Подводная лодка инженерных войск. Часть 1

Подводная лодка инженерных войск. Часть 1


Часть первая. Необычное задание.

В 1957 г. на Крюковский вагоностроительный завод приехал начальник инженерного комитета Инженерных войск СА, генерал Виктор Кондратьевич Харченко. В этом не было ничего необычного – с 1951 по 1953 г. В. Харченко был начальником Научно – исследовательского института инженерных войск. Именно с этой организацией плотно работали специалисты завода (точнее, отдел 50, а с 1956 г – отдел главного конструктора №2 (ОГК – 2).


Виктор Кондратьевич был ровесником директора завода Ивана Митрофановича Приходько, прошел всю войну, воевал на многих фронтах в составе инженерных частей. Он знал инженерные войска, их проблемы и потребности не понаслышке. Был сторонником оснащения их новой техникой, средствами инженерного вооружения.


Виктор Кондратьевич Харченко



Директор Крюковского завода Иван Приходько


Никто не удивился, когда Иван Митрофанович пригласил к себе в кабинет на совещание главного конструктора Евгения Ленциуса, руководителей групп. Приглашенные в кабинет увидели там Приходько и Харченко, которые выглядели как заговорщики. Видно было, что они знают что-то такое, чего не знают все остальные. После приветствия Харченко сказал, что последние работы заводчан в области машин амфибийного типа вызывают уважение и восторг (речь шла о плавающем транспортере К-61 и самоходном пароме ГСП-55 конструкции Анатолия Кравцева).


Плавающий транспортер К - 61



Гусеничный самоходный паром ГСП. Состоит из двух полупаромов, которые соединяются на воде в один большой паром


«Но вы способны на большее, - продолжал Виктор Кондратьевич. - Я уполномочен передать вам предложение командования инженерных войск: создать новую машину – подводную. Вернее, такую, которая могла бы плавать не только по воде, но и ходить под водой. Машину, которая могла бы разведывать дно водной преграды для последующей переправы по дну водоема». Далее маршал объяснил, что на последних учениях в Киевском военном округе проверялось оборудование танков для подводного вождения.



Оказалось, что проход танков по дну – мероприятие очень затруднительное и рискованное: водители не знали характеристик дна, а именно: какая плотность грунта, твердое оно или илистое. Трудности были и с рельефом дна: на многих реках встречаются водовороты, подводные ямы и т. д. и т. п. В военное время такая задача выглядит еще более сложной: дно может быть заминировано, и проводить какие-то работы под прицелом противника – вряд ли получится.

- Так это уже не плавающая машина, а подводная лодка получится, - сказал Виктор Лысенко, зам. главного конструктора (как тут не вспомнить выражение о подводной лодке в степях Украины).


Виктор Лысенко


- Практически, да, - ответил Харченко. – Пожеланий по поводу новой машины у нас много. Она должна уметь плавать по поверхности водоема и при этом иметь возможность определить и записать профиль дна с отметкой глубин. Она должна быть бронированная и иметь вооружение. Было бы здорово, чтобы экипаж мог вести разведку тайно от противника: мог нырнуть в нужный момент, то есть погрузиться на дно, передвигаться там как с помощью дизеля, так и в автономном режиме на электродвигателе от аккумуляторов, всплыть и выйти на берег. А еще разведчик должен определять плотность грунта на дне, чтобы знать, пройдут здесь танки или нет. Очевидно, что в составе экипажа будет водолаз. Так что нужно иметь возможность выхода его под водой. Дно может быть заминировано: разведчику нужен миноискатель.

Говорили еще долго, уточняли, что «должен уметь делать» разведчик. Осталось много невыясненных вопросов. Но было ясно одно: это не просто разговор, это новое ответственное задание для конструкторов.

Несколько дней спустя в конструкторском отделе были выполнены предварительные проработки и предъявлены заказчику. После этого вышло постановление правительства о возложении проектных и опытно – конструкторских работ на Крюковский вагоностроительный завод.
В отделе главного конструктора-2 (ОГК–2) приступили к работе. За базовую машину для разведчика саперного подводного (ИПР–75) взяли плавающий танк ПТ–76. Были применены внутренние редукторы, водометы. Бортовая передача и ходовая часть применялись как с ПТ-76, так и с гусеничного самоходного парома ГСП – 55.




Плавающий танк ПТ-76, общий вид и внутреннее устройство


Непростой задачей оказалось определение формы корпуса машины. Ведь ей предстояло работать на реках при скорости течения до 1,5 м/с. (Чтобы понять, что такое 1,5 м/с, нужно сказать: если человек войдет в такую реку, то при глубине по колено, его будет сносить течением).

Для определения формы корпуса заводом был заключен договор с Московским государственным университетом на проведение исследований поведения машины в воде. Сначала проводили такие опыты: плавающий транспортер ПТС-65 (будущий плавающий гусеничный транспортер ПТС) зашивали, загружали балластом и имитировали быстрое течение. Машина при этом становилась, что называется, на дыбы. Нужна была другая форма.
Для этого в лаборатории был построен специальный лоток, через который прогонялась вода с нужной скоростью. В этом потоке и проверяли разные модели форм корпуса. По воспоминаниям главного конструктора Евгения Ленциуса, так, с помощью расчетов и практических экспериментов удалось подобрать оптимальную форму корпуса, которая позволяла машине быть устойчивой при любой силе течения. Работы длились больше года и московские ученые даже защитили несколько диссертаций по этой теме.


Главный конструктор плавающих машин Крюковского завода Евгений Ленциус (слева) в рабочем кабинете


Для комплектации разведчика всем необходимым были подключены организации, которые разрабатывали и поставляли миноискатель, перископ и прочее оборудование. Основным консультантом по разработке машины стало Горьковское КБ по подводным лодкам «Лазурит». С его помощью разработана схема разделения корпуса на водопроницаемый и водонепроницаемый отсеки, найдено решение по размещению балластных цистерн, схемы их наполнения и опустошения. Кингстоны обеспечивали попадание воды в затапливаемые отсеки во время погружения. Машина имела запас сжатого воздуха для работы экипажа под водой. В отсутствии опыта сварки броневых корпусов, было принято решение изготовить корпус из конструкционной стали с соблюдением толщины бронезащиты.

Опытный образец РПС-75 был изготовлен в 1966 г. Машина умела плавать, ходить по дну, погружаться и всплывать, определять характеристику дна водной преграды эхолотом. Двигалась она по дну водоема при помощи дизельного двигателя (система РДП) на глубине до 10 м. Когда глубина достигала больше 10 м, специальный поплавок закрывал трубу сверху, автоматически останавливал двигатель и включался электропривод от аккумуляторов, которые обеспечивали работу под водой до 4 часов.

Но в серию разведчик не пошел, потому что имел существенный недостаток: серебряно–цинковые аккумуляторы выделяли много водорода, а поэтому были очень пожароопасными. Кроме того, в связи с наличием в корпусе водопроницаемых объемов, открытых для заполнения водой на плаву и под водой, машина потеряла запас плавучести и отрицательной плавучести*, т. е. подводный вес. Под водой она дельфинировала – подскакивала.

*Величина отрицательной плавучести равна разности между собственным весом тела и весом объема жидкости, вытесненной им при погружении.
В том случае, когда вес тела больше веса вытесненной им воды, оно будет тонуть, так как обладает отрицательной плавучестью. Если же вес объема вытесненной жидкости больше собственного веса тела, то последнее будет плавать, обладая положительной плавучестью, величина которой равна разности между весом объема вытесненной жидкости и весом тела.


Таким образом, идея, как в подводной лодке, предложенная КБ «Лазурит», здесь не годилась. Но пройти через это крюковским конструкторам надо было, чтобы найти свое более оптимальное решение. Комиссия рекомендовала уточнить технико–экономические требования для последующего проектирования. При их составлении было решено комплектовать подводный разведчик приборами и оборудованием, которые выпускались серийно и приняты на вооружение.

Таким образом, в КБ завода шло совершенствование машины. Оно касалось многих аспектов, в том числе и бронирования машины. На то время конструкторы рассматривали применение двух типов брони – 2П и 54. Становилось очевидным: если машину сделать из брони 2П, то потребуется термообработка всего корпуса. Для этого нужна будет печь, чтобы поместить корпус целиком. Такая печь в стане была одна – на Ижорском заводе в Ленинграде. Но разрешение на ее использование крюковчане не получили. Тогда было решено использовать броневые листы марки 54. Их можно было подвергать термообработке, но после этого требовалась быстрая сварка корпуса, чтобы металл не коробило и не вело. За сутки необходимо было сварить весь корпус. Для ускорения работы делали крупные подсборки, а потом весь корпус сваривали в единое целое.

При разработке базы новой машины был изучен опыт разработки боевой машины пехоты – БМП. Она только создавалась на Челябинском тракторном заводе. Применение трансмиссии и ходовой части БМП было согласовано с разработчиком. Таким образом, были согласованы более прогрессивные по сравнению с танком ПТ–76 трансмиссия, ходовая и двигатель.


БМП-1, базовая машина для подводного разведчика


При этом была увеличена глубина водоема, по дну которого могла ходить машина при работающем двигателе. Не стало в разведчике и так называемых проницаемых емкостей, что позволило увеличить вес машины при работе под водой. В итоге машина могла передвигаться по суше, плыть по воде, погружаться как с берега, так и во время движения по воде, передвигаться по дну водоема за счет системы работы двигателя под водой – РДП. Она могла принимать и выпускать водолаза, имела широкозахватный миноискатель и прибор для замера плотности грунта, эхолот для замера глубин, гидрокомпас для движения под водой. Оборонительное вооружение состояло из пулемета в специальной башенке.


Вид на ИПР - 75 сверху. По продольной оси корпуса хорошо видно штангу РДП



Чертеж подводного разведчика (вид сверху и с левого бока)



Пулеметная башенка


Миноискатель подводного разведчика был разработан в специальном КБ города Томска и обеспечивал поиск мин типа ТМ-57 на расстоянии 1,5 м от машины на глубине в грунте до 30 см. Ширина проверяемой полосы 3,6 м. Сам миноискатель располагается на выносной штанге над уровнем земли на высоте 0,5 м. При помощи следящего устройства обеспечивалось копирование рельефа грунта. Если прибор обнаруживал препятствие, поступал сигнал на «автостоп», и машина останавливалась (система подобная миноискателю ДИМ).


Вид на правый поисковый элемент миноискателя подводного разведчика


Сапер (водолаз) после этого уточняет местонахождение мины и принимает решение удалить или обезвредить мину. В транспортном положении 2 миноискателя располагались в верхней части корпуса вдоль машины. При поиске мин они переводились в рабочее положение впереди машины при помощи гидравлики.

Казанским оптико–механическим заводом для разведчика был разработан специальный перископ. Ствол перископа в поднятом положении находился на уровне глаз командира машины, а над корпусом машины при этом выступал на метр. Перископ работал, когда машина шла на небольшой глубине. При глубине больше 1 м он убирался в корпус. Корпус подводного разведчика был разделен на 2 части герметичной перегородкой. В передней части располагались экипаж и шлюзовая камера. В корме – двигатель, трансмиссия и другие системы. Компоновка машины была настолько плотной, что сами конструкторы удивлялись, как они смогли втиснуть туда столько приборов и функций.


Продольный разрез корпуса ИПР-75


Шлюзовая камера представляла собой отсек с кингстонами вверху и внизу. Сверху воздух подается или вытесняется. Камера находится в отделении экипажа и герметично отделена от него. Разведчик оборудован двумя люками: боковым – для входа (выхода) в отделение экипажа, верхним – на крыше машины, для выхода из машины. Оба люка герметично закрываются.

Прохождение танками водной преграды по дну зависит от состояния и плотности грунта. Бывают грунты с плотной верхней оболочкой, под которой находятся мягкие, слабонесущие слои. В таких случаях гусеницы танков срывают верхний слой, начинают пробуксовывать, зарываясь под своим весом все глубже. Такая же картина наблюдается, когда грунт илистый. Поэтому конструкторами было разработано специальное механическое устройство, которое без выхода экипажа из машины давало бы информацию о несущей способности грунта. Прибор назывался пенетрометр. Аналогов ему в мире не было. Конструктивно прибор состоял из гидроцилиндра и штанги. Штанга перемещалась внутри и могла поворачиваться вокруг своей оси. При определении проходимости грунта давление жидкости передавалось в цилиндр, и штанга вдавливалась в грунт, а затем проворачивалась вокруг своей оси. Таким образом проверялась плотность грунта и его несущая способность на срез.

Для самообороны разведчик вооружался серийным пулеметом ПКБ 7,62 мм конструкции М. Калашникова. Кстати, Михаил Тимофеевич сам приезжал на завод для ознакомления с машиной и тем, как и куда будет устанавливаться его пулемет. Поскольку машина уходила под воду, то требовалась водонепроницаемая конструкция башни. Но как это обеспечить? Выход нашли быстро и простой – пулемет устанавливался на турель башни, а ствол размещался в специальном кожухе, который приваривался к башенке и имел на конце заглушку. Она – то и обеспечивала герметизацию при работе под водой. При стрельбе заглушка автоматически открывалась. Сама башня могла поворачиваться на 30 градусов в каждую сторону относительно оси машины.


Крышка кожуха пулемета открыта


Корпус машины изготавливали из броневой стали, отделение экипажа имело защиту от проникающей радиации. Разведчик имел водоходные движители, состоящие из винтов в насадках (соответственно правый и левый), которые на суше располагались вверху машины, а при входе в воду – опускались по бокам.



Вид на водоходные движители с боку и сзади


ИПР обеспечивает получение следующих разведданных:
1. О водной преграде - ширина, глубина, скорость течения, проходимость дна водной преграды для танков, наличие на дне противодесантных и противотанковых мин в металлических корпусах.
2. О маршрутах движения и местности - проходимость местности, грузоподъемность и иные параметры мостов, наличие и глубины бродов, наличие минно-взрывных и невзрывных заграждений, уклоны местности, несущая способность грунта, зараженность местности отравляющими веществами, уровни радиоактивного заражения местности.

Экипаж машины состоял из 3 человек: командир-оператор, механик-водитель и водолаз-разведчик. Все они находились в отделении управления. Шлюзовая камера имела выход в отделение управления и наружу и служила для выхода водолаза-разведчика из ИПР в подводном положении, т.к. при обнаружении МВЗ при помощи РШМ (речной широкозахватный миноискатель) обезвредить их, не выходя из ИПР, не представлялось возможным. Поэтому при обнаружении МВЗ водолаз-разведчик через шлюзовую камеру выходил из ИПР, при помощи ручного миноискателя производил доразведку и обезвреживание МВЗ и возвращался на ИПР, после чего разведчик продолжал работу.

Во время испытаний подводного разведчика, как и других новых машин, случалось много интересных, курьезных и опасных случаев. Евгений Шлемин, зам начальника экспериментального цеха, вспоминает такой случай. Команда испытателей на подводном разведчике РПС и плавающем транспортере ПТС выехали на Днепр. Машины вошли в воду и направились к месту, где была необходимая глубина. Разведчиком управлял Иван Перебейнос. Ему–то и предстояло нырнуть на глубину около 8 м. Евгений Шлемин с товарищами на ПТС были на связи и на подстраховке. РПС - машина тихая, незаметная: нырнул – и ни слуху, ни духу. И кто знает, кому труднее: тому, кто рискует машиной и собой под водой, или тому, кто в неведении находится наверху.


Испытатель Иван Перебейнос


Вдруг по связи получили тревожное сообщение: «Пожар!» Шлемин скомандовал помощнику включить лебедку, а транспортер направил к берегу. Вскоре разведчик показался из воды, а из аккумуляторного отсека валил дым. Когда вышли на берег, открыли люк. Из него показался чумазый, но улыбающийся Перебейнос. Все вздохнули с облегчением: «Живой!» Как выяснилось позже, пожар возник из-за того, что аккумуляторный отсек был переполнен водородом, который обильно выделяли серебряно–цинковые аккумуляторы (позже их заменили на более надежные).

В другой раз кто-то из участников испытаний потерял на берегу наручные часы. В то время их имел не каждый, а вещь была ценной и нужной. Тогда Виктор Головня, ответственный за испытания, предложил поискать их с помощью миноискателя, что входил в комплект оборудования. Потерю быстро нашли, тем самым подтвердив высокую эффективность работы новой машины и его оборудования.

На конец 60-х годов 20 века подводный разведчик саперный был действительно необыкновенной машиной. Однажды на полигоне в Кубинке был устроен показ новой инженерной техники. На него прибыли высокие чины во главе с председателем Совета Министров СССР Никитой Хрущевым. Сначала показали процесс сборки моста из звеньев парка ПМП.

- Надо признаться, - вспоминает главный конструктор Евгений Ленциус, который был на показе, - это было эффектное зрелище. Много техники, людей, все действия четкие, отлаженные. Меньше, чем через полчаса мост был готов, и по нему пошли танки.
Потом показывали подводный разведчик. Машина аккуратно подошла к воде, вошла в нее и поплыла. И вдруг на глазах у всех ушла под воду.
- Утонула?! – всполошились зрители.
Однако генералам пояснили, что так задумано. Через несколько минут над водой появился перископ. Вскоре и сама машина выехала на берег метров через 200 от места погружения. Разведчик, словно собака, которая выбралась из воды, брызнул во все стороны фонтанами воды из балластных баков и остановился. Все присутствующие зааплодировали. Стало понятно, что машине дали «зеленый свет».

Первых несколько опытных образцов были изготовлены на Крюковском вагоностроительном заводе. Затем прошли полигонные испытания на суше, на воде и под водой. После всех этапов испытаний в 1972 г. машину (изделие «78») приняли на вооружение инженерных войск. Документация по машине вскоре была передана в г. Муром Владимирской области на завод «Муромтепловоз», где с 1973 г. началось серийное производство ИПР.


Инженерный подводный разведчик ИПР


Тактико-технические характеристики ИПР:
Экипаж, чел. – 3
Вооружение, шт. – один 7, 62-мм ПКТ
Боевая масса, т – 18,2
Длина по корпусу, мм – 8300
Ширина, мм – 3150
Высота по кабине, мм – 2400
Запас хода, км – 500
Рабочая глубина (по дну), м – 8.
Максимальная скорость, км/ч:
-по суше – 52
-на воде – 11
-под водой по дну – 8,5
Колея, мм – 2740
Дорожный просвет, мм – 420
Запас плавучести, % – 14
Мощность двигателя УДТ-20, л. с. – 300
Среднее удельное давление на грунт, кг/см – 0, 66
Расход топлива на 100 км пути, л – 175-185
Автор: Фещук Михаил


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 21

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. Uryukc 23 ноября 2016 20:18
    Классная статья.
    1. AUL 24 ноября 2016 23:21
      Даже не слыхал о существовании подобной техники! А сейчас он стоит у нас на вооружении?
      AUL
  2. albert 23 ноября 2016 20:34
    Не эти ли подводные лодки всё время видят шведы? bully
  3. guzik007 23 ноября 2016 20:46
    В 80-м это был жутко секретный аппарат,стоял у нас в ангаре под брезентом и охраной.Потому как некому было на нем плавать:=)
    1. К-50 23 ноября 2016 22:54
      Цитата: guzik007
      В 80-м это был жутко секретный аппарат,стоял у нас в ангаре под брезентом и охраной.Потому как некому было на нем плавать:=)

      Странно. Мех-водов и командиров машин готовили много, целая учебная рота на 150 человек было.
      1. guzik007 24 ноября 2016 00:10
        Ну,значит до ГСВГ еще не доехали тогда ...
      2. Aleks тв 24 ноября 2016 12:12
        Цитата: К-50
        Мех-водов и командиров машин готовили много, целая учебная рота на 150 человек было.

        День добрый, теза.
        Абсолютно точно, под Волжским.
        А в войсках работали в основном на ИРМ, ИПРы берегли, их было мало и их, кхм...чуть-чуть побаивались )))
        feel
        Еще бы - настоящая подводная лодка на гусеницах, да еще со шлюзовой камерой.
        laughing
        ...................

        Автору статьи - огромное спасибо.
        И за редкий материал и за отличную подачу информации.
        Отдельное спасибо за профессионализм описания.
        good
        Ждем продолжения.


        На фото именно ИПР а не ИРМ, трубы УРДП сняты.
    2. Slon_on 29 ноября 2016 10:01
      В 1981 наш батальон получил такой, съездили до речки, по дну идти не "захотел" . Поставили в отдельный бокс, закрыли, опечатали, "нуегонах-секретный".
      1. Aleks тв 3 декабря 2016 23:54
        Цитата: Slon_on
        В 1981. Поставили в отдельный бокс, закрыли, опечатали, "нуегонах-секретный".

        В точку, Петр.
        wink
  4. кудесник 23 ноября 2016 20:50
    даже не предполагал, что такая техника существует. потрясающе!
  5. RRiv 23 ноября 2016 21:02
    Хрущёву показывали ИПР - не верю.
  6. Юра 23 ноября 2016 21:04
    Отличная статья, интересно а сейчас что нибудь такое делают? Наверно есть необходимость в такой технике, уже на новом, современном уровне.
  7. RASKAT 23 ноября 2016 21:09
    Машина своего времени. good
  8. perevozthikov 23 ноября 2016 21:19
    Замечательная статья, чёткая, информативная. Особенно радует отсутствие текста ни о чём и глупых повторов. А где этот памятник установлен?
    1. avt 24 ноября 2016 09:39
      Цитата: perevozthikov
      Замечательная статья, чёткая, информативная.

      Ну и иллюстрирована вполне себе добротно good , легко читается и опять же - не безликая . Плюс конечно.
      avt
    2. киото33 24 ноября 2016 22:31
      пос.калиненец таманская дивизия
      КПП сапер.батальона
  9. капрал 24 ноября 2016 03:09
    Расход топлива на 100 км пути, л – 175-185

    Опечатка?
  10. exo 24 ноября 2016 12:14
    Не знал.Очень интересно! Спасибо!
    exo
  11. lysyj bob 24 ноября 2016 12:28
    "Чего только эти русские не придумают, лишь бы дороги не строить!"
    ...старый бородатый анекдот
  12. ydjin 24 ноября 2016 22:36
    Просто фантастика а не машина! Спасибо за статью, не знал про эту машину. Честь и слава советским конструкторам!
  13. rimont Вчера, 13:40
    Дорогие друзья! Спасибо за хорошие отзывы о материале, который отличается "профессионализмом описания, отличной подачей информации". Принимаю эти отзывы на свой адрес, потому что статья слово в слово содрана с моей книги "Рождение амфибий.Переправочно-десантная техника Крюковского вагоностроительного завода", которая была издана за средства предприятия в 2011 году. В 2016 году Михаил Фещук прислал к нам на предприятие электронное письмо. Мол так и так: работаю преподавателем в военном лицее, преподаю историю оружия, слышал о вашей книге, нельзя ли приобрести. Мы подарили Михаилу книгу для использования во время лекций. Он и фото групповое прислал: преподаватель, лицеисты рассматривают книгу. Но Михаил использовал книгу не только для лекций. Он взял главы книги, отсканировал фото и "написал свои статьи". Естественно без указания на источник, автора, на то, что это цитата размером в целую статью. Тем самым проявил неуважение к авторам книги, предприятию, сайту и его читателям, подсунув им украденный материал. Какой плодовитый "автор"! Для тех, кто захочет убедиться, код книги в Национальной библиотеке Украины ISBN 978-966-196-013-7 Анна Кудиярова, автор книги и информации, изложенной в этой статье.
Картина дня