«Русские со знаком качества» в политических планах Польши

В понедельник в Минске председатель Совета республики Национального собрания Белоруссии Михаил Мясникович и маршал Сената Польши Станислав Карчевский подписали Заявление о сотрудничестве между верхними палатами парламентов двух стран — Сенатом Польши и Советом Республики Национального собрания Белоруссии. Подписанию Заявления предшествовали двухдневные переговоры Карчевского и Мясниковича, в ходе которых была достигнута договорённость об установлении постоянных контактов на уровне Сената и Совета Республики. Еще стороны договорились «содействовать развитию сотрудничества между Белоруссией и Польшей в сферах образования, науки, культуры, экономики и политики, а также межрегиональных связей». Всё это отражено в подписанном 5 декабря Заявлении.




Трудное сближение Белоруссии и Польши

Документ, подписанный в Минске, не предполагает обязательности его исполнения. Это, скорее, договор о намерениях. К полноценному сотрудничеству с Польшей в Белоруссии только присматриваются. В нынешнем году прошла череда взаимных визитов. Минск посетили министр иностранных дел Польши Витольд Ващиковский, министр развития и финансов Польши Матеуш Моравецкий и теперь маршал Сената Польши Станислав Карчевский. В октябре свои встречи в Варшаве провёл министр иностранных дел Белоруссии Владимир Макей.

Большого прорыва в двухсторонних отношениях эти контакты не принесли, но встречное движение наметилось. В частности, Польша и Белоруссия летом подписали межправительственное соглашение о сотрудничестве в сфере образования. Оно предусматривает обмен студентами и преподавателями «родного языка» (к нему правительство Белоруссии относит только один из государственных языков — беларускую мову.) В конце ноября Национальное собрание Белоруссии ратифицировало это соглашение.

Есть в белорусско-польских отношениях и другие полезные начинания. Например, обмен студентами между вузами и сотрудничество институтов Академий наук Польши и Белоруссии. На этом, пожалуй, гуманитарный позитив ограничивается. Зато существует много факторов, раздражающих белорусское общество и, прежде всего, власти в Минске. К ним можно отнести так называемую «программу Калиновского». Её десять лет назад учредили в Варшавском университете тогдашний премьер-министр Польши Ярослав Качиньский совместно с ректорами высших учебных заведений страны.

Программой предусматривается обучение в Польше студентов, отчисленных из белорусских вузов по политическим мотивам — чаще всего, из-за участия в протестных акциях прозападной оппозиции. Их не так много. Ежегодный набор по программе составляет меньше ста человек. Однако раздражающий эффект этих действий для белорусов ощутим. Как раздражают Минск и действующие в Белоруссии пропольские НКО, различные фонды, школы, институты, вроде Польской высшей гуманитарной школы Белорусского института правоведения, Польского института в Минске или фонда имени Стефана Батория.

Фонд Стефана Батория, к примеру, ставит своей задачей консолидацию оппозиционных движений в Белоруссии. Он через многочисленные гранты и прямое субсидирование активно финансирует местные неправительственные организации. Проводит обучение персонала НПО, как практически «поддерживать демократические перемены и развивать гражданское общество в Беларуси».

И всё-таки главным раздражителем властей Белоруссии остаётся «Карта поляка». Уже восемь лет Польша выдаёт такой документ гражданам других стран, главным образом, — постсоветских. «Карта поляка» подтверждает принадлежность конкретного человека к польской нации и даёт обладателю такого документа ряд льгот. Эта национальная экспансия Варшавы особенно чувствительна для Белоруссии, Латвии, Литвы и Украины, где сохранились большие польские диаспоры.

Михаил Мясникович на встрече со своим польским коллегой «Карте поляка» уделил особое внимание. По мнению Мясниковича, практика её выдачи в Белоруссии противоречит интересам официального Минска. Этот вопрос «требует серьёзного обсуждения — как на уровне экспертов, так и политиков», — заявил он маршалу польского Сената.

Станислав Карчевский сказал Мясниковичу, что поляки открыты для диалога и готовы ответить на вопросы белорусов. Однако Варшава продолжит выдачу «Карты поляка» и не изменит свою политику привлечения диаспоры в Польшу. Это долгосрочный проект.

Как Варшава разыгрывает свою «Карту поляка»[/b]

[b]Проект появился в Польше в 2008 году, к тому времени уже ставшей полноценным членом Евросоюза. Формально она вступила в ЕС четырьмя годами ранее. Но в ходе многолетних переговоров Брюссель определил ряд условий, которые ограничивали поляков в европейских правах. Вводилась, например, система квот на трудоустройство в странах Старой Европы. Сдерживающим фактором была значительная разница в оплате труда. Это могло вызвать массовый отток рабочей силы из Польши, как, впрочем, и из других восточно-европейский стран, вступивших в то время в Евросоюз.

Чиновники в Брюсселе полагали, что при активной финансовой поддержке альянса за пару лет разница в доходах сократится. Людям не будет никакого смысла искать работу за рубежом. Поэтому уже с 2006 года можно постепенно снимать ограничения на привлечение трудовых мигрантов из вновь вступивших стран, а в 2008 году окончательно ликвидировать всякие сдерживающие квоты. Так и поступили.

Миграция рабочих из Польши превзошла все ожидания еврочиновников, а в Старой Европе родился новый термин — «польский сантехник». Так европейцы отреагировали на появление на своём рынке труда не избалованных доходами приезжих из присоединившихся к ЕС стран, прежде всего, — Польши.

В Варшаве, в свою очередь, отток трудоспособного населения решили восполнить за счёт польской диаспоры за рубежом. Для этого придумали «Карту поляка». Закон о ней польский Сейм принял в сентябре 2007 года. Власть Польши тогда принадлежала консервативной националистической партии «Право и Справедливость». Лидеры «ПиС» (президент и премьер страны Лех и Ярослав Качиньские) объяснили введение карты поддержкой родственных, этнических и языковых ценностей польского народа в постсоветских странах.

Досрочные парламентские выборы в октябре 2007 года принесли победу «Гражданской платформе». Её лидер Дональд Туск возглавил польское правительство, но сохранил «Карту поляка». Прагматичный Туск оценил возможность карты привлечь в Польшу культурно близких ей трудовых мигрантов, вместо уехавших в Европу «сантехников».

Среди условий для получения «Карты поляка» главным было прямое родство с поляками или обладателями польского гражданства. В законе подробно прописали их — отец, мать, бабушка, дедушка либо двое из прабабушек или прадедушек. Исходя из этого, местные остряки стали звать претендентов на получение карты — «четверть поляка».

Вместе с тем, даже полнокровные поляки могли получить заветную карту только при условии владения польским языком на базовом уровне, знания польской культуры и традиций, «отсутствия зафиксированных действий и высказываний, преследующих цель навредить напрямую или косвенно польскому государству, его политике и имиджу».

Обладатель «Карты поляка» получал долгосрочную многократную визу, мог легально работать на территории Польши без получения специального разрешения, заниматься предпринимательской деятельностью, обращаться за бесплатной экстренной медицинской помощью, пользоваться бесплатной системой образования на тех же условиях, что и граждане Польши.

Был у «Карты поляка» и финансовый стимул. Этот документ даёт право на большую скидку (37%) при пользовании железнодорожным транспортом, преимущество в получении средств, предназначенных на поддержку поляков за границей. Со временем стимулов добавили. Прописали, например, прямую финансовую помощь тем обладателям «Карты поляка», которые приехали в Польшу, сняли здесь квартиру и желают связать с этой страной оставшуюся жизнь.

Польские «заманилки» заинтересовали многих жителей соседних стран. Тамошние власти от «Карты поляка» не в восторге. С ней даже борются. Конституционный суд Республики Беларусь, например, принял решение, в котором признал, что ряд норм польского закона противоречит международному праву. По-своему отреагировал парламент Белоруссии. Он изменил закон о статусе депутата и ввёл прямой запрет на пользование «Картами поляка» для белорусских парламентариев.

Кроме белорусов «Карту поляка» активно критикуют в Литве и Латвии. Соседи озабочены, что действия Польши «размывают» гражданство в их странах.

Куда заводит поиск белорусской идентичности

Польские диаспоры в соседних странах сложились исторически. Та же Белоруссия в разное время была в составе Великого Княжества Литовского, Речи Посполитой, Российской империи, Советского Союза. Не случайно в поисках национальной самоидентификации независимая Беларусь ищет свои корни в народах, с которыми сожительствовала в разных государствах. Иногда это приводит к крайне сомнительным оценкам.

Так было в нынешнем феврале, когда в официальном видеоблоге главной белорусской газеты «Советская Белоруссия» разговорился руководитель Республиканского центра гематологии и пересадки костного мозга Анатолий Усс. В эфире Усс сделал «открытие», изрядно возбудившее обращённых в Европу белорусских русофобов. Он заявил: «По своему фенотипу белорусы, по понятным причинам, наиболее близки к немцам и полякам».

Эксперты усомнились в этом выводе белорусского гематолога, не объяснившего аудитории понятных ему «причин». Ведь термин фенотип применяется как совокупность генетических особенностей человека, условий внешней среды и случайных изменений (мутаций). Между Россией и Белоруссией нет морей и океанов. Идёт естественный оборот населения. Причём, веками. Не слышно и о каких-то мутациях белорусов.

Однако псевдонаучный вывод, больше похожий на изыскания нацистов, вброшен. Неразвитые головы взяли его на вооружение. Развитые — дистанцировались. В сентябре в интервью ТАСС о своем отношении к россиянам рассказал президент Белоруссии Александр Лукашенко: «Россия для меня никогда не была чужой — я родился практически под Смоленском, на границе с Россией, хотя тогда границ не было, и учился в русской школе, и для меня русский человек мало чем, качеством только, отличается от белорусского. Чем отличается? Я говорю: белорус — это русский человек со знаком качества».

Тоже, как видим, сомнительный комплимент, удовлетворяющий разве что самооценку его автора. Что, впрочем, естественно. Александр Григорьевич — человек «многовекторный». Он даже не пожалел миллионы народных денег для строительства в минском Слуцке (на территории имения литовско-польского рода Радзивиллов) мануфактуры по изготовлению атрибутов одежды польских магнатов. Теперь «слуцкий пояс» объявлен «национальным символом».

Реплику такого пояса Михаил Мясникович подарил от имени президента Белоруссии своему польскому гостю. Александр Лукашенко тоже встретился с маршалом Сената. Подарков Станиславу Карчевскому он не дарил. Зато порадовал добрососедским заявлением: «При всех интересах Польши и Белоруссии, согласитесь, делить нам нечего. Мы всегда жили в дружбе и согласии. У нас очень близкая, а, порой, общая история».

Эта общая история пишется сегодня под диктовку Польши и имеет свои временные рамки. Ведь «Карта поляков» пользуется успехом в Белоруссии до тех пор, пока её экономика уступает польской. Четверть века назад всё было ровно наоборот. Не надо думать, что это положение прошло безвозвратно...
Автор:
Геннадий Грановский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

31 комментарий
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти