«Котетсу» – корабль необычной судьбы (драматическая история в шести действиях с прологом и эпилогом). Часть третья.

Действие пятое, в котором речь идет о «войне Босин», а «Стоунволл» наконец-то попадает в Японию.
Лунная ночь.
Учуяв сладкую дыню,
Поводит носом лиса…
(Сирао)



А в Японии было так, что в октябре 1867 года всемогущий сёгун Кейки-Ёсинобу из рода Токугава, рода, который управлял Японией больше двух с половиной столетий, решился на неслыханный поступок - подать в отставку и передать всю власть совсем еще юному четырнадцатилетнему императору Муцухито Мэйдзи. До этого момента император в Японии был правителем сугубо номинальным, а всеми делами в стране заправлял поистине всемогущий сей-и-тайсёгун — главнокомандующий армии против варваров, попросту сёгун, и его самурайское правительство — бакуфу. Сёгунат являлся феодальной структурой доведенного до абсолюта тоталитарного режима. Добровольная передача власти от сёгуна императору означала поистине великое событие. На смену военному средневековому дворянству, кормившемуся от щедрот сёгуна, теперь пришли новые дворяне и третье сословие, поддерживавшие теперь уже нового сюзерена – императора. Сёгун понял, что не в его силах удержать власть, и выбрал мудрое решение - уступил ее сам. Однако Ёсинобу надеялся, что за домом Токугава будут сохранены его привилегии. Но вышло иначе. 3 января 1868 г. император не только провозгласил себя полновластным правителем страны, но и объявил о конфискации земель и имущества рода Токугава. У Ёсинобу не оставалось выхода, как бросить верные ему самурайские войска на императорскую ставку в Киото, то есть начать мятеж против «дурных советников» молодого императора. В стране началась очередная гражданская война, получившая название «война Босин» («босин сенсо»), или дословно: «Война года Дракона». Уже 27 января 1868 г. войска сёгун были разбиты у деревушек Фусими и Тоба, после чего он бежал в Осаку, а оттуда перебрался в Эдо (Токио). Между сторонниками сёгуна и партией императора началась ожесточенная борьба.


«Котетсу» - «Стальной панцирь» - первый броненосец японского флота.

Ну, а началось все с того, что в 1854-1858 гг. западные державы, победив дряхлый Китай в опиумных войнах, решили «открыть» также и Японию. До 1842 г. японцы обстреливали все иностранные, то есть, на их взгляд, «варварские» корабли, которые пытались пристать к их берегам, но теперь отношение к чужеземцам изменилось, прибытие командора Мэтью Перри в 1852 г. и 1854 г. и вовсе вынудили сёгуна и его бакуфу открыть порты для США, Англии, Франции, Голландии и России, которые тут же навязали феодальной Японии кабальные договоры, чем вызвали рост возмущения, прежде всего, среди самураев, не пожелавших «преклоняться перед Западом». Когда в 1862 г. самураями-экстремистами был убит английский купец Ричардсон, власти решили проигнорировать протест британского консула, и поддержали самураев-националистов. Более того, 23-го июня судьбоносного 1863 г. бакуфу объявило о закрытии всех портов для чужеземцев, а на следующий день намеревалось объявить войну и всем иноземным «варварам». В княжестве Тёсю энтузиазм был так велик, что там обстреляли на рейде американский корабль «Пемброк».

«Котетсу» – корабль необычной судьбы (драматическая история в шести действиях с прологом и эпилогом). Часть третья.

Удивительно, но даже в 1864 году японцы еще пользовались вот такими ружьями! Называлось «это» – хинава-дзю!

Но «варвары» ответили на брошенный им вызов очень быстро и слаженно: американский фрегат «Вайоминг» под командованием капитана Мак-Дугла тут же потопил два японских корабля и вместе с французским десантом с кораблей адмирала Жореса фактически уничтожил город Симонесеки, тогда как эскадра британского вице-адмирала Августа Купера бомбардировала и стерла с лица земли город Кагосиму. Сёгун Иэмоти – предшественник Ёсинобу и личность совершенно бездарная, согласился на все требования иностранцев, выплатил контрибуцию и даже начал карательную кампанию против самураев княжества Тесю и Сацума, выдвинувших в это время лозунг «Долой сёгуна, с императором против варваров!». Но в июле 1866 г. во время очередной карательной экспедиции южане разбили войска бакуфу. Иэмоти заболел и умер, и вот тут-то на смену ему и пришел умница и либерал Ёсинобу, сёгун, который решил и армию, и флот модернизировать по европейскому образцу. Темпы заимствования японцами последних технических достижений европейцев уже тогда их удивляли. И они решили этим воспользоваться. В 1867 г. в ставку сёгуна прибыла французская военная миссия во главе с Жюлем Брюнэ, только что воевавшего в Мексике. Под общим командованием японского генерала Отори Кейсуке и француза Жюля Брюнэ сформировали четыре бригады, во главе которых стояли французские офицеры: Фортан, Ле Марлен, Казенёв и Буфье. Техническая инфраструктура и арсеналы создавались под началом инженера Франсуа Верни. Для новой японской армии закупалось самое современное оружие.


Вот так они их учили пользоваться современным оружием! Кадр из кинофильма «Последний самурай».

И вот как раз тогда-то в США за 40 000 долларов и был куплен по случаю броненосец «Стоунволл». Но пока он плыл через Тихий океан, между сёгуном и императором возник разлад. Уж слишком был умен и влиятелен Ёсинобу и… что если бы он и на этот раз оттеснил бы юного императора от власти? Кем бы тогда были его новые сторонники? Но японцы считают, что все, что случается, это… карма!


«Стоунволл» под парусами. Во время перехода через Тихий океан корабль часто шел под парусами. Команда экономила уголь.

Но 24 апреля 1868 г., когда броненосец прибыл наконец-то в Йокогаму, занятую императорскими войсками, ни его командир, ни его команда о том, что творится в Японии, даже и не подозревали... Их дело было просто привести корабль к месту назначения.

Ну, а теперь настало время более подробно отписать тот «товар», за который японцы выложили столь значительную по тому времени сумму денег. Как известно, корабль был построен во Франции, на судостроительном предприятии компании «Л'Арман Фрере» в Бордо. Заложили его в 1863, спустили на воду в 1864, укомплектовали в 1865 гг.


«Стоунволл» имел оснастку брига.


А вот его систершип «Принц Адальберт» почему-то оснастку бригантины. Кроме того, у него иначе была сконструирована носовая оконечность – уступом, где у датского броненосца был устроен самый настоящий орудийный порт с несколько большими, чем у «Сфинкса» углами обстрела.

ТТХ судна были следующие: водоизмещение составляло 1479 т официальное, 1440 т «нормальное», 1560 т полное. Длина по ватерлинии 50,48 м, и 52,36 м (между перпендикулярами), ширина равнялась 8,78 м, 9,92 по конструктивной ватерлинии. Осадка 4,94 м (носом), 5,02 м (кормой), высота надводного борта 5,78 м, глубина трюма 5,18 м.

Корпус имел композитный набор и был собран из металлических конструкций, и имел деревянную обшивку, поверх которой его подводная часть имела обшивку из тонких медных листов для защиты от обрастания. Носовая часть заканчивалась сильно выступающим вперед тараном (шпироном – так тогда называлось это «украшение»), являвшимся продолжением киля. На расстоянии около 2/3 длины от форштевня киль расходился в стороны от диаметральной плоскости, и образовывал подобие арки. Это обеспечивало кораблю отличные таранные возможности. Вспомните, у «Вирджинии» таран обломился после тарана «Камберленда». На «Стоунволле» под каким бы углом он не врезался бы в борт противника, такой казус ему бы не грозил.

Корабль имел два гребных вала, два винта и два руля. Вертикальный борт на высоте 0,8 м от ватерлинии имел загиб внутрь. Между передним и задним броневыми казематами находился тонкий фальшборт, который во время боя нужно было убирать. Орудий, как это также уже отмечалось, было три. Одно в носовом каземате с портом под бушпритом, и два в кормовом, круглом, с четырьмя амбразурами. Считалось, что так как снаряды пушек противника пробить его броню не могли, то… зачем ему много пушек? Корабль имел высокую дымовую трубу, две мачты и полную парусную оснастку брига.


Модель броненосца «Котетсу» - флагмана японского императорского флота.

Действие шестое, или «пламя в ночи».
Перепела в полях
Квохчут, квохчут – должно быть решили,
Что ястреб дремлет.
(Басё)


Конфронтация сёгуна с императором закончилась для Ёсинобу поражением. Американские и британские советники успели-таки создать для императора пусть небольшую, но зато хорошо обученную и вполне современную по тому времени армию, тогда как в пятнадцатитысячном войске у сёгуна лишь небольшой процент людей был вооружен современным оружием. Как французы ни старались, но вооружить сёгунскую армию они не успели, так что ему не помогло даже троекратное превосходство в численности. К тому же поэтому многие патриоты-самураи были так наивны, что встали на сторону императора, о чем потом немало пожалели, что, в общем-то, случалось не только в Японии. В итоге уже в мае Эдо - столица Ёсинобу сдалась, а сам он был лишен всех титулов, прав и состояния… посажен под домашний арест. И вот тут впору опять подумать о карме, только теперь уже не бывшего сёгуна, а корабля «Стоунволл», у которого была удивительная карма — всегда опаздывать. В принципе, опоздал он и на этот раз, однако в силу ряда специфических обстоятельств повоевать ему все же удалось!

Дело в том, что у японцев в то время существовали свои представления о присяге, поэтому и офицеры Ёсинобу капитуляцию сюзерена достаточным основанием, чтобы прекратить сопротивление не сочли! Поэтому флот сёгуна, которым командовал адмирал Такеаки Еномото, а также три тысячи самураев Отори Кейсуке и несколько французских офицеров-инструкторов переправились на остров Эдзо (Хоккайдо), и решили продолжать борьбу там. Император Мэйдзи тут же приказал французской военной миссии покинуть Японию, но Жюль Брюнэ этому приказу решил не подчиняться, не желая оставлять своих учеников в столь трудный для них час. В письме к Наполеону III он выспренно объяснял, что «решил погибнуть или служить делу Франции в этой стране».


Токугава Ёсинобу спасается бегством после поражения в битве у деревушек Фусими и Тоба. Японская гравюра в стиле уки-ё.

И вот 25 декабря 1868 г. все эти «последние самураи» взяли, да и провозгласили… республику по американскому образцу! Удивительно, но старорежимные самураи ничего против такой «демократии» не имели, вот даже как. Важнее была родословная той партии, что борется за власть. «Наша» - так пусть хоть республика, «не наша» поднимем меч и против императора! Адмирала Еномото избрали сосаем — первым и единственным в истории Японии президентом.


Эмблема республики Эдзо или «Северного альянса».

Далеко не сразу мировые державы для себя решили, какое из двух правительств им следует признать законным. Император Наполеон III в пику англичанам решил поддержать «американскую» республику, а вот американская республика сделала ставку на японского императора. Долго американцы решали «против кого дружить», но все-таки решили и в январе наконец-то передали задержанный было «Стоунволл» законному, по их мнению, владельцу. Корабль получил название «Котетсу» и стал флагманом нового японского императорского флота. Тут надо опять немного отвлечься и несколько слов сказать об особенностях японского языка. Дело в то, что слово «ко» в японском языке исключительно многозначно. Там вообще одно и то же слово может означать совершенно разные вещи в зависимости от ударения. Например, ка’ки – значит устрица, каки’ – хурма. Так же и «ко» - это и панцирь черепахи, и просто панцирь, и много чего еще. А тетсу – это сталь. То есть дословно название корабля означало «Стальной панцирь». И вот, заполучив этот несокрушимый корабль, император решил одним ударом уничтожить гнездо консерваторов и отправил на Эдзо флот и десант из 8000 солдат. У его противника адмирала Еномото имелись вполне современные паровые корабли, приобретенные в разных странах Европы, так что война на море для республики в начале складывалась весьма удачно. 28 января 1868 г. флагман мятежного флота «Кайо Мару» в заливе Ава у Осаки напал на два императорских транспорта «Хохо» и «Хейун», которые в свою очередь прикрывал императорский флагман «Касуга». В бою «Касуга» получил повреждения от артиллерийского огня и бежал с «поля боя», а вот отставший от него «Хохо» взорвала его собственная команда, не пожелавшая сдаваться в плен. Но «Кайо Мару» погиб во время шторма в ноябре 1868 г., а «Котетсу» американцы отдали императору.

Теперь всем уже стало очевидно, что республиканцы проиграли: стальной броненосец специалисты считали «неуязвимым», а его плавания через океан показали, что он еще и «непотопляем». Оставалось надеяться на случай, и вот тут-то французы и посоветовали японцам этим самым случаем воспользоваться – то есть напасть на императорские корабли неожиданно и захватить их врасплох. Между тем императорская эскадра в составе «Котетсу», «Касуга», «Мо-сун», «Хирю», «Тейбо» и «Йохару» медленно приближалась к Хоккайдо. Первые три корабля прибыли в залив Мияко раньше остальных и вот тут-то время для коварного удара «из-за угла» и настало. 25 марта 1869 г. в ночных сумерках на рейд Мияко вошли корабли республиканцев «Кайтен», «Банрю» и «Такао», которыми командовали французские инструкторы. Поскольку Анри Николь был родом из Бордо, и был знаком с верфями Армана, и характеристиками «Сфинкса», ему доверили командовать флагманом «Кайтен». Причем на нем развивался американский флаг, а на «Банрю» — русский. Приблизившись к императорскому броненосцу, нападавшие тут же подняли флаг республики с пятиконечной звездой и дружно устремились в атаку. Николь решил повторить подвиг «Кайзера» при Лиссе и попытался на деревянном корабле таранить броненосец, а затем взять его на абордаж!

Впрочем, описание этой атаки в разных источниках сильно различаются. Например, в одном из них сообщается, что командиром корабля все-таки был японец, а не француз и он хотел не таранить броненосец, а только взять его на абордаж. Причем дело не заладилось с самого начала, поскольку колесный пароход борт о борт с винтовым кораблем встать не может – мешают кожухи колес. К тому же борт «Котетсу» был выше, чем борт «Кайтен» и штурмовой группе пришлось перебираться на его палубу через этот самый колесный кожух.

Все это было настолько неожиданно, что команда броненосца не сразу сообразила, что к чему, но все-таки сообразила и открыла огонь по нападающим из двух митральез Гатлинга, установленных на носовом и кормовом артиллерийских казематах. Затем огонь был перенесен на мостик «Кайтен», где был убит японский командир корабля.

Тем временем на кораблях «Касути» и «Мосуна» объявили боевую тревогу, их комендоры заняли места у пушек, и по кораблям республиканцев открыт огонь, так что наступившую ночь озарили огненные вспышки выстрелов. Те начали отступать, причем столь поспешно, что «Такао» в темноте наткнулся скалу, получил пробоину и затонул неподалеку от берега, а находившейся у него на борту француз-инструктор Эжен Коллаш хотя и спасся, но попал в плен…

Окончание следует…
Автор: Вячеслав Шпаковский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 2

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. parusnik 13 декабря 2016 07:36
    Неожиданный поворот..ни как не думал. что данная история приведет к берегам Японии..Благодарю..
  2. androv 14 декабря 2016 19:11
    жаль, что нет ссылок в конце на первую и вторую части.
Картина дня