Журнал «Нива» о дуэли М.Ю. Лермонтова

Всегда интересно, когда ты сидишь в архиве, и тебе приносят желтый засаленный документ, первым читателем которого ты становишься, или в библиотеке, открывая журнал более чем вековой давности, натыкаешься на интересный материал на тему, к которой интерес не потерян и поныне. Одна из таких тем – роковая дуэль Лермонтова с Мартыновым (о которой на ВО, кстати, был мой материал, правда, не столько о ней, сколько о военной карьере Лермонтова вообще). Написано о ней много, но… все, что написано сегодня, это лишь перепись того, что было написано когда-то. Поэтому можно понять мою радость, когда, просматривая журнал «Нива» на предмет поиска материалов про англо-бурскую войну, я неожиданно наткнулся на статью о дуэли офицера М.Ю. Лермонтова. Причем из материала было ясно, что сначала он был опубликован в «Русском Обозрении», а затем уже перепечатан «Нивой». Вот это как раз тот случай, когда мы приближаемся к информационным истокам. Ведь чего только не писали в советское время про эту дуэль. И что это царь приказал его убить, и что стрелял-то снайпер с горы, и что все это за стихотворение «Смерть поэта» (долго же царь ждал, чтобы свести с ним счеты), словом – «обличитель самодержавия пал от пули сатрапа». Но в 1899 году на все это смотрели иначе, политизации этого события не было. Вот почему, думается, будет интересно узнать о том, как все это было с подачи одного из самых популярных журналов Российской империи. Естественно, из текста убраны «яти» и «фита», иначе бы он вообще не читался бы, но стиль и орфография в основном сохранены. Итак, представим на минуту, что сейчас 1899 год, и мы… сидим и читаем журнал «Нива».


Современный памятник на месте дуэли М.Ю. Лермонтова. Место дуэли определила в 1881 году специальная комиссия.

«Более полувека прошло со дня роковой дуэли Лермонтова с Мартыновым; но до сих пор ни истинной причины, ни настоящего повода этого трагического происшествия не было доподлинно известно русской публике. Сын Николая Соломоновича Мартынова, несшего на себе полвека тяжкое прозвище убийцы Лермонтова, рассказывает в Русском Обозрении, со слов своего покойного отца, настоящую историю этой дуэли.


Приводим здесь подробные выписки из этой статьи, которая, конечно, не может не заинтересовать читателей Нивы.

Мартынов при жизни всегда находился под гнётом угрызений совести своей, терзавшей его воспоминаниями об его несчастной дуэли, о которой говорить он вообще не любил, и лишь в Страстную неделю, а также 15-го июля, в годовщину своего поединка, он иногда рассказывал более или менее подробно историю его.

Семейство Мартынова, живя постоянно в Москве и имея так же, как и бабка Лермонтова, Арсеньева, имения в Пензенской губернии, давно находилось в прекрасных отношениях с семьёй поэта с материнской стороны. Неудивительно поэтому, что Михаил Юрьевич Лермонтов, живя в Москве в конце двадцатых и в начале тридцатых годов, часто посещал дом отца Мартынова, у которого познакомился с его дочерьми, причём одна из них, Наталья Соломоновна, впоследствии графиня Де-Турдоне, ему очень понравилась.


Домик поэта в Пятигорске

В 1837 г. судьба опять свела поэта с Мартыновым на Кавказе, куда Лермонтов был сослан, как известно, за стихи свои «На смерть Пушкина», а Мартынов перевёлся волонтёром от кавалерградского полка. Летом этого года в Пятигорск на воды приехал больной отец его в сопровождении всей семьи своей, в том числе и Натали, которая в то время была 18-летней и выросла пышной красавицей.

Как-то в конце сентября приезжает Мартынов в отряд Лермонтова, который, вынув из бумажника 300 р. ассигнациями, объяснил ему, что деньги эти присланы ему из Пятигорска его отцом, и находились вместе с письмом Натали в большом конверте, который хранился в чемодане, украденном у него в г. Тамани цыганкой. «За кого ты меня принимаешь, Лермонтов, чтобы я согласился принять от тебя деньги, которые у тебя украли, - не знаю, но денег этих я у тебя не возьму, и мне их не нужно», отвечал Мартынов. «И я их у себя оставить тоже не могу, и если ты от меня их не примешь, то я их подарю от твоего имени песенникам твоего полка», отвечал Лермонтов, и тут же, с согласия Мартынова, послал за песенниками, которым они, выслушав лихую казацкую песню, от имени Мартынова передали эти деньги.

Мартынов 5 октября 1837 г. писал своему отцу: «Триста рублей, которые вы мне послали через Лермонтова, получил, но писем никаких, потому что его обокрали в дороге и деньги эти, вложенные в письмо, также пропали; но он, само собой разумеется, отдал мне свои». В письме этом, как видно, Мартынов, не желая, вероятно, встревожить отца известием, что денег от Лермонтова он не принял и что он сам сидит без гроша, скрыл от него это обстоятельство. При личном свидании со своим отцом и сестрами Мартынов от них узнал, что Лермонтов, живя в Пятигорске и ежедневно видясь с ними, как-то объявил им, что идёт в отряд, где увидится с ним, а потом просил Наталью Соломоновну послать с ним письмо к брату. Та согласилась и, вложив в большой конверт свой пятигорский дневник и письмо к брату, передала его своему отцу, спросив его, не желает ли он что-нибудь от себя прибавить. «Хорошо, принеси мне свое письмо, и я, быть может, ещё что-нибудь от себя припишу», отвечал отец, который знал, что сын в отряде может нуждаться в деньгах, и вложил в своё письмо триста рублей ассигнациями, причём ни дочери своей, ни Лермонтову об этом ни слова не сказал. «Я думаю», сказал отец Мартынова, «что если Лермонтов узнал, что в письмо было вложено триста рублей, то он письмо это вскрыл». По его мнению, Лермонтов, подстрекаемый любопытством, хотел узнать, какого о нём мнения любимая им девушка, для которой он в том же году написал одно из стихотворений под заголовком «Я, Матерь Божья, ныне с молитвою» и т.д., вскрыл письмо и, найдя в нём 300 рублей, о которых его не предупредили, и, видя невозможность скрыть сделанных поступков, придумал рассказ о похищении у него цыганкой в Тамани шкатулки, а сами деньги принёс Мартынову.

Впоследствии, в 1840 г., Лермонтов в своё оправдание поместил в «Героя нашего времени» отдельную повесть «Тамань», в которой и описал это происшествие.

Как бы то ни было, после этого случая Лермонтов, чувствуя себя вполне перед Мартыновым виноватым и желая в этом поступке признаться, стал всячески надоедать ему своими сарказмами, так что тот однажды в тесном товарищеском кружке предупредил его, что его слова он выносить может лишь у себя дома или в кругу товарищей, но не в дамском обществе; Лермонтов тут прикусил губу и отошёл, не сказав ни слова.


А вот это обстановка одной из комнат этого жилища.

Некоторое время он действительно перестал досаждать Мартынову своими ядовитыми насмешками, но затем забыл его предупреждение и снова принялся за старое.

Летом 1841 г. Мартынов, выйдя в отставку на время службы, приехал в Пятигорск, куда в то время собралась вся «jeunesse doree», служившая из Кавказа, а также приезжие из России. Время проводили они весело: были балы, рауты, карнавалы и другие увеселения ежедневно.

Из барышень особенно привлекали внимание молоденькие девицы Верзилины, дочери пятигорского старожила Верзилина. Между ними особенно отличалась своей красотой и остроумием Эмилия Александровна.

Как-то, в последних числах июня или в первых числах июля, на вечере у Верзилиных Лермонтов и Мартынов как обыкновенно, ухаживали за Эмилией Александровной.

Мартынов имел привычку браться рукой за кинжал, обязательную принадлежность кавказского казачьего костюма, который он, только что пришедший из Гребенского полка, продолжал носить.


Гостиная в доме Верзилиных, где это все и случилось…

Поговорив некоторое время с Эмилией Александровной, Мартынов отошёл на несколько шагов от неё, и, по обыкновению, взялся за рукоятку кинжала, причём тут же услыхал насмешливые слова Лермонтова госпоже Верзилиной «Apres quoi Martynow croit de son devoir de se mettre en position» (После чего Мартынов считает себя обязанным вернуть позицию.) Мартынов ясно услышал эти слова, но, будучи человеком благовоспитанным и не желая поднимать историю в семейном доме, смолчал и Лермонтову не сказал ни единого слова, так что, по словам Васильчикова, никто из присутствовавших его столкновения с Лермонтовым не заметил, но зато при выходе из дома Верзилиных он взял Лермонтова под руку на бульваре и пошёл с ним дальше. «Je vous ai prevenu, Lermontow, que je ne souffrirais plus vos sarcasmes dans le monde, et cependant vous recommencez de nouveau" ("Я тебя предупреждал, Лермонтов, что я не намерен более переносить в обществе твоих ядовитых насмешек, однако ты берёшься за старое), сказал ему Мартынов по-французски, причём добавил по-русски спокойным тоном: «Я тебя заставлю перестать». - «Но ведь ты знаешь, Мартынов, что я дуэли не боюсь и от неё никогда не откажусь», отвечал Лермонтов с желчью. «Ну, в таком случае завтра у вас будут мои секунданты», сказал Мартынов и отправился к себе домой, куда в тот же вечер пригласил своего приятеля лейб-гусарского офицера Глебова, которого просил на другое утро, чем свет, съездить к Лермонтову и передать ему формальный вызов на дуэль. Глебов, вернувшись от Лермонтова, сообщил Мартынову, что он его принял и что Лермонтов официальным секундантом своим избрал князя Александра Илларионовича Васильчикова.

Поединок был назначен на 15-е июля 1841 года в 6 с половиной часов вечера, у подошвы горы Машук, в полуверсте от Пятигорска.

Хотя Мартынову было прекрасно известно, что Лермонтов превосходно владел пистолетом, из которого он стрелял почти без промаха, а Мартынов сам, как вполне удостоверено секундантом Глебовым, вовсе стрелять не умел,... тем не менее он с беззаботностью молодости - ему было всего 25 лет, на исходе пятого часа велел оседлать своего рысака, а беговые дрожки свои он уступил секунданту своему Глебову.


Гостиная в дома А.А. Алябьева – автора знаменитого «Соловья». Тогда так жили примерно все люди соответствующего сословия.

День был до крайности душный и жаркий: в воздухе чувствовалось приближение грозы. Прибыв с Глебовым на место дуэли одновременно с Лермонтовым и Васильчиковым, они застали там секундантов – Трубецкого и Столыпина и много других общих пятигорских знакомых, числом до сорока человек.

Имея в виду, что столкновение Мартынова с Лермонтовым произошло, как сказано выше, около 29-ого июня, а сама дуэль имела место почти через две недели, понятно, что весть о ней успела распространиться уже по всему Пятигорску. О присутствии зрителей Глебов и Васильчиков на суде не проронили ни слова, чтобы не подвергнуть их ответственности на допущение дуэли и за недонесение о ней.

Барьер был определён секундантами на пятнадцать шагов, причём с обеих сторон была положена груда камней, а от него, на десять шагов каждый, были поставлены дуэлянты, которые имели право стрелять со своего места или подойдя к барьеру.

Противникам дали в руки по пистолету, и один из секундантов махнул платком в знак того, что дуэль началась. Лермонтов стоял в рейтузах и красной канаусовой рубашке, и с кажущейся или действительной беззаботностью стал есть вишни и выплёвывать косточки. Он стоял на своём месте, прикрываясь рукой и пистолетом, и наведя последний прямо на Мартынова.

Прошла минута, показавшая, как бывает в подобных случаях, всем присутствующим вечностью. Ни Лермонтов, ни Мартынов не стреляли и стояли на своих местах. Секунданты и присутствующие начали ёжиться и вполголоса делать между собой замечания, которые отчасти долетали до слуха Мартынова. «Надо же кончать», сказал кто-то, «мы и так насквозь промокли». Мартынов быстрыми шагами подошёл к барьеру, навёл пистолет на Лермонтова и выстрелил...

Когда дым рассеялся, он увидел Лермонтова лежащим на земле неподвижным. Тело его подёргивалось лёгкими судорогами, и когда Мартынов бросился с ним прощаться, Лермонтов был уже мёртв.

С места дуэли Мартынов поехал к коменданту, которому и объявил о несчастном событии. Комендант велел арестовать его и обоих секундантов, и началось следствие, в начале которого Мартынов узнал от Глебова, что Лермонтов во время переговоров относительно условий дуэли говорил своему секунданту Васильчикову: «Нет, я сознаю себя настолько виновным перед Мартыновым, что, чувствую, рука моя на него не поднимется». Намекал ли тут Лермонтов на вскрытие письма или на нелепость своей выходки на вечере у Верзилиных, Мартынову осталось неизвестно, но сын его доныне живо помнит слова отца: «Передай мне об этих словах Васильчиков или кто другой, я Лермонтову протянул бы руку примирения, и нашей дуэли, конечно, не было бы».

Мартынов, проведя всю предшествующую жизнь свою на военной службе, ходатайствовал о том, чтобы предали его военному, а не гражданскому суду.

Просьба его была уважена, и сентенцией пятигорского военного суда Мартынов был приговорён к лишению чинов и всех прав состояния, каковая сентенция сперва была смягчена начальником левого фланга, затем главнокомандующим на Кавказе, военным министром и, наконец, государем императором Николаем I, который 3-го января 1842 года положил следующую резолюцию: «Майора Мартынова выдержать в крепости три месяца, а затем предать его церковному покаянию».

Года за два до своей смерти генерал Вельяминов передавал второму сыну Мартынова, что император Николай I, проводивший обыкновенно лето в Петергофе, где Вельяминов в 1841 г. находился в камерах-пажах, и имевший обыкновение в праздничные дни собирать у себя после обеда всех присутствовавших лиц свиты своей, которым сообщал наиболее интересные известия им полученные, высказал про смерть Лермонтова следующее: «Сегодня я получил грустное известие: поэт наш Лермонтов, подаривший России такие великие надежды, убит на поединке. Россия в нём многое потеряла»».
Автор: Вячеслав Шпаковский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 52

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. oleggun 28 ноября 2016 06:48
    Спасибо! Интересная тема.
  2. Владимирец 28 ноября 2016 07:07
    В общем то, непростой характер Лермонтова и цепь житейских случайностей того времени и привели к этой трагедии.
  3. parusnik 28 ноября 2016 07:59
    Ведь чего только не писали в советское время про эту дуэль. И что это царь приказал его убить, и что стрелял-то снайпер с горы, и что все это за стихотворение «Смерть поэта»
    ....Понимаю это сарказм..Но нам на уроках литературы эту чушь не рассказывали, да и в университете на лекциях об этом не слышал..Вячеслав, можете указать тот источник где подобную чушь писали, просто интересно почитать...
    1. kalibr 28 ноября 2016 09:42
      У нас в Пензе два местных авторы сделали пьесу о Лермонтове... Давно еще. Я на ней сидел... И вот там выстрел раздавался с горы! У нас же рядом Тарханы... И местные лермонтоведы каких только гипотез не выдвигали. Так что источник я Вам не скажу, но это точно не выдумки - пензенцы ВО тоже читают.
      1. parusnik 28 ноября 2016 10:16
        Понятно, местная мифология..В нашем таманском лермонтовском музее до такой ерунды не додумались...Надо будет подсказать..а то как-то интерес утих к поэту..Надоть , что нибудь подсказать...этакое..типа встреча Лермонтова с русалкой ,гадание на хвосте..
        1. kalibr 28 ноября 2016 19:13
          Я был в Тамани и в тамошнем музее. Но там совсем другая атмосфера. Кстати, как и в Тарханах, где все дышит Лермонтовым. А вот были люди, что хотели внести "свой вклад!" Вот пьесу написали (с ужасными костюмами!), много чего было. Сейчас уменьшилось.
        2. Котище 28 ноября 2016 21:45
          В Тамани, в музее Лермонтова был и подтвердаю атмосфера особая, воспринималось как краткий миг свидания с поэтом. Осознание грусти есть, знаешь будущее. Но проникаешся настоящим. Из возвышенных чуств, меня "вынесло" другое - чугунная карранада 1836 года отлитая на родном Каменском заводе. От этой моей слабости меня жена и дочь "отдирали" минут 30. Ну гршен я этим! К примеру в Кремле от французских трофеев, меня отгоняли ФСОшники. Но после этой "родной корранады" в доме поэта, Лермонтова читал запоем, сам не ожидал от себя этого.
          1. kalibr 28 ноября 2016 22:57
            У меня с этими французскими пушками аналогичная история... А попал в Кремль в 1961-ом, увидел их и бегом - "Мама, я к пушкам!" А тогда дорога перед ними была проезжая, не проходная и тротуар отделялся от проезжей части ограждением. Ну, я под него и туда. А милиция уже свистит - "Возмите, ребенка". А как мама меня за ограждением поймает? Она ими - ловите! Они меня - я от них. Все вокруг жрут! Мама рукой машет... Ну, я сообразил и к ней! "Еле спасся!"
      2. alebor 28 ноября 2016 11:13
        Пензенские авторы, сочинившие пьесу, судя по всему содрали сюжет из рассказа Конан Дойла "Последнее дело Холмса" про дуэль Шерлока Холмса и профессора Мориарти, где последнему помогал скрывавшийся на горе стрелок. :-)
      3. 26rus 28 ноября 2016 12:06
        А вот интересно , эти самые авторы когда нибудь бывали на месте дуэли? С какой горы там можно было стрелять ? С Машука ? Склон там очень пологий и поросший лесом , это и на фото хорошо видно . С Бештау ? Так там расстояние такое , что и современная снайперская винтовка не поможет .
        1. kalibr 28 ноября 2016 19:16
          Давно это было. Я тогда еще в Пятигорске сам не был. Сидел в театре и смотрел. Усмотрел лишь несоответствия в униформе, ну и сама пьеса не понравилась. Ну, а как побывал, а был я там 4 раза, то да... фэнтези.
  4. bober1982 28 ноября 2016 08:06
    Статья понравилась,спасибо автору, и Мартынов показан объективно,а не злобным и недалёким человеком,как его иногда любят представлять.
    1. alebor 28 ноября 2016 11:18
      Но не следует забывать, что Мартынов показан со слов самого Мартынова и его сына. Для более точной и объективной картины нужны свидетельства людей менее заинтересованных.
      1. bober1982 28 ноября 2016 11:44
        Но то,что Лермонтов буквально изводил Мартынова насмешками - на это есть много свидетельств.По тем временам оставалось только вызывать на дуэль.
      2. Serg Koma 30 ноября 2016 14:31
        Статья действительно интересная, особенно её повествование от имени одного из "героев".
        В частности "обеление" в данной статье одного " а Мартынов сам, как вполне удостоверено секундантом Глебовым, вовсе стрелять не умел,..."
        , и бездоказательное обвинение другого «что если Лермонтов узнал, что в письмо было вложено триста рублей, то он письмо это вскрыл»
        Из биографии Мартынова (это конечно не "НИВА")
        "....в ходе военной экспедиции кавказского отряда за реку Кубань, Николай Соломонович Мартынов проявил себя храбрым офицером. За боевые заслуги его даже наградили орденом св. Анны с бантом, и он был на хорошем счету у командования.
        Обстоятельства складывались так, что Николай Мартынов вполне мог надеяться на успешную карьеру. Однако по до сих пор невыясненной причине в 1841 году, находясь в чине майора (напомним, что практически его ровесник Лермонтов был на тот момент всего лишь поручиком), он неожиданно подал прошение об отставке. Поговаривали, что молодой человек был вынужден это сделать, так как его поймали на шулерстве во время карточной игры, что в среде офицеров считалось крайне позорным явлением. В пользу таких слухов многие приводили тот факт, что Николай Мартынов, обладавший достаточными финансовыми средствами и связями, не вернулся в столицу, а поселился вдали от общества в Пятигорске и вел затворническую жизнь. Среди отдыхающих и местного русского общества бывший майор слыл чудаком и оригиналом, так как рядился в одежду горцев и разгуливал с огромным кинжалом, вызывая насмешки у бывших сослуживцев."

        Он прав! Наш друг Мартыш не Соломон,
        Но Соломонов сын,
        Не мудр, как царь Шалима, но умен,
        Умней, чем жидовин.
        Тот храм воздвиг, и стал известен всем
        Гаремом и судом,
        А этот храм, и суд, и свой гарем
        Несет в себе самом.

        1841 году Михаил Лермонтов
  5. alexej123 28 ноября 2016 08:29
    Вячеслав Олегович, доброе утро! Версия интересная. Но именное версия. Она выдвинута сыном Мартынова. Возможно её источником является "Сын за отца". Вскрытие чужого письма являлось для офицера очень серьёзным проступком, порочащим его Честь. Совершил ли его М.Ю.Лермонтов? Это вопрос.
    1. kalibr 28 ноября 2016 09:43
      Вам тоже доброго утра и хорошего дня! Конечно, это вопрос... Поэтому-то материал и дан" один в один".
  6. Мур 28 ноября 2016 08:47
    "Как поэт, Лермонтов возвышался до гениальности, но как человек, он бы мелочен и несносен. Эти недостатки и признак безрассудного упорства в них были причиною смерти гениального поэта от выстрела,сделанного рукою человека доброго, сердечного, которого Лермонтов довел своими насмешками и даже клеветами почти до сумасшествия". (Арсеньев, 1989, с. 56—57.)
    Что сказать... Гениальный поэт, храбрый честный офицер и человек с весьма дурным характером... Каждый в нём сделает свой выбор.
    1. kalibr 28 ноября 2016 09:45
      Да, а как еще мог реагировать офицер на постоянные насмешки?
      1. bober1982 28 ноября 2016 09:50
        Да ещё и в присутствии дам...
    2. alexej123 28 ноября 2016 10:20
      Андрей, вот именно Честный Офицер. Вскрытие чужих писем - это бесчестье для офицера. Вопрос, "А был ли мальчик?", а совершал ли его М.Ю.Лермонтов? В.О.Шпаковский даёт нам версию предлагая выводы делать самим. Это нормально. Каждый видит что-то своё и по-своему оценивает.
  7. baudolino 28 ноября 2016 09:57
    "а Мартынов сам, как вполне удостоверено секундантом Глебовым, вовсе стрелять не умел,..." - о майоре, служившем на Кавказе, звучит как-то странно).
    И кстати, лучше бы было старую орфографию оставить. Это только на первый взгляд кажется, что трудно читать. К середине статьи "старые" буквы читались бы вполне нормально.
    1. kalibr 28 ноября 2016 19:18
      Буду иметь ввиду, но не всем "яти" и "фиты" понравятся. Насчет стрелять не умел - так в тексте!
  8. Микадо 28 ноября 2016 10:53
    Пример глупого конфликта, который получил печальное продолжение.. как в том анекдоте, "вот так, слово за слово, шутка за шутку, ежик по башке-то и получил".
    статья расширяет кругозор.Оказывается, у Мартынова была семья (википедия про это молчит, я был уверен, что он так холостым и остался). Тут еще почитал про Мартынова - оказывается, он был двоюродным братом основателя русского исторического романа Загоскина, тоже из Пензы.
  9. pussamussa 28 ноября 2016 12:36
    На месте Мартынова надо было сознавать , кто был Лермонтов. Нормальный человек сделал бы выстрел в воздух и мирно разошлись.
    1. bober1982 28 ноября 2016 12:56
      Лермонтов буквально нарывался на смерть,такое впечатление что он её искал,это и по стихам видно,и по тому как он воевал- очень храбро,но до безрассудства.
      1. pussamussa 28 ноября 2016 13:01
        Если гениальный человек ведет себя не совсем ординарно, значит его надо взять и убить. Другого выхода нет ?
        1. bober1982 28 ноября 2016 13:06
          Но этот гениальный человек мог и убить Мартынова,они были в равных условиях.По другому в те времена вопросы чести и не решали.
          1. pussamussa 28 ноября 2016 13:40
            Некоторые дуэли заканчивались по -мирному. И похоже , что Лермонтов был настроен миролюбиво. В конце концов Мартынов мог перевестись в другую часть, где ему не досаждали.
            1. pussamussa 28 ноября 2016 13:56
              Оба были взрослые люди , офицеры. Получили прекрасное дворянское воспитание и образование. И конечно в церковь ходили на исповедь. И вот так взять и убить своего товарища.
              А товарищ был вторым поэтом России.
              1. bober1982 28 ноября 2016 14:24
                Второй поэт России поэмы сочинял демонического характера,дворянское воспитание того времени было больше ориентировано на французский манер,не такое это воспитание и прекрасным было.
            2. bober1982 28 ноября 2016 13:58
              Был бы настроен миролюбиво,так не оскорблял бы,и почему Мартынову надо было в другую часть переводиться?
  10. свертальф 28 ноября 2016 13:54
    И причем тут государь-император, который за стихотворение "На смерть поэта" отправляет Лермонтова на Кавказ, а после трагической дуэли вдруг жалеет опального офицера и даже признает его незаурядность.
    1. bober1982 28 ноября 2016 14:01
      Царь правильно сделал,что сослал на Кавказ,надо было знать меру дозволенного,чего у Лермонтова не было,в том числе и по части оскорблений.То,что царь пожалел его затем - так великодушным был.
      1. pussamussa 28 ноября 2016 14:30
        И как же Мартынов защитил свою честь ? Государь наказал его сурово. В историю навсегда Мартынов вошел как убийца поэта. И при жизни был ненавидим соотечественниками.
        1. bober1982 28 ноября 2016 14:35
          И при жизни был ненавидим соотечественниками. Гнев толпы - страшная штука
          1. pussamussa 28 ноября 2016 14:54
            Это не гнев , а оценка этой личности со стороны общества .
            1. bober1982 28 ноября 2016 15:01
              Настроения этого самого общества очень изменчивы, да и само общество часто представляет из себя обычный сброд,даже с прекрасным образованием.
              1. pussamussa 28 ноября 2016 15:39
                Тогда расскажите о примечательности личности Мартынова.
                1. bober1982 28 ноября 2016 16:57
                  Стихов он (Мартынов) не сочинял,не увлекался,его интересовала госпожа Верзилина,так вот вкратце рассказал.
                  1. kalibr 28 ноября 2016 19:23
                    Вот то-то, что сочинял и неплохие! Но другие, чем Лермонтов: "Вот иголок в ствол насыплет - бах, чечен с коня летит!" Вот такие. Они были соперники и на поле брани. Лермонтов чем-то вроде части быстрого реагирования командовал, а Мартынов армейским спецназом.
  11. burigaz2010 28 ноября 2016 22:28
    Хмм г-н Шпаковский не может не уколоть про советское время! Ну такой вот человек! Рекомендую всем прочитать книгу Калбанова из серии Кукловод! Там неплохо описаны отношения Лермонтова с Мартыновым! Например как он называет Мартынова мартышкой!
  12. burigaz2010 28 ноября 2016 22:33
    А ведь они были друзьями с детства, поэтому Мартынов так долго терпел Лермонтова! У Лермонтова вообще был очень злой и язвительный язык!!!
    1. Nikolos 29 ноября 2016 10:47
      А если бы у Лермонтова были велеречивые уста, был бы он поэтом?
  13. pussamussa 29 ноября 2016 11:38
    Не убил бы, вошел в историю просто как один из друзей великого поэта. А так вошел в историю со знаком минус навсегда.
    1. bober1982 29 ноября 2016 19:50
      В таких случаях говорят - влип в историю,и не отмазаться ведь- ни тогда,ни теперь, у этого самого общества.
  14. merlin 29 ноября 2016 16:40
    Спасибо за статью, Вячеслав Олегович.
    Все-таки витиевато в те время в газетах писали, и как-то тепло. Сейчас главное информация, чтобы в меньшее количество символов больше количество битов уместить.
    Вот и выходит, что вроде знал, что Мартынова "герой нашего времени" Лермонтов допек подколами, но просто сухая информация, а статья позволила на это взглянуть немного с иной стороны, как на недопонимание двух старых друзей, что-ли...
    Вячеслав, а вот интересно:
    Лермонтов стоял в рейтузах и красной канаусовой рубашке, и с кажущейся или действительной беззаботностью стал есть вишни и выплёвывать косточки.

    Это сам Лермонтов идею у Пушкина слямзил? Мартынов приукрасил? Или "газетчик" решил драматизма добавить?
    1. kalibr 30 ноября 2016 18:22
      Нет. Многие участники дуэли потом писали, что Лермонтов был одет именно так, причем цвет рубашки был КРАСНЫЙ!
      1. merlin 30 ноября 2016 20:49
        Я про черешню. У Пушкина в повести "Выстрел" с точно такой же сцены завязывается весь сюжет.
        Могу соврать, но вроде бы и сам Пушкин однажды во время дуэли с офицером ел черешню.
  15. voyaka uh 29 ноября 2016 17:22
    Вполне реалистичная версия. На дуэлях по всяким
    совершенно дурацким поводам погибали немало молодых людей
    и в России, и в Европе. Пушкин и Лермонтов были яркими примерами
    погибших гениев, но погибали сотни.
  16. SEER 5 декабря 2016 01:03
    Цитата: alexej123
    Андрей, вот именно Честный Офицер. Вскрытие чужих писем - это бесчестье для офицера. Вопрос, "А был ли мальчик?", а совершал ли его М.Ю.Лермонтов? В.О.Шпаковский даёт нам версию предлагая выводы делать самим. Это нормально. Каждый видит что-то своё и по-своему оценивает.

    Шпаковский, если Вы не заметили, просто "один в один" предоставил материал архивного источника. К нему какие претензии?
  17. nnz226 10 марта 2017 14:05
    Интересно, что ходит иная версия самой дуэли (даже на ТВ показывали), что Лермонтов был ранен, но зрители и секунданты в страхе разбежались, что Лермонтов несколько часов пролежал под дождём (хоть это совпадает!) без медицинской помощи, от чего и умер. А если бы медпомощь оказали сразу - мог бы ещё жить и жить... И какая из этих версий верна ? Сразу наповал убит или умер от неоказания медпомощи из-за страха свидетелей дуэли ?
Картина дня