Колониальные войска стран Антанты в Первой мировой войне

Первая половина XX века вместила две самых кровопролитных войны в истории человечества. Открыла век Первая мировая война, которая унесла жизни огромного количества людей. Страны-участницы конфликта потеряли на полях сражений более 10 миллионов человек, еще 12 миллионов человек составили жертвы среди гражданского населения, порядка 55 миллионов человек получили ранения. При этом в жернова мировой войны оказались втянуты колонии воющих стран. Так в Европе оказались представители африканских колоний Франции и многочисленных британских колоний, главным образом, Британской Индии.

В годы Первой мировой войны все государства-участники конфликта в той или иной мере использовали потенциал своих колоний. Даже Германия провела мобилизацию населения своих африканских владений, в результате 14 тысяч африканских солдат отдали свои жизни, ради интересов далекой метрополии. Но в гораздо большей степени людские и сырьевые ресурсы своих колоний использовали Великобритания и Франция.

Англия с начала и до конца войны успела мобилизовать до 2,5 миллионов солдат из своих колоний и доминионов. На некоторых фронтах основную массу войск составляли именно колониальные солдаты. Половина этих воинских контингентов приходилась на войска Британской Индии. При этом индийские солдаты воевали главным образом на второстепенных театрах боевых действий (Ближний Восток, Африка, Месопотамский фронт). Но присутствовали индийские войска и на Западном фронте. К примеру, своей храбростью и жестокостью к противнику прославились Бенгальские уланы. В то же время войска английских доминионов: Австралии, Новой Зеландии, Канады и ЮАР, как наиболее подготовленные, использовались главным образом на Западном фронте, а также на Салоникском фронте, также они приняли непосредственное участие в Галлиполийской операции. На полях сражений Первой мировой войны погибло около 200 тысяч солдат из колониальных войск Британской империи.



Франция в годы Первой мировой войны смогла мобилизовать до 550-600 тысяч солдат из своих африканских колоний. Особой стойкостью в боях отличались марокканские и алжирские дивизии. При этом в рядах французских вооруженных сил погибло более 100 тысяч мобилизованных «туземцев». Были во французской армии и национальные формирования, к примеру, польский легион и итальянский батальон, которым командовал Джузеппе Гарибальди, также Джузеппе Гарибальди.

Наряду непосредственно с мобилизацией в вооруженные силы империалистические державы начала XX века активно использовали несколько миллионов коренных жителей колоний для проведения разнообразных работ на фронте и в тылу. К примеру, в Египте, население которого на тот момент времени не превышало 10 миллионов человек, в так называемые Верблюжий и Трудовой корпуса были мобилизованы порядка 1,5 миллионов человек.

Война требовала от сражающихся государств больших объемов продовольствия, снаряжения, металлов, амуниции, самого разнообразного сырья, существенная часть которых поступала из колоний и зависимых государств. Так Индия в годы Первой мировой войны была превращена в базу снабжения британской армии продовольствием и снаряжением. Колонии Великобритании в Азии и Африке также снабжали сырьем важнейшие отрасли народного хозяйства метрополии: цветную и черную металлургию, машиностроение, пищевую и легкую промышленность.


В воюющую Францию из колоний ввозились некоторые виды стратегического для страны сырья, которые вовсе не добывались в метрополии или добывались, но в очень несущественных объемах. Североафриканские колонии и Новая Каледония снабжали республику рудами цветных и черных металлов, фосфоритами, продовольствием, а французские Экваториальная и Западная Африка и Индокитай — сырьем для легкой промышленности и продовольствием, Мадагаскар — графитом и продовольствием. Но главным ресурсом, который Великобритания и Франция могли найти в своих колониях, были дополнительные солдаты.

Колониальные войска Великобритании

После начала Первой мировой войны индийское командование сумело отправить на европейский театр боевых действий только 2 пехотных и 2 кавалерийских дивизии. Из этих четырех формирований был образован «Индийский экспедиционный корпус А», которым командовал генерал-майор Джеймс Уиллкокс. Уже 30 сентября 1914 года подразделения корпуса прибыли во Францию, высадившись в Марселе. Индийские войска были отправлены на участок фронта у Ипра. В конце того же года индийские части участвовали в боях при Ла Бассе. Индийский экспедиционный корпус А был единственным из 7 сформированных в годы Первой мировой войны индийских экспедиционных корпусов, части которого сражались в Европе.

Колониальные войска стран Антанты в Первой мировой войне

В марте 1915 года индийская дивизия приняла участие в наступлении при Нев-Шапель. Индийские войска, которые не успели еще привыкнуть к новым винтовкам Ли-Энфилд, не имели собственной артиллерии, плохо адаптировались к европейскому континентальному климату, особенно зимам, не являлись полноценными боеспособными частями. Кроме этого в индийских подразделениях было недостаточно английских офицеров, которые знали хинди. Общий низкий боевой дух индийцев привел к тому, что уже осенью 1915 года обе пехотных дивизии были переброшены из Франции в Египет. После вывода из Европы пехотных подразделений, на Западном фронте с германскими войсками продолжили сражаться лишь две индийских кавалерийских дивизии, которые в основном находились в резерве, ожидая прорыва позиционного фронта. При этом в 1916 году эти подразделения приняли активное участие в битве на Сомме. В марте 1918 года их также перебросили в Египет.

Индийские дивизии в Европе испытывали трудности с получением пополнения с родины, а также страдали от непривычных для них зимних холодов. Однако после отправки боевых частей на Ближний Восток, на континент в 1917 году прибыло не менее 50 тысяч членов так называемого Индийского рабочего корпуса, которые занимались разнообразными хозяйственными и военно-инженерными работами в непосредственном тылу воющих частей.
Из 130 тысяч индийцев, которые в годы Первой мировой войны оказались на Западном фронте на территории Франции и Бельгии, погибло порядка 9 тысяч человек. Так как индийские войска несли достаточно тяжелые потери, только за апрель и май 1915 года Лахорская дивизия потеряла в боевых действиях 3888 человек из 15 980 человек личного состава, практически четверть, то на территории Британии и Франции было открыто несколько госпиталей специально для них. Так многие индийские солдаты, подавляющее большинство которых до этого никогда не выезжало дальше своей деревни или соседнего городка, попали в метрополию и сумели составить о ней собственное впечатление.


Историк Дэвид Омисси, который проанализировал большое количество писем солдат-индийцев с Западного фронта, отправленных своим родственникам и знакомым в Индию, пришел к выводу о том, что на тот момент никаких особых антибританских настроений у индийских солдат не наблюдалось. Не умевшие читать и писать солдаты (письма они просто надиктовывали немногим грамотным людям в подразделениях) чаще всего не были знакомы с антибританскими настроениями, литературной и политическими требованиями Индийского национального конгресса, поэтому в переписке резко не высказывались ни о метрополии, ни о британцах. Наоборот, бытовые условия Европы и особенно Великобритании нравились индийцам. Особенные восторги вызвали у простых индийцев госпиталя. Лекарства, еда, современные гигиенические принадлежности, а также «прекраснейшие электрические лампы» производили на раненых неизгладимое впечатление.

Но все же большую часть времени индийцы проводили не в госпиталях Британии, а во Франции, письма из которой уже не были радужными. Многие солдаты были ошеломлены потерями, а также силой и упорством сопротивления врага. Армия Германии разительно отличалась от всех противников, с которым ранее индийские части сталкивались в Африке и Азии. Некоторые из них даже писали домой, для того чтобы предостеречь своих близких и родственников от возможности записаться в добровольцы.

Опыт, который получили индийские солдаты на Западном фронте, был двойственным. С одной стороны, впервые сотни тысяч индийцев собственными глазами смогли увидеть европейскую метрополию, а также сопредельные с ней страны. Невероятно высокий уровень жизни жителей Европы поразил как хорошо образованных индийцев, до того не бывавших в Европе, так и неграмотных крестьян из глухих мест Непала, Уттар-Прадеша или Пенджаба. Промышленность, сельское хозяйство, города Великобритании и Франции вызвали у индийских солдат острое желание поскорее перенести и внедрить многие из европейских технологий у себя на родине. Обычаи жителей Европы, простота в общении друг с другом, их отношения между полами, церковные обряды, заставили многих жителей Индии по-новому взглянуть и на собственные традиции.


С другой стороны индийские солдаты были шокированы и по-настоящему поражены грандиозностью и жестокостью современной войны. Небольшие стычки на границах и войны с племенами, которые не обладали и миллионной долей тех вооружений, что были в распоряжении немцев, были, в сравнении с окопами Первой мировой, просто легкой прогулкой и сравнительно безопасным приключением. Многие из индийцев, что до этого не придавали значения пропаганде Индийского национального конгресса, впервые начали задумываться о смысле своего участия в войнах, которые ведет Британская империя. Первая мировая война, которая, в конечном счете, унесла жизни порядка 70 тысяч индийских солдат, всколыхнула все индийское общество, став прологом к будущей борьбе за независимость страны от британской короны. Уже после войны отношения между Великобританией и Индией изменились. Так в 1920 году Индия стала членом Лиги Наций, в том же году индийские спортсмены приняли участие в Олимпийских играх в Антверпене. Авторитет Индии после войны вырос, как выросли и национальные амбиции.

Колониальные войска Франции

Если войска Британской Индии присутствовали на европейском театре военных действий в ограниченном количестве, то коренные народы Французской колониальной империи внесли существенный вклад в победу государств Антанты в Первой мировой войне. Марокканские кавалеристы, сенегальские стрелки и многие другие представители французских колоний заплатили тяжелый кровавый налог. Между 1914 и 1918 годом более 100 тысяч из них были убиты, умерли от ран и болезней или пропали без вести. Больше всего солдат Франции поставили Магриб и Французская Западная Африка (часть была добровольцами, остальные были набраны на войну силой).


Сколько же всего «туземцев» было набрано в колониях в помощь «нации, несущей цивилизацию», как позиционировали себя сами французы? Наибольший воинский контингент был поставлен Магрибом (Алжир, Марокко и Тунис) — более 200 тысяч человек. Черная Африка поставила еще 189 тысяч. При этом большая часть пришлась на Французскую Западную Африку, тогда как Экваториальная Африка прислала около 20 тысяч человек. Другие колониальные владения Франции также внесли свой посильный вклад в общую победу метрополии. Так Мадагаскар поставил 46 тысяч солдат, а Индокитай — 50 тысяч. Пять индийских факторий и тихоокеанские колонии Франции поставили по батальону. В целом от 550 до 600 тысяч «туземцев» − коренных жителей колоний и протекторатов Франции были мобилизованы в годы Первой мировой войны.

Это было примерно в 4-5 раз меньше, чем смогла мобилизовать Великобритания. Однако подавляющее число британских колониальных войск сражалось на периферийных театрах военных действий. Конечно, часть мобилизованных во французских колониях солдат также осталась на месте, приняв участие в завоевании владений Германии в Африке и в Океании, еще какая-то часть отправилась на периферийный фронт — Салоники и Дарданеллы, однако подавляющее большинство — 450 тысяч человек сражались против немецких солдат на Западном фронте.

Владения Франции в Северной Африке были одними из самых развитых и густонаселенных французских колоний. Помимо этого, они располагались ближе всего к метрополии, именно поэтому в годы Первой мировой войны Алжир, Марокко и Тунис стали ценными источниками живой силы для французских войск. После начала войны французская армия Африки, дислоцированная в странах Магриба и набиравшаяся из местных жителей, а также силы Иностранного легиона и части сухопутных войск из Франции пришли в движение. В сентябре 1914 года 25 тысяч алжирских стрелков уже воевали на северо-востоке Франции. Они стали первыми из 170 тысяч арабов и берберов Алжира, которые приняли участие в Первой мировой войне. 33 тысячи из них уже были в армии на начало конфликта, еще 80 тысяч человек было призвано в ряды вооруженных сил во время войны (призыв в армию был распространен на местное население в Алжире еще в 1913 году и успел спровоцировать ряд бунтов) и 57 тысяч добровольно отправились на фронт. Из Туниса на фронт попало чуть более 62 тысяч человек, еще около 37 тысяч было отправлено на Западный фронт и на Ближний Восток из Марокко.


Стоит отметить, что многие солдаты, прибывшие из Северной Африки, были брошены в бой немедленно. К примеру, марокканская бригада в составе 5 батальонов оказалась в самой гуще сражения на Марне в сентябре 1914 года. В январе 1915 года ее остатки были сведены в 1-й маршевый полк марокканских стрелков. Столь высокая убыль живой силы потребовала от Франции увеличения армии Африки за счет образования новых подразделений стрелков-тиральеров и зуавов. Не остались в стороне и кавалеристы-спаги, которые действовали на Ближнем Востоке. Непрекращающаяся нужда в живой силе заставляла французов набирать все новых и новых солдат из Африки, из глубин континента, несмотря на то, что они существенно уступали европейцам и жителям Магриба в образовании и дисциплине, а также гораздо хуже переносили климат Западного фронта, особенно в зимний период.

К 1917 году на фронте, в многочисленных учебных лагерях, а также на тыловых работах трудилось до 80 батальонов «сенегальцев», как их всех условно обозначали. Многие из них отлично сражались на фронте, но еще больше трудилось над обеспечением коммуникаций тыла. К 1918 году 40 батальонов сенегальцев находилось в самой Франции, 14 в Алжире и Тунисе, 13 в Марокко и 27 на востоке, на Салоникском фронте и Леванте. С 1914 по 1918 год порядка 189 тысяч чернокожих солдат было рекрутировано в армию во французских африканских колониях, 134 тысячи из них попали в Европу и Северную Африку, 29 тысяч жителей Африки было убито и пропало без вести, еще 36 тысяч получили ранения, многие остались инвалидами.

Несмотря на существующие проблемы адаптации к непривычным европейским условиям, французские колониальные солдаты проявили себя достаточно отважными войнами, которые были беспощадны к врагу, что даже вызывало попытки со стороны немцев дискредитировать их средствами расистской пропаганды. Примерно каждый пятый из мобилизованных Францией «Туземцев» не вернулся с полей сражений Великой войны. Они приняли непосредственное участие в самых жестоких сражениях кампании на Западном фронте.


В первые же недели войны германские армии смогли стремительно продвинуться вперед на Западном фронте, имея намерение обойти столицу Франции с запада, взять французскую армию в клещи и заставить ее капитулировать, выведя Францию из войны в самом начале. Однако расчетам немецкого командования не суждено было сбыться, по крайней мере, не в этот раз. Большие потери в живой силе и отсутствие необходимых резервов заставили их пересмотреть стратегические планы. Очень ожесточенные бои развернулись на реке Урк, являющейся притоком Марны. Здесь столкнулись части 6-й французской армии и два корпуса германской армии. 7 сентября 1914 года в критический момент сражения на Марне, в тот момент, когда командующий обороной Парижа генерал Галлиени реквизировал городские такси, чтобы перебрасывать солдат на передовые позиции, в бой вступила марокканская бригада. Из 5 тысяч марокканцев к концу сражения в строю находилось порядка 700 человек. Командование французской армии, поначалу не особенно доверявшее марокканским стрелкам, прибывшим на фронт из трудно поддававшейся «усмирению» территории, получило подтверждение их лояльности. Бои на реке Урк, как и бои у Сен-Гондских болот, имели решающее значение для победы французской армии в битве на Марне.

В дальнейшем колониальные батальоны принимали непосредственное участие во всех крупных наступательных операциях Первой мировой войны на Западном фронте, в том числе в кровопролитной битве при Вердене (21 февраля — 18 декабря 1916 года). Не сумев добиться в течение 1915 года решающего успеха на Восточном фронте, германское командование снова сместило акцент на запад, сделав ставку на прорыв обороны войск союзников в районе крепости Верден, опять рассчитывая таким образом вывести Францию из войны. Форт Дуомон, который был захвачен немецкими солдатами 25 февраля, оказался в центре многочисленных сражений, продолжавшихся вплоть до октября 1916 года, когда Марокканский полк колониальной пехоты при поддержке сомалийских и сенегальских стрелков отбил его, сведя к нулю все результаты 9-месячной кампании для германской стороны. Четыре солдата колониальных войск под командованием сапера Дюмона первыми проникли в форт, взяв в плен 4-х немецких офицеров и 24 немецких солдата. Как отмечалось в дальнейшем в приказе по армии, марокканцы сумели затем удержать форт, несмотря на неоднократно повторяемые контратаки немецкой стороны.

При этом «туземные» солдаты французской армии активно проявили себя и на другом участке Западного фронта — в операции франко-британских войск на реке Сомме, которая началась 1 июля, в самый разгар Верденских сражений. 9 июля небольшой отряд «туземцев», которым командовал сержант М. Дьарра, отправился в атаку на траншеи германских войск. Сумев продвинуться совсем близко к позициям немцев, отряд сумел продержаться более 36 часов под непрекращающимся ружейно-пулеметным огнем противника. Отбив все контратаки немцев и вынудив их сдаться, «туземцы» захватили в плен 130 человек, в том числе 7 офицеров, а также 5 пулеметов. Они были отмечены в приказе по армии, причем их командир посмертно. Наступление на Сомме, которое завершилось 18 ноября 1916 года, позволило продавить оборону немецких войск на глубину до 10 километров, а стратегическая инициатива перешла от Центральных держав к Антанте.


Наиболее впечатляющих успехов французские североафриканские части добились во время кампаний 1917 и 1918 годов на Салоникском фронте, а также на Ближнем Востоке. Марокканские пехотные и кавалерийские части смогли отличиться при взятии Скопье, а отряды спаги совместно с алжирскими стрелками помогли британским войскам генерала Алленби захватить Ливан и Сирию, триумфально войти в Дамаск.

Потери среди французских колониальных войск в годы Первой мировой войны по самым скромным подсчетам составили более 70 тысяч человек погибшими, более реальной представляется цифра в более чем 100 тысяч погибших. Другими словами на полях сражений погиб каждый пятый, из мобилизованных на войну «туземцев». Приняв активное участие в сражениях, многие уроженцы колоний заявили тем самым о себе во всеуслышание. И хотя из общего числа мобилизованных во Франции в годы войны 8 410 000 человек на долю уроженцев колоний приходилось всего порядка 15%, сам по себе факт их участия в войне и набора во французскую армию был значимым. Как если бы им сказали: вы французы, как и все остальные.

Однако если так и можно было сказать, то только в годы войны. Обманутые надежды «туземцев» на равные права и возможности с уроженцами метрополии привели к подъему национального самосознания. А это, в свою очередь, запустило процесс деколонизации, основной этап которого пришелся на первые два десятилетия уже после Второй мировой войны.

Источники информации:
http://pochta-polevaya.ru/aboutarmy/history/zabytyye-stranitsy-velikoy-voynyy/47671.html
http://elibrary.ru/item.asp?id=23652082
http://warspot.ru/5945-zapadnyy-ray-obernuvshiysya-adom
http://warspot.ru/6538-pravo-umeret-za-evropeyskuyu-rodinu
http://rusplt.ru/world/world_5701.html
Материалы из открытых источников
Автор: Юферев Сергей


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 9

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. kouldoom 14 декабря 2016 15:48
    африканцам по сути было пофиг за кого воевать,пришол белы человек и начал говорить на непонятном языке
  2. Type 63 14 декабря 2016 18:23
    Негры на французской службе отметились преступлениями на сексуальной почве в оккупированной Германии
  3. ПоручикТетеринъ 14 декабря 2016 18:56
    Статье плюс. Колониальные войска внесли свой вклад в борьбу на фронтах ПМВ, а вот об их участии мало кому известно.
    1. мордвин 3 14 декабря 2016 19:12
      Цитата: ПоручикТетеринъ
      Статье плюс.

      Статье минус. Россия тоже была колонией Франции? Как насчет Русского корпуса, которые рядом с неграми воевали?
      1. ПоручикТетеринъ 14 декабря 2016 20:21
        Есть еще и понятие союзной помощи. Французы попросили у нас надежные части, мы их дали, направили экспедиционноый корпус, как британцы. А в Великую Отечественную рядом с нашими пилотами воевали французы из эскадрильи "Нормандия-Неман"
        1. мордвин 3 14 декабря 2016 20:34
          Цитата: ПоручикТетеринъ
          Есть еще и понятие союзной помощи.

          Ничо себе, союзнички. С такими и врагов не надо Спасите честь Франции! . Лучше бы Николай брал пример с Черногорского короля Николы. Тот немчуре войну обьявил, а сам и не думал воевать. Сидел тихо на горе, и гуманитарку получал. От союзничков. fellow Из
          Цитата: ПоручикТетеринъ
          А в Великую Отечественную рядом с нашими пилотами воевали французы из эскадрильи "Нормандия-Неман"

          Так они за кого воевали, за СССР, или за Францию?
  4. alatanas 15 декабря 2016 11:09

    Болгарские военврач и санитар меняют повязки пленного французкого солдата.
  5. asadov 15 декабря 2016 18:12
    Статья хорошая. Было бы не плохо увидеть аналогичную статью про противостоящий блок сил в ПМВ.
  6. Димонт 26 декабря 2016 17:55
    У России если бы до этого времени была колония Аляска и Гавайи, то тоже бы погнали туземцев: эскимосов с гавайцами laughing
Картина дня