Оборонный потенциал КНР на свежих снимках Google earth. Часть 1-я



В КНР одновременно с наращиванием промышленно-экономического потенциала осуществляется качественное усиление вооруженных сил. Если в прошлом китайская армия оснащалась в основном копиями советских образцов 30-40 летней давности, то сейчас в КНР всё больше собственных разработок. Впрочем, китайские инженеры и сегодня не гнушаются нелицензионным копированием наиболее удачных, по их мнению, иностранных изделий военного назначения. В этом есть свой резон, если не брать во внимание этические нормы соблюдения авторских прав, такой подход позволяет серьёзно ускорить процесс создания современных вооружений и сэкономить значительные средства. Разговоры о том, что копия всегда хуже оригинала, остаются разговорами до того момента, пока эта копия, выпущенная в количествах намного больших чем оригинал, не встретится с оригиналом на поле боя. К тому же справедливости ради стоит сказать, что качество изготовления китайских «копий» в последнее время зачастую даже лучше, чем у российских «оригиналов».


Аналогом российских РВСН в КНР является Второй артиллерийский корпус НОАК. Китай стал ядерной державой 16 октября 1964 года, проведя испытание уранового заряда на полигоне Лобнор. Испытания китайской атомной бомбы во многом повторяли методику испытаний первых зарядов в США и СССР. Заряд, предназначенный для первого испытательного взрыва, также был размешён на высокой металлической башне. Ядерная программа Китая развивалась очень быстрыми темпами: в 60-е годы, несмотря на крайне низкий уровень жизни большей части населения, руководство КНР не жалело средств на создание и совершенствование ядерного оружия. По оценкам ЦРУ США, создание ядерного оружия обошлось Китаю более чем в $4 млрд, по курсу середины 60-х годов. Уже через три года после первого испытания китайского стационарного ядерного устройства, 17 июня 1967 года, состоялось успешное испытание китайской термоядерной бомбы, которую можно было использовать в боевых целях. На этот раз бомба мощностью 3,3 Мт была сброшена с реактивного бомбардировщика H-6 (китайская версия Ту-16). Китай стал четвёртым в мире после СССР, США и Великобритании обладателем термоядерного оружия, опередив более чем на год Францию.


Спутниковый снимок Google earth: место проведения подземных ядерных испытаний на полигоне Лобнор

Китайский ядерный полигон Лобнор занимает площадь около 1100 км², всего здесь было проведено 47 испытаний ядерного и термоядерного оружия. В том числе: 23 взрыва в атмосфере и 24 под землёй. Последнее атмосферное испытание в КНР состоялось в 1980 году, в дальнейшем испытания выполнялись только под землей. В 1996 году руководство КНР объявило мораторий на ядерные испытания, и Китай подписал Договор о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний. Впрочем, Китай этот договор до сих пор официально не ратифицировал.

В КНР никогда не оглашали данные об объемах производства расщепляющихся и делящихся материалов, используемых при производстве ядерного и термоядерного оружия. По данным, опубликованным в докладе ЦРУ в начале 90-х годов, ядерная промышленность КНР была в состоянии производить до 70 боеголовок в год. Согласно западным экспертным оценкам, количество плутония, полученное в КНР до конца 80-х, составляло примерно 750 кг. Этого объёма вполне достаточно для производства нескольких сотен ядерных бомб.

В прошлом количество собранных ядерных боеголовок в КНР ограничивалось дефицитом урановой руды. Собственные запасы урановых руд в стране по состоянию на 2010 год оценивались в 48800 т, чего, по китайским меркам, явно недостаточно. Ситуация изменилась в середине 90-х, когда Китай получил доступ к урану, добываемому в Африке и Средней Азии.


Спутниковый снимок Google earth: ядерные реакторы в Циньшане


Несколько лет назад китайские официальные лица заявили о прекращении выработки оружейного плутония в КНР. Так ли это, неизвестно, также остаются тайной объемы уже накопленного плутония. Согласно американским оценкам, в Китае имеется как минимум 400 развёрнутых ядерных боеголовок. Возможно, что это количество сильно занижено, так как в 2016 году в стране действовало более 35 промышленных ядерных реакторов.

В настоящее время в центральных районах КНР развёрнуто примерно 20 ШПУ с МБР DF-5А. Согласно американским источникам, ракета несёт до пяти боевых блоков (РГЧ ИН) мощностью 350 кт. Дальность пуска - 11000 км. Новая система наведения с астронавигацией обеспечивает КВО около 500 м.

Для китайских ШПУ МБР характерной чертой является их отличная маскировка на местности и наличие многочисленных ложных позиций. Даже имея достоверную информацию о районе развёртывания, практически невозможно с помощью спутниковых снимков найти шахты китайских МБР. Зачастую поверх оголовка ракетных шахт возведены легкие бутафорские строения, которые в процессе подготовки запуска ракет быстро сносятся инженерными службами. Во многом эти ухищрения объясняются малочисленностью китайских МБР. Кроме того, китайские ШПУ защищены в инженерном отношении хуже, чем российские и американские ракетные шахты, что делает их более уязвимыми в случае внезапного «обезоруживающего удара».

В КНР, как и в СССР, желая снизить уязвимость своих стратегических сил, в 80-е годы прошлого столетия приняли на вооружение мобильный грунтовый комплекс DF-21. Новый твердотопливный комплекс средней дальности поступал в полки, где до этого на вооружении состояла жидкостная БРСД DF-3. Ракета DF-21, весящая 15 т, способна доставить моноблочную БЧ мощностью 300 кт на дальность до 1800 км. Китайские конструкторы сумели создать новую, более совершенную систему управления ракетой, с КВО до 700 м, что являлось очень хорошим показателем для конца 80-х. Как и старая ракета DF-3, новая твердотопливная БРСД предназначалась для нанесения ядерных ударов по территории СССР и находящимся в зоне досягаемости американским военным базам в тихоокеанском регионе. В начале 2000-х годов на вооружение частей Второго артиллерийского корпуса поступила улучшенная модификация - DF-21С. Благодаря использованию сигналов системы спутникового позиционирования КВО моноблочной БЧ снижено до 40-50 м. Недавно в СМИ КНР появились упоминания о новом варианте комплекса с увеличенной до 3500 км дальностью пуска. Китайские БРСД неспособны поражать цели на континентальной части США, но зато покрывают значительную часть территории России.


Спутниковый снимок Google earth: подразделение Второго артиллерийского корпуса на подготовленной бетонированной площадке в окрестностях Линьи (вся техника укрыта маскировочными сетями)

Для мобильных грунтовых ракетных комплексов в центральных районах КНР создана сеть подготовленных бетонированных позиций и дорожных развязок. Эти площадки имеют необходимую инфраструктуру для нахождения на них в течение длительного периода времени и их координаты уже забиты в системы наведения ракет. Периодически на этих позициях несут боевое дежурство мобильные комплексы БРСД и МБР.


Спутниковый снимок Google earth: бетонированные площадки для запуска мобильных МБР DF-31 в районе Чангунсан в восточной части провинции Цинхай

Если DF-21 можно считать китайским аналогом советского комплекса средней дальности РСД-10 «Пионер» (SS-20), то концептуальным аналогом российского мобильного комплекса «Тополь» (SS-25) с ракетой РС-12М является — DF-31. По сравнению с китайскими МБР на жидком топливе время предстартовой подготовки DF-31 сократилось в несколько раз и составляет 15-20 минут. В начале 2000-х в КНР по аналогии с подвижными комплексами средней дальности началось строительство многочисленных стартовых площадок для DF-31. В данный момент на вооружении Второго артиллерийского корпуса имеются усовершенствованные DF-31А с дальностью пуска до 11000 км. По мнению американских экспертов, DF-31А может оснащаться моноблочной термоядерной БЧ мощностью до 1 Мт, или тремя боевыми блоками индивидуального наведения мощностью по 20-150 кт, КВО по разным оценкам составляет от 100 м до 500 метров. По забрасываемой массе китайский DF-31А близок к российскому стратегическому комплексу «Тополь», но китайская ракета размещается на восьмиосном буксируемом шасси, и существенно уступает российскому по проходимости. В связи с этим китайские ракетные комплексы передвигаются только по дорогам с твёрдым покрытием.

В сентябре 2014 года была публично продемонстрирована новая модификация китайского мобильного ракетного комплекса DF-31В, являющейся дальнейшим развитием DF-31A. В 2009 году стало известно о создании в КНР новой твёрдотопливной МБР — DF-41. Есть основания полагать, что DF-41 с увеличенными по сравнению с другими китайскими твёрдотопливными МБР массово-габаритными характеристиками предназначена для замены устаревших жидкостных ракет шахтного базирования DF-5А. По оценкам западных экспертов, с учётом веса и габаритов дальность пуска DF-41 может составлять 15000 км. Новая МБР может нести разделяющуюся головную часть, содержащую до 10 боевых блоков и средства прорыва ПРО.


Спутниковый снимок Google earth: пусковые сооружения ракетного полигона Цзюцюань

Испытательные пуски китайских баллистических ракет традиционно осуществляются со стартовых площадок ракетного полигона Цзюцюань. Площадь полигона составляет 2800 км². В этом районе также ведутся испытания тактических ракет и зенитных комплексов. До 1984 года это был единственный ракетно-космический полигон страны.


Спутниковый снимок Google earth: мишенное поле в пустыне Гоби


К северу от пусковых площадок ракетного полигона Цзюцюань в пустыне Гоби находится мишенное поле и контрольно-следящая аппаратура для снятия показаний с боеголовок испытываемых баллистических ракет. По данным, опубликованных в американских источниках, несколько лет назад здесь прошли успешные испытания противокорабельного варианта БРСД DF-21D.

Основная часть ракетных баз, где дислоцированы ракетные полки, вооруженные мобильными комплексами DF-21 и DF-31,находится неподалёку от горных хребтов. В 2008 году после крупного землетрясения в центральной части КНР выяснилось, что многие китайские мобильные ракетные комплексы стратегического назначения находились в подземных туннелях. В горах, неподалёку от ракетных гарнизонов, оборудована сеть транспортных туннелей, в которых мобильные пусковые установки могут укрыться от превентивного ядерного или конвенционного удара. Информация, публикуемая в западных СМИ о подземных тоннелях протяженностью сотни километров, по которым непрерывно колесят десятки китайских тягачей с ракетами, конечно, не заслуживает доверия. Но достоверно известно, что существуют туннели протяженностью 2-3 км с несколькими замаскированными и укреплёнными выходами, в которых могут укрываться грунтовые мобильные ракетные комплексы. Скорей всего, там же существуют ракетные арсеналы со складированными ракетами. Перед китайскими стратегическими ядерными силами в отличие от США и России никогда не ставилась задача ответно-встречного удара. По заявлению китайских представителей, в случае использования против КНР оружия массового поражения ракеты Второго артиллерийского корпуса будут запускаться по достижению ими готовности и ответные действия могут продолжаться около месяца, по мере постепенного вывода пусковых установок из укрытий.

СЯС КНР с задержкой в 30-40 лет во многом повторяют путь, проделанный в своё время российскими РВСН. В 2015 году стало известно об испытании МБР DF-41 в варианте железнодорожного базирования. Протяженность железнодорожных путей в Китае превышает 120 тыс. км, что делает создание боевого железнодорожного ракетного комплекса вполне оправданным. Некоторое время назад в СМИ просочилась информация, что Китай приобрел документацию по советскому БЖРК "Молодец" с МБР Р-23 УТТХ на Украине, разработка данного комплекса велась во времена СССР в днепропетровском КБ "Южное".


Спутниковый снимок Google earth: РЛС СПРН в окрестностях Ананси


В последние годы в СМИ неоднократно публиковались сообщения о разработке в КНР систем противоракетного и противоспутникового оружия. Для этого на восточном побережье и в северной части КНР построено несколько надгоризонтных РЛС, предназначенных для осуществления раннего предупреждения о ракетном нападении и выдачи целеуказания системам ПРО. Расположение этих объектов недвусмысленно указывает на то, кого в Китае рассматривают в качестве основных военных соперников.

В КНР имеется около 4 тыс. боевых самолетов, до 500 единиц могут быть носителями ядерного оружия. Первыми китайскими дальними бомбардировщиками стали поставленные из СССР в 1953 году 25 Ту-4. 14 мая 1965 года один Ту-4 был задействован в испытаниях боевого образца — свободнопадающей авиационной ядерной бомбы мощностью 35 кт. Урановая бомба, сброшенная с бомбардировщика Ту-4, взорвалась на высоте 500 м над опытным полем полигона Лобнор. Несмотря на то, что поршневые самолёты безнадёжно устарели уже к началу 60-х, эти машины состояли на вооружении в КНР почти 30 лет. Более современными носителями являлись реактивные дальние бомбардировщики H-6, но они могли выполнять преимущественно тактические задачи. В роли носителей свободнопадающих ядерных бомб Н-6 были уязвимы для современных ЗРК и перехватчиков, к тому же эти самолёты не обладали необходимой для поражения стратегических целей дальностью.

В настоящее время в КНР построено несколько десятков модернизированных бомбардировщиков с современным БРЭО и российскими турбовентиляторными двигателями Д-30КП-2. Боевая нагрузка на модернизированном бомбардировщике увеличена до 12 000 кг. Модернизация и строительство новых самолётов ведётся на крупном авиазаводе в Янлане неподалёку от города Сиань в провинции Шенси. Там же находится крупный испытательный центр ВВС НОАК.


Спутниковый снимок Google earth: Н-6 на аэродроме в окрестностях города Сиань


При выполнении стратегических задач главным ударным вооружением модернизированных бомбардировщиков H-6M и H-6K являются крылатые ракеты CJ-10A с ядерной боевой частью. CJ-10A создана на базе советской КР Х-55. Техническую документацию и натурные образцы Х-55 китайцы получили с Украины. В советское время ими вооружались стратегические бомбардировщики Ту-160 и Ту-95МС, базировавшиеся под Полтавой.

В зоне досягаемости модернизированных вариантов Н-6 с боевым радиусом около 3000 км находятся российский Дальний Восток, Восточная Сибирь и Забайкалье. В настоящее время на вооружении находится более 100 самолётов Н-6 различных модификаций. Часть из них используется в морской авиации в качестве носителей ПКР, дальних разведчиков и самолётов-заправщиков.

Несколько лет назад китайские представители выразили желание приобрести в России несколько дальних бомбардировщиков Ту-22М3 и пакет документации для налаживания производства. Однако в этом им было отказано. В данный момент в КНР ведётся разработка собственного дальнего бомбардировщика нового поколения.

В прошлом носителями китайских тактических ядерных бомб в ВВС НОАК являлись фронтовые бомбардировщики Н-5 (китайский вариант Ил-28) и штурмовики Q-5 (создан на базе истребителя J-6 (МиГ-19)).


Спутниковый снимок Google earth: бомбардировщики Н-5 на заводском аэродроме в Харбине

В настоящее время бомбардировщики Н-5 если и используются, то только в учено-тренировочных целях или в качестве летающих лабораторий, а штурмовики Q-5 постепенно заменяются более современными машинами.


Спутниковый снимок Google earth: штурмовики Q-5 на аэродроме Чжензян


То же самое относится к истребителям J-7 и J-8II. Если первый представляет собой китаизированную копию советского МиГ-21, то второй – это оригинальная китайская разработка. Хотя концептуально перехватчик J-8 по мере создания всё более совершенных модификаций повторял линию развития советских Су-9, Су-11, Су-15.


Спутниковый снимок Google earth: истребители J-7 и J-8II на аэродроме в окрестностях города Цицикар

На спутниковых снимках видно, что при схожести внешних очертаний насколько различаются геометрические размеры самолётов J-7 и J-8II. Если истребители J-7 уже в основном эксплуатируются на второстепенных направлениях, то перехватчиков J-8II ещё много на передовых аэродромах, на побережье и северо-востоке КНР.

Основным носителем тактических ядерных зарядов в ВВС НОАК считается двухместный истребитель-бомбардировщик JH-7. Первые самолёты этого типа поступили на вооружение в 1994 году. С того момента на авиазаводе в Янлане было построено около 250 JH-7 и JH-7А. Первые самолёты этого типа поступали на вооружение в авиацию ВМС НОАК.


Спутниковый снимок Google earth: истребители-бомбардировщики JH-7 на аэродроме Чжензян


В технической литературе JH-7 часто сравнивают с советским фронтовым бомбардировщиком Су-24 или европейским истребителем-бомбардировщиком SEPECAT Jaguar. Однако эти сравнения некорректны, на Су-24 используется крыло изменяемой стреловидности, советская машина, несмотря на то, что она появилась существенно раньше, является гораздо более продвинутой в техническом плане. В то же время JH-7 (нормальная взлётная масса: 21 500 кг) гораздо тяжелее чем «Ягуар» (нормальная взлётная масса: 11000 кг) и китайская двухместная машина имеет более совершенное БРЭО, включая мощную РЛС.

На формирование облика китайского самолета JH-7 большое влияние оказал истребитель F-4 «Фантом II». Так же как и «Фантом», китайский «Летающий леопард» разрабатывался в рамках концепции универсального многоцелевого тяжелого истребителя. Более того, от «Фантома» он частично позаимствовал состав БРЭО. В установленной на JH-7 БРЛС «Тип 232H» воплощены технические решения, заимствованные с американской AN/APQ 120, несколько экземпляров которой в разной степени сохранности было снято со сбитых во Вьетнаме истребителей F-4E. На китайском многофункциональном истребителе-бомбардировщике используются двигатели WS-9, которые представляют собой лицензионный вариант британских ТРДДФ «Спей» Мк.202. Ранее эти двигатели устанавливались на британские F-4K.

В конце июня 1992 года с авиазавода в Комсомольске-на-Амуре в КНР была отправлена первая партия из 8 Су-27СК. В дальнейшем Китай получил ещё несколько партий истребителей Су-27СК и Су-27УБК. Кроме непосредственной поставки в КНР готовых боевых самолётов, наша страна передала техническую документацию и оказала помощь в деле налаживания лицензионного производства Су-27 на авиазаводе в Шеньяне. Собранный в рамках лицензионного контракта первый истребитель J-11 впервые поднялся в воздух в 1998 году. Собрав 105 самолетов J-11, китайцы отказались от опциона на 95 машин, мотивируя это якобы «низким качеством» поставляемых из России деталей. Справедливости ради стоит сказать, что, по мнению российских представителей, работавших в Шеньяне, качество сборки самолётов в КНР всё же было выше, чем на КнААПО в Комсомольске. Стремясь освободиться от технологической зависимости, китайская промышленность разработала ряд элементов и систем, которые позволили собирать истребители без российских запчастей и приспособить их под применение китайского авиационного вооружения.


Спутниковый снимок Google earth: истребители на авиационной стоянке заводского аэродрома в Шеньяне

В настоящее время массовое производство истребителей J-11В (Су-30МК) ведётся на авиазаводе в Шеньяне. Здесь же строятся палубные истребители J-15, представляющие собой нелицензионный вариант Су-33.

Ниша современных лёгких истребителей в ВВС НОАК занята самолётом J-10. Его эксплуатация началась в 2005 году. С того момента в войска поступило более 300 машин. В создании этого истребителя помимо китайских конструкторов принимали участие российские специалисты из ЦАГИ и ОКБ МиГ. Конструкция J-10 во многом повторяет израильский истребитель IAI Lavi. Техдокументация на этот самолёт была продана в КНР Израилем. На первых серийных самолётах использовались российские двигатели АЛ-31ФН, РЛС «Жук-10ПД» и катапультное кресло К-36П. Всего ММПП «Салют» поставило для J-10 300 двигателей АЛ-31ФН. От АЛ-31Ф он отличается расположением коробки приводов самолетных агрегатов. Использование двигателей российского производства ограничивает экспортные возможности самолёта, поэтому в дальнейшем планируется устанавливать китайские авиационные двигатели семейства WS-10.


Спутниковый снимок Google earth: истребители J-10 и JF-17 на заводском аэродроме в Ченду


Серийное производство J-10 ведётся на авиастроительном предприятии в городе Ченду. Здесь же строятся экспортные истребители JF-17 и БПЛА Xianglong. Этот беспилотник дальнего радиуса действия главным образом предназначен для патрулирования над морем и выдачи целеуказания флотским противокорабельным системам. Кроме того, авиазавод в Ченду участвует в программе создания китайского истребителя 5-го поколения J-20.


Спутниковый снимок Google earth: на стоянке авиационной техники в Ченду помимо истребителей J-10 находятся БПЛА Xianglong и опытный образец истребителя 5-го поколения J-20


Спутниковый снимок Google earth: неокрашенный опытный образец истребителя 5-го поколения J-20 на заводской стоянке в Ченду

В январе 2011 года совершил первый полёт китайский истребитель 5-го поколения J-20, разработанный Авиационной промышленной корпорацией в Чэнду. Китайский J-20 во многом копирует элементы российского МиГ 1.44 и американских истребителей пятого поколения F-22 и F-35. В настоящее время построено 11 экземпляров J-20. Принятие самолёта на вооружение ожидается в ближайшие год-два. По мнению ряда авиационных экспертов, главным назначением J-20 будет не противодействие российским и американским истребителям 5-го поколения, а перехват стратегических бомбардировщиков на большом удалении от своего побережья и нанесение ударов ПКР по авианосным группировкам.

В конце 60-х в КНР была предпринята попытка создания самолёта ДРЛО на базе советского дальнего бомбардировщика Ту-4. Самолёт получил турбовинтовые двигатели АИ-20, а над фюзеляжем разместили тарелкообразную антенну РЛС. В начале 70-х самолёт, получивший обозначение KJ-1, налетал несколько сотен часов. Китайским специалистам удалось создать станцию, способную обнаруживать воздушные и надводные цели на дальности до 300 км, что по тем временам было очень хорошим показателем. Однако из-за несовершенства китайской радиоэлементной базы добиться надёжной работы радиолокационной аппаратуры не удалось, и самолёт серийно не строился.

К созданию самолетов ДРЛО в КНР вернулись во второй половине 80-х. На базе серийного транспортного самолета Y-8С (китайский вариант Ан-12) был создан морской патрульный самолет Y-8J (AEW). В отличие от транспортника, застекленная носовая часть Y-8J была заменена на обтекатель РЛС. РЛС самолёта Y-8J создана на базе британской РЛС Skymaster. От шести до восьми таких систем были проданы в КНР британской компанией Racal. Но считать эту машину полноценным самолётом радиолокационного дозора, конечно, было нельзя.

Китайское руководство в 90-е годы адекватно оценивало способность своей радиоэлектронной промышленности самостоятельно создавать действительно эффективные РЛС. Кроме того, в КНР не было собственного самолёта для размещения мощной радиолокационной аппаратуры и крупногабаритной антенны. В связи с этим между КНР, Россией и Израилем в 1997 году был заключен контракт по совместной разработке, постройке и последующей поставке в Китай авиационных комплексов ДРЛО. В рамках контракта ТАНТК им. Г.М. Бериева обязалось создать на базе российского А-50 платформу для установки радиотехнического комплекса израильского производства с РЛС EL/M-205. В 1999 году переоборудованный в Таганроге серийный А-50 из состава ВВС России был передан заказчику.

Предполагалась поставка ещё четырех самолетов. Но под давлением США Израиль в одностороннем порядке расторг сделку. После чего аппаратура радиотехнического комплекса была демонтирована с самолёта, а сам он возвращён в Китай. В итоге в КНР решили строить самолёты ДРЛО самостоятельно, впрочем, есть основания полагать, что китайцам всё-таки удалось ознакомиться с технической документацией на израильскую аппаратуру.

В качестве платформы для самолётов ДРЛО использовали поставленные из России военно-транспортные Ил-76. Самолёт, получивший обозначение KJ-2000, совершил свой первый полёт в ноябре 2003 года. Уже через год на авиазаводе в Янлане началось строительство серийных комплексов ДРЛО.


Спутниковый снимок Google earth: самолёт ДРЛО KJ-2000 на ВПП заводского аэродрома Янлань


Экипаж самолёта KJ-2000 состоит из пяти человек и 10-15 операторов. KJ-2000 может выполнять патрулирование на высотах 5-10 км. Максимальная дальность полёта составляет 5000 км, продолжительность полета — 7 ч 40 мин. Данные, касающиеся характеристик радиолокационного комплекса, засекречены. Самолёт оснащён радиотехническим комплексом с АФАР, который во многом сходен с израильским прототипом, средствами связи и передачи данных национальной разработки. В настоящее время известно о пяти построенных самолетах ДРЛО KJ-2000.

Самолёт ДРЛО, получивший обозначение KJ-200, впервые поднялся в воздух в 2001 году. В качестве платформы на этот раз использовался турбовинтовой Y-8 F-200. «Бревнообразная» антенна KJ-200 напоминает шведскую РЛС Ericsson Erieye AESA. Данные по дальности обнаружения радиолокационного комплекса противоречивы, в различных источниках указывается дальность от 250 до 400 км. Первый серийный KJ-200 поднялся в воздух в январе 2005 года. Всего построено восемь самолётов ДРЛО этого типа, один из них потерян в катастрофе.

Дальнейшим развитием KJ-200 стал ZDK-03 Karakoram Eagle. Этот самолёт создан по заказу ВВС Пакистана. В 2011 году Китай передал Пакистану первый самолет дальнего радиолокационного обнаружения. В отличие от KJ-200, на пакистанском самолёте установлена более привычная для самолётов ДРЛО вращающаяся грибовидная антенна. По характеристикам радиолокационной аппаратуры самолёт ДРЛО ZDK-03 близок к американскому самолёту палубного базирования E-2C «Хокай».

В отличие от пакистанских военных ВВС НОАК предпочло развивать схему АФАР с электронным сканированием без механических подвижных частей. В середине 2014 года в КНР была обнародована информация о принятии на вооружение нового варианта «среднего самолета» ДРЛО с индексом KJ-500 на базе транспортника Y-8F-400. Известно о существовании как минимум пяти KJ-500.


Спутниковый снимок Google earth: самолёты ДРЛО KJ-500 на аэродроме Ханьчжун


В отличие от варианта KJ-200 с «бревнообразной» антенной, новый самолет имеет круглую неподвижную антенну РЛС. Китайские средние самолёты ДРЛО KJ-200 и KJ-500 на постоянной основе размещаются на аэродроме Ханьчжун недалеко от Сианя. Здесь для них построены крупногабаритные крытые ангары, где ведётся обслуживание и ремонт радиолокационных комплексов.

26 января 2013 года поднялся в воздух первый китайский тяжелый военно-транспортный самолёт Y-20. Он был создан при поддержке ОКБ им. О.К. Антонова. Сообщается, что на новом китайском транспортнике используются российские двигатели Д-30КП-2, которые в дальнейшем планируется заменить собственными WS-20.


Спутниковый снимок Google earth: военно-транспортные самолёты Y-20 и бомбардировщики Н-6 на заводском аэродроме Янлань

Внешне Y-20 напоминает российский Ил-76 и обладает традиционной для самолетов своего класса схемой. Но, по мнению западных экспертов, транспортный отсек китайского самолёта по конструкции ближе к тому, что применяется на американском C-17 Globemaster III компании Boeing. В настоящее время построено 6 лётных образцов ВТС Y-20. Серийное производство самолёта должно начаться в 2017 году.

Продолжение следует...

По материалам:
http://echkelon.blogspot.ru/2011/12/china-tunnel-and-nuclear-warhead.html
http://fas.org/nuke/guide/china/
http://www.ucsusa.org/sites/default/files/legacy/assets/documents/nwgs/UCS-Chinese-nuclear-modernization.pdf
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

33 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти