Высший класс четвёртого ранга. Продолжение

В первой статье под таким же названием была предложена к рассмотрению идея замены существующих, ещё советской разработки, морально и физически стареющих кораблей прибрежной зоны трёх типов новой универсальной единой платформой, создать которую можно и нужно, использовав последние достижения отечественного кораблестроения, вооружения и творчески применить мировой опыт и тенденции развития. Судя по опубликованным к статье комментариям, серьёзных аргументов «против» замена в будущем малых противолодочных кораблей проекта 1124М, малых ракетных кораблей проекта 12341 и ракетных катеров проекта 12411 у посетителей сайта «ВО» сомнений не вызывает.

Ещё 200 лет назад корабли из железа могли «утонуть» в штормах общественного мнения, а 100 лет назад алюминиевый самолёт не летал даже у фантастов. Автор не собирается оспаривать основополагающий принцип «стоимость — эффективность». После распада Союза производство титана в России и изделий из него выстояло в конкуренции с китайскими производителями, резко нарастившими мощности по добыче и производству. Теперь, при наличии устойчивого спроса в виде оборонного заказа, могут быть созданы предпосылки к увеличению производства титана и выпуску конечного продукта из него. Конечно же, корпус корабля из титана — это дорогое удовольствие! Но! В сети цена на прокат из титана обозначена в 1350 целковых за килограмм, значит, корпус в сто тонн потянет на 135 млн. рублей. Столько берут в правительстве министры, а если пугнуть губернаторов, мэров, депутатов по всей необъятной стране?.. Титана просто не хватит. И мы легко заменим существующий парк в семь десятков устаревших водоизмещающих кораблей высокотехнологичными, экономичными современными боевыми единицами.




После ухода в Средиземное море авианосца, ракетного крейсера и двух БПК на Северном флоте практически не осталось достаточного количества кораблей для отражения угрозы безопасному развёртыванию подводных сил в угрожающий период обострения стратегической обстановки. Два МРК и шесть МПК ни в режиме поочерёдного патрулирования, ни общим совместным выходом в море не в состоянии представлять реальной угрозы предполагаемым нарядам разведывательным или ударным группировкам вероятных противников на ТВД. Оставшиеся боеготовые эсминцы, БПК и сторожевики будут, скорее всего, дичью а не охотниками при выходе в море на некоторое удаление от мест базирования. Для решения этой проблемы и пригодились бы относительно недорогие, многочисленные, быстрые и, главное, унифицированные по корпусу, силовой установке и основному вооружению, новые «Соколы». Эти корабли самой угрозой неожиданного появления большого количества носителей ПКР держали бы на почтительном расстоянии от границы любую КУГ или АУГ.

А способность группы МПК на их базе оперативно и неожиданно зачистить от ПЛ необходимый квадрат заставит осторожничать как подводников так и стратегов в штабах, планирующих их операции.

Модульный принцип комплектования вооружения кораблей априори подразумевает наличие универсального многофункционального радиолокатора, который был бы способен одинаково эффективно подать воздушную и надводную обстановку, взять на сопровождение обнаруженные воздушные и надводные цели и безупречно направить на них ракетное и артиллерийское вооружение своего корабля, а при необходимости и других кораблей группы. Примером из жизни могут служить авиационные комплексы перехвата, решающие весь спектр подобных задач, только в жёстких условиях массогабаритных и энергетических ограничений. Проще говоря, нужен российский «Иджис» для корабля водоизмещением в 500 тонн. И, чтобы не изобретать велосипед, установить на грот-мачте четыре РЛС «Ирбис», которые разработаны для истребителя Су-35, адаптировав их по заданию морского ведомства для решения указанных задач. Объединённые в единый комплекс общим программным обеспечением и сопряжённые с БИУС корабля и продублированные оптико-электронным модулем эти РЛС будут на порядок эффективнее большого набора узко специализированных РЛС предыдущего поколения. При заявленных возможностях БРЛС Н035 «Ирбис» обнаруживать и сопровождать до 30 воздушных целей на дальности до 400 км с ЭПР 3 м2 и до 150 км с ЭПР 0,01 м2, а при том ещё и по 8 из них выдавать целеуказание, то даже при арифметическом сложении возможностей четырёх таких приборов мы получаем корабль с характеристиками крейсера ПВО. Если рассмотреть стандартный залп натовского корабля из восьми ПКР «Гарпун» по «Соколу» с АУ-220М и АК-630М, то появляется вероятность огневого воздействия каждым калибром по всем ПКР залпа по мере их входа в зоны поражения артсистем. И если учтём грамотное и своевременное применение современной системы РЭБ, то шанс на победу в гипотетическом поединке будет стремиться к единице. Но это уже любимая тема Константина Сивкова.

И всё же в качестве основного универсального вооружения кораблей новых проектов предлагается рассмотреть батарею из двух установок ЗРПК «Панцирь-М». Для вероятного противника главным оружием против «Соколов» могут стать только управляемые боеприпасы с наведением на конечном участке. Это могут быть ракеты как с ИК, так и с РЛ головками наведения. При рассмотрении атаки группы дозвуковых ПКР, идущих на высоте 10 метров над волнами, определяющим становится дальность радиогоризонта, которая позволит взаимно обнаружить друг друга РЛ ГСН ПКР и локатору корабля. Приняв дальность обнаружения в идеале 30 км и скорость ПКР в 900 км/ч (15 км/мин), будем иметь меньше минуты на принятие решения и время полёта ракеты 57Э6 до входа ПКР в заявленную зону поражения ракетами ЗРПК «Панцирь-М» 20 км. Предполагаемая возможность работы комплекса в автоматическом режиме позволит в течение следующей минуты обстрелять каждую входящую в зону поражения из восьми ПКР двумя противоракетами. Уцелевшие ПКР, не сбитые с курса на корабль системой РЭБ, попадают под огневое воздействие 30-мм многоствольных скорострельных орудий. Подобный сценарий морского боя представляется вполне реалистичным в 21 веке. Атака с больших и средних высот самонаводящимися боеприпасами, возможно имеющими сверхзвуковую скорость полёта, может быть отбита и во взаимодействии с другими кораблями группы, при организации совместной ПВО.

В других комбинациях основного вооружения могут быть и 57-мм АУ-220М, и 30-мм АК-630М, и турельная установка 3М-47 «Гибка», и ПЗРК «Игла», и 14,5-мм КПВ. Всё будет зависеть от специализации корабля и предполагаемого театра боевых действий. Согласитесь, ведь где-то одиночный МРК с 6-8 ПКР «Уран» будет достаточен, а где-то и дивизион МРК с четырьмя «Москитами» на каждом не сможет гарантировать превосходство. То же самое с малыми противолодочными кораблями: есть Балтика с Финским заливом и открытые просторы Тихого океана на Дальнем Востоке. Необходимо будет определиться: либо 8 по 324-мм, либо 4 по 533-мм (дилемма будет посложнее, чем у Карцева)!

Имея на каждом из флотов как минимум по две крупные военно-морские базы, легко предположить наличие в них по дивизиону малых ракетных и малых противолодочных кораблей численностью по 6-8 боевых единиц, а это уже 48-64 корпуса, созданных по единому проекту. Не будет большим обременением для бюджета постройка восьми небольших специализированных плавдоков для этих кораблей, с возможностью обслуживания в них и других малотоннажных судов и кораблей.

Оборонный заказ на как минимум сотню газотурбинных агрегатов с перспективой его увеличения вдвое, не оставит равнодушными моторостроителей страны. А применение ГТА на других проектах и даже в других отраслях народного хозяйства не заставит себя долго ждать в условиях международных санкций на высокотехнологичное оборудование двойного назначения и взятого курса на импортозамещение. В конце концов имеющий очи да увидит пример американцев, построивших 60 штук эсминцев «Арли Бёрк», имеющих не менее разнообразные условия их применения и стройную, работающую как часы, инфраструктуру обслуживания и ремонта. В нашем случае можем ожидать даже большего экономического эффекта.

Озабоченные, прочитав первую часть статьи, почему-то решили, что автор предлагает заменить все корабли флота и решить все задачи «москитной» серией. Нужен сбалансированный флот, но задачи обороноспособности надо решать постоянно, а не дожидаясь светлого будущего и лучшей экономической ситуации. Вот есть «Пётр Великий», но он не может быть одновременно в восьми базах на четырёх флотах. А учтём ещё и базу в Сирии: ведь один ЧФ её не потянет. Нужны будут на ротационной основе по дивизиону МПК и МРК ( не считая ПЛ и минно-тральных сил). Стоит обратить внимание и на опыт германских ВМС по использованию вспомогательных кораблей типа «Эльба» для мобильного обеспечения маломерных сил в море. А если потребуется переброска на заокеанский ТВД, пригодятся и суда типа «Трансшельф».

Не только большому кораблю длительное плавание, и семи футов под килем новому «Соколу» маловато будет!
Автор:
Шарнхорст
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

15 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти