Неизвестная война. 11 героев-панфиловцев



Утро Дня Героя Отечества, 144-й километр Волоколамского шоссе. Памятник, который в Интернете называют "Взрыв", поскольку он символизирует подорвавшуюся на мине немецкую самоходку. Место еще одного беспримерного подвига бойцов дивизии Панфилова, к сожалению, оставшемуся в некоторой тени Дубосекова.






Наш рассказ посвящен героям из 316-й дивизии генерала Панфилова. Только речь пойдет не о 28 бойцах, а о 11-ти саперах 1077-го полка под командованием лейтенанта Фирстова.

11 саперов в ноябре 1941 года смогли на пять часов задержать продвижение к Москве двух десятков немецких танков и сотен гитлеровских солдат. Чем дали возможность своему полку отойти за запасные позиции и продолжить сражение.

Отход полка должны были обеспечивать три группы прикрытия. На центральном направлении прикрывать отход было поручено взводу саперов младшего лейтенанта Петра Фирстова. Видимо, 11 человек — это все, что осталось от взвода на тот момент.

В группу Фирстова вошли:
младший политрук Алексей Павлов;
помощник командира взвода Алексей Зубков.
Красноармейцы:
Павел Синеговский;
Глеб Ульченко;
Василий Семенов;
Прокофий Калюжный;
Ерофей Довжук;
Василий Манюшин;
Петр Гениевский;
Даниил Матеркин.

До нашего времени дошли фотографии бойцов. Пусть не всех, но дошли.

















Тяжелого противотанкового вооружения в их распоряжении не было — только мины, гранаты и бутылки с горючей смесью. И боевая задача: сдерживать натиск как можно дольше, чтобы полк успел подготовиться к обороне нового рубежа.

Около 10 утра 18 ноября 1941 года на позиции бойцов младшего лейтенанта Фирстова двинулись гитлеровцы общей численностью до батальона пехоты при поддержке двух десятков танков.

Бой десятка красноармейцев против батальона противника растянулся на пять часов. За это время бойцы лейтенанта Фирстова убили и ранили несколько десятков немцев, сожгли два танка и еще пять серьезно повредили.

Последний натиск немцев встречали трое: лейтенант Фирстов и красноармейцы Семенов и Гениевский. Остальные к тому времени были либо убиты, либо тяжело ранены.

Около трех часов дня гитлеровцы захватили позиции саперов у деревни Строково.

Одиннадцать человек. Без противотанковых пушек и ружей. Без поддержки артиллерии. Пять часов.

Пять часов жизни для избитого 1077-го полка. Пять часов на то, чтобы отойти на запасные позиции, приготовиться к отражению новых атак.

Пять часов и одиннадцать человек...

О судьбе саперов лейтенанта Фирстова в ноябре 1941 года в 1077-м полку так и не узнали. Было понятно только одно — они выполнили поставленную боевую задачу, задержав противника на достаточное время.

Подвиг стал известен в июне 1942 года, после наступления, когда у деревни Строково в мае месяце было вскрыто захоронение, в котором оказались тела 10 советских солдат, а жители деревни рассказали о подробностях боя.

3 июня 1942 года 10 саперов-панфиловцев были похоронены в братской могиле на окраине Строково.

Почему же 10, если в бою участвовали 11? Оказывается, одному из саперов, Глебу Ульченко, все-таки удалось выжить. Его спрятали и выходили местные жители. Когда началось контрнаступление советских войск и Строково было освобождено, красноармеец Ульченко вернулся в действующую армию.

К сожалению, до победы он не дожил — в марте 1943 года после очередного тяжелого ранения Глеб Ульченко умер в госпитале.









Летом 1942 года командование представило всех участников боя у деревни Строково к присвоению звания Героев Советского Союза (посмертно). «Наверху», однако, решили наградить погибших саперов орденом Ленина. Это единственный случай в Великую Отечественную войну, когда сразу целый взвод саперов был награжден высокой правительственной наградой.

Сегодня этот мемориал также, как и дубосековский, подвергается атакам нелюдей из числа очернителей нашей истории. И самоходка, дескать, не принимала участие в атаке на Строково, и танков подбили не столько. Хотя самоходка была извлечена поисковиками из болота как раз в этих местах, но суть не в этом.

Те же претензии, что и к 28 панфиловцам. И не так все было, и не здесь.

Но герои-панфиловцы стояли насмерть не ради наград и мемориалов. Главной наградой за их мужество была возможность для их товарищей продолжать битву за Москву, битву за страну.

А если кому-то выгодно и сладко от высказывания сомнений в подвиге бойцов генерала Панфилова, то это проблема тех, кого и людьми-то назвать сложно. Но это не их предки намертво вцепились в землю от Ленинграда до Ростова той страшной осенью.

Саперы Фирстова знали, что помощи не будет. Не будет контратак, не будет подкреплений. Они знали, что это их последний бой.

Так что пусть судят подонки и негодяи от истории, мы же просто поклонились героям.

Слава и вечная память!





Автор:
Роман Скоморохов, Роман Кривов
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

55 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти