Корвет с откатом

Контракты на поставку вооружений представляют собой айсберг. На поверхности только верхушка, но самое интересное в той части, которая не видна. Нечто подобное имеет место в случае контракта на поставку вооружений между Катаром и Италией.

Известно, что 16 июня 2016 года был подписан протокол о намерениях, на котором поставили подписи министр обороны Катара Халид бин Мухаммад аль-Аттия и его итальянская коллега Роберта Пинотти. Оговаривалась поставка семи боевых кораблей. А именно: четырех корветов на базе проекта Baynunah, двух океанских патрульных и одного универсального корабля-дока. Катарцы назвали эту программу Protector.


29 июня коммерческий директор концерна MBDA Антонио Перфетти подписал с главнокомандующим ВМС Катара генерал-майором Мохаммедом Нассером Аль Моханнади контракт на поставку вооружений для перечисленных кораблей на 1,1 миллиарда евро.

Общая стоимость сделки достигла почти пяти миллиардов евро. Это довольно большая сумма для подобного рода контрактов, она для сравнения эквивалентна трети французского оружейного экспорта за 2015 год.

На сегодня о сделке известно следующее. Итальянцы должны поставить петростейту четыре корвета, на вооружении которых имеется восемь ПКР MBDA Exocet MM40 Block 3, корабельный ЗРК с 16 Aster 30 Block 1 (с возможностями применения против баллистических ракет), система ПВО RAM, торпеды, 76-мм АУ, 20-мм артиллерийские установки, вертолет. Радиоэлектронные системы (РЛС, ГАС, РЭБ) будут поставлены компанией Selex, входящей в оружейный холдинг Leonardo. Патрульные корабли при длине 60 метров будут оснащены ЗРК с ракетами Mica с вертикальным пуском. Спроектированы по типу Falaj-2 (два таких корабля поставлены итальянцами ОАЭ в 2010-м). Проект УДК разработан на базе Kalaat Beni Abbes, построенного по заказу ВМС Алжира и оснащенного ЗРК с ракетами Aster. Поставки должны начаться с 2022 года, то есть к моменту проведения в Дохе чемпионата мира по футболу. Интересно отметить, что контрактами с итальянцами предусматривается 15-летний срок обслуживания кораблей, включая подготовку экипажей.

Этими закупками Катар создает ВМФ, способный действовать в океане. Сейчас у Дохи весьма скромный флот, состоящий из патрульных кораблей и катеров.

Корвет с откатомЗа этой довольно привычной для оружейного рынка картиной, которая ничем особенным не выделяется среди других крупных контрактов, прячется скрытая часть. Именно она позволяет думать о том, что самые крупные расходы как раз не показываются на глаза наблюдателям.

Стоимость вооружения примерно соответствует тем контрактам, которые MBDA подписывала раньше в Азии и на Ближнем Востоке. Кроме того, участие Франции в концерне MBDA, который будет осуществлять поставки ракет Mica VL и Exocet, делает «размазывание» бюджета непростой задачей для итальянцев. То есть возможность завысить расходы следует искать непосредственно в кораблестроительной части.

Если провести анализ предыдущих сделок с боевыми кораблями, можно обнаружить следующее. Стоимость УДК Kalaat Beni Abbes для Алжира составила 420 миллионов евро, сам контракт был подписан в 2011 году. Два патрульных Falaj-2 для ОАЭ стоили 200 миллионов евро, притом что общая сумма включала стоимость передачи лицензии на строительство, чего нет в катарском случае.

Что касается четырех корветов, которые являются модернизированным вариантом Abu-Dhabi, поставленных ОАЭ, с увеличенной длиной, стоимость одного эмиратского образца без вооружения составила 92 миллиона евро, а в общей сложности порядка 110 миллионов евро без учета боекомплекта. Считается, что заказанные корабли основываются на разработанном Fincantieri проекте Multipurpose Corvette стандартным водоизмещением 2400 тонн и длиной 104 метра.

Если проанализировать среднюю стоимость тяжелых корветов, которые присутствуют на рынке (без учета Алжира, чьи MEKO А200АN тоже являются «перепроданными»), можно увидеть, что цена одного – 180–250 миллионов евро максимум (последний случай имеет место в отношении корветов проекта 10514 компании Damen, которые строятся в Индонезии, они имеют длину, сравнимую с катарским заказом и вооружены Exocet и Mica VL). Предположив, что цена укрупненного Abu-Dhabi составляет 250 миллионов евро (то есть вдвое дороже поставленных в ОАЭ), получаем общую стоимость всего контракта миллиард евро. То есть в конечном счете программа Protector должна стоить 1,62 миллиарда евро (420 млн плюс 200 млн плюс 1 млрд), максимум два миллиарда с учетом дополнительных расходов для модифицированного варианта корвета. Это сильно отличается от озвученных цифр – 3,8 миллиарда евро. Разница в 1,8 миллиарда евро не может приходиться исключительно на стоимость обслуживания и ремонта в течение 15 лет.

Получается: пакет контрактов Protector по своей стоимости представляет собой определенную аномалию. Огромная сумма, которую невозможно идентифицировать и объяснить на основании имеющихся в открытом доступе данных, заставляет сделать предположение об откатах (на политическом уровне в Италии) или взятках (в Катаре).

Коммерческие связи между Дохой и Римом весьма обширны. Эмират уже инвестировал на Апеннинах порядка 150 миллиардов евро через фонд Qia. Итальянская компания Salini-Impregilo ведет строительство метро в Дохе в преддверии чемпионата мира по футболу 2022 года. В целом можно констатировать, что двусторонние экономические связи последовательно укрепляются. На начало 2016 года число совместных предприятий, которые вели работу в эмирате, превысило 200 субъектов.

По имеющейся информации, финансовую схему оружейного контракта разработала катарская компания Yousef Group, которая ведет бизнес в различных сферах и отраслях. Ее возглавляет Мохаммед Халифа бин Юсеф Аль Сувайди, ранее служивший в Генеральном штабе, а затем был вторым человеком при дворе наследного принца (шейха Халифы). После этого он стал делать дипломатическую карьеру, находился на ответственных постах в Министерстве иностранных дел страны, после чего ушел в финансовую сферу, где также занимал солидные должности.


Для откатов были созданы и другие механизмы. Среди них компания Gulf Helicopter, которая занимается ремонтом вертолетов и по странному стечению обстоятельств принадлежит семье начальника главного штаба ВМС Аль Моханнади. Она очень тесно связана с AugustaWestland, а также эксплуатирует несколько вертолетов ее производства (AW189 и AW139). С 2008 года Gulf Helicopter зависит от Gulf International Services, в свою очередь принадлежащей компании Qatar Petroleum.

Другим потенциальным каналом для перевода средств может выступать итальянский проект подводного археологического музея в Катаре, весьма интересный эмиру. Проект разрабатывают Bluimage Productions и PRAS Technica Edilizia. А строительство будет вестись при помощи итальянских компаний Leonardo и Fincantieri, то есть тех самых, которые вовлечены в программу Protector.
Автор:
Андрей Фролов
Первоисточник:
http://vpk-news.ru/articles/34105
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

8 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти