Проблема пьянства в Советской России 20-ых годов прошлого века и формирование «пьяного бюджета» (часть вторая)

«Ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники — Царства Божия не наследуют»
(1 Послание Коринфянам 6:10)


Выпуск 40° водки весьма благоприятно сказался на ситуации, связанной с наркотиками (клин вышибли клином), а начат он был Декретом СНК СССР от 28 августа 1925 г. «О введении в действие положения о производстве спирта и спиртных напитков и торговли ими», разрешившим торговлю водкой. 5 октября 1925 г. была введена винная монополия [1]. Оценивая это событие в культурологическом ключе, можно сказать, что эти декреты символизировали окончательный переход к мирной – стабильной жизни, т.к. в общественном сознании России ограничения в допуске к употреблению крепких спиртных напитков устойчиво привязывались к социальными потрясениями.

Проблема пьянства в Советской России 20-ых годов прошлого века и формирование «пьяного бюджета» (часть вторая)

Гармошка и бутылка: культурный досуг.

Новую советскую водку стали называть «рыковкой» в честь председателя СНК СССР Н.И. Рыкова, подписавшего вышеназванный декрет о производстве и продаже водки. В среде интеллигенции в середине 1920-х годов даже ходил анекдот, что, мол, в Кремле каждый играет в свои любимые карты: у Сталина – «короли», Крупская играет в «Акульку», ну, а Рыков – конечно, в «пьяницу». Примечательно, что новая советская расфасовка спиртного получила в народе своеобразные шутливые, но очень даже политизированные названия. Так, бутылку объемом 0,1 л. называли пионером, 0,25 л. – комсомольцем, а 0,5 л. – партийцем [2].104 При этом по воспоминаниям пензенцев – современников событий, одновременно употребляли и прежние, дореволюционные названия: сороковка, жулик, мерзавчик.

Водку запустили в продажу в октябре 1925 года по цене 1 руб. за 0,5 л., что привело к огромному росту объемов ее продажи в советских городах [3].106 Тем не менее самогона пить меньше не стали. Во всяком случае, в Пензенской области. По самым приблизительным подсчетам в 1927 году в Пензе каждый работающий рабочий (данные приводятся без половой и возрастной дифференциации) употребил 6,72 бутылки самогона, а, к примеру, каждый работающий служащий – 2,76 бутылки [4].145 Причем это в целом, а применительно только к мужчинам половозрелого возраста, эту цифру надо увеличить еще в 2-3 раза [5].

Причина, по которой народу нравился самогон, заключалась не только в его дешевизне по сравнению с государственной водкой. При потреблении самогон давал впечатление повышенной крепости от содержащихся в нем резких и сильно действующих примесей (сивушных масел, альдегидов, эфиров, кислот и т. д.), которые от спирта при кустарном ведении производстве отделить не удавалось. Лабораторные исследования, проведенные во второй половине 1920-х годов, показали, что этих примесей содержалось в самогоне в несколько раз больше, чем даже в сыром заводском спирте, так называемой «сивухе», которую еще при царском правительстве изъяли из продажи вследствие ее ядовитости. Так что все разговоры о самогоне, «чистом как слеза», это миф. Ну а теперь это пили, и надо ли говорить о тяжелых последствиях отравления такими «напитками»? Это и дебильные дети [6] , и белая горячка, и быстро развивающийся алкоголизм.

Интересно, что цена на водку непрерывно повышалась: с 15 ноября 1928 года на 9%, а с 15 февраля 1929-ого – на 20%. При этом цена на вино была в среднем выше водочной на 18 – 19% [7] , то есть вино водку заменить в ценовом отношении не могло. Соответственно тут же стало расти число шинков. Увеличился объем производства самогона. То есть те успехи, что были достигнуты выпуском государственной водки, были потеряны с ростом ее продажной цены!

Активно пили все – нэманы, рабочие, чекисты, военные, о чем регулярно информировался Пензенский Губком РКП(б) [8]. Сообщалось: «Пьянство среди печатников прочно вошло в их быт и является хроническим» [9], «На суконной фабрике «Творец Рабочий» поголовное пьянство рабочих с 14-15 лет», «Повальное пьянство на стеклозаводе №1 «Красный Гигант» и т.д. [10]. 50% рабочей молодежи пила регулярно [11]. Прогулы превысили довоенный уровень [12] и, как отмечалось, причина была одна – пьянство.

Но все это меркнет перед данными по потреблению алкоголя (в переводе на чистый алкоголь) в семьях. Если потребленный алкоголь на одну семью принять за 100%, то получался следующий рост семейного потребления алкоголя: 1924г. – 100%, 1925г. – 300%, 1926г. – 444%, 1927г. – 600%, 1928г. – 800% [13].

Как относилась к пьянству верхушка большевистской партии? Оно объявлялось пережитком капитализма, социальной болезнью, развивающейся на почве социальной несправедливости. Вторая программа РКП(б) причисляла его наряду с туберкулезом и венерическими заболеваниями к «социальным болезням» [14]. В этом большую роль сыграло отношение к нему со стороны В.И. Ленина. По воспоминаниям К. Цеткин, он совершенно серьезно полагал, что «пролетариат – восходящий класс... не нуждается в опьянении, которое оглушало бы его или возбуждало» [15]. В мае 1921 года на 10 Всероссийской конференции РКП(б) В.И. Ленин заявлял, что «...в отличие от капиталистических стран, которые пускают в ход такие вещи, как водку и прочий дурман, мы этого не допустим, как бы они не были выгодны для торговли, но они ведут нас назад к капитализму...» [16]. Правда, не все в окружении вождя разделяли его трезвеннический энтузиазм. Вот, например, что В.И. Ленин писал Г.К. Орджоникидзе: «Получил сообщение, что Вы и командарм 14 (командармом 14 армии был И.П. Уборевич) пьянствовали и гуляли с бабами неделю. Скандал и позор!» [17].

Недаром декретом ВЦИК и СНК, принятом в мае 1918 года, за самогоноварения предусматривалась уголовная ответственность в виде лишения свободы на срок… не менее 10 лет с конфискацией имущества. То есть оно было отнесено к наиболее опасным нарушениям социалистической законности. Но многих ли посадили на 10 лет? В Пензе на 5 лет одного (!) сотрудника ГубЧЕКА (ну понятно!) [18], но и не более. Остальные отделывались штрафом и месячными (2-6 месяцев) сроками заключения, а иным объявляли общественное порицание и… все! Позднее, а именно в 1924 году отмечалось: «Вопрос с тайным винокурением стоит катастрофически... при разборе дел надо помнить, что наше правительство отнюдь не заинтересовано в том, чтобы 70-80% населения у нас числились подсудными» [19]. Вот даже как – 70-80%! Причем отмечал это не кто-нибудь, а пензенский губернский прокурор!

Интересно, что классовый подход присутствовал и в отношении штрафованных за самогоноварение. По данным прокуратуры Пензенского округа от 9 декабря 1929 г., средняя сумма штрафа за самогоноварение составляла: для кулака - 14 руб., для середняка - 6 руб., для бедняка - 1 руб. Соответственно рабочий платил 5 рублей, а вот нэпман – 300! [20]

В итоге «снизу вверх» пошли обращения, что лучший способ борьбы с самогоном это выпуск государственной водки. И… благо Ленина тогда уже не было, глас из народа был услышан. Стали производить «рыковку». Но и «борьбу с пьянством» тоже никто не отменял. Производство спиртного увеличивалось, но, с другой стороны, его рост вызывал серьезное беспокойство партии и исполнительной власти. В итоге в июне 1926 года ЦК ВКП(б) издал тезисы «О борьбе с пьянством». Основными мерами в борьбе с ним признавалось принудительное лечение хронических алкоголиков и борьба с самогоноварением. В сентябре 1926 года вышел декрет СНК РСФСР «О ближайших мерах в области лечебно-предупредительной и культурно-просветительной работы с алкоголизмом». Он предусматривал развертывание борьбы с самогоноварением, развитие антиалкогольной пропаганды, введение системы принудительного лечения алкоголиков [21].

Было создано «Общество по борьбе с алкоголизмом», по стране начали создаваться его ячейки, пионеры начали бороться «За трезвого папу!», по инициативе Пензенского общества в газете «Трудовая Правда» в 1929 году в каждом номере публиковался «черный список» - Ф.И.О. и место работы людей, задержанных милицией в пьяном виде. Но и это помогло мало. Горожане не обращали на эти списки внимания.

Проблема пьянства в Советской России 20-ых годов прошлого века и формирование «пьяного бюджета» (часть вторая)


Что касается И.В. Сталина, то он вначале поддержал деятельность этого Общества. Он прекрасно знал ситуацию, сложившуюся в сфере потребления спиртного и осознавал масштабы и последствия алкоголизации населения страны Советов [22]. Поэтому не случайно, что в состав учредителей Общества первоначально вошли Е.М. Ярославский, Н.И. Подвойский и С.М. Буденный. Однако когда индустриализация потребовала дополнительных средств, и этого же потребовала реформа армии, он очень быстро выбрал из двух зол наименьшее. Ситуация стала критической в 1930 году, и вот тогда-то Сталин в письме к Молотову 1 сентября 1930 года и написал следующее: «Откуда взять деньги? Нужно, по-моему, увеличить (насколько возможно) производство водки. Нужно отбросить прежний стыд и прямо, открыто пойти на максимальное увеличение производства водки на предмет обеспечения действительной и серьезной обороны страны... Имей в виду, что серьезное развитие гражданской авиации тоже потребует уйму денег, для чего опять же придется апеллировать к водке».

И «прежний стыд» тут же был отброшен и практические действия не заставили себя ждать. Уже 15 сентября 1930 года Политбюро приняло решение: «Ввиду явного недостатка водки, как в городах, так и в деревне, роста в связи с этим очередей и спекуляции, предложить СНК СССР принять необходимые меры к скорейшему увеличению производства водки. Возложить на т. Рыкова личное наблюдение за выполнением настоящего постановления. Принять программу выпуска спирта в 90 млн. ведер в 1930/31 году». Продажа спиртного могла быть ограничена только в дни революционных праздников, военных сборов, в магазинах вблизи заводов в дни выдачи заработной платы. Но эти ограничения не могли превышать двух дней в месяц [23]. Ну, а противоалкогольное общество взяли и упразднили, чтобы не путалось под ногами!

Вывод же автор названного в первой части данного материала исследования, на котором он и основан, делает следующий: «в 1920-е гг. ХХ века в советских городах широкое распространение получило такое явление, как пьянство. Оно захватило не только взрослое население, но и проникло в ряды несовершеннолетних. Злоупотребление алкоголем привело к деформации семейной и производственной жизни, было тесным образом связано с ростом венерических заболеваний, проституцией, суицидом и преступностью. Широкое распространение это явление получило среди партийцев и комсомольцев. Особенно широко пьянство среди городских жителей распространилось во второй половине 1920-х гг. По своим масштабам и последствиям пьянство среди городских жителей, особенно рабочих, приняло характер народного бедствия. Борьба с ним была непоследовательной. Более того, потребности страны в средствах, возросшие в эпоху ускоренной модернизации, проводимой Сталиным, не оставляли в мыслях руководителей места для «интеллигентских сантиментов» о народном здравии. «Пьяный бюджет» Советского государства стал реальностью, а борьба с пьянством, в том числе и самогоноварением, была проиграна, да и она и не могла быть выиграна вообще и в этих условиях тем более».

Ссылки:
1.Из истории борьбы с пьянством, алкоголизмом, самогоноварением в советском государстве. Сб. документов и материалов. М., 1988. С.30-33.
2. Лебина Н.Б. «Повседневность 1920-1930-х годов: «Борьба с пережитками прошлого» ... С.248.
3. ГАПО Ф.Р342. Оп. 1.Д.192. Л.74.
4. ГАПО Ф.Р2.Оп.1. Д.3856. Л.16.
5. См. Шурыгин И.И. различие в потреблении алкоголя мужчинами и женщинами // Социологический журнал. 1996. №1-2. С.169-182.
6. Ковганкин Б.С. Комсомол на борьбу с наркотизмом. М.-Л. 1929. С.15.
7. Воронов Д. Алкоголь в современном быту. С.49.
8. ГАПО Ф.Р2.Оп. 4. Д.227. Л.18-19.
9.ГАПО Ф. П36.Оп.1. Д.962. Л.23.
10. Там же. Ф.Р2.Оп.4 Д.224. Л.551-552,740.
11.Юный коммунист. 1928 г. №4; Известия ЦК ВЛКСМ 1928. №16. С.12.
12. ГАПО Ф.Р342. Оп.1. Д.1. Л.193.
13. Ларин Ю. Алкоголизм промышленных рабочих и борьба с ним. М., 1929. С.7.
14. Восьмой съезд ВКП(б). М., 1959. С.411.
15.Цеткин К. Воспоминания о Ленине. М.,1959. С.50.
16.Ленин В.И. ПСС. Т.43. С.326.
17.Ленин В.И. Неизвестные документы. 1891-1922. М., 1999. С.317.
18. ГАПО Ф.Р2 Оп.1. Д.847. Л.2-4; Оп.4. Д. 148. Л.62.
19. Там же. Ф. Р463. Оп.1. Д.25. Л.1; Ф. Р342.Оп.1 Д.93. Л.26.
20. Там же. Ф. Р424. Оп.1. Д.405. Л.11.
21. СУ РСФСР. 1926.№57. Ст. 447.
22.Справка Информационного отдела ЦК РКП(б) И.В. Сталину // Исторический архив.2001. №1. С.4-13.
23.ГАПО Ф. Р1966. Оп.1. Д.3. Л.145.

Автор: Вячеслав Шпаковский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 213
{addcomments_info}
Картина дня