Где ожидать развёртывания противокорабельных версий ATACMS? Детали передовых штатовских проектов ПКР



Современные средства корабельной ПВО и ПРО во флотах ведущих стран мира с каждым годом наращивают свой боевой потенциал как в высотном и дальностном, так и в производительном параметрах; лётно-технические характеристики ракет-перехватчиков также становятся всё совершенней, ровно как и системы наведения, большая часть которых на сегодняшний день представлена активными радиолокационными ГСН, значительно повышающими целевую канальность корабельных зенитно-ракетных комплексов. Самыми совершенными на сегодня можно считать такие КЗРК, как «Полимент-Редут» (наблюдаются проблемы с реализацией перехвата целей на дальностях свыше 50 км), обновлённые «Standard-2/3» (управляемые перспективной МРЛС AMDR в составе БИУС «Иджис», данная РЛС находится в стадии проектирования), а также немецкие «Стандарты-2», управляемые многоканальным радаром APAR, французские PAAMS и ЗРК «Sea Sparrow» японских эсминцев класса «Акидзуки» с уникальной 2-диапазонной многофункциональной РЛС от компании «Thales» — FCS-3A. Не отстал от мировых показателей и Китай с его HQQ-9, установленными на надводные корабли основных классов — эсминцы типа «Ланьчжоу» и «Куньмин».


Прямо пропорционально корабельным ЗРК повышают свои боевые качества и противокорабельные ракетные комплексы, лучшие модификации которых в последнее время разрабатываются и поступают на вооружение ВМФ России, а также ВМС Индии и Китая. Современные противокорабельные комплексы являются наиболее серьёзным оружием сдерживания на морском и океанском ТВД, поскольку, как правило, массированное применение современных ПКР в момент противостояния двух или более КУГ ведёт к частичному прорыву даже наиболее продвинутых корабельных ЗРК, в результате чего обе стороны могут получить значительный ущерб, несовместимый с дальнейшими действиями корабельной группировки.

Если во флотах РФ, Индии и Китая имеются высокоскоростные сверхзвуковые ПКР типа «Оникс», Х-41 «Москит», «BrahMos» и YJ-18, оставляющие средствам ПВО-ПРО противника минимум времени на отражение удара, то практически все состоящие на вооружении ВМС США противокорабельные ракеты являются дозвуковыми, а поэтому их перехват представляет для наших КЗРК гораздо более простую задачу. При этом, даже малая радиолокационная сигнатура американских ракет LRASM и «Гарпун» кардинально ситуацию изменить не может по причине оснащения надводных кораблей ЗРК высокоэнергетическими РЛС подсвета и наведения на основе ПФАР и АФАР, которые без проблем могут обнаружить и захватить появляющиеся из-за радиогоризонта американские ПКР с эффективной поверхностью рассеяния 0,01—0,1 м2, и это без учёта оптико-электронных прицельных комплексов, которые способны скорректировать работу ЗРК в случае, если ВМС США в момент удара используют самолёты радиоэлектронной борьбы типа F/A-18G «Growler».

В такой ситуации американцы методом внедрения различных технологических инноваций в уже существующие системы вооружения пытаются ликвидировать отставание от евразийских морских сверхдержав. Ведущие американские аэрокосмические корпорации работают над множеством проектов противокорабельных ракет будущего, но наиболее известными из них, подробно представленными в сети и печатных изданиях, являются сверхзвуковая ПКР на базе зенитной управляемой ракеты дальнего радиуса действия RIM-174 ERAM (SM-6) (над проектом работает корпорация «Raytheon») и гиперзвуковая HAWC («Hypersonic Air-Breathing Weopon Concept») (в разработке у Агентства передовых оборонных исследовательских проектов DARPA).

О работах по проектированию противокорабельной версии RIM-174 ERAM стало известно 8 февраля 2016 года из слов министра обороны США Эштона Картера. Затратив всего 2,9 млрд. долларов, Пентагон планирует оснастить ВМС США 3,5-маховой ПКР с дальностью действия до 370 км. Естественно, что для достижения такой дальности полёт ракеты будет осуществляться по полубаллистической траектории, большая часть которой будет проходить в стратосфере, где замедление любого тела минимальное. Ракеты будут иметь существенный недостаток — приближение к боевому кораблю противника под углом 20—45 градусов, что позволит легко перехватить противокорабельный «Стандарт-6» современными корабельными средствами противоракетной обороны противника, учитывая, что её скорость на завершающем этапе вряд ли превысит 2200—2500 км/ч. Перехват может быть осуществлён комплексами С-300Ф/ФМ «Форт/-М», «Штиль-1», «Кинжал» и «Панцирь-М».

Но есть у противокорабельной RIM-174 ERAM и серьёзное преимущество. Все ракеты семейства «Стандарт-2/3» унифицированы с универсальными ВПУ Mk 41, а поэтому, в отличие от 8 ПКР RGM-84L (размещены в 2-х наклонных счетверённых ПУ Mk 141 на американских НК), любой американский ЭМ УРО класса «Арлей Бёрк» или РКр «Тикондерога» может нести на борту любое количество сверхзвуковых ПКР, ограниченное лишь количеством пусковых ячеек УВПУ Mk 41 (90 действующих — для «Арлей Бёрка» и 122 — для «Тикондероги»). Соотношение боекомплекта ЗУР RIM-174 ERAM, ракет-перехватчиков RIM-161A/B, а также перспективных ПКР на базе RIM-174 может быть в пользу последних (40 — 50 ПКР), а поэтому даже 1 АУГ в составе 1 РКр «Тикондерога» и 3 ЭМ «Арлей Бёрк» может устроить КУГ противника «звёздный налёт» из 200 противокорабельных ракет, подлетающих на скорости до 2,5М. Полностью перехватить такой рой будет практически невозможно. Вооружённая «Гарпунами» американская АУГ могла выдать залп не более чем 30—40 ракетами, не учитывая авиакрыла палубной тактической авиации.

Наиболее передовым является проект гиперзвуковой тактической ракеты большой дальности HAWC, над которым работает DARPA. Один из пунктов программы предусматривает реализацию гиперзвуковой скорости изделя, которая должна составить 5320 км/ч с дальнейшим увеличением до 10630 км/ч. Данные скоростные показатели уже не являются уникальными в ракетной технике, поскольку известно, что ЗУР 5В55Р и 48Н6Е имеют скорость от 6,25 до 6,6М, но уникальны для крылатых ракет класса «воздух-земля/корабль». Приближающийся на скорости 7М (2066 м/с) рой из 30-40 ракет HAWC создаст серьёзную угрозу даже самым современным корабельным и наземным ЗРК. Возможным это станет и ещё по одной причине — малой ЭПР HAWC. Фюзеляж, изготовленный из композиционных материалов с радиопоглощающими покрытиями, снизит РЛ-сигнатуру ракеты до сотых квадратного метра, из-за чего МРЛС с АФАР «Тип-346» (установлены на китайские ЭМ Тип 052D) сможет обнаруживать HAWC на расстоянии не более 80 км. На перехват останется не более 1 минуты. Представьте, всего за 40-60 с необходимо перехватить 30 малозаметных гиперзвуковых ПКР, выполнить это современными корабельными средствами ПРО практически невозможно! На сегодня это самый опасный проект перспективной ПКР. Из изображений, опубликованных на западных информационно-новостных ресурсах, видно, что HAWC может быть продолжением проекта гиперзвуковой тактической ракеты типа X-51A «Waverider» — основы американской концепции «Быстрого глобального удара» (БГУ), а поэтому стоит ожидать, что подвижки по разработке и приданию начальной боевой готовности HAWC могут состояться уже к 2025 году.

ПРОТИВОКОРАБЕЛЬНЫЙ ATACMS — «ГРОЗА» МОРЕЙ, ПРОЛИВОВ И ЗАЛИВОВ

В заключительной части статьи рассмотрим ещё одну американскую программу по перевоплощению существующего наступательного ракетного вооружения сухопутного театра военных действий в противокорабельный комплекс дальнего радиуса действия.

Согласно сообщению информационно-аналитического ресурса «Военный Паритет» со ссылкой на тайваньские средства массовой информации, 28 октября 2016 года Минобороны США заявило о начале программы по расширению боевых и функциональных возможностей оперативно-тактического ракетного комплекса (ОТРК) ATACMS. Основная часть обновления коснётся непосредственно оперативно-тактических баллистических ракет (ОТБР) типа MGM-140B (ATACMS Block IA) и MGM-164B (ATACMS Block IIA). Именно эти модификации обладают максимальной в семействе ATACMS дальностью в 300 км, а также, в дополнение к инерциальной системе наведения, оснащаются модулем спутниковой коррекции через GPS и системой из кольцевых лазерных гироскопов, которые позволили добиться кругового вероятного отклонения (КВО) в пределах 15-25 метров.

Исходя из официальных данных ВС США отказались от использования негуманных кассетных боевых частей типа M-74 APAM (Anti-Personnel, Anti-Material), а поэтому, совместно с «Lockheed Martin» сосредоточили все усилия на модернизации моноблочной БЧ, «умного» боевого снаряжения с самонаводящимися боевыми элементами кумулятивного типа P31 BAT, а также дальнейшего повышения точности работы аэродинамических рулей. Самым интересным решением является наделение ОТБР ATACMS, в моноблочном исполнении БЧ, способностью хирургически точно поражать малоразмерные движущиеся морские и наземные цели. Для этого специалисты «Локхид Мартин» должны оснастить ракету активной радиолокационной головкой самонаведения миллиметрового Ka-диапазона, которая обеспечит точность КВО порядка 3-7 метров, также могут потребоваться и газодинамические импульсные двигатели поперечного управления на случай, если цель будет маневрировать. Опасность, исходящую от данного проекта нельзя недооценивать. По сути, мы имеем дело с копированием американцами китайской концепции противокорабельных баллистических ракет средней дальности DF-21D, но в более мелких масштабах, ограниченных 300 км, что указывает на некоторые тактические особенности применения обновлённых ATACMS.

Во-первых, эти комплексы создаются исключительно для использования на малых водных ТВД — внутренних морях с небольшими проливами и заливами, где модернизированные противокорабельные версии ракет MGM-140/164B смогут спокойно атаковать надводные корабли противника на всей возможной дистанции совершения манёвров. В качестве примера можно привести Балтийское море и Финский залив, а также Средиземное и Чёрное моря. Усиливая свою наземную компоненту войск в Западной и Центральной Европе, американцы могут развернуть дивизион подобных ATACMS где-нибудь в Дании, северной части Германии, Польше или Эстонии, из-за чего для боевых кораблей Балтийского флота появится очередная и весьма нешуточная угроза, учитывая, что «Полимент-Редут», способный эффективно уничтожать подобные средства воздушного нападения, установлен на небольшом количестве надводных кораблей (корветы пр. 20380). А пусковых установок M142 (1 ракета ATACMS) или M270 (2 ракеты соответственно) Штаты могут стянуть до нескольких десятков, так что будет над чем работать расчётам наших «Трёхсоток» и «Четырёхсоток» в Калининградской и Ленинградской областях.

Во-вторых, максимальная скорость полёта ОТБР семейста ATACMS составляет 1500 м/с (порядка 5400 км/ч), из-за чего старые версии комплексов, к примеру, «Бук-М1» и С-300ПС не смогут перехватить их на маршевом участке траектории полёта, а поэтому решением вопроса может стать лишь обновление корабельного состава Балтийского флота новыми НК типа фрегат «Адмирал Горшков», имеющими полноценные средства ПРО, а частей ВКО и войсковой ПВО — перспективными ЗРК С-300В4, С-400 и «Бук-М3». Разработка и начало серийного производства противокорабельной модификации ATACMS займёт минимум времени и финансовых вложений в сравнении с теми же гиперзвуковыми HAWC, а поэтому и узнать о появлении незваных гостей в Балтии или близ границ Южного военного округа мы можем уже в ближайшие годы.


Источники информации:
http://forum.militaryparitet.com/viewtopic.php?pid=167537#p167537
http://forum.militaryparitet.com/viewtopic.php?id=10703
Автор:
Евгений Даманцев
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

17 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти