Зонтик для российского форпоста ("Зеркало Недели", Украина)

Зонтик для российского форпоста ("Зеркало Недели", Украина)Пока по миру бродит экономический кризис, а Соединенные Штаты заняты Ираком и Афганистаном, Россия спешит укрепить свое присутствие на постсоветском пространстве. Вслед за соглашением о пролонгации пребывания российского Черноморского флота в Крыму Кремль намерен в ближайшее время подписать протокол о продлении сроков пребывания 102-й российской военной базы в Армении. Ереван, в свою очередь, также готов продолжить этот «брачный контракт»: информацию о готовящихся изменениях к российско-армянскому договору о российской военной базе от 16 марта 1995 года уже подтвердил секретарь местного Совета национальной безопасности Артур Багдасарян.

Согласно проекту протокола, в договор будут внесены два изменения. Они касаются сроков пребывания и целей российской военной базы в армянском городе Гюмри. Теперь ст.25 предусматривает не 25-летнее, а 45-летнее действие договора с автоматическим продлением на последующие пятилетние периоды. (Во избежание недоразумений, представитель Минобороны Армении заявил, что пролонгация произойдет со дня подписания договора, то есть, начиная с 1995 года. Однако это еще не окончательный текст протокола. И вполне возможно, что продление срока будет отсчитываться с 2010-го.) Кроме того, изменится ст.3: в ряд задач российской базы помимо «осуществления функций по защите интересов РФ» теперь будет входить и обеспечение безопасности Армении. В том числе и через поставки Еревану «современного и совместимого вооружения, военной (специальной) техники».

Для России это более чем удачная сделка. Как военный объект 102-я российская военная база включает три мотострелковых полка (123-й в Ереване, 124-й и 128-й в Гюмри), 992-й артиллерийский полк, 988-й зенитно-ракетный полк, 116-й отдельный танковый батальон, 772-й отдельный разведывательный батальон. В состав 426-й авиационной группы, расположенной на аэродроме в Эребуни, входят 18 истребителей МиГ-29. По сообщениям российских СМИ, всего на вооружении находится до ста танков, около трехсот бронемашин, артиллерийские системы и зенитно-ракетные комплексы различных типов. Численность базы составляет около четырех—пяти тысяч человек. Они размещены по военным городкам в Гюмри и Ереване. (Кстати, именно в Гюмри были передислоцированы российские военные, покинувшие военные базы в Ахалкалаки и Батуми.) Российские массмедиа пишут о том, что половина офицеров и почти все солдаты-контрактники — армяне, получившие российское гражданство.


Задача этой группировки российских войск — прикрытие южного фланга России и защита Армении как участника Договора о коллективной безопасности. Но даже по оценкам самих российских военных экспертов, база в Армении — лишь осколок мощной стратегической системы безопасности, развернутой во времена Советского Союза вдоль границ Турции и Ирана. Да только для Москвы база в Гюмри — это нечто большее, чем солдаты, самолеты, танки или зенитно-ракетные комплексы С-300В.

В свое время спикер российской Госдумы Борис Грызлов заметил: «Армения — форпост России на Южном Кавказе». И потерять эту страну для Кремля равнозначно уходу из региона. А база в Гюмри — демонстрация российского флага на Южном Кавказе, способ усилить и укрепить свое влияние в регионе, средство сохранить в сфере российского влияния Армению на долгие годы. Как отметил в своей статье в Wall Street Journal ведущий эксперт Heritage Foundation по вопросам России, Евразии и международной энергетической безопасности Ариэль Коэн, «российско-армянский протокол делает Россию доминирующей державой на Южном Кавказе, поскольку США и НАТО не готовы к долгосрочному военному присутствию в этом регионе».

А вот для Еревана российское военное присутствие — один из элементов обеспечения безопасности страны: армянский истеблишмент ощущает дефицит безопасности, полагая, что граничит по крайней мере с двумя враждебными государствами — Азербайджаном и Турцией. И хотя большинство армянских политических партий еще не высказали свое отношение к изменениям в договоре 1995 года, трудно представить, что какое-либо армянское правительство в ближайшие годы поставит перед Кремлем вопрос о выводе российских войск. Наоборот, ведущие армянские политики заинтересованы в усилении этого присутствия. И потому для 102-й российской военной базы создан режим максимального благоприятствования: арендная плата за базу в Гюмри не взимается, Армения обеспечивает ее необходимыми коммунально-бытовыми услугами. А пограничная группа ФСБ России совместно с армянскими пограничниками с 1992 года охраняет границы республики с Турцией и Ираном. (На территории Армении сегодня действуют 58 погранзастав пограничного управления ФСБ России.)

Проблема безопасности для Армении связана прежде всего с Нагорным Карабахом, из-за которого страна вот уже какой год находится в состоянии конфронтации с Азербайджаном. Баку пока не выразил протест в ответ на продление срока пребывания российской военной базы в Гюмри. Но Ереван не может не беспокоить то, что азербайджанский президент Ильхам Алиев постоянно заявляет о своей готовности восстановить территориальную целостность государства. В том числе и силовым путем. Мимо внимания армянского руководства не может пройти и то, что годовой бюджет оборонного ведомства Азербайджана приблизительно равен годовому бюджету Армении. Да и с Турцией, несмотря на некоторое сближение, у Еревана до сего времени остаются непростые отношения. Сложные взаимоотношения с Анкарой и Баку, географическое расположение Армении предопределили то, что эта страна вот уже полтора десятка лет находится в полублокаде.

В ситуации продолжающегося нагорнокарабахского конфликта и армяно-азербайджанского противостояния Ереван ориентируется на Москву, главного военного союзника и основного экономического партнера. В результате Россия — крупнейший инвестор в армянскую экономику. Более того, в полной или частичной собственности российских компаний находятся практически все стратегические предприятия Армении. В том числе и объекты топливно-энергетической сферы: компания «АрмРосгазпром», Разданская ТЭС, Севано-Разданский каскад ГЭС, распределительные сети, Армянская АЭС. В 2008 году к ОАО «РЖД» перешло концессионное право на управление армянской железной дорогой.

Эту сторону отношений Еревана и Москвы очень хорошо охарактеризовал один из участников армянских интернет-форумов: «Все предельно просто: мы с Россией «дружим» на основе взаимовыгодности. Нам нужна их военная поддержка, так как Россия, надо признать, мировой лидер вооружения. Ну а они взамен получают союзника на Южном Кавказе. И даже больше: их присутствие в Армении выгодно и им самим, так как этот регион сейчас как в интересах США, так и России».

Учитывая перманентную нестабильность в регионе, в Армении считают, что Россия должна выступить гарантом ее безопасности в случае военной стадии нагорнокарабахского конфликта. События в Киргизстане показали, что выстроенные в рамках ОДКБ механизмы не работают в кризисных ситуациях. Поэтому в Ереване отдают предпочтение двустороннему формату сотрудничества. Не случайно представители армянского руководства особо акцентируют внимание на том, что новое соглашение предусматривает: Россия совместно с армянской армией берет на себя обязательство обеспечивать безопасность Армении.

Впрочем, не все армянские эксперты и политики верят, что в случае нового вооруженного противостояния вокруг Нагорного Карабаха Москва примет решение о силовом вмешательстве в конфликт на стороне Еревана, защищая его от своего стратегического союзника Баку. «Трудно сказать, усиливается ли безопасность нашей страны в результате изменений в договоре. Если все стратегические козыри сразу же отдаешь партнеру, то твоя ценность падает. И появление пункта об обеспечении безопасности Армении в новом соглашении о пребывании российской базы не означает, что Россия будет с кем-то воевать ради Армении», — заметил в беседе с «ЗН» эксперт Аналитического центра глобализации и регионального сотрудничества Степан Григорян. Ведь в армяно-российских отношениях постоянно присутствует третий – Азербайджан.

Нерешенные политические и экономические проблемы заставляют Ереван ориентироваться на Москву. Но армянское руководство отдает себе отчет в том, что у Кремля есть свои интересы в регионе и они часто не совпадают с национальными интересами Армении. Потому-то армяне пытаются расширить контакты своей страны с НАТО, с которым это южнокавказское государство сотрудничает в рамках Плана индивидуального партнерства: Ереван не может не настораживать развитие отношений Москвы и Баку, особенно в сфере военно-технического сотрудничества. Например, то, что Россия намеревается продать Азербайджану два дивизиона зенитно-ракетного комплекса C-300. (Впрочем, окончательное решение, судя по всему, в Москве еще не принято.) И хотя этот ЗРК является оборонным, напрямую не угрожающим ни Армении, ни Нагорному Карабаху, Ереван чувствует себя преданным союзником, поскольку считает, что С-300 не просто изменит военный баланс в зоне конфликта, но и позволит Баку быть более агрессивным.

Но Кремль в своих отношениях с Ереваном и Баку пытается не допустить перекоса и сохранить существующий военно-политический баланс в регионе, поставляя оружие обеим сторонам. Ведь Россия имеет свою базу не только в Армении, но и в Азербайджане, арендуя Габалинскую РЛС, предназначенную для защиты от удара межконтинентальных баллистических ракет, а также для непрерывного контроля космического пространства. Москва активно сотрудничает с Баку в различных сферах безопасности (борьба с наркотрафиком и терроризмом, поставки техники, военное образование). При этом россияне одновременно тесно взаимодействуют по этим же вопросам и с Ереваном. Да и на российской базе в Гюмри, по официальным данным, также находятся два дивизиона ЗРК С-300.

Вполне возможно, что внесение изменений в договор о российской военной базе, предоставление Еревану более прочного зонтика безопасности являются своеобразной компенсацией Армении с российской стороны в обмен на возможную продажу оборонных комплексов С-300 Азербайджану, попыткой приглушить беспокойство армянского истеблишмента. А заодно дать политический сигнал Баку, дабы тот воздерживался от применения силы в решении нагорнокарабахского конфликта. Эксперты полагают, что «учитывая отношения с Баку, Москва будет стремиться максимально удерживать стороны от эскалации, одновременно сохраняя дистанцию в случае военной конфронтации». Но взяв на себя роль посредника, Москва в то же время заинтересована в дальнейшем сохранении статус-кво в регионе. Ведь подобное положение дает серьезные рычаги влияния на региональных игроков и позволяет чувствовать себя более уверенно в разыгрываемых геополитических партиях.
Автор: Владимир Кравченко
Первоисточник: http://inosmi.ru" class="text" rel="nofollow" target="_blank">http://inosmi.ru


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 0

Информация

Посетители, находящиеся в группе Гость, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Картина дня