Стоны на Западе: «Человек в беде» попал в беду в Донецке

По ту сторону теперь уже виртуальной границы СССР бьют тревогу и выражают неудовольствие. В Донецке (ДНР) закрыт офис гуманитарной компании «Человек в беде», склады опечатаны, а основной части сотрудников, которая не имеет отношения к ДНР, предложено покинуть территорию республики.

Стоны на Западе: «Человек в беде» попал в беду в Донецке



Впервые об этой организации я услышал именно из репортажа об этих событиях на «ТВЦ». Случайно. Особого удивления сюжет не вызвал, поскольку «воды» и эмоций было многовато, а полезной информации не очень-то и много. Сюжет, что называется, «не зашел».

"Благотворительный фронт"

Но в течение буквально нескольких дней в зарубежных СМИ поднялся нешуточный стон. Собственно, чехи, затем поляки, и, естественно, прибалты, в голос зарыдали. Надо же, какие все-таки республиканцы, бьют по руке дающей…

Заинтересовался. Ознакомился.

И дабы не рубить сплеча, задал вопросы на эту тему свои друзьям в Донецке. Тем более что один из них занимает не очень высокий, но пост в структуре МВД.

Первое, что удивило, так это то, что два журналиста, работающие в Донецке с самого начала ДНР, вообще об этой организации не слышали. А милицейский чин был вполне осведомлен…

Но по порядку.

Естественно, что директор организации «Человек в беде» Шимон Панек назвал этот репортаж частью кампании по дискредитации. Уже на мысли определенного характера натолкнуло то, что директор, а не президент или управляющий. Полез на чешский сайт. Продравшись сквозь онлайн-переводчик, понял, что «Человек в беде» — это действительно по-нашему ИП. Странно. Но не нам лезть в чешский монастырь со своим уставом. Может индивидуальный предприниматель заниматься гуманитарной деятельностью? Почему нет? Лишь бы, как говорится, толк был.

Толк, если верить сайту организации, был. Вроде бы «Человек в беде» с ноября 2014 года раздал на территории ДНР и ЛНР продовольственную помощь почти 570 тысячам человек, помог более 138 тысячам человек с ремонтом жилья. Была еще одна странная строка про то, что почти 296 тысяч человек получили благодаря организации доступ к воде и гигиеническим средствам.

Директор (еще один) отдела гуманитарной помощи и развития «Человека в беде» Ян Мрквичка в связи с этими событиями тоже высказался в плане того, что еще год назад власти в Донецке лишили аккредитации многие международные гуманитарные и неправительственные организации. В результате чего в Донецке остались в рабочем состоянии «Человек в беде» и Красный крест. До последних событий.

Господин Мрквичка лукавит. Как это ни странно, в Донецке вполне нормально функционирует не одна гуманитарная организация. Как местные, так и российские. И даже (!) фонд Рината Ахметова.

И, что самое интересное, про деятельность фонда Ахметова в Донецке прекрасно осведомлены все.


Позволю себе полностью процитировать высказывание одного из моих донецких друзей.

«Да не то чтобы можно было их сравнивать... Я бы и Ахметова лишний раз не вспоминал. Не то чтобы я суеверный... Хотя фонд у него работает идеально — ничего сказать не могу. Не к чему домотаться. Разве что к тому, что крупа с червячками иной раз бывала…

Просто про фонд Ахметова знают ВСЕ — хотя они и не пиарятся от слова совсем».


Соглашусь, Ахметова к ночи поминать не стоит. Но вот какая закавыка, уважаемые. Нюанс, так скажем.

Сайт фонда Ахметова дает в отчетности цифры, с которыми никто спорить не собирается.

Статистика на 12.12.2016. Выдано 10 807 130 продуктовых наборов, из них 10 018 343 взрослых наборов и 788 787 наборов для детей от 0 до 35 месяцев.

И к Ахметову никаких претензий. Парадокс.

Цифры, которыми оперируют чехи, на порядок скромнее. Здесь как бы судить не стоит, каждый помогает в меру своих возможностей.

Однако есть и настораживающие факты. Помимо «голубых касок» и бронежилетов западного образца, по имеющимся сведениям, были обнаружены предметы, суть которых не позволяет двойного толкования.

Можно оценить некоторую тактичность властей ДНР, которые предпочли не раздувать международный скандал и потихоньку выставить за дверь гуманитарщиков.

Видимо, зарубежные партнеры решили иначе, и информационное сражение начало понемногу разгораться.

Ну а когда в бой кинулся Иван Преображенский, политический редактор информационного агентства «Росбалт» и автор еженедельной колонки на Deutsche Welle, все начало вставать на свои места.

«Подобный фильм не может появиться без позволения какого-то высокопоставленного лица. Как правило, подобные фильмы или даже сценарии заказывает кремлевский „куратор“ данного телеканала или какой-нибудь высокопоставленный чиновник. Задача — дискредитировать конкретных лиц или организации. В случае иностранцев и оппозиционных активистов это может означать, что они являются персонами нон грата в России или на той территории, которую контролирует Россия».

Прошу прощения, а чего неведомым «кураторам» так вдруг приспичило дискредитировать чешских (хотя в кадрах фильма чехов почему-то не наблюдается) гуманитарщиков? Они и сами неплохо так справляются.

Ну хорошо, тушенка исчезла в неизвестном направлении, бывает. Где-то кто-то ее «утилизировал». Ладно, к детскому питанию вопросы. И с касками и брониками все более-менее понятно, жить хочется всем, особенно там, где стреляют.

Но сервер с анкетными данными на людей кому нужен? Для отчетности? Да я вас умоляю, ну кому в Чехии интересно, чем жив и как дышит человек, получивший продуктовый набор? Для чего, помимо его личных данных, нужен ещё и его полный портрет? Где работает, учится и так далее?

Могу понять и наличие GPS-трекеров. Да, в любой нормальной конторе есть смысл оснастить людей такими приборами. Просто для того, чтобы знать, где человек находится. Это, повторюсь, нормально. Но сколько надо таких маячков при штате в 30 человек? С учетом выхода из строя, потери, брака? Учитывая, что далеко не все сотрудники выезжают на раздачу? 100? 150?

Мне шепнули, что маячков было изрядно поболе.

А как можно использовать такой полезный приборчик, думаю, не стоит рассказывать. Равно как уверен, что знаю минимум одну контору, которой очень были бы интересны данные по людям, живущим в ДНР. Да и вы ее тоже знаете. СБУ.

Тем более, что, по словам господина Мрквички, «Человек в беде» продолжает работать в «нормальном режиме» в ЛНР. Равно как и на территориях, подконтрольных киевскому правительству.

Есть о чем задуматься. Особенно в ЛНР. Потому как ситуация может быть вполне охарактеризована словами персонажа из известнейшего фильма «Место встречи изменить нельзя»: «Есть у нас сомнение, что ты, мил человек, — стукачок…»
Автор:
Роман Скоморохов
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

18 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти