«Котетсу» – корабль необычной судьбы (драматическая история в шести действиях с прологом и эпилогом). Часть четвертая

Эпилог. Повествующий о том, что все проходит, а Фудзи остается.
Отовсюду пришли
Пилигримы – полюбоваться
Снежной шапкой Фудзи…
(Тигэцу-ии)



В мае 1869 г. объединенная императорская эскадра с броненосцем «Котетсу» во главе провела свой последний бой с республиканским флотом, который тщетно пытался помешать десанту у городка Хакодате. Пароход мятежников «Банрю» сумел потопить императорский «Чойо», но все их успехи этим и закончились. И «Кайтен», и «Банрю» были изрешечены снарядами «Котетсу» и затонули, также у берега затонул и «Чиодагата», брошенный своим экипажем, а корабли «Чогей», «Микахо» и «Шинсоки» были вынуждены выйти из боя. Уцелевших моряков вылавливали из воды моряки с английского корабля «Перл» и французского «Кётло-гон», с интересом наблюдавшие за боем. Кстати, эти два морские сражения – первое в заливе Айва и второе у Хакодате стали первым испытанием боем для молодого офицера императорского флота третьего класса Хейхатиро Того, который, получив здесь боевое крещение, сделался впоследствии адмиралом, разгромившим эскадры русского флота у Порт-Артура и Цусимы во время русско-японской войны 1904-1905 гг. Но вот на «Котетсу» ему тем не менее послужить так и не удалось. Он плавал на пароходе «Касуга».

После разгрома флота сосая императорские войска высадились на сушу, где и довершили разгром военных сил республики. Правда, не сразу, так как ожесточенные бои шли еще месяц. Хакодате был блокирован с моря и подвергнут ожесточенному обстрелу с кораблей. Мятежники отвечали и даже сумели причинить ущерб эскадре императора, но тут кто-то обратил внимание на то, что пушки «Котетсу», и прежде всего та, что стояла в носу, дальнобойнее орудий береговых батарей. 13 мая шальной пулей во время сражения на берегу был убит командующий сухопутными силами мятежников, а буквально на следующий день бомбой с «Котетсу» был взорван пороховой погреб батареи Бентен. Подходы к городу были открыты, поэтому то ли 17, то ли 18 мая (разные источники дают разные даты) мятежники сдались. В итоге республика в Японии продержалась всего лишь полгода и больше никогда не восстанавливалась.


Морская и сухопутная битва при Хакодате между императорскими войсками и войсками мятежников-традиционалистов. Японская гравюра в стиле уки-ё.

Французов-инструкторов отправили домой, но вскоре пригласили обратно – почему бы и нет?! Вторая их миссия прибыла в 1872 г. (уже после поражения в войне с Пруссией, когда много офицеров оказалось без работы, и их надо было куда-то девать). И помощь Японии они оказали существенную. Например, под руководством инженера Эмиля Бертена именно французы построили японцам их первый паровой броненосный флот, и это лишь потом она переключились на строительство кораблей в Англии.

Ну, а «Котетсу» в 1871 г. переименовали в «Адзума» («Восток») в честь клана, оказавшего к этому времени большие услуги императорскому флоту. Ведь реформы в стране шли совсем не так гладко, как этого хотелось реформаторам, и нужно было как-то награждать верные кланы и верных людей. В 1877 г., например, вспыхнуло восстание в Сацума, поднятое Сайго Такамори. Но и оно было подавлено, а вот «Адзума» в составе флота продолжал плавать до 1888 г., а затем еще многие годы использовался в качестве плавучего склада и дебаркадера. В 1870-х годах на нем проходили службу такие будущие адмиралы и вице-адмиралы, как Ито Сукеюки, Инуе Йосика, Кодзо Цубои, Тате Куроока и Цуноба Хидемацу. За время своей карьеры под французским, датским, шведским, флагом Конфедерации, американским и японским флагами этот корабль прошел по морям едва ли не полмира, установив своеобразный рекорд своего времени для кораблей своего класса. Но эта история корабля. А как же люди, с ним связанные? О-о, их судьбы также весьма интересны и по-своему поучительны!

«Котетсу» – корабль необычной судьбы (драматическая история в шести действиях с прологом и эпилогом). Часть четвертая

Броненосец «Адзума» - бывший «Стоунволл».

Например, адмирала мятежного флота Эномото Такеаки победители не казнили и не наказали, а предложили стать адмиралом японского императорского флота, а затем и морским министром. И он, разумеется, согласился, а про свою клятву верности республике Эдзо он естественно позабыл. Свой флаг он поднял на красе и гордости японского военно-морского флота - броненосце «Адзума» - хорошо знакомом ему старом корабле с новым названием. Когда-то ему очень хотелось его захватить. Теперь он попал на него без единого выстрела, если не считать холостых залпов торжественного салюта в его честь. Умер Такеаки в 1908. И в этом же году корабль береговой охраны «Адзума» пустили на слом – история «Хеопса – Стоунволла» на этом завершилась!

Что касается капитана «Стоунволла» Томаса Джефферсона Пейджа, то он уехал в Аргентину вместе с двумя сыновьями — Филиппом-Нельсоном и Фредериком. Там в 1852 - 1856 гг. он руководил гидрографическими исследованиями аргентинских рек Парагвай, Бермехо и Теуко и обрел здесь много друзей, включая и двух президентов: генерала Урквизу и Бартоломея Митру. Сначала он разводил овец на землях, что подарили ему друзья-президенты, а затем опять поступил на службу в аргентинский военный флот, укреплял береговую оборону страны, создавал первые миноносцы, был официальным представителем аргентинского флота в Англии, во Франции и в Италии, где наблюдал за постройкой броненосцев по заказам аргентинского правительства. Скончался он в Риме в 1902 г. в возрасте 94 лет. Его сын сумел стать капитаном, а внук — так и вовсе адмиралом аргентинского военно-морского флота.


Штурм замка Канэидзи во время битвы при Уэно. Картина в стиле уки-ё.

Другой капитан «Стоунволла» - Хантер Дэвидсон также уехал в Аргентину и там стал первым командиром отряда миноносцев. Он исследовал реки, участвовал в прокладке подводного телеграфного кабеля и был удостоен звания почетного члена Аргентинского Морского центра. Умер он 16 февраля 1913 г. когда ему было 86 лет.

Капитана «Ниагары» Томаса Тинджея Крэйвена военно-полевой суд приговорил к двум годам тюремного заключения за неисполнение своего долга, то есть за то, что он не атаковал «Стоунволл» при переходе морем, но дело было аннулировано командованием флота, которое проявленную им осторожность признало оправданной. Должен он был атаковать или нет – тогда об этом спорили и в газетах, и в салунах, однако никто не сомневался, что Крэйвен был храбрым человеком, и его нерешительность объяснялась, скорее всего, его сентиментальностью, а отнюдь не трусостью. Ну не мог он стрелять по кораблю Пейджа, с которым он вместе на борту «Эри» гонялся за пиратами в далеком 1828-м. Поэтому неудивительно, что вся эта история со «Стоунволлом» не стала ему помехой в получении адмиральского звания в 1866 г. Скончался Крэйвен 23-го августа 1887 г. в возрасте 79 лет.

А вот Джеймс Баллоч прощен не был, остаток дней своих провел в Англии, где, как и раньше, торговал хлопком. Почти десять лет тянулась тяжба между Англией и США о возмещении ущерба, нанесенного каперами южан, пока в 1872 г. международный арбитражный суд не обязал англичан возместить американцам часть ущерба от действий питомцев Баллоча — «Алабамы», «Флориды», «Шенандоа» и ряда других судов-каперов. Понятно, что попади «Стоунволл» в руки конфедератов несколько раньше, французам было бы не расплатиться за его действия на море. Скончался он от рака и острой сердечной недостаточности 7 января 1901 г. в Ливерпуле в 77 лет.

Первого и последнего японского президента Такеаки Еномото из клана Токутава обвинили в государственной измене, так что он провел за решеткой пять лет, до 1872 г. Но потом и он был прощен и в 1874 г. направлен в Россию для ведения переговоров о границах. В следующем году именно он подписал Санкт-Петербургский договор, по которому Япония отказалась от своих притязаний на остров Сахалин в обмен на… все Курильские острова вплоть до берегов Камчатки. Он сделал успешную карьеру: был вице-адмиралом, затем морским министром, стал первым японским министром связи и коммуникаций, затем министром сельского хозяйства и торговли, и министром образования, и даже министром иностранных дел. Скончался Еномото в 1908 г. в 72-летнем возрасте.

Пятнадцатого и последнего сёгуна Ёсинобу Токугава выпустили на свободу в обмен на отказ от участия в государственных делах. Он жил уединенно, занимался фотографией, так что в 1902 г. за проявленную лояльность к своей персоне император даже возвратил ему его княжеский титул. Ёсинобу скончался 22 ноября 1913 г. в возрасте 75 лет, лишь ненамного пережив императора.


Могила мятежного Сайго Такамори и части его боевых соратников в Кагосиме, Япония. Почтовая открытка, ок. 1910.

Что до Муцухито Мэйдзи, 122-ого японского императора, то власть в стране от рода Токугава перешла не к нему, а к роду Даймьо, поскольку сам он тогда был еще слишком молод и нуждался в … «серых кардиналах». В годы его правления была завершена модернизация страны, обеспечившая победы Японии в японо-китайской (1894-1895 гг.) и русско-японской (1904-1905 гг.) войнах. Тогда впервые «япошки» и «макаки», как их презрительно называли в России, нанесли поражение европейской нации и какой – нации «третьего Рима»! Хотя особой заслуги императора в том и не было. Удивительно, Муцухито был пацифистом, человеком мягким и добрым, хотя его подданные об этом понятия не имели, поскольку жизнь императора для простых японцев оставалась тайной за семью печатями. В 1910 г. на его жизнь было совершено покушение, которое организовали анархисты. Но им не стоило так спешить, а нужно было немного подождать: ведь Муцухито умер всего через два года — 30 июля 1912 г. в возрасте 60 лет.

Француз Жюль Брюнэ сдался императорским властям, и в наказание… отправлен домой, где вынужден был отсидеть срок за дезертирство, правда не очень-то и большой. Зато во франко-прусской войне 1871 г. он отличился, потом попал в плен к пруссакам, но был освобожден ими из крепости вместе с другими офицерами для борьбы с Парижской коммуной. Сражался против коммунаров вместе с версальцами, и… в итоге сделал неплохую карьеру, получив должность начальника Генерального штаба.

Другой француз, коллега Брюнэ, Эжен Коллаш тоже стал пленником, но вот его-то японцы приговорили к смертной казни. Приговорили… но не казнили, и тоже отправили назад во Францию, где он был также осужден за дезертирство. Во время войны 1871 г. сражался во французской армии. Написал книгу «Приключение в Японии в 1868-1869 гг.», которая была напечатана в 1874 г. Такая же судьба постигла в Японии и Анри Николя, депортированного во Францию и осужденного французским судом за дезертирство. Освободили его в связи с началом франко-прусской войны 1871 г. Как и остальные герои нашей драмы, он поступил в армию добровольцем, однако ему не повезло: избегнув смерти на чужбине, он погиб за свое отечество.

Что же касается главнокомандующего войсками республики Эдзо и сёгуна Отори Кейсуке, то он тоже сдался в плен, посажен в тюрьму за измену императору, но амнистирован уже в 1872 г., после чего стал политиком и членом нового правительства. Руководил высшим инженерным училищем и школой Гакусуин для детей японской знати. С 1889 г. – посол в Китае и Корее, и один из инициаторов японо-китайской войны 1895 г. Такая вот у них у всех была… карма!
Автор: Вячеслав Шпаковский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 8

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. demiurg 16 декабря 2016 11:00
    Спасибо за интересные статьи. С удовольствием узнавал что то новое.
  2. bbss 16 декабря 2016 12:18
    Просто эпическое повествование...
  3. костя андреев 17 декабря 2016 00:50
    А почему побежденные японцы, не сделали харакири? Ведь они занимали не последние место в самурайского иерархии. Другие времена, другие нравы?
    1. kalibr 17 декабря 2016 08:21
      Это только в кино они делают харакири из-за разных пустяков. В жизни не так...
      1. костя андреев 17 декабря 2016 11:48
        прочитав статью, я понял, (утрировано)что была цель установить республику. Республика и император вещи не совместимые. Государственная измена по которой судили многих деятелей республики, тоже подразумевает серьезную ответственность (даже в наше гуманное время), также вооруженный мятеж, уничтожение солдат и имущества императора.(это как если бы А.А. Власова простили и дали командовать округом или послом отправили)
        Вследствие этого стесняюсь спросить, если вышеперечисленное пустяки., то что тогда не пустяки из-за которых нужно делать харакири?
        1. kalibr 17 декабря 2016 16:50
          А-а-а, это интересно! "Не пустяки" это когда, например, самурая взяли в плен на ПОЛЕ БОЯ, причем там где сражались два клана заклятых врага. Вот там был выбор: или мы тебя запытаем до смерти, или ты делаешь харакири. Другой пример: самурай провинился. По закону казнят его, его жену, детей, отца,мать... Отбирают землю. Но... можно этого легко избежать, если ты делаешь харакири. Тогда ты спасаешь жизнь отца, матери, жены, детей,землю. Вот это НЕ ПУСТЯКИ. А измена в японском обществе... это "развлекалки". Если вы победили, то какой же Вы изменник?
          1. cth;fyn 26 декабря 2016 11:37
            Интересное у них понятие о чести, это что получается, Самурай сам себе хозяин своего слова, захотел дал, захотел забрал?
  4. DoubleGreen 10 мая 2017 16:13
    Спасибо за интересный цикл, про европейские перипетии судьбы корабля не знал. Хотелось бы по подробней узнать про флот сёгуна.
Картина дня