Сегодня и завтра отечественных атомщиков

Так уж повелось, что после громких событий следуют длительные и эмоциональные обсуждения не только произошедшего, но и всего, что с ним связано. Например, в прошлом году, после землетрясения и цунами в Японии, когда, мягко говоря, начались проблемы на атомной электростанции «Фукусима-1», снова зазвучали голоса, призывающие отказаться от ядерной энергетики. Надо сказать, подобные заявления уже были после аварии на Чернобыльской АЭС, но тогда в основном разговорами дело и кончилось.

Сегодня и завтра отечественных атомщиков



В «информационном следе» фукусимских событий Берлин заявил о прекращении эксплуатации АЭС. Дотошные экономисты быстро подсчитали последствия этого шага, и у них вышла цифра в полтриллиона евро различных потерь. Для простых немцев все это вылилось в повышении тарифов на электричество – в некоторых регионах в два раза. Зато рады Франция и Чехия. Дело в том, что немецкие неатомные электростанции попросту не справляются со снабжением собственной страны, поэтому немалые объемы электроэнергии Германии приходится закупать у сопредельных государств. И все же, несмотря на финансовые проблемы, Германия отказывается от АЭС. А что же Россия? Россия не собирается делать то же самое. Даже наоборот, строит новые реакторы мирного назначения. В декабре прошлого года в эксплуатацию ввели четвертый энергоблок Калининской АЭС с реактором ВВЭР-1000 (мощность 1000 МВт). Здесь будет полезно упомянуть денежную отдачи энергоблока – более 400 млн. рублей налогов в год для области и почти девять миллионов непосредственно Удомельскому району, в котором находится станция. А в дальней перспективе, в 2016 году, планируется ввести в строй Балтийскую АЭС. Так что, возможно, Германия станет закупать и российское электричество.

Новости и планы, конечно, хорошие, но у атомщиков есть и проблемы. В 2008 году появлялась информация о недостаточной добыче урана в нашей стране. Утверждалось, что при 45% рынка обогащения этого металла у нас добывается только 6-7% от общемирового количества. Сами по себе эти цифры не выглядят интригующе или пугающе – для их осмысления требуется учесть возможные политические риски. Какая-либо страна из поставляющих нам уран на переработку может разорвать контракт. В таком случае российские производственные мощности могут остаться без работы, а отечественные АЭС – без топлива. Нехорошая перспектива. Для этого госкорпорация «Росатом» совместно с министерством природных ресурсов развернула самую настоящую кампанию по поиску, изучению и постановке на учет месторождений. Не все из них удобны для добычи, например, в Забайкалье немалая доля месторождений требует строительства шахт глубиной в километр. Тем не менее, соответствующие работы были проведены и разведанные запасы урановой руды на территории России увеличились почти в шесть раз. Кроме того, «Росатом» устроил настоящую экспансию за пределы страны. ОАО «Атомредметзолото» (российская уранодобывающая компания, почти 80% ее акций принадлежит ОАО «Атомэнергопром», которая, в свою очередь, полностью принадлежит «Росатому») в 2010 году приобрела контрольный пакет канадской урановой фирмы Uranium One, а в 2011-м – 100% акций Mantra Resources Limited, что позволяет российской компании участвовать в разработке танзанийских месторождений. Наконец, пятая часть месторождений, расположенных в США, прямо или опосредованно принадлежит России. Как-никак, бывший потенциальный противник, чем не повод для гордости? Стоит сказать, немало экспертов считает, что покупке зарубежных компаний поспособствовал мировой финансовый кризис, из-за которого и появилась хорошая возможность приобрести полезные зарубежные компании.

Однако вложения в зарубежные уранодобывающие фирмы нецелесообразны без перспектив всей атомной промышленности. Отечественным перерабатывающим комбинатам для обеспечения нужд всех существующих и строящихся российских АЭС достаточно получать «всего» 5-5,5 тыс. тонн уранового сырья. Остальная часть ныне потребляемых 16 тысяч тонн используется для изготовления экспортной продукции. Кроме того, стоит ожидать роста мирового потребления. Что бы не твердили разные экологические организации, атомная энергетика в итоге получается гораздо эффективнее, экономичнее и, при соблюдении всех норм эксплуатации, чище. Так, из одного килограмма угля «выходит» до семи киловатт-часов. Один килограмм природного газа способен дать до 15 кВт•ч. В свою очередь, кило урана в среднем современном реакторе помогает выработать до 120 тысяч кВт•ч. А в будущем счет выработанного электричества может пойти на миллионы киловатт. Нужно только внимательнейшим образом следить за разработкой, строительством и эксплуатацией реакторов.

Помимо топливных вопросов «Росатом» сейчас занимается и «потребителями» урана. В настоящий момент идут изыскания сразу по нескольким темам в области перспективных реакторов. Наиболее известная из них – ВВЭР-ТОИ (Водо-водяной энергетический реактор, типовой оптимизированный и информатизированный). В ходе этого проекта создается типовой реактор со сроком службы 60 лет, тепловой мощностью свыше 1300 МВт. Максимальная магнитуда землетрясения, которую должен выдерживать ВВЭР-ТОИ – 8-9. В 2012 году планируется завершить проектные работы и подготовить полный пакет соответствующей документации. Интересен тот факт, что проект впервые в истории нашей атомной промышленности разрабатывается по системе Mutli-D. Это значит, что на трехмерные чертежи накладываются четвертое (материалы, аппаратура, узлы и агрегаты), пятое (график работ) и шестое (собственно проведение работ) «измерения». Причем все материалы проекта доступны одновременно всем участникам проекта – от конструкторов до бригадиров на стройке, а все изменения одновременно «доходят» до всех. Другим перспективным проектом в ядерно-энергетической сфере считаются реакторы на быстрых нейтронах. Подобные установки уже эксплуатируются, например, БН-600 с натриевым теплоносителем на Белоярской АЭС.

С 2010 года идут работы по достройке плавучей атомной электростанции. Такая конструкция позволит снабжать электроэнергией районы, в которые затруднительно доставлять электричество традиционными методами. Однако вряд ли этот проект станет таким же массовым, как и обычные «сухопутные» АЭС. На данный момент свой интерес к плавучей электростанции проявили только пара-тройка потенциальных заказчиков. Немного, но как считают в «Росатоме», после введения первой плавучей АЭС количество заказчиков должно вырасти. Что же до проектов еще более мобильных ядерных энергетических установок, например, бытовых генераторов или силовых установок для транспорта, то в этой сфере серьезных работ не ведется. Зато в перспективе возможно возобновление работ по атомным установкам с возможностью транспортировки с места на место. Уже сейчас имеется проект атомной теплоэлектроцентрали «Ангстрем», созданный в ОКБ «Гидропресс». Будет ли «Росатом» поддерживать этот проект – неизвестно.

Как видно, отечественная атомная промышленность продолжает развиваться, более того, проводит планомерную экспансию на международный рынок. Пока основной статьей экспорта является топливные элементы для электростанций, но в перспективе нельзя исключать и поставки готовых реакторов.
Автор:
Рябов Кирилл
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

13 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти