии. Харири-младший на всем протяжении войны в соседнем государстве поддерживал боевиков, как бы мстя за убийство отца (хотя вина Сирии весьма и весьма сомнительна). Мишель Аун, несмотря на все личные обиды, на горькую эмигрантскую долю – сумел возвыситься над всем этим и активно выступает в поддержку страдающей страны, приговоренной Западом и арабскими реакционными монархиями к уничтожению.

Противостояние между ключевыми политическими силами после ухода Мишеля Сулеймана привело к фактической парализации работы парламента, к его неспособности выбрать президента. Чаще всего, как только парламент собирался с этой целью – депутаты то одной, то другой силы покидали зал.

Прорыв произошел 21 октября текущего года, когда глава коалиции «14 марта» Саад Харири, наконец, решил «не артачиться» и не препятствовать избранию Мишеля Ауна. Незадолго до этого он посетил Россию (где, видимо, с ним были проведены соответствующие консультации). Взамен Саад Харири получил пост премьер-министра, так что противостояние будет продолжаться.

Избрание Мишеля Ауна на пост президента Ливана весьма тепло восприняли в Исламской Республике Иран (ИРИ). Президент ИРИ Хасан Роухани первым поздравил Ауна с победой, а глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф назвал произошедшее победой всех ливанцев.

Нового президента Ливана поздравил и глава сирийского государства Башар Аль-Асад. 8 ноября представитель САР Мансур Аззам по поручению Б.Асада посетил Ливан и встретился с Ауном. Это был первый визит официального представителя Сирии за шесть лет (последний раз соседнее государство навещал лично Башар Аль-Асад в 2010 году, до начала войны). После встречи Аззам выразил надежду на «новую эру в отношениях между братскими странами».

В любом случае, прозападный и просаудовский блок «14 марта» уже не сможет пользоваться политическим вакуумом в своих целях. Следует ожидать усиления борьбы с терроризмом на территории Ливана, что приведет к ослаблению поддержки террористов в Сирии. Это особо важно в условиях продолжающейся сирийской войны.

Кроме того, важным итогом разрешения политического кризиса в Ливане является то, что не удалось спихнуть еще одну страну в кровопролитный хаос, хотя это и было выгодно тем же силам, которые продолжают подпитывать сирийскую войну.
Автор: Елена Громова


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 7

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. Starik72 14 ноября 2016 14:11
    Спасибо Елена Громова за статью,где простым языком обрисовано обстоятельства избрания президента Ливана !!!
  2. Сергей-8848 14 ноября 2016 14:24
    Для автора. Уважаемая Елена, всем известно, в какой клубок переплетены связи, интересы и намерения многих государств, организаций, сил, и даже отдельных лиц на Ближнем Востоке. Обратите внимание - так получилось, что временно всем (даже Франции) оказалось не до Ливана. И тут же в стране выборы с перспективой устаканивания. Не всем понравится вероятность возможность нормализации ситуации.
    Маленький Ливан всецело стремился дистанцироваться от замеса ( "Хезболла" тут то ли сама не в счёт, то ли Ливан не в счёт, когда вспоминают "Хезболлу"). Будем надеяться, что это знак (посыл) на то, чтобы - угомониться бы всем, сесть по лавкам, посчитать активы и пассивы. И не воевать дальше ни в коем случае.
    1. Серый брат 14 ноября 2016 15:39
      Цитата: Сергей-8848
      "Хезболла" тут то ли сама не в счёт, то ли Ливан не в счёт, когда вспоминают "Хезболлу"

      Cирия. "Хезболла" рассекает на ливанских М-113.
      1. Сергей-8848 14 ноября 2016 18:17
        Если что, то это - американские М113
        1. Серый брат 14 ноября 2016 18:50
          Цитата: Сергей-8848
          Если что, то это - американские М113

          Были американские, а потом стали ливанские. Не суть важно.
  3. kitamo 14 ноября 2016 14:25
    Однако на сегодняшний день, несмотря на все это, Аун – один из тех, кого можно назвать просирийским политиком.


    я прям удивлен, что не *проросийским* обозвали... *проросийские президенты* нынче в тренде... lol
  4. krops777 14 ноября 2016 16:17
    По сложившейся традиции, президентом страны является христианин, при этом премьер-министром становится мусульманин-суннит, а спикером парламента – шиит. Такой расклад, по идее, должен отражать конфессиональное многообразие ливанского общества. На практике же получается


    Как в басне Крылова "лебедь, рак и щука", на мой взгляд если страна многоконфессиональная то государство должно быть светским.
Картина дня