Паралич вермахта

В начале сентября 1941 года Гитлер подписал директиву № 35 о переходе группы армий «Центр» в генеральное наступление на Москву (операция «Тайфун»).

29 сентября командующий генерал-фельдмаршал Федор фон Бок провел совещание с командующими армиями и танковыми группами. Войскам ставилась задача захватить Москву к 7 ноября, до наступления зимы. Фон Бок обещал Гитлеру, что русская столица падет к этой дате. 30 сентября началась Московская битва – 2-я немецкая танковая группа атаковала войска Брянского фронта. 2 октября в наступление на позиции Западного и Резервного фронтов перешли три полевые немецкие армии (2, 4 и 9-я), а также две танковые группы (3 и 4-я).

«Противник сломлен и никогда больше не восстанет!»


Эти слова, переданные германским радио всему миру, Гитлер произнес 3 октября 1941 года в Рейхстаге, объявляя о первых результатах «Тайфуна». Действительно, немецкое наступление на Москву поначалу развивалось успешно: вермахт превосходил обороняющиеся советские войска как в численности (1 800 000 человек против 1 250 000), так и в воинском мастерстве.

В первые дни соединения группы армий «Центр» прорвали оборону трех советских фронтов и окружили 7 октября под Вязьмой – соединения и части 16, 19, 20, 24 и 32-й армий Западного и Резервного фронтов, 9 октября под Брянском – 3, 13 и 50-й армий Брянского фронта.

8 октября глава пресс-службы гитлеровского правительства обергруппенфюрер СС Отто Дитрих объявил иностранным журналистам, что в военном смысле советская Россия уничтожена, 10 октября немецкая газета «Фолькишер беобахтер» писала: «Задачи наступления на востоке полностью выполнены – враг разгромлен. Сталинские армии стерты с лица земли».

Генералы вермахта, участвовавшие в Московской битве, и немецкие историки оценивают результаты октябрьских побед гораздо сдержаннее. Командующий 2-й танковой группой генерал-полковник Гейнц Гудериан в «Воспоминаниях солдата» писал о боях под Брянском в первую неделю октября 1941-го: «Тяжесть боев постепенно оказывала свое влияние на наших офицеров и солдат… На поле боя командир дивизии (4-й танковой. – В. Л.) показал мне результаты боев 6 и 7 октября, в которых его боевая группа выполняла ответственные задачи. Подбитые с обеих сторон танки еще оставались на своих местах. Потери русских были значительно меньше наших… Возвратившись в Орел, я встретил там полковника Эбербаха, который также доложил мне о ходе последних боев… Впервые со времени начала этой напряженной кампании у Эбербаха был усталый вид, причем чувствовалось, что это не физическая усталость, а душевное потрясение. Приводил в смущение тот факт, что последние бои подействовали на наших лучших офицеров. Но зато в главном командовании сухопутных войск и в штабе группы армий царило приподнятое настроение. Именно в этом проявилась пропасть между взглядами высшего командования и нашими, хотя в тот период 2-я танковая армия ничего не знала о том, что высшее командование так сильно опьянено нашими победами».

Паралич вермахтаИсторик Клаус Рейнгардт в книге «Поворот под Москвой» сообщает: «12 октября северо-восточнее Брянска было окончательно замкнуто кольцо окружения вокруг северной части группировки противника. Однако значительным силам советских войск еще 8 октября удалось прорваться и, несмотря на большие потери (был ранен и командующий фронтом Еременко), 12, 13 и 14 октября выйти из окружения».

Сдержанность немцев в оценке «котлов» под Брянском и Вязьмой объясняется несоответствием результатов, достигнутых в боях начала октября 1941 года, целям, намеченным командованием вермахта и группы армий «Центр». Продолжить наступление на Москву смогли лишь 11 дивизий, а 48 вели тяжелые бои с окруженными советскими войсками (остальные прикрывали фланги наступающей группировки). Бои в «котлах» были упорными и продолжительными. Через неделю после окружения советских войск – 14 октября 1941 года в сводке главного командования сухопутных войск вермахта (ОКХ) передавалось: «Противник, окруженный… западнее Вязьмы, полностью уничтожен». Но на ежедневных отчетных картах ОКХ Lage Ost еще более двух недель показывалось, что от девяти до пяти немецких дивизий продолжали вести бои с «уничтоженным» противником.

«Брянский котел», по мнению Рейнгардта, «оттянул на себя до конца октября основные силы 2-й общевойсковой и 2-й танковой армий… Советские войска… своим сопротивлением в решающей степени парализовали наступление южного крыла группы армий «Центр» и не позволили организовать быстрое преследование. Бои в «брянском котле» не принесли немцам желаемого успеха». Бои шли до 23 октября, когда соединениям и частям 3, 13 и 50-й армий удалось с большими потерями вырваться из окружения. Упорное сопротивление окруженных войск позволило советскому командованию восстановить оборонительные рубежи на московском направлении. Поэтому когда передовые части немцев достигли Можайской линии обороны, то их встретил, как отмечает Рейнгардт, плотный заслон, о котором ничего не знала немецкая разведка.

Действия советских войск на вяземском и брянском направлениях сорвали операцию «Тайфун». Стратегия блицкрига предполагала, что у окруженных, лишенных управления и снабжения войск противника будет сломлена воля к сопротивлению, и они быстро капитулируют. Так было в Польше и во Франции. Но в России, как справедливо заметил английский историк Роберт Кершоу в книге «1941 год глазами немцев. Березовые кресты вместо железных», азбучные истины блицкрига «оказались поставлены с ног на голову отчаянным, доходившим порой до фанатизма сопротивлением русских в, казалось, безнадежнейших ситуациях». Именно оно и привело к тому, что «половина наступательного потенциала немцев ушла не на продвижение к поставленной цели, а на закрепление уже имевшихся успехов».

Во второй половине октября по сравнению с первой декадой месяца среднесуточный темп наступления немецких войск упал в 8–10 раз (с 30–40 до 3–5 километров в сутки). Наряду с возрастающим сопротивлением советских войск немцев сдерживали проблемы снабжения и распутица.

В ожесточенных боях октября вермахт понес большие потери. По свидетельству Мартина Гарайса, в составе 1-го батальона 282-го пехотного полка осталось лишь 148 человек, но «самую кровавую дань отдал 290-й полк. В ротах численный состав упал до 20 человек».

Пауль Карелл (псевдоним оберштурмбанфюрера СС Пауля Шмидта – исполнительного директора службы новостей Третьего рейха и руководителя пресс-департамента МИДа Германии) в книге «Восточный фронт. Гитлер идет на восток» тоже обсуждает большие потери немецких войск в октябрьских боях. О состоянии немецкого 46-го моторизованного корпуса он рассказывает: «Потери оказывались огромными до того, что 3-й пехотный полк мотопехотной дивизии СС «Рейх» пришлось расформировать, а уцелевший личный состав перевести в состав полков «Дойчланд» и «дер Фюрер», во 2-й роте пехотного полка «Великая Германия» осталось 60 человек. Шестьдесят из ста пятидесяти».

Не лучшим было положение войск 2-й немецкой танковой армии, наступавшей на Тулу. Ее командующий генерал-полковник Гейнц Гудериан в мемуарах писал: «29 октября наши головные танковые подразделения достигли пункта в четырех километрах от Тулы. Попытка захватить город с хода натолкнулась на сильную противотанковую и противовоздушную оборону и окончилась провалом, причем мы понесли значительные потери в танках и офицерском составе». Обстановку в соединениях 2-й немецкой танковой армии уточняет Пауль Карелл: «По состоянию на 31 октября 3-я танковая дивизия на подступах к Туле располагала всего 40 танками из 150, имевшихся в наличии изначально».

Командование группы армий «Центр» считало боеспособность Красной армии невысокой. Однако большие потери войск, низкий уровень организации материально-технического снабжения, в том числе боеприпасами и топливом, вынудили фон Бока в конце октября 1941 года приостановить наступление.

«Тайфун» сдулся

30 октября 1941 года фон Бок подписал приказ о втором наступлении на Москву, но начать смогли лишь 15 ноября. До этого немецкие части приводили себя в порядок, пополнялись боеприпасами, топливом и другими материальными средствами. По плану наступления вермахт должен был окружить советскую столицу двойным кольцом. Штурма не намечалось: еще 8 октября 1941 года Гитлер приказал после завершения окружения Москву стереть с лица земли и затопить.

Ноябрьское наступление вермахта уже не было столь успешным. Сказалась эйфория командования в связи с октябрьским окружением советских войск. Гитлер и стратеги вермахта в целом переоценили свои боевые возможности. Ориентируясь на декадные сводки войск о потерях, командование полагало, что убыль наступающих войск была незначительной и боеспособность – высокой. Поэтому фон Боку не выделили дополнительных сил и средств для пополнения и усиления: в ноябре 1941 года резерв группы состоял лишь из охранной дивизии и нескольких полицейских батальонов. Реальная же боеспособность группы армий существенно снизилась – людские потери были значительно больше, чем указывалось в донесениях войск.

Но основным просчетом была недооценка противника. «Главным образом в том, что касается людских ресурсов, боевых качеств военнослужащих Красной армии и их морального духа», – констатирует Пауль Карелл. Руководство вермахта ошибочно считало, что советские войска были практически уничтожены под Вязьмой и Брянском и Красная армия не в силах серьезно сопротивляться. В действительности сопротивление советских войск непрерывно усиливалось.

Потери наступающих быстро росли: 137-я пехотная дивизия, по информации бывшего начальника оперативного отдела штаба Вильгельма Мейер-Детринга, только за четыре дня – с 13 по 16 ноября потеряла убитыми и ранеными (не считая потерь из-за обморожений) 1060 бойцов, среди них 34 офицера, включая пять командиров батальонов.

Бывший начштаба 4-й немецкой армии генерал Гюнтер Блюментрит в статье о Московской битве сообщает: «В большинстве пехотных рот численность личного состава достигала всего 60–70 человек (при штатной численности 150 человек. – В. Л.)». Во 2-й танковой армии, по данным Гудериана, в это же время боевой состав пехоты сократился в среднем до 50 человек в каждой роте.

21 ноября фон Бок записал в дневнике: «По числу дивизий, если судить об этом за зеленым столом, соотношение сил не хуже, чем обычно. Но снижение боеспособности – в отдельных ротах осталось от 20 до 30 человек, большие потери в командном составе и перенапряжение людей в сочетании с холодами дают практически совершенно иную картину».

Боеспособность немецких войск резко снизилась, в том числе из-за гибели большого числа опытных солдат. 23 ноября начальник Генштаба сухопутных войск генерал-полковник Франц Гальдер отметил в своем дневнике: «Таких сухопутных войск, какими мы располагали к июню 1941 года, мы уже никогда больше иметь не будем».

Но командование вермахта продолжало жить иллюзиями и о реальном состоянии советских войск имело совершенно неверное представление. 30 ноября командующий сухопутными войсками генерал-фельдмаршал Вальтер фон Браухич выговаривал фон Боку: «Фюрер уверен, что русские находятся на грани полного коллапса. Он желает услышать от вас конкретные слова, фельдмаршал фон Бок, когда этот коллапс станет реальностью».

2 декабря 1941 года Гальдер сделал запись в дневнике: «Противник достиг пика своей способности держать оборону. У него больше нет подкреплений». В этот же день, когда до начала контрнаступления Красной армии оставалось всего трое суток, в разведсводке отдела по изучению иностранных армий на востоке утверждалось: «Русское командование в настоящее время не располагает резервами и поэтому предпринимает попытки, введя в бой все имеющиеся в распоряжении силы, приостановить наступление немецких войск». 4 декабря этот же отдел пришел к выводу: «Боеспособность противника не настолько велика, чтобы без значительного подкрепления можно было предпринять крупное наступление».

«Решающее» наступление фашистов на Москву полностью выдохлось к началу декабря – группа армий «Центр» исчерпала свои возможности. Генерал пехоты Курт Типпельскирх в книге «История Второй мировой войны» пишет: «4 декабря была предпринята отчаянная попытка еще раз бросить армии в наступление. После захвата небольших участков соединения 4-й армии на следующий день отошли на свои исходные позиции, 2-я танковая армия также прекратила наступление после того, как ей не удалось захватить Тулу, которая была у нее как бельмо на глазу. Ни один приказ уже не мог двинуть вперед эти войска… 6 декабря был дан приказ прекратить наступление. Войска должны были удерживать захваченные позиции».

Пауль Карелл так подвел итоги операции «Тайфун»: если в октябре группа армий «Центр» состояла из 78 дивизий, их количество к декабрю сократилось до 35. То есть ее боеспособность снизилась более чем наполовину: у войск не было сил не только наступать, а уже и обороняться.

К этому времени Ставка Верховного главнокомандования РККА сумела сосредоточить под Москвой большое количество войск, неожиданно для немцев начать наступление и добиться победы. Американский историк Дэвид Гланц по этому поводу заметил: «Наступление, организованное Ставкой под Москвой как раз в то время, когда, по оценкам немецкой разведки, Красная армия уменьшилась до «нескольких последних батальонов», захватило вермахт врасплох своей внезапностью и заставило отступить чуть ли не в панике».
Автор: Владимир Литвиненко
Первоисточник: http://vpk-news.ru/articles/33932


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 21

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. Бригадир 4 декабря 2016 07:01
    Так уж у них сегодня принято: то утверждают, что тогда гансов победили исключительно осенняя распутица и мороз, то Россия у них сегодня разорвана в клочья, то ещё что-то... Такая уж у них натура.
    Двуликие анусы, что тут ещё скажешь. Ничему их история не учит... am
    1. V.ic 4 декабря 2016 07:50
      Цитата: Бригадир
      что тогда гансов победили исключительно осенняя распутица и мороз,

      Два русских генерала: bully "генерал Грязь" и laughing "генерал Мороз" одолели непобедимые германские войска и их союзников, причём повторно. Первый раз это было в 1812 году... lol :
      1. Омич 4 декабря 2016 08:27
        ага. а массовый героизм здесь ни при чем....
      2. Улан 4 декабря 2016 21:09
        Точно. Только все "забыли" что мосты через Березину при отступлении французские саперы наводили стоя в ВОДЕ . Т.е река не замерзла, иначе французы просто перешли бы ее по льду.
        Не было морозов. И в 41-ом немцы выдохлись до того, как ударили сильные морозы и то что они не смогли взять Москву в ноябре, это только свидетельствует о стойкости советских воинов, которые сорвали блиц-криг и самонадеянности гитлеровского командования, не рассчитывавшего на длительную войну.
        В самом деле, ну не Сталин же за них должен был думать и заботиться о снабжении Вермахта.
      3. свободный 14 января 2017 16:16
        одолели их советские солдаты,а не грязь и мороз
    2. Котище 4 декабря 2016 09:51
      29 сентября командующий генерал-фельдмаршал Федор фон Бок провел совещание с командующими армиями и танковыми группами. Войскам ставилась задача захватить Москву к 7 ноября, до наступления зимы. Фон Бок обещал Гитлеру, что русская столица падет к этой дате.

      Федя, Федя тебе поверили даже листовки напечатали, парад запланировали, а ты "агент влияния" подвел "Адолфушку"! И под Курском все слил! Взял пример с Паульса! Два братца акробатца. А русский солдат не причем за него генерал Мороз и генерал Грязь воевали! И вобще по мнению запада остановил германскую военную машину негр.... прошу прощения афроамериканец с жвачкой! А еслибы не он "по Москвой", то ......
      Только 7 ноября 1941 года по Красной площади маршировали бойцы Красной армии, которым еще предстоит пройти 4 года до окнчательной победы!
      И эту победу мы потомки тех кто в 1941 маршировал по Красной площади не вправе кому-то отдать, хоть будет это генерал Мороз или генерал Грязь. И помги Гей-Европа кто освобождал тебя от фашизма. Это многонациональный народ клятого тобою Советского государства!
  2. МВГ 4 декабря 2016 08:44
    После первых случаев участия Российских бойцов в боях без правил, западные бойцы стали говорить, что русские настоящие дьяволы: хитрые, злые, отчаянные и беспощадные. А воевать с Россией, так это умножать качества каждого бойца на количество бойцов и получить ад
  3. vomag 4 декабря 2016 09:31
    Да мы их читали и гальдеров и гудерианов и манштейнов и иже с ними...везде одно и то же- великий немецкий зольдатен, фюрер -плохой человек ,все время мешает победе то ли распутица то ли мороз,опять про храбрый немецкий зольдатен,снова фюрер-очень плохой человек ,опять с погодой не повезло, а то бы уже взяли..возможно уже и победили причем весь мир.. итд...и как бы между делом да есть там у русских пару тройку плохо обученных дивизий в лаптях но победоносному вермахту они на один зуб...все кругом против них особенно природа ,а русские так под ногами путаются
    1. Котище 4 декабря 2016 13:01
      Отвечу поговоркой, "Что русскому хорошо, фрицу смерть".
  4. Дакс 4 декабря 2016 10:03
    Похоже у "просвещенных" национальная черта: высосать из пальца сказку, поверить в нее и жить в ней. А кто не согласен - плёхой есть, варвар нетолерантный и воевать не может.
    1. ротмистр 4 декабря 2016 10:13
      Если отбросить идеологическую подоплеку, то стоит вспомнить поражение не только в немцев в 1941-45гг, но и Невскую битву, Отечественную войну 1812г, Полтавскую битву и т.д. Побежденный никогда не хочет признать свое поражение , он всегда ищет причины на стороне. Этим страдаем к горькому сожалению и мы, когда где то проигрываем.
      1. V.ic 4 декабря 2016 10:55
        Цитата: ротмистр
        и мы, когда где то проигрываем.

        Например в футболе, но иногда и в хоккее с шайбой.
        1. Котище 4 декабря 2016 13:52
          Иногда пригрывали и серьезно!? Кто помнит о Втором Роченсальмском сражении!?
          Историю надо помнить делать выводы над ошибками и исправлять.
          Пример наш Петр I со своим тостом после Палтавского сражения "За учителей".
          Пример настоящего времени "историю переписывать"!
          В 2001 году мне повезло быть участником Русско-Немецко-Французкого научного междусобойчика. Так на уровне "принеси подай, укуси за пятку". В ходе семинара обсуждался вопрос о "толерантности". Западные гости нас учили, наши доказывали, что сами с усами и т.д. По окончанию офэицэиоза ученую братию вывезли на природу где они напились "до такой-то матери" и тема толерантности мягко перетекла, а как у вас "чернопопые не задолбали? Задолбали, а у Вас". В конечном итоге у нас кто был "наподхвате" мировоззрения рухнули ниже плинтуса, больших гомофобов и шовенистов я не видел. Досталось всем, больше всего евреям, причем от русских и немецких евреев по очереди. По этому фамилии ученой братии не привожу. Но больше всего мне запомнился рассказ старого немецкого профессора, который рассказал историю из своей жизни. В 1945 он 13 летний пацан в составе "гитлерюнгера" участвовал в обороне предместей Берлина. Правда, все закончилось быстро на их барикаду выехал "большой танк" они его обстреляли из винтовок. Танк выстрелил они испугались и попытались разбежатся. Танкисты поймали его и двух его "сослуживцев". Командир танка "чумазый" в "орденах" приказал снять с них штаны и ремнем исполосовал всех троих так, что они неделю спали на животе. После чего взял его за ухо и со всей честной компанией потащил в первый жилой дом, где "безштанную" команду сдали женщинам которые прятались в подвале. Вечером один из экипажа танка привез им в подвал четыре булки ржаного хлеба.
          К концу рассказа пьяная компания молчала, больше - стояла гробовая тишина. Немец и девченки переводчицы ревели. А профессор, который утром нам трындел, что насилие над детьми невозможно. Каялся перед нами, что он фон-барон и сын германского генерала благодарен тому офицеру который драл его как "сидорову козу" вместо того чтобы еще раз выстрелить из пушки по их баррикаде. Дальше он вспоминал как он кормился у русских полевых кухонь, выбирался из Берлина в разрушеный Дрездан. А мы молчали и слушали. Только пьяный француз бубнил и это, светило европы, великий педагог и т.д.
          Девченки пытались найти того офицера, но безуспешно. В 2005 умер профессор.
          Но история осталась. Именно такие солдаты пришли и спасли Европу. Вечная им память и урок нам.
          С уважением! Ваш Котище.
          1. cfvfhf1 27 декабря 2016 12:06
            Спасибо Вам.
  5. стас57 4 декабря 2016 11:32
    показал мне результаты боев 6 и 7 октября, в которых его боевая группа выполняла ответственные задачи. Подбитые с обеих сторон танки еще оставались на своих местах. Потери русских были значительно меньше наших…

    надо было к речке спуститься- там они все были
    1. Svidetel 45 4 декабря 2016 14:31
      Что, неприятно читать " ...потери русских были значительно меньше...", гораздо более приятно читать - одним махом десять русских побивали? Вот только непонятно, что же эти немцы такими слабаками оказались, трусливыми и малодушными, у них один погиб, у нас десять, и со страху(или из жалости к нам?) рванули бежать аж до самого Берлина, где и капитулировали.
      1. стас57 4 декабря 2016 15:05
        да нет, там все проще- там основная масса танков была не у шоссе, а у деревни, у жд линии, куда наш танковый теоретик и практик не поехал ,потери только 11 бригады равны потерям 4 тд-по 6 танков
  6. SEER 4 декабря 2016 18:57
    Цитата: Котище
    Отвечу поговоркой, "Что русскому хорошо, фрицу смерть".
    яб перефразировал:
    "Что советскому терпимо, фрицу ложись да помирай!"
  7. Улан 4 декабря 2016 21:16
    Побежденный никогда не признает, что противник был сильнее и умнее, он всегда найдет любые причины, которые ему такому могучему помешали.
    Вон украинцы придумали что они воюют на Донбассе, аж со всей российской армией.
    Порошенко говорит что их там 300 тыс, нач-к их Генштаба что два армейских корпуса, со всей штатной техникой.
    Так что ничего нового.
  8. bazzilio 11 июля 2017 22:28
    По-моему, уже в сентябре можно было понять, что "что-то пошло не так".... Ведь план "Барбаросса" и блицкриг озвучили каждому рядовому Вермахта, Геббельс ораторствовал чуть ли не "изо всех утюгов" ). И согласно этому "барбоссе" Вермахт должен был уже к концу августа быть на линии Архангельск-Астрахань (попутно захватив и Ленинград, и Москву)....
    На самом деле, то, что "что-то пошло не так" некоторые видимо стали соображать еще в Бресте и под Смоленском, но приказ есть приказ, и потому - "драг нах остен"....

    И если посмотреть с другой стороны на результаты 1941-го года - то ведь, получается не сильно то он и "пораженческий". В стратегическом плане немцы достигли не так уж и многого. Из крупных "стратегических" городов - взяты только Минск и Киев. Ни Ленинград, ни Москва не взяты. И даже Севастополь еще сражается.
    И единственным стратегическим успехом после Московской битвы у немцев можно считать (с натяжкой) только разгром весной 1942 под Харьковом. Сама Сталинградская битва - это уже не стратегический успех, ибо в итоге - и город не взяли, и 6ю армию потеряли.
    Ну а дальше в стратегическом плане у немцев одни поражения. Вплоть до Берлина.
    И можно сколько угодно занижать свои потери, и преувеличивать потери Красной Армии...Только это не вяжется с элементарной логикой: если такое было соотношение потерь - то чего ж тогда войну проиграли?
    Тут была статейка, в которой один умник пишет, что РККА в Московской битве (причем, только в контрнаступлении) потеряла 2,8 млн. солдат... А потери Вермахта за этот же период..... (внимание, как говорит известный сатирик М. Задорнов - готовы?).....79 тыс. (Карл!). То есть соотношение потерь примерно 1:27, не говоря уж о том, что количество наших потерь превышает весь наличный состав фронтов, оборонявших Москву...
    После такой ахинеи остается только один вопрос: ежели такие потери были у РККА, что личный состав всех советских войск "умер" по 2-3 раза - то тогда получается, что на пути Вермахта в Москву советских войск не оставалось от слова совсем? И что мешало - построиться в колонны и "айн-цвай" - победным маршем до Кремля???

    Постойте, кажется догадался....Он самый - "генерал Мороз"...))
    Не...не так...Если за каждого погибшего бойца под Москвой этому "генералу" дать Героя, то тогда будет так:

    Один миллионожды Герой Советского Союза, маршалиссимусс Советского Союза Мороз!
    а Жуков пусть нервно курит в сторонке ))))
  9. Molot1979 9 августа 2017 08:18
    Лучшее подтверждение тому, что фрицы систематически занижали данные о потерях. 10-дневные сводки врали раза в 2 минимум, местами и в три бывало. И эту туфту гнали наверх, потом получали подкреплений сообразно своим донесениям о потерях, а потом в мемуарах плакались, что у них людей не хватало. Так врать надо было меньше. Если по подекадным сводкам судить, то потерь, как у Тымчука, не было. Ну там, пара солдат разбили носы, споткнувшись и еще один прищемил пальчик затвором карабина - разве это потери? И при этом убили сто миллиардов русских, а еще пятьсот миллиардов взяли в плен. И потом эту чушь подхватили историки. Правда, остается неясным, как при таких мизерных потерях немцы не выиграли всю войну еще летом 1941, а весной 1945 дошли до призыва 12 летних подростков. А куда все взрослые подевались? При отсутствии потерь их там в Германии должны были еще десятки миллионов быть, так почему же пришлось призывать детей? И только в таких вот донесениях/мемуарах, что в ротах осталось по 20-30 человек, и кроется ответ, куда девались взрослые призывники.
Картина дня