Перспективные сверхдальние ракеты воздушного боя ВВС Китая в задачах установления зон «A2/AD» в АТР



До заступления на пост президента США весьма неординарной и геополитически гибкой личности, республиканца Дональда Трампа, осталось немногим более полутора месяцев. И несмотря на все ликования наших политологов, интернет-обозревателей, блогеров и прочих «комментаторов» относительно пророссийских взглядов Трампа, уже успела сформироваться не столь радужная тенденция, указывающая на достаточно агрессивные военно-политические взгляды окружения, формируемого сегодня будущим лидером США. Во-первых, это рассматриваемый Трампом в качестве фаворита на пост министра обороны США Джеймс Маттис. Отставной генерал Корпуса морской пехоты США прославился очень и очень жёсткими высказываниями в отношении Российской Федерации, а также её евразийских союзников. Маттис обвинил нашу страну в развязывании военной агрессии в Крыму и на Донбассе, возведя её в угрозу No.1 для Запада на европейском ТВД. Прослужив в КМП США 34 года, Д. Маттис успел поучаствовать во многих военных операциях иракской кампании, включая «Iraqi Freedom» (OIF): именно под его командованием 1-я дивизия КМП США участвовала в наступлении на СВ Ирака в 2003 году. Маттис — типичный завсегдатай «маккейновского» антироссийского лагеря, получивший среди пехотинцев прозвище «Бешеный пёс».


Да и сам Трамп — далеко не тот «мирный деятель», за которого пытается себя выдавать. Пробежимся по двум показательным фактам недавнего времени. В то время как наш здравомыслящий русский народ и руководство несли цветы к посольству Кубы, выражая свои соболезнования в связи с уходом лидера кубинской революции Фиделя Кастро, Трамп с многочисленными американскими безумцами отмечал этот день на уровне национального праздника США. Будущий глава Белого дома отозвался о Фиделе Кастро как о самом жёстком диктаторе, виновном в десятках тысяч смертей, а на своей страничке в «Twitter» торжественно отписался: «Фидель Кастро мёртв!» Это вызвало недоумение даже со стороны латиноамериканского департамента российского МИД. Стоит задуматься!

Весьма негативно отзывался Трамп и о стратегически важном азиатском союзнике России — Китайской Народной Республике. Он резко раскритиковал торгово-экономические отношения между США и Китаем, обвиняя последний в перетягивании у американских компаний большой доли рабочих мест. Учитывая данную риторику Трампа, а также присутствие у руля Пентагона консервативного американского вояки Джеймса Маттиса, можем увидеть картину, на которой военно-стратегическое давление на Поднебесную в Индо-Азиатско-Тихоокеанском регионе удвоится, плюс добавятся различного рода экономические «палки в колёса Пекина». В военно-стратегическом плане могут быть задействованы такие «нехилые инструменты», как дивизионы противоракетных комплексов «THAAD», прикрываемые «Patriot PAC-3» в Южной Корее, дополнительная «накачка» Южно-Китайского и Восточно-Китайского морей подводной и надводной компонентами ВМС США и т.д.

В экономической повестке дня для Пекина готовятся ещё более неприятные «сюрпризы», часть из которых уже успешно реализована: могут быть пролонгированы штрафные пошлины на металлургическую продукцию (холоднокатаная и горячекатаная листовая сталь), увеличенные в первом квартале 2016-го года, также могут быть введены большие пошлины на электронную продукцию сотен именитых китайских корпораций, а также автомобильную продукцию. При этом, к созданию антидемпинговых тарифов может быть подключён такой игрок, как Австралия, которая также ввела пошлины на китайскую сталь. Естественно, большее предпочтение будет отдаваться прихвостням США — японским, тайваньским и южнокорейским компаниям. Что делать китайцам? Ещё масштабней переориентировать торгово-экономический вектор на российский, пакистанский, иранский, либо переднеазиатский рынки, а также стараться всеми силами удерживать контроль над морскими путями и месторождениям углеводородов вокруг архипелагов Спратли и Дяоюйдао, что в итоге затронет вопросы территориальных споров с Вьетнамом и Японией, которых поддержат ВМС и ВВС США? Здесь-то Пекину уж точно нельзя ударить лицом в грязь.

Все мы отлично помним видео, отснятое операторами американского дальнего противолодочного самолёта P-8A «Poseidon», где стратегическая патрульная машина беззаботно ведёт пристальную оптическую и радиотехническую разведки за возведением китайской военной инфраструктуры на некоторых искусственных островах архипелага Спратли. Разведка ведётся практически вплотную, с расстояния 30-40 км от объектов наблюдения. Предельно понятно, что в нескольких километрах от «Посейдона» периодически, с целью эскортирования, следует не менее звена прикрывающих F/A-18E/F «Super Hornet», поднявшихся с палубы авианосцев класса «Нимиц», а то и более грозных машин — сверхманевренных истребителей для завоевания превосходства в воздухе 5-го поколения F-22A, периодически развёрнутых на тайваньских авиабазах. Что может противопоставить НОАК?

Главной противовоздушной компонентой ВМС Китая продолжают оставаться 6 эсминцев УРО Тип 052С «Ланьчжоу» и 5 ЭМ УРО Тип 052D «Куньмин». Данные боевые корабли оснащены усовершенствованной боевой информационно-управляющей системой (БИУС) на базе французской «Thomson-CSF» TAVITAC-2000 с дополнительными алгоритмами по перехвату низковысотных малоразмерных ПКР, приближающихся к кораблю на фоне водной поверхности. «Сырое» программное обеспечение данной БИУС, предназначенное для французских фрегатов типа «Лафайет», пришлось серьёзно обновлять для будущей интеграции полноценного ЗРК ПВО-ПРО дальнего радиуса действия HHQ-9, а также многофункциональных 4-хсторонних РЛС управления «Type 346» и «Type 438».

Комплекс HHQ-9 обладает радиусом действия в 200 км, что позволяет контролировать обширные участки воздушного пространства над архипелагом Спратли и Парасельскими островами. Но на постоянной основе держать в этом регионе по несколько эсминцев Тип 052С/D также не представляется возможным, ведь согласно китайской оборонной концепции «Трёх цепей», большая часть надводных кораблей ВМС КНР распределена ещё и между не менее опасными оперативными рубежами, расположенными близ Тайваня, «Гуам-Сайпан», северных берегов Филиппин, а также в более удалённых частях Тихого океана. Для этого, в условиях количественного господства американских ВМС, и десятка лучших китайских эсминцев может быть недостаточно. А поэтому имеем огромное количество неприкрытых оперативных направлений на рубежах воздушных границ Китая, где палубная авиация американского флота имеет возможность доступа с целью проведения разведывательных операций, а в некоторых случаях и более серьёзных ударных миссий.

Без сомнений, китайская истребительная авиация, представленная многоцелевыми высокоманевренными машинами J-10A/B, J-11B, Су-30МКК/МК2, а также новейшими Су-35С, имеет возможность силового воздействия на американскую патрульную авиацию, не знающую меры по нарушению воздушного пространства, закреплённого за КНР над архипелагом Спратли, но переброшенные в этот же регион эсминцы «Арлей Бёрк» легко создают для китайских истребителей закрытое воздушное пространство, не позволяя и на 350 км приблизится к американским «Посейдонам». Дальнобойные зенитные управляемые ракеты RIM-174 ERAM обладают предельной дальностью в 370 км. В случае боевой ситуации, даже перспективные УРВВ большой дальности PL-21D (радиус действия до 150-160 км) не решат проблемы китайцев. Для удержания противника под контролем военно-воздушным силам Китая сегодня требуется качественно новое изделие, дальность которого достигает 350 и более километров для перекрытия дальности ЗУР RIM-174. Очевидно, что решение уже найдено, и может получить начальную оперативную готовность уже к 2020-му году.

В конце ноября на китайском интернет-ресурсе Weibo.com была опубликована любительская фотоподборка, на которой в разных ракурсах запечатлён перспективный китайский тактический истребитель поколения «4++» J-16 с новой сверхдальней управляемой ракетой воздушного боя с неизвестным индексом. Очевидно, что начат этап лётных испытаний нового прототипа. В качестве испытательной платформы-носителя китайские специалисты решили использовать именно J-16, поскольку на машине установлена наиболее совершенная серийная китайская БРЛС с активной фазированной антенной решёткой, представленная 2000 ППМ с максимальной общей мощностью 6 кВт, что сопоставимо с нашей «Ирбис-Э». Данная станция полностью соответствует расчётным ТТХ перспективной ракеты, обеспечивая захват крупных воздушных целей на дальности свыше 320 км: пуск на сверхдальние расстояние не будет требовать радиокоррекции и целеуказания с борта тихих самолётов ДРЛОиУ, как KJ-2000, а станет возможным исключительно за счёт РЛС самого J-16. На этом примере мы наблюдаем долгожданное достижение китайской оборонкой технологий уровня XXI века, когда любой юнит превращается в самодостаточную боевую единицу, и параллельно с сетецентрической увязкой способен на автономные действия за счёт собственного вооружения, а также бортовых радиотехнических и оптико-электронных средств.

Если по бортовой РЛС истребителя J-16 основные технические характеристики уже известны, то информация о новой сверхдальней ракете воздушного боя полностью отсутствует, так что о её параметрах можно судить лишь исходя из размещённых на Weibo.com фотографий. В момент создания фото, J-16 либо касался, либо отрывался от полотна ВПП, а поэтому в качестве эталонного для измерения элемента конструкции выступило заднее правое тормозное колесо основного шасси истребителя, диаметр которого 1,03 м. Из этого, с помощью линейки и калькулятора, выводим длину ракеты, которая составляет 5,75 м, а также диаметр корпуса, равный 290—310 мм. На западных интернет-ресурсах новую китайскую ракету уже поспешили сравнить с российским проектом ААМ-L («Изделие 172»), более известным как управляемая ракета сверхбольшой дальности КС-172/С-1, но лишь в плане назначения этот проект имеет много общего с нашим детищем ОКБ «Новатор». Конструктивно же китайская УРВВ кардинально отличается от КС-172.

К разработке «Изделия 172» ОКБ «Новатор» приступило в далёком 1991-м году с применением наработок, полученных в ходе проектирования зенитной управляемой ракеты средней дальности 9М83 ЗРК ПВО-ПРО С-300В. Двухступенчатая КС-172 является более компактной ракетой, нежели 9М83: масса первой составляет 750 кг против 3500 кг у последней. Масса боевой части КС-172 в 3 раза меньше, чем у её зенитной версии. Естественно, — ракета имеет в 2 раза меньшие габариты (диаметр маршевой ступени «Изделия 172» около 400 мм против 915 мм у 9М83). Аэродинамическая же конструкция «несущий конус» сменилась на «несущий корпус». Между тем, не только сохранена, но и значительно увеличена тяговооружённость авиационной версии ракеты, что при значительно меньшем аэродинамическом сопротивлении, а также запуске из разрежённых слоёв стратосферы позволило добиться в 5,5 раза большей дальности действия , чем ЗУР 9М83. Известно, что в качестве двигателя маршевой ступени применён уменьшенный вариант маршевого РДТТ зенитной управляемой ракеты 9М83. Кроме того, КС-172 является бикалиберной ракетой с увеличенным диаметром стартовой разгонной ступени.

Китайская перспективная ракета сверхдальнего воздушного боя также выполнена по схеме «несущий корпус», но является одноступенчатой и имеет единый диаметр корпуса (около 310 мм). Ракета является конструктивным аналогом ЗУР типа HQ-9, 5В55Р и 48Н6Е, где более 60-75% внутреннего объёма приходится на твердотопливный ракетный двигатель, а 35-40% — на боевую часть направленного действия, автопилот, активную/полуактивную радиолокационную ГСН, модуль приёма радиокомандной информации от системы управления огнём носителя или сторонних радиолокационных средств, а также контактный и радиолоационный взрыватели. Высказываются предположения, что новая ракета получила АРГСН с высокоэнергетической активной ФАР, которая позволяет обнаруживать малозаметную тактическую авиацию 5-го поколения на дальности до 15—25 км, а истребители типа F/A-18E/F — 30 — 40 км.

Высокие аэродинамические качества новой китайской ракеты обеспечиваются большим удлинением корпуса малого диаметра, что способствует меньшему коэффициенту замедления, а как следствие — сохранению лучшей маневренности на дальностях более 200—250 км. Ожидаемая максимальная скорость изделия может достигать 6—7М на высотах от 20 до 40 км, а расчётная дальность — 400 и даже более километров. При перехвате дальних целей полёт будет проходить по полубаллистической траектории с инерциальным наведением и радиокоррекцией. Помехозащищённость и точность новой АРГСН с АФАР также превзойдёт аналогичные показатели для обычных АРГСН со щелевыми антенными решётками типа 9Б-1348 или 9Б-1103М «Шайба», что расширит список перехватываемых объектов.


Основными целями для перспективной ракеты класса «воздух-воздух» китайских ВВС станут противолодочные самолёты, самолёты ДРЛОиУ, радиоэлектронной и радиотехнической разведки, а также воздушные танкеры ВВС США, Японии, Вьетнама, Индии и Южной Кореи, представляющие основную компоненту сетецентрического взаимодействия и воздушной поддержки на Азиатско-Тихоокеанском театре военных действий. Все вышеперечисленные машины имеют большую эффективную поверхность рассеяния, а поэтому могут быть обнаружены и атакованы китайскими J-16 или Су-35С с предельно возможных для новой ракеты расстояний (около 400 км) даже без поддержки наземных и авиационных комплексов ДРЛОиУ. Истребители с менее мощными БРЛС (Су-30МК2/МКК или J-11), вероятно, также адаптируют под применение новой ракеты, но выдача целеуказания в данном случае будет происходить не за счёт активного режима БРЛС, а по данным станции предупреждения об облучении, либо по целеуказанию РЛС на помехи, организованные комплексом РЭБ противника (режим «HOJ»).

Второстепенными целями станут крылатые, противорадиолокационные, оперативно-тактические баллистические ракеты, управляемые авиабомбы, а также другие типы высокоточного вооружения с малой ЭПР. При этом, поражаться будут как сверхзвуковые, так и гиперзвуковые объекты. Наличие головки самонаведения с АФАР позволит противостоять и более сложным воздушным целям, к примеру, — ракетам класса «воздух-воздух» AIM-120C/D AMRAAM, зенитным управляемым ракетам средней и большой дальности (ERINT, MIM-104C), а также управляемым и неуправляемым реактивным снарядам современных РСЗО. Ракета, обладающая высокими показателями перехвата летательных аппаратов, выполненных по технологии «стелс», по эффективности и функциональности схожа с ЗУР типа 48Н6ДМ или 9М82М, в то время как её масса в 3 и 10 раз меньше, чем у зенитных аналогов. Масса новой китайской дальнобойной управляемой ракеты воздушного боя составит около 600—700 кг, что позволит одному J-16 или Су-35С брать на борт 4-6 единиц.


Многоцелевой тактический истребитель ВВС Китая J-16


В последнее время очень большие ставки делаются на придание ракетам-перехватчикам ударных качеств, превращая ЗУР или даже УРВВ в высокоскоростные аэробаллистические тактические ракеты большой дальности или ПРЛР. Благодаря ГСН с АФАР и продвинутой ИНС, и китайские ракеты на практике могут быть задействованы в дальних точечных ударах, нанесение которых может происходить на скоростях до 5М. Изделие это для перехвата наземными и корабельными средствами противоракетной обороны очень даже сложное, оставляющее минимум времени для действий операторов системы «Иджис» или наземного ЗРК «Patriot PAC-3».

Принятие на вооружение палубных истребителей ВМС, а также тактической авиации ВВС Китая перспективных сверхдальних ракет однозначно подводит оборонку Поднебесной к реальному геостратегическому «броску» на новый уровень, где уже нет места тотальному американскому превосходству. Пекин сможет гораздо жестче отстаивать свои региональные интересы в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях. Так, к примеру, американский флот утеряет ранее сохраняющийся паритет в плане контроля воздушной ситуации над Спратли, так как состоящие на вооружении «Супер Хорнетов» ракеты AIM-120D уступают в дальности новой китайской УРВВ примерно 2,5-3 раза, а корабельные SM-6 едва «подбираются» к её параметрам. Оснащение этой ракетой палубных J-15S сделает АУГ китайского флота в 2 раза более защищённой, чем существующие АУГ ВМС США.

Представьте себе: всё это действо будет происходить в жизненно важной «артерии» Штатов — Азиатско-Тихоокеанском регионе. Тут уже ни продажа Австралии F-35A, ни «локхидовская» помощь в доводке БРЭО японских ATD-X на ситуацию особо не повлияет: передовая гиперзвуковая ракета поменяет правила игры. Чем могут ответить американцы? Возможно, малоразмерной модульной противоракетой самообороны SACM-T («CUDA»), предназначенной для перехвата ракет воздушного боя противника, но и здесь не всё так однозначно. Ведь известно, что современные РЛС с АФАР типа AN/APG-77 (F-22A) и AN/APG-81 обладают возможностями постановки мощных направленных радиоэлектронных помех X, Ku, а возможно и Ka-диапазонов. Многоэлементная АРГСН с АФАР китайской ракеты сверхбольшой дальности также не станет исключением, и вполне вероятно, что уже сегодня китайские программисты сформировали алгоритм для противодействия вероятным ракетам перехватчикам ВВС США типа SACM-T, оснащённым миллиметровыми активными радиолокационными ГСН.

Из дополнительных неоспоримых преимуществ перспективной китайской ракеты сверхдальнего перехвата можно отметить возможность размещения во внутренних отсеках вооружения разрабатываемых малозаметных стратегических бомбардировщиков-ракетоносцев YH-X. Бортовое радиоэлектронное оборудование этой 160-тонной сверхзвуковой машины построено вокруг мощной БРЛС с АФАР, способной, помимо работы по наземным и морским целям, обеспечивать наведение передовых УРВВ по воздушным объектам противника в целях самообороны.

Основным же техническим недостатком можно считать невозможность размещения 5,75-метровых ракет во внутренних отсеках вооружения тактических истребителей 5-го поколения J-20 и J-31. Данные отсеки имеют длину в пределах 4,2 м, и предназначены для размещения таких дальнобойных ракет «воздух-воздух», как PL-12D или PL-21. Размещение новых сверхдальнобойных китайских ракет на данных истребителях предусматривает применение лишь внешних точек подвески, что однозначно увеличит радиолокационную сигнатуру «стелс»-истребителей от «Шеньян» и «Чэнду».

Но ввиду многочисленных достоинств перспективного изделия, этот недостаток можно считать просто ничтожным, ведь только ВВС и ВМС Китая получат в ближайшее время самую дальнобойную в мире ракету воздушного боя, способную превратить обычный авиационный комплекс поколения «4++» в инструмент построения воздушного рубежа сдерживания противника по концепции «A2/AD» протяжённостью более 350 км. О наличии подобных средств воздушного нападения у флота и ВВС США сегодня абсолютно ничего неизвестно, и только российский дальний перехватчик МиГ-31БМ с ракетами Р-37 обладает приближёнными боевыми качествами.

Источники информации:
http://forum.militaryparitet.com/viewtopic.php?id=11166
http://rbase.new-factoria.ru/missile/wobb/kc-172/kc-172.shtml
Автор:
Евгений Даманцев
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

22 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти