Стоны тысяч убитых. Как «кровавый принц» избежал наказания за Нанкинскую резню

13 декабря 1937 года японские войска овладели Нанкином — одним из крупнейших городов Китая. Так началась одна из наиболее трагических страниц в новейшей истории Китая — Нанкинская резня. Это одно из самых масштабных и кровавых военных преступлений милитаристской Японии. Захват Нанкина стал важной стратегической победой Японии во Второй японо-китайской войне.

— японский генерал Иванэ Мацуи в Нанкине


Когда в 1931 году Япония вторглась в Китай, захватив Маньчжурию и образовав там марионеточное государство Маньчжоу-го, китайские военно-политические силы оказались не в состоянии организовать быстрое и эффективное сопротивление японским оккупантам. Этому способствовала гражданская война между Гоминьданом и коммунистами — двумя важнейшими на тот момент военно-политическими силами Китая. Лишь в 1937 году, незадолго до начала Второй японо-китайской войны, Коммунистическая партия Китая и Гоминьдан договорились о совместных действиях. Однако подготовиться к отражению японского удара китайцы не сумели. 22 сентября 1937 года японская авиация начала бомбардировки Нанкина. В основном, бомбы падали на объекты гражданской инфраструктуры и жилые дома. Это вызвало протесты мирового сообщества, но Токио не собиралось прекращать агрессию. Наступление на Нанкин осуществляли силы Шанхайской экспедиционной армии под командованием генерала Иванэ Мацуи. 7 ноября на базе Шанхайской экспедиционной армии генерала Мацуи и 10-й армии генерал-лейтенанта Хэйсукэ Янагавы был создан Центрально-Китайский фронт, командующим которым был назначен генерал Мацуи Иванэ.

Иванэ Мацуи (1878-1948) родился в семье самурая, получил военное образование в Рикугун сикан гакко — Военной академии Императорской армии Японии. Мацуи участвовал в Русско-японской войне, а в 1921-1922 гг. служил в штабе Владивостокских экспедиционных сил и принимал участие в интервенции в Россию. В 1929 году Мацуи получил генеральское звание и был назначен командиром 11-й дивизии. Затем он находился на службе в Генеральном штабе, и в это время активно занимался военно-дипломатической работой. В 1935 году 57-летний Мацуи вышел в отставку с военной службы, однако когда началась Вторая японо-китайская война, он был вновь призван на службу и назначен командующим Шанхайской экспедиционной армии. Под командованием Мацуи силы Шанхайской экспедиционной армии смогли преодолеть сопротивление китайских войск и подойти к Нанкину. Однако, поскольку генерал Мацуи в ноябре 1937 года заболел и был вынужден временно отойти от дел, император Хирохито назначил исполняющим обязанности командующего Центрально-Китайским фронтом генерал-лейтенанта принца Ясухико Асаха. Именно этот человек, после того как японские войска вошли в Нанкин, отдал приказ о начале жестоких расправ над мирным населением.

Принц Ясухико был представителем одной из боковых ветвей японской императорской фамилии. Этот статус сам по себе давал ему очень большие привилегии. Ясухико родился 20 октября 1887 года в Киото и был семнадцатым ребенком принца Асахико. Как и многие другие представители императорской фамилии, принц Ясухико выбрал военную карьеру. В 1908 году он окончил Рикугун сикан гакко — Военную академию Императорской армии Японии, получив звание второго лейтенанта. В 1912 году принцу было присвоено звание капитана, а в 1917 году — майора. Таким образом, несмотря на происхождение, продвижение принца по службе было вполне стандартным — майорские погоны он получил через девять лет после окончания академии.

В 1920 году принц Ясухико отправился продолжать военное образование во Францию — в Особую военную школу в Сен-Сире. Во время учебы за рубежом, в 1922 году, принц получил звание подполковника. В 1923 году, когда принц находился в Париже, он попал в автомобильную катастрофу. В катастрофе погиб его двоюродный брат Нарухиса, а сам Ясухико на всю жизнь остался хромым. В 1925 году он вернулся в Японию. Спустя год Ясухико получил звание полковника, а в 1930 году — генерал-майора. В 1933 году принц Ясухико был произведен в генерал-лейтенанты и назначен командиром Императорской гвардейской дивизии. В декабре 1935 года принц вошел в состав Высшего военного совета при императоре Хирохито. Однако, в результате внутренних противоречий и междоусобиц при дворе, пятидесятилетний принц Ясухико попал в опалу и в 1937 году был направлен в Китай — заместителем командующего Центрально-Китайского фронта, которым командовал генерал Иванэ Мацуи.

Когда Мацуи заболел, принц Ясухико заменил его на посту командующего фронтом. Под командованием принца Ясухико японские войска и вошли в Нанкин. 1 декабря 1937 года император Хирохито отдал приказ командованию Центрально-Китайского фронта о занятии Нанкина, а 2 декабря 1937 года принц Ясухико Асаха был назначен командующим силами вторжения. Осада Нанкина продолжалась более десяти дней. 12 декабря 1937 года город покинул командовавший его обороной китайский генерал Тан Шенчжи, вместе со своим штабом. Около 6 утра 13 декабря 1937 года передовые японские части вошли в город Нанкин.

Стоны тысяч убитых. Как «кровавый принц» избежал наказания за Нанкинскую резню
— участники "Состязания" лейтенанты Нода и Мукаи

Практически с самого начала «Нанкинской кампании» японские войска вели себя чрезвычайно жестоко по отношению не только к китайским военнопленным, но и к мирному населению. Взятие Нанкина отметилось многочисленными военными преступлениями японских войск. Чего стоит одно «Состязание в убийстве ста человек мечом», предпринятое двумя японскими офицерами — лейтенантами Тосиаки Мукаи и Цуёси Нодой — во время марша из Шанхая в Нанкин, с 30 ноября по 13 декабря 1937 года. Два офицера императорской армии состязались в искусстве владения мечом, поставив целью убить как можно большее количество человек. Лейтенанты убили более ста ни в чем неповинных китайцев. Это событие широко освещалось тогдашними японскими газетами как спортивное состязание.

После того, как японские войска вошли в Нанкин, в городе начались чистки китайского населения. Официально японские войска искали китайских солдат, переодевавшихся в гражданскую одежду и спешивших раствориться среди жителей города. Однако на самом деле японские войска учинили в городе настоящий геноцид мирного населения. Непосредственную ответственность за его начало нес сам командующий вторжением принц Ясухико Асахи. Именно он отдал приказ «убивать всех пленных» и совершенно не препятствовал насилию, творимому японскими солдатами и офицерами. Отметим, что еще в августе 1937 года лично император Хирохито разрешил японским войскам, в нарушение всех существовавших правил ведения войны, массовые убийства китайских военнопленных без суда и следствия.

Когда Нанкин пал, японские войска начали розыск китайских солдат, которые могли оставаться в городе. 18 декабря произошло самое масштабное убийство военнопленных на берегу Янцзы. Среди схваченных японцами людей далеко не все были военнослужащими — под «горячую руку» попали любые молодые мужчины — китайцы, которых обвиняли в том, что они являются переодетыми солдатами. Всю ночь японские солдаты связывали пленников, а затем разделили их на четыре группы и расстреляли из пулеметов. Выживших после пулеметного огня добивали ударами штыков и кинжалов. Тела погибших сбросили в Янцзы. Всего в этой расправе погибли более 57 тысяч китайцев. Еще 1300 китайцев — военнопленных и гражданских лиц — были убиты у Тайпинских ворот. Их сначала подорвали на мине, затем облили горючим и сожгли. Очевидцы свидетельствовали, что наблюдали, как некоторые японские солдаты не просто убивали китайцев, а потрошили их и съедали сердце и печень.

Среди наиболее распространенных преступлений против мирного населения были изнасилования, убийства и грабежи. После разгрома Японии созданный Международный военный трибунал для Дальнего Востока оценил количество изнасилованных в Нанкине женщин и девушек не менее, чем 20 000 человек. Японские солдаты не гнушались и насилием над маленькими детьми. Очень часто женщин и девушек после изнасилования убивали самыми жестокими способами, о которых нормальному человеку не хочется и слышать. Насиловали беременных женщин, старух, а также, с целью издевательства, заставляли сыновей насиловать матерей, а отцов вступать в половую связь с дочерями. Все это сопровождалось избиениями и изощренными издевательствами со стороны японских солдат. Офицеры императорской армии в лучшем случае не препятствовали происходящему, а в худшем выступали непосредственными участниками жестоких преступлений, как лейтенанты Нода и Мукаи, состязавшиеся в убийстве мирных жителей.



Японцы действовали по сигналу трубы, который назывался «Убивайте всех убегающих». У огромной траншеи длиной около 300 метров и шириной 5 метров были убиты несколько тысяч китайцев. Эта траншея получила название «Ров десяти тысяч трупов», а количество убитых там людей разными исследователями оценивается в цифры от 4000 до 20000 человек. Чаще всего называется цифра в 10-12 тысяч убитых.


Ко времени японского вторжения в Нанкин, в городе находились и иностранцы. Среди них был германский предприниматель, директор Siemens China Co Йон Рабе (1882-1950). Несмотря на то, что этот человек был членом НСДАП, а гитлеровская Германия в то время уже считалась союзником Японии, именно он сыграл важнейшую роль в организации спасения многих мирных жителей Нанкина. По инициативе Рабе была создана Нанкинская зона безопасности, в которой спаслось не менее 200 000 китайцев. Созданный Йоном Рабе Международный комитет пытался жаловаться командованию японской армии на творимый солдатами и младшими офицерами беспредел, но безрезультатно. Рабе не смог использовать даже свой статус члена НСДАП, с помощью которого он пытался повлиять на японское командование. Кстати, впоследствии участие в спасении мирных жителей Нанкина дорого стоило Йону Рабе — после возвращения в Германию его арестовывало гестапо, подозревая, что он сочувствует коммунистам, но затем Рабе отпустили. Йон Рабе оставил ценные свидетельства о преступлениях японских войск в Нанкине.

Преступления японской армии поразили даже видавшего виды генерала Иванэ Мацуи, который вернулся к командованию фронтом после болезни. Он даже сказал своему помощнику, что испытывает глубокую депрессию и не может даже радоваться победе. Однако, остановить происходящую вакханалию Мацуи уже не мог. Насилие стало постепенно стихать лишь после того, как на японское правительство стала давить мировая общественность. Резонанс от преступлений в Нанкине был огромным. В конце концов, в феврале 1938 года генерал Иванэ Мацуи и генерал-лейтенант принц Ясухико Асаха были отозваны в Японию. Поскольку скрывать произошедшие в Нанкине события было уже невозможно, японские власти отреагировали отстранением генералов от командования. Причем генерал Иванэ Мацуи, который, по большому счету, вообще не имел отношения к резне, был уволен в отставку. Принц Асаха остался в составе Высшего военного совета, но более не занимал командных постов в вооруженных силах.

Поражение Японии во Второй мировой войне заставило союзников вспомнить все военные преступления токийского режима. Разумеется, не была обойдена вниманием и Нанкинская резня. Офицеры императорской армии Тосиаки Мукаи и Цуёси Нода, участники кровавого «Состязания в убийстве ста человек мечом», были экстрадированы в Китай, где их судил Нанкинский трибунал в том же 1948 году, приговорены к смерти и казнены 28 января 1948 года. Генерал Иванэ Мацуи, к тому времени уже почти десять лет находившийся в отставке, был арестован войсками союзников и обвинен в военных преступлениях на территории Китая. Его судил на Токийском процессе Международный военный трибунал по Дальнему Востоку. Бывший генерал Иванэ Мацуи был приговорен к смертной казни через повешение. 23 декабря 1948 года, спустя одиннадцать лет после трагедии в Нанкине, семидесятилетний Иванэ Мацуи был повешен в Токийской тюрьме.

Однако, принц Ясухико Асаха, который осуществлял непосредственное командование японскими войсками, ворвавшимися 13 декабря 1937 года в Нанкин, полностью избежал какого-либо наказания. После разгрома Японии и ввода в Японию оккупационных войск, Главное командование оккупационных войск начало расследование относительно причастности генерала принца Ясухико Асаха к военным преступлениям в Нанкине. Однако в ситуацию вмешался главнокомандующий оккупационными войсками американский военачальник генерал армии Дуглас Макартур. Он решил предоставить иммунитет всем членам японской императорской фамилии. Поэтому ни император, ни принцы так и не предстали перед трибуналом на Токийском процессе. Избежал этой участи и генерал принц Ясухико. Таким образом, главный виновник Нанкинской резни остался безнаказанным.

Американская оккупация Японии привела лишь к конфискации дворца принца Ясухико и лишению его привилегий, которыми раньше пользовались все представители императорской фамилии. Американцы решили оставить их исключительно за императором и его прямыми потомками. Тем не менее, принц Ясухико жил на высоком уровне — играл в гольф, отдыхал. Он дожил до глубокой старости и скончался в 1981 году в возрасте 93 лет, пережив на сорок с лишним лет тысячи жертв Нанкинской резни. Его судьба — пример вопиющей несправедливости, когда реальные виновники военных преступлений смогли не только избежать наказания по суду, но и благополучно дожили до глубокой старости и умерли своей смертью в достатке и окружении близких родственников.



Гораздо хуже сложилась судьба Йона Рабе — человека, спасшего от смерти более 200 000 мирных жителей Нанкина. Когда Германия потерпела поражение, его, уже попадавшего прежде в поле зрения гестапо, арестовали советские войска — как члена НСДАП. Затем советское командование Йона Рабе отпустило, но вскоре он был арестован британскими оккупационными властями — они проверяли его на причастность к военным преступлениям, но затем также отпустили. Йон Рабе скончался в 1950 году, всего через пять лет после окончания войны, в возрасте 67 лет. Благодарные китайцы поставили в Нанкине памятник в честь Йону Рабе, об этом благородном человеке снято несколько фильмов, написаны статьи и книги.
Автор:
Илья Полонский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

44 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти