Бесспорные территории

Свою бескомпромиссность в отношении островов, с претензией называемых «северными территориями», Япония объясняет принципом первого открытия, а также тем, что Советский Союз действовал якобы в нарушение международного права. Позиция Москвы подразумевает, что Южные Курилы вошли в СССР по итогам Второй мировой войны и наш суверенитет над ними, имеющий соответствующее юридическое оформление, сомнению не подлежит.

Эволюция российско-японской границы зафиксирована в двусторонних межгосударственных документах XIX – начала XX века: Симодском (http://vpk-news.ru/articles/32891), Санкт-Петербургском (http://vpk-news.ru/articles/33469) и Портсмутском (http://vpk-news.ru/articles/33794) договорах. Они, безусловно, имеют историческое значение, однако не определяют статуса границы современной. Ключевыми в этом вопросе являются политико-правовые решения и договоренности периода Второй мировой и первых послевоенных лет, принятые участниками объединенной коалиции союзников. Это базовые документы.


По итогам Второй мировой войны на Дальнем Востоке державы-победительницы изменили территорию побежденной страны. Согласно статье 2с Сан-Францисского мирного договора 1951 года, подведшего черту Второй мировой войне на Тихом океане, подписанного и ратифицированного Японией, она «отказалась от всех прав, правооснований и претензий на Курильские острова и на ту часть острова Сахалин и прилегающих к нему островов, суверенитет над которыми Япония приобрела по Портсмутскому договору от 5 сентября 1905 года». Это же самое зафиксировано в документах Ялтинской конференции союзных держав.

Следовательно, притязания Японии на российские дальневосточные территории юридически несостоятельны. Как, впрочем, и претензии к другим странам. В соответствии с положениями Каирской и Потсдамской деклараций этот вопрос был окончательно решен заключением Акта о капитуляции императорской Японии.

В послевоенные годы отношения между нашими странами оставались неоформленными, поскольку Москва была фактически отстранена от подписания Сан-Францисского мирного договора («Плата за место под «зонтиком»). Такое положение дел не устраивало обе стороны, мешало развитию экономических связей.

Возможность заключить мирный договор появилась в середине 50-х. В 1955–1956 годах прошли советско-японские переговоры для урегулирования вопросов в связи с окончанием Второй мировой войны. Стороны были готовы подписать мирный договор. Однако его заключение не входило в планы США в Азиатско-Тихоокеанском регионе, где Японии отводилась роль американского подручного в обеспечении их главенствующего положения, форпоста военного противостояния с Советским Союзом и Китаем.

Склоняя Токио выдвигать реваншистские требования к СССР, Соединенные Штаты в ноте Госдепартамента, направленной правительству Японии 7 сентября 1956 года, фактически нарушили условия Ялтинского соглашения, заявив: «…правительство США пришло к заключению, что острова Итуруп и Кунашир (наряду с островами Хабомаи и Шикотан, которые являются частью Хоккайдо) всегда были частью Японии и должны по справедливости рассматриваться как принадлежащие Японии».

Заключение мирного договора не состоялось, однако 19 октября 1956 года в Москве была подписана совместная декларация, вступившая в силу 12 декабря. Она официально прекращала состояние войны между СССР и Японией, восстанавливала мир и добрососедские отношения.

Одним из условий совместной декларации было согласие советской стороны на передачу Японии Хабомаи и Шикотана с тем, однако, что фактически она произойдет после заключения мирного договора между СССР и Японией.

Тогда, в 1957–1959 годах Япония не воспользовалась открывшейся возможностью. Вашингтон в ультимативной форме потребовал от Токио отказаться от заключения мирного договора с СССР на условиях этой декларации. В результате японская сторона сорвала переговорный процесс, нарушив тем самым условия передачи островов.

Следует отметить, что совместная декларация не стала вехой в сотрудничестве между нашими странами. А в багаже японских дипломатов появился новый аргумент, основанный на искаженном толковании содержания этого документа. Дескать, нормализация японо-советских отношений не ставит точку в территориальном вопросе, а напротив – предполагает дальнейшие переговоры в отношении Кунашира и Итурупа.

Пользуясь всесторонней поддержкой США и имея американское «теоретическое обоснование» своих реваншистских устремлений в отношении СССР, правящие и экстремистские круги Японии развернули беспрецедентную возню вокруг территорий России, не прекращающуюся до настоящего времени, что представляет неприемлемое для любой уважающей себя страны вмешательство во внутренние дела. Попытки японской пропаганды того времени изображать Советский Союз как «агрессора» и «извечного врага» не имели никаких оснований. СССР не предъявлял каких-либо контртребований, ограничиваясь отказом идти навстречу необоснованным домогательствам.

Бесспорные территорииСледует отметить, что под «северными территориями» наши дружелюбные соседи подразумевают не только Южные Курилы, но и весь Сахалин, а также Сибирь вплоть до Урала. Это подтверждено резолюцией японского парламента от 22 февраля 2005 года. В ее текст касательно «справедливых» требований вернуть Курильские острова было внесено еще одно незначительное, на первый взгляд, дополнение, в результате чего обращенная к правительству рекомендация зазвучала так: «Активизировать переговоры с Россией, разрешив проблему принадлежности Хабомаи, Шикотана, а также Кунашира и Итурупа и других северных территорий». Последние слова означают не что иное, как демонстративное стремление расширить сферу территориальных притязаний к России, а значит, продолжать враждебную политику.

Анализ курильской проблемы позволяет сделать некоторые практические выводы. Утраченные права СССР (России) на Южный Сахалин и Курильские острова были восстановлены (фактически имела место реституция) в соответствии с комплексом международно-правовых документов союзных держав (Каирская декларация, Ялтинское соглашение, Потсдамская декларация, Акт о капитуляции Японии, Сан-Францисский договор и др.). Это согласуется с современными нормами – Уставом ООН, Венской конвенцией о праве международных договоров.


Отечественный историк Наталия Нарочницкая справедливо считает: «Нынешняя Япония – послевоенное государство и урегулирование с ней всех внешнеполитических проблем, включая и территориальную, может исходить единственно из послевоенной основы, тем более что эта основа имеет юридическую силу. Таким образом, весь исторический пласт аргументации японской стороны не имеет отношения к праву сегодняшнего японского государства, хотя, безусловно, имеет отношение к истории Японии».

Продолжать переговоры о заключении мирного договора и решении курильской проблемы бессмысленно, поскольку Токио явно стремится только к удовлетворению своих территориальных претензий. Достижение согласия вне контекста передачи островов нереально, а значит, дальнейшее обсуждение этого вопроса контрпродуктивно для России. Мирный договор ценой территориальных уступок для нас неприемлем.

Договариваться о чем-то значительном в двусторонних отношениях с государством, полностью зависимым в своей внешней политике от третьей силы, бесполезно и только вредит интересам России, ее авторитету в странах Азиатско-Тихоокеанского региона.

Проблемы «северных территорий» не существует. Есть Курильские острова – неотъемлемая часть Российской Федерации. Есть проблема отсутствующего рамочного договора между Японией и РФ.

Нужен ли такой договор России? Безусловно, нет, как и подобный договор с Германией. Нужен ли он Японии? Безусловно, да. Ведь имея такой договор, Япония будет играть более самостоятельную роль как в Азиатско-Тихоокеанском регионе, так и в мире. Японии и решать этот вопрос.

Время работает на Россию. Острова находятся в составе СССР и РФ как его правопреемницы уже свыше 70 лет. После 99 лет владения нормы международного права склонны к окончательному закреплению за той или иной территорией государственного суверенитета.

Справка «ВПК»

Полная и безоговорочная капитуляция принципиально отличается от простой капитуляции по своим правовым, политическим и историческим последствиям.

Простая капитуляция означает лишь признание поражения в военных действиях и не затрагивает международную правосубъектность побежденного. Такое государство, пусть наголову разбитое, сохраняет суверенитет и само в качестве юридической стороны ведет переговоры об условиях мира.

Полная и безоговорочная капитуляция означает прекращение существования субъекта международных отношений, демонтаж прежнего государства, утрату им суверенитета и всех властных полномочий, переходящих к победителям, которые сами определяют условия мира и послевоенного устройства. На месте прежнего возникает новый субъект международного права.

Государства ФРГ, ГДР и Япония были созданы на условиях союзников в новых границах, с новыми конституциями и органами власти.
Автор:
Анатолий Иванько
Первоисточник:
http://vpk-news.ru/articles/34226
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

51 комментарий
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти