Алжир – оазис спокойствия среди пустынных революций

Тунис, Бахрейн, Египет, Йемен, Сирия, Ливия – события «арабской весны» в той или иной степени затронули все крупнейшие страны Ближнего Востока и Северной Африки. Удивительным исключением стал лишь традиционно неспокойный Алжир – самая большая страна в Африке по территории и вторая среди арабских стран по численности населения (в Алжире проживает 35 млн. чел.). Важности Алжиру добавляет и то, что по запасам природного газа он занимает 4-е место в мире! Невольно задаёшься вопросом, а так ли масштабна проблема арабских революций, коль она практически не затронула столь значимую страну? Однако у любого исторического события или процесса есть свои вполне объективные причины. Что же спасло Алжир от очередной кровавой смуты, которых в истории это страны за сравнительно короткий период её независимого существования было уже немало?

Революционная риторика и революционное поведение у алжирцев в крови. Такая их особенность обусловлена наследием антиколониальной войны с Францией (Алжир – бывшая французская колония), ожесточившей алжирское общество. Число жертв освободительной войны 1954-1962гг. до сих пор не поддаётся адекватной оценке.


Другой неизгладимый след в истории Алжира оставила и Гражданская война 1990-х годов, начавшаяся в январе 1992 года после отмены итогов выборов, на которых с очевидным преимуществом победили исламисты ФИС (Фронт исламского спасения), идеологические «родственники» «Братьев мусульман», в настоящее время активно проникающих в правительства стран региона. Отмена результатов выборов была обеспечена военными, по сути, в стране произошёл военный переворот. Военные организовали кампанию преследования членов и сторонников ФИС, после чего эта партия раскололась, а значительная часть её сторонников пошла по пути терроризма/вооружённой борьбы (кому как нравится).

За годы гражданского противостояния в Алжире погибло по разным оценкам от 150 до 250 тысяч человек, этот период стал самым страшным в истории этой страны. Гражданская война 1990-х годов стала для алжирского народа ещё более серьёзным испытанием, чем борьба за независимость. В этой связи логично упомянуть очевидную истину: освободительное движение, даже сопровождаемое кровопролитием, окружено ореолом романтики, оно объединяет народ, тогда как вооружённое гражданское противостояние порождается расколом и служит целям дальнейшего разделения общества.

Гражданская война прекратилась с избранием президентом Алжира Абдель Азиза Бутефлика в 1999 году. Новый президент пошёл на ряд уступок исламистам, позволяющих им выйти из подполья и участвовать в выборах. При этом из-за значительной безработицы и непрерывно растущих цен алжирцы к 2011 году были так же отчуждены от государства, как граждане Египта или Туниса.

Надо сказать, что первая капель «арабской весны» в Алжире всё же случилась. В январе 2011 года в стране начались выступления, в результате подавления которых погибло пятеро алжирцев и около 800 были ранены. Однако уже в феврале президент страны отменил чрезвычайное положение, действовавшее ещё с 1992 года, а в апреле было объявлено о начале демократических конституционных реформ и либерализации выборного законодательства. Ещё через месяц власти увеличили размер дотаций на продовольственные продукты, а также сразу на треть повысили зарплаты госслужащих. Иными словами, Алжир выступил в роли демократичной и богатой страны, которая, подобно странам Персидского залива, способна купить лояльность своих граждан и усмирить оппозицию. К тому же, как уже было упомянуто, алжирцы слишком хорошо помнят о всех ужасах братоубийственной войны. Итак, в результате грамотной политики властей массовые протесты в Алжире очень быстро сошли на нет.

Многие склонны ожидать, что результаты схожих исторических процессов будут подобны друг другу. Однако пример Алжира в очередной раз доказывает ошибочность универсального взгляда на происходящие в мире события, кажущиеся похожими и имеющие, на первый взгляд, одни причины. И хотя повод для недовольства протестующих во всём арабском мире был приблизительно одинаковым, протестное движение приобрело в каждой из этих стран специфические формы, а в случае с Алжиром и вовсе утратило силу. Это объясняется тем, что уникальный исторический опыт каждой страны порождал разницу развития их политической культуры. Пример Алжира в очередной раз демонстрирует важность осознания значения прошлого для настоящего.
Автор:
Павел Помыткин
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

16 комментариев

Объявление

Сайту «Военное обозрение» требуются авторы в новостной отдел. Требования к соискателям: грамотность, ответственность, работоспособность, неиссякаемая творческая энергия, опыт в копирайтинге или журналистике, умение быстро анализировать текст и проверять факты, писать сжато и интересно. Работа оплачивается. Обращаться: smirnovvad@gmail.com

Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти