Рубрика "Мнения" : Здесь выкладываются абсолютно различные мнения-статьи посетителей сайта, а также статьи с других сайтов для обсуждения. Администрация сайта по поводу этих новостей может иметь мнение, отличное от мнения авторов материалов.

«Новый курс» вместо «новой нормальности»

В своем ежегодном Послании президент Владимир Путин сослался на опыт экономического успеха последних лет, связанный с развитием агропромышленного и оборонно-промышленного комплексов. При всех отличиях между АПК и ОПК оба сектора экономики в последние годы стали зонами активной промышленной политики государства.

Поддержка сбыта и инвестиций в основные фонды, субсидирование кредитов, масштабный госзаказ, ограничение импорта для защиты внутреннего рынка – применение этих и подобных мер всегда встречало сопротивление со стороны либерального экономического сообщества в правительстве и экспертной среде. Тем не менее именно они позволили обеспечить темпы роста, существенно превышающие средние по экономике, запустить процесс воссоздания (а где-то и создания с нуля) целых отраслей, усилить экспортный потенциал. И все это при довольно сложных стартовых условиях – общем несовершенстве наших институтов и незавидном исходном состоянии самих секторов.

Если АПК считался самым проблемным поприщем государственного управления еще в советское время, то ОПК стал таковым впоследствии. Поэтому должность «оборонного» вице-премьера, на которую пять лет назад пришел Дмитрий Рогозин, не называли «расстрельной» разве что в силу несоответствия этого эпитета общеизвестной гуманности политических нравов современной России.


Вспомним основные характеристики политической ситуации, сложившейся вокруг ОПК по состоянию на 2011 год.

Превратившийся в традицию срыв ГПВ и ГОЗ. Первые две постсоветские Государственные программы вооружения (до 2005 и до 2010 годов) были провалены практически полностью.

Наметившийся переход к импорту ВВСТ уже не элементов и комплектующих, а финальной продукции. Сделки по «Мистралям», бронетранспортерам «Ивеко», австрийскому снайперскому оружию, израильским беспилотникам выглядели как пробные шары новой модели отношений заказчика и исполнителя, когда покупатель, почувствовав себя желанным гостем в глобальном оружейном супермаркете, уже готовился снять с себя ответственность за будущее российской промышленности.

Ожидания обвального снижения экспорта вооружений из-за сокращения доступных рынков ВТС (по мере перехода самых крупных покупателей – Китая и Индии – на собственные или в лучшем случае совместные проекты), морального устаревания советского задела, проблем с финансово-кредитным сопровождением сделок и послепродажным обслуживанием.

Хронические ценовые, финансовые конфликты между заказчиком и исполнителем, парализующие исполнение ГОЗ не только на этапе контрактации, но и на всех стадиях исполнения. Их разрешение, как мы помним, нередко переводилось на высший политический уровень.

«Новый курс» вместо «новой нормальности»


К перечисленному стоит добавить общеизвестные структурные дисбалансы в оборонной промышленности, накапливавшиеся весь постсоветский период: устаревшие основные фонды и переразмеренные активы, кадровое старение и вымывание квалифицированного персонала, низкая или отрицательная рентабельность, утрата ряда ранее освоенных технологий, пробелы в нижних звеньях кооперации и т. д. Неудивительно, что на момент старта ГПВ-2011–2020 было широко распространено убеждение, что промышленность просто не справится с резко возросшим, мобилизационным по сути госзаказом. Именно в этом состоял один из основных кудринских аргументов против повышения оборонных расходов.

С высоты 2016 года можно сказать, что худшие опасения не подтвердились. Достаточно сравнить объем выпуска промышленной продукции ОПК в 2011-м с ожидаемыми данными по 2016-му. Увеличение – в 2,6 раза. И дело не только в возросшем гособоронзаказе, но и в наращивании экспорта. Согласно докладу Стокгольмского международного института исследования проблем мира (SIPRI), опубликованному в 2016 году, «экспорт российских вооружений за последние пять лет увеличился на 28 процентов по сравнению с предыдущим пятилетним периодом».

Что же касается самого ГОЗ, ключевым моментом стало то, что прибавление объемов промышленность смогла встретить ростом дисциплины исполнения. В финансово благополучном 2011-м выполнение ГОЗ на 80 процентов воспринималось как большой успех. В 2014-м ГОЗ был выполнен на 95 процентов, в 2015-м – на 97 процентов. Данные по 2016-му пока не приводятся, но в конце сентября на Военно-промышленной конференции в Санкт-Петербурге представители Минобороны говорили о некотором превышении графика выполнения ГОЗ по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Не менее важно, как отметил президент в своем Послании, что наращивание объемов сопровождается существенным ростом производительности труда (ожидаемый по итогам 2016 года – 9,8 процента).

Эти достижения стали возможны не только благодаря пресловутому «ручному режиму» управления, но и вследствие решения ряда системных проблем ОПК. Разумеется, решение в данном случае не означает окончательный результат, а скорее – процесс с позитивной динамикой по каждому из наиболее сложных направлений. Перечислим некоторые из них.

Система контрактации

Противоречия в этой сфере, о которых говорилось выше, были во многом продиктованы несовершенством законодательной базы. Важным шагом по ее реформированию стало принятие в декабре 2012-го федерального закона «О государственном оборонном заказе». Он сделал систему контрактации более гибкой – допускающей разные модели ценообразования; более комплексной – ориентированной на весь цикл закупок, включая планирование, размещение, выполнение контракта; более сбалансированной в части регулирования минимальной и максимальной рентабельности. Во многом именно благодаря этому укрепилась дисциплина исполнения ГОЗ.

Заметно выросла после принятия закона и доля долгосрочных контрактов в ГОЗ (2012 год – 33 процента, 2013 год – уже 48 процентов), что представляется весьма важным с точки зрения экономии на масштабе, планирования инвестиций, снижения стоимости заемных средств.

Следующая волна реформирования правил контрактации была призвана повысить финансовую дисциплину исполнителей ГОЗ. С 1 сентября 2015 года вступил в силу пакет поправок, разработанных Министерством обороны. Новые требования ужесточили правила банковского сопровождения ГОЗ (отдельные счета на каждый контракт, жесткие требования по расходованию средств, ограниченный круг уполномоченных банков) и были весьма настороженно встречены представителями промышленности. Разговоры о неизбежном срыве гособоронзаказа звучали с их стороны пусть и неофициально, но весьма настойчиво. Некоторые из новых правил действительно выглядели непродуманными. Однако спустя полтора года можно зафиксировать, что и в этом случае худшие опасения не сбылись. Во многом благодаря той работе по взаимной адаптации новых требований закона и реалий оборонной промышленности, которая велась на протяжении этих полутора лет коллегией Военно-промышленной комиссии и Министерством обороны (в данный момент на выходе уже второй пакет корректив, призванных сделать новые правила игры более продуманными и исполнимыми).

Споры по поводу нового режима банковского сопровождения ГОЗ продолжаются. Однако уже сегодня очевиден важный итог: этот режим качественно повышает уровень информированности государства о том, что происходит в системе ГОЗ, и позволяет хотя бы отчасти поставить под контроль рост издержек. Но важно, что сам по себе он не создает рыночных стимулов к их сокращению.

Поэтому сегодня ключевым вопросом с точки зрения повышения эффективности расходов по ГОЗ становится система ценообразования. В существующем виде она стимулирует предприятия к завышению затрат. Рост издержек при применении фиксированного норматива рентабельности позволяет предприятию увеличивать прибыль в абсолютном выражении. И наоборот, снижение себестоимости оказывается невыгодно, так как в последующих периодах вся экономия изымается заказчиком. Методики нормирования расходов давали сбои даже в советское время. В современных же условиях количество непросчитываемых «переменных» несопоставимо выше.

Понятно, что в силу объективных особенностей ОПК как квазирыночного сектора найти альтернативу ценообразованию по принципу «затраты плюс» довольно сложно. Однако можно и нужно искать варианты для ее корректировки. Дмитрий Рогозин поставил такую задачу на Военно-промышленной конференции в конце сентября этого года, и сегодня соответствующие предложения уже рассматриваются в коллегии ВПК.

Перевооружение промышленности

По данным Минпромторга на 2012 год, доля устаревшего оборудования (возраст более 20 лет) в станочном парке превышала 65 процентов. Для решения этой проблемы правительством были утверждены пять государственных программ, связанных с развитием электронной и радиоэлектронной, авиационной, ракетно-космической промышленности, судостроения, атомного энергокомплекса. Основную роль в техническом перевооружении сыграла ФЦП «Развитие оборонно-промышленного комплекса Российской Федерации на 2011–2020 годы». Многие предприятия действительно оказались обеспечены современным технологическим оборудованием (до 2020 года масштаб обновления составит порядка 100 тысяч единиц). В этой связи, однако, стоит отметить две сопутствующие проблемы.

Во-первых, прямые субсидии на модернизацию производства не лучшее решение с точки зрения системы стимулов для руководителей ОПК. То, что оплачивает непосредственно государство, не всегда адекватно оценивается и просчитывается с точки зрения эффективности. Проведение технического перевооружения предприятий через ФЦП было необходимым, но вынужденным решением в ситуации накопленного износа фондов и низкой реальной рентабельности компаний. В перспективе основной центр тяжести в решении этой задачи должен переноситься на максимальный учет инвестиционной составляющей в контрактах. В своей предвыборной статье 2012 года «Быть сильными: гарантии национальной безопасности для России» Владимир Путин отметил, что «закупочная цена… должна быть… достаточной не только для окупаемости предприятий, но и для вложений в их развитие и модернизацию». На момент написания статьи это звучало как задача на вырост для все той же системы ценообразования, и сейчас, когда она отработана, а отношения заказчика и исполнителя нормализованы, наступает вполне подходящий момент для решения.

Во-вторых, можно лишь сожалеть о том, что довольно масштабная программа поддержки технического перевооружения ОПК с самого начала не была скоординирована с задачей воссоздания отечественного станкостроения. По меньшей мере «нужно было выбрать нескольких серьезных стратегических партнеров, и условием закупки станков должна была стать их глубокая локализация». Это слова Дмитрия Рогозина на форуме «Технопром-2015». Такая позиция высказывалась им и раньше, однако, по всей вероятности, не стала консенсусной в правительстве. Это один из примеров дискоординации между стратегиями развития военной и гражданской промышленности (и в целом – разных секторов экономики), которую важно преодолеть, если мы всерьез ставим задачи реиндустриализации.

Импортозамещение

Под этим заезженным в последнее время термином применительно к ОПК скрываются четыре достаточно разные темы.

Первая – ограничение импорта финальной продукции военного назначения. Как уже было сказано, по состоянию на начало десятилетия существовала серьезная тенденция к лоббированию такого импорта. И при всех контраргументах была высокая вероятность пойти по этому пути. Просто потому, что это путь наименьшего сопротивления. К тому же выгодный для многих и с точки зрения сбрасывания ответственности за развитие проблемных промышленных активов, и для бизнеса посредников. Перед глазами стоял пример Индии, где импортная активность, невзирая на все разговоры о приоритете местного ВПК, набирала обороты из-за многочисленных посредников-лоббистов. Был соблазн пойти по индийскому пути. К счастью, благодаря политической позиции президента страны, главы коллегии ВПК, нового министра обороны этого соблазна удалось избежать.

Вторая тема – замена санкционных импортных компонентов в продукции военного назначения. Правительством принята программа импортозамещения, по ряду позиций сформированы детальные «дорожные карты». По официальным заявлениям на 2014 год, задача освоения всей номенклатуры комплектующих и элементной базы для производства вооружений и военной техники должна была получить решение в течение трех – пяти лет.

В случае с продукцией, поставлявшейся украинскими предприятиями, полное импортозамещение – вопрос времени. Завод имени Климова еще до возникновения кризисной ситуации освоил производство вертолетных двигателей, поставлявшихся «Мотор Сич», дело лишь за тем, чтобы нарастить серийность. НПО «Сатурн» было определено головным предприятием по производству газотурбинных двигателей для флота, монопольным поставщиком которых ранее выступало николаевское предприятие «Зоря-Машпроект». По словам вице-президента ОСК Игоря Пономарева (в мае 2016 года), пока все работы ведутся по графику, согласованному Минпромторгом, Минобороны и ОСК, первый опытный образец ГТУ планируется разместить на испытательном стенде в 2017-м, серийная поставка на строящиеся корабли проекта 22350 может начаться в конце того же года. Кстати, не менее насущной задачей было освоение ремонта николаевских газотурбинных установок, которыми оснащены многие корабли нашего флота.

Что же касается западной или восточноазиатской элементной базы (ее доля в некоторых образцах ВВСТ – порядка 65 процентов), то здесь чаще всего речь идет о замещении одного импорта другим. Для достижения более приемлемого результата в этой сфере нужны долгосрочные и системные решения. Такие отрасли, как микроэлектроника, с одной стороны, стратегически важны для «оборонки», но с другой – способны окупаться лишь при самом широком охвате гражданских рынков.

Это делает актуальным третье измерение проблемы импортозамещения: развитие базовых отраслей, имеющих фундаментальное значение как для гражданской, так и для военной промышленности. В станкостроении, микроэлектронике, радиоэлектронике, фотонике действует целый ряд программ разного уровня, однако необходимы гораздо более интенсивные и комплексные усилия государства для того, чтобы эти отрасли были восстановлены, а где-то и созданы заново. В основе таких усилий – формирование «якорного» внутреннего рынка по каждой из позиций. Зачастую – искусственное «конструирование» такого рынка. В качестве примера Дмитрий Рогозин на недавнем съезде Союза машиностроителей сослался на возможные решения в микроэлектронике: «Если мы сегодня переведем паспорта, удостоверения личности, различного рода документы, товары на использование национальных чипов, то за счет этого огромного заказа на простую гражданскую продукцию мы снизим себестоимость... на создание собственной электронно-компонентной базы особого назначения».

Наконец, четвертый аспект импортозамещения – отвоевание внутреннего гражданского рынка отечественным машиностроением и в первую очередь компаниями ОПК. В последнее время немало говорилось о противоестественности положения, при котором 80 процентов российского рынка гражданской авиации принадлежит дуополии Boeing – Airbus, когда масштабные судостроительные контракты без всяких требований по локализации замыкаются на иностранные верфи, когда снова и снова уходят за рубеж энергомашиностроительные заказы, несмотря на все санкционные риски и наличие соответствующих компетенций у российских компаний.

Надо признать, что в тех отраслях, которые непосредственно граничат с ОПК, – гражданской авиации, судостроении, ракетно-космической технике предприняты большие усилия по воссозданию промышленного потенциала. Реанимированы проекты, разработанные еще в 80-е, но способные и сегодня при определенной модернизации занять позиции в соответствующих нишах (Ил-96 в грузовой и пассажирской версиях, Ил-114), вытягиваются, хотя и с большим трудом, на рыночную траекторию проекты двухтысячных («Сухой Суперджет», семейство ракет «Ангара»), реализуются новые (МС-21, двигатель ПД-14), закладываются основные фонды для перспективных отраслей (строительство верфи «Звезда», которая будет специализироваться на крупнотоннажном судостроении).

В Послании Федеральному собранию 2016 года президент назвал в ряду таких смежных с «оборонкой» рынков производство гражданской продукции для медицины и энергетики. Действительно, компании ОПК способны по ряду позиций играть на них лидирующую роль. Опять же при условии целенаправленного формирования «якорного» рынка, консолидированного гражданского заказа, открытого для предприятий ОПК (по инициативе коллегии ВПК такой механизм сегодня уже формируется применительно к поставкам медицинской техники).

Кадровый вопрос

Кадровый голод в ОПК затрагивает все уровни разделения труда – от квалифицированных рабочих до конструкторов и директоров предприятий. И разные звенья подготовки кадров – от профориентации в школе до дополнительного образования состоявшихся специалистов. Военно-промышленная комиссия инициировала те или иные решения по всему периметру этих проблем. В их числе:

разработка нового государственного плана подготовки кадров на пятилетний период с учетом реальных потребностей организаций ОПК;
развитие договорных отношений «вуз – студент – предприятие», предусматривающих переход от целевого набора к целевой подготовке, усиление роли работодателя в процессе подготовки специалистов;
восстановление системы дополнительного профобразования, позволяющей до 2020 года осуществить переподготовку и повысить квалификацию около 200 тысяч инженерно-технических работников ОПК;
развитие внутрикорпоративных программ подготовки и корпоративных вузов (именно они начинают играть основную роль в подготовке кадров по рабочим специальностям);
меры социальной политики (повышение уровня доходов, жилищная поддержка) на самих предприятиях.


Последнее особенно важно, поскольку наиболее слабым звеном в кадровой цепочке остается связка между учебным заведением и предприятием ОПК, а также все то, что кадровики предприятий называют казенным термином «закрепление». Проще говоря, выпускники инженерных факультетов не приходят на предприятия ОПК или не задерживаются на них. Важно, что именно на этом направлении, связанном с мотивацией сотрудников, в последние годы сделано многое. В частности, созданы механизмы для поддержки кооперативов из работников ОПК (бесплатное получение участка под застройку и подведение инфраструктуры), реализации корпоративных жилищных программ. Сегодня ряд компаний реализует такие программы в интересах сотрудников, включая как льготные механизмы приобретения, так и варианты долгосрочной аренды. Довольно существенно выросла средняя зарплата в ОПК. В 2011-м она составляла 24 530 рублей, в 2016-м (по ожидаемым итогам) – 45 551 рублей (в целом по стране рост заметно меньше – с 23 369 до 36 200 рублей).

Снизился средний возраст сотрудников ОПК – с 45,9 до 45 лет. Улучшение не столь значительное, но еще несколько лет назад «оборонке» предсказывали демографический провал: ядро опытных специалистов стареет, среднее поколение крайне малочисленно, новое не спешит на смену.

Словом, в этом случае тоже, несмотря на самые алармистские прогнозы, худшего удалось избежать: и статистика, и опыт наблюдений за предприятиями говорят о том, что смена все-таки подоспела, ОПК в последние годы молодеет и среднеарифметические 45 лет на практике означают не преобладание специалистов средних лет, а производственный альянс «дедов» и «внуков».

Впрочем, есть еще одна составляющая кадровой проблемы. Дело не только в нехватке специалистов определенных категорий, но и в негативной селекции, которая также начинается со школьной скамьи. Разумеется, это не общее правило, но тревожная тенденция: на инженерные специальности идут обычно не лучшие абитуриенты, в пуле целевого набора в интересах ОПК оказываются не лучшие студенты, работать на предприятия приходят не лучшие выпускники и остаются на них в итоге тоже не всегда самые сильные из пришедших.

Но инженерная элита, если мы хотим иметь технологическое будущее, не может быть второго сорта, состоять из тех, кому не удалось пробиться в финансисты, юристы или силовики. Долгое время эта «второсортность» программировалась самой системой корпоративных иерархий в промышленности. На Совете генеральных конструкторов и представителей Академии наук, который состоялся в 2013 году, Дмитрий Рогозин поделился наблюдением по итогам посещения одной из крупных корпораций: носители конструкторских компетенций в ней – на третьем-четвертом уровнях корпоративной иерархии. Если «потолок» для лучших представителей профессии поставлен так низко, это по определению не будет привлекать в нее амбициозную и талантливую молодежь.

Стремление изменить такое положение дел, сдвинуть баланс сил в пользу технократической элиты стало одним из явных приоритетов Дмитрия Рогозина как «оборонного» вице-премьера. Важные шаги в этом направлении – повышение статуса главного или генерального конструктора на предприятии (их назначение на ВПК/коллегии ВПК, правило «двух ключей», предполагающее, что расходование денежных средств на технические вопросы происходит только через две подписи – генерального директора и главного/генерального конструктора), формирование института генеральных конструкторов по сложным системам вооружения, а затем – и института генеральных технологов, руководителей приоритетных технологических направлений ОПК.

Безусловно, этого недостаточно для того, чтобы поднять на новый уровень престиж инженерной профессии – здесь необходимы системные изменения экономики и общества. Но очевидно, что такие изменения и должны начинаться с верхнего уровня социальной пирамиды.

Координация и планирование

В последние годы много говорилось о дефиците межведомственной и межотраслевой координации в промышленно-технологической политике, что делает последнюю малорезультативной и неэкономичной. В пределах «оборонного» сектора этот дефицит координации постепенно удается восполнить по мере укрепления статуса Военно-промышленной комиссии и создания отраслевых и межотраслевых инструментов под ее эгидой.

В 2012 году комиссия получила функции арбитра при возникновении ценовых споров между ОПК и Министерством обороны. В 2014-м ВПК возглавил лично президент РФ. Это решение сделало возможным оперативную рабочую координацию между гражданским, промышленным крылом комиссии и ее силовым крылом, которое всегда было подотчетно непосредственно президенту.

В этом же ряду (создания рабочих механизмов координации) стоят и уже упомянутые решения о генеральных конструкторах и технологических руководителях. Во главе профильных научных организаций и научно-технических советов они будут отвечать за адресность и взаимную увязку исследований и разработок в соответствующих отраслях, то есть служить своего рода системными интеграторами технологической политики.

В одном из так называемых майских указов президента была поставлена масштабная задача создания качественно новой системы анализа и стратегического планирования, которая увязывала бы научно-техническую и промышленную политику государства, военное строительство с оценкой вызовов и угроз национальной безопасности на длительную перспективу. И коллегия ВПК вернулась к советской практике выработки пятнадцатилетних «Основных направлений развития вооружения и техники», которые должны служить базой для разработки Государственных программ вооружения на десятилетний период. В частности, утверждены «Основные направления развития вооружения и военной и специальной техники на период до 2030 года», в которых сформирован перечень образцов, определяющих облик перспективных систем вооружения. Некоторые приоритеты, закладываемые в документы стратегического планирования, были отражены Дмитрием Рогозиным в выступлении в Государственной думе. В их числе:

автоматизированная система управления Вооруженными Силами;
автоматизированная система управления полем боя;
визуализация поля боя;
робототехника;
сокращение типов вооружений, военной и специальной техники;
модульность;
межродовая унификация и создание межсредных аппаратов;
электронно-компонентная база;
переход к контрактам полного жизненного цикла.


Подобные акценты позволяют рассчитывать на то, что вопросы управления, взаимодействия, разведки, информационного противоборства и в целом построения современных сетецентричных систем займут достойное место в Государственной программе вооружения до 2025 года.

Однако сама ГПВ-2025 пока остается непринятой. В начале 2015-го в СМИ появились сообщения о переносе начала действия следующей Государственной программы вооружения с 2016 на 2018 год. Причина, по всей вероятности, в том, что по мере налаживания системы планирования в военной и военно-промышленной области только острее встает вопрос о нестабильности прогнозов и планов макроэкономического характера. Проще говоря, караван идет со скоростью самого медленного верблюда. А государственное стратегическое планирование должно быть комплексным. В противном случае можно считать, что его нет вовсе.

Политика развития

Подобных направлений, на которых происходила расшивка узких мест и одновременно решались задачи на будущее, конечно, гораздо больше. Отдельного разговора требуют проблемы реструктуризации активов, финансового оздоровления и кредитной поддержки компаний, оптимизации мобилизационного потенциала ОПК. Я остановился лишь на нескольких наиболее явных публичных приоритетах минувшей «оборонной пятилетки». Этого достаточно, чтобы посмотреть, в какой фазе процесса мы находимся.

На уже упомянутой Военно-промышленной конференции в Санкт-Петербурге председатель коллегии ВПК определил эту фазу как переход от мобилизации (а где-то, добавлю от себя, и режима «пожарной команды») к политике развития: «За минувшие несколько лет ОПК доказал свою способность обеспечить масштабное перевооружение армии и флота на фоне сохранения высоких позиций по экспорту ВВСТ. Нам удалось мобилизовать имеющийся потенциал, а где-то и восстановить утраченный. Сейчас перед компаниями и отраслями ОПК стоит задача уже более высокого уровня. Нужно пройти путь от мобилизации к устойчивому развитию – обеспечить свою эффективность на длинной дистанции, способность гибко отвечать на вызовы окружающей среды и менять ее в своих интересах».

В том же выступлении прозвучал и перечень основных вызовов, от которых должна «отстраиваться» наша политика развития. Думаю, они были сфокусированы довольно точно.

Во-первых, это вызов новой технологической политики. Советский научно-технический задел в оружейной сфере фактически исчерпан. Новая ГПВ должна быть по преимуществу инновационной, ориентированной на создание качественно новых платформ ВВТ. Но контролировать и программировать сферу исследований и разработок с точки зрения сроков, расходов, результативности гораздо сложнее, чем серийное производство. Особенно в наших условиях, когда безадресность и концептуальная безответственность НИОКР успела стать нормой.

Во-вторых, это вызов корпоративной конкурентоспособности, качества корпоративной среды. Как справедливо отмечается в стратегии ОАК до 2025 года, «на глобальном рынке конкурируют не продукты, а эффективные корпорации посредством всех своих компетенций и ресурсов». Помимо эксплуатационно-технических характеристик продукции и цены факторами конкурентоспособности являются устойчивое финансовое положение, прозрачное управление, развитая «экосистема» поставщиков, деловая репутация, сертифицированная производственная система, глобальная сервисная сеть, доступность финансовых инструментов (экспортные кредиты, лизинг) и т. д. По совокупности этих факторов конкурентоспособность российских компаний ОПК весьма ограниченна.

В-третьих, это вызов освоения гражданских рынков конечной продукции. Здесь более чем достаточно скептиков, которые говорят: если у вас доступный рынок меньше (условно) 500 миллионов потребителей, то не стоит и пытаться играть в индустриальную державу. Внутренний рынок слишком узок, а внешний безнадежно занят. Как правило, такие разговоры аранжируются рассуждениями о «новой нормальности» и «постиндустриальном будущем». Однако именно новые технологические тенденции ставят под вопрос эту логику. В целом ряде отраслей новая промышленная революция может снизить барьер окупаемости технологий и товаров. Иными словами, наукоемкая продукция нового поколения будет рентабельной на рынках меньшего объема, а концепция глобальных фабрик постепенно станет уходить в прошлое. Именно в этом структурные предпосылки того поворота к реиндустриализации и защите внутреннего рынка, начало которого мы наблюдаем на Западе.

Поэтому спичрайтерам наших первых лиц пора прекратить сопровождать констатации нового пришествия протекционизма оборотом «к сожалению». Речь идет о новой реальности, политической и технологической, опрокидывающей догмы Вашингтонского консенсуса.

И здесь я возвращаюсь к тому, с чего начал, – меры стимулирующей промышленной политики могут давать эффект даже в условиях наших несовершенных институтов, если последовательно реализовывать их хотя бы несколько лет. Применив эти подходы к другим отраслям, мы вполне можем обрести «новый курс» вместо «новой нормальности».
Автор: Михаил Ремизов
Первоисточник: http://vpk-news.ru/articles/34358


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 35

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. Teberii 25 декабря 2016 06:06
    Но как можно верить нашему правительству, Медведев заверяет что будет поддерживать и дальше сельское хозяйство.А сам повышает акцизы на дизтопливо.И это касается всех сфер.
  2. rotmistr60 25 декабря 2016 06:37
    Так и хочется спросить у автора - а почему в до сих пор не в правительстве?
    1. Лопатов 25 декабря 2016 10:49
      Таких не берут в космонавты. "Дабы не смущать начальство разумением своим"(с)
      1. rotmistr60 25 декабря 2016 11:04
        разумением своим

        Это вы хорошо сказали +.
  3. Homo 25 декабря 2016 06:55
    Очередной крик души "шефвсёпропало"?
  4. a.s.zzz888 25 декабря 2016 07:36
    Мощная статья. Целый отчёт получился +.
  5. Сергей С. 25 декабря 2016 08:39
    Поэтому спичрайтерам наших первых лиц пора прекратить сопровождать констатации нового пришествия протекционизма оборотом «к сожалению». Речь идет о новой реальности, политической и технологической, опрокидывающей догмы Вашингтонского консенсуса.

    Свежо предание...
    Читал статью, и не понимал, о чем...
    Особенно удивили приоритеты.... в них отсутствуют самые болевые точки. Двигатели для кораблей, например...
    "Контракты жизненного типа" - звучит очень красиво, но на практике это очередное обоснование удорожания за счет дополнительной бумаги при каждом изделии?
    автоматизированная система управления Вооруженными Силами;
    автоматизированная система управления полем боя;
    визуализация поля боя;...

    Это симуляция или вталкивание офицера внутрь виртуального гаджета?
    И каковы термины!
    автоматизированная система управления Вооруженными Силами
    Наши ВС это механизм или квалифицированное сообщество? Генералами и адмиралами, а также всеми другими офицерами теперь кто-то мечтает управлять автоматизировано?

    Статья ужасная.
    Написана менеджером. если не по дожности, то по уму.
    Термины упоминаются. а сути не видно.

    Такое впечатление, что это часть доклада, обосновывающего гигантские траты народных денег...
    1. Лопатов 25 декабря 2016 10:39
      Цитата: Сергей С.
      Наши ВС это механизм или квалифицированное сообщество?

      Наши ВС это механизм. По крайней мере, должны ими стать. От разведки до тыла. Дабы пехотные пулеметчики не стреляли супердефицитными "Снайперскими" потому что других не привезли. (реальный случай)

      Цитата: Сергей С.
      Это симуляция или вталкивание офицера внутрь виртуального гаджета?
      И каковы термины!

      Это повышение боевой эффективности в разы. Даже при существующих устаревших вооружениях.

      Маленький пример: определение возможности стрельбы артиллерии по целям в горах или населённых пунктах, выбор оптимальной траектории. При наличии электронной трёхмерной карты местности сложные и весьма примерные расчёты превратятся в выданный за секунду точный вариант. И так практически во всех сферах

      Посему автоматизация управления и виртуализация поля боя на порядок важнее, чем
      Цитата: Сергей С.
      самые болевые точки. Двигатели для кораблей, например...
      1. Сергей С. 25 декабря 2016 11:33
        Цитата: Лопатов
        Посему автоматизация управления и виртуализация поля боя на порядок важнее, чем ...

        Вопрос о безграмотности менеджмента.
        Автоматизация применяется к механизмам, системам...
        Автоматизация подразумевает создание изделий, не нуждающихся в нерерывном регулировании отдельных процессов, и имеющих встроенные средства отработки команд в вариативных ситуациях. Но все решения, встроенные в автоматические системы, принимаются еще на стадии проектирования ситем.

        Здесь речь должна идти не об автоматизации, которая реально была решена в 1960 -е годы, например при создании космической техники и ядерных энергетических установок, а о информационном обеспечениии и о вариативно-иммитационном моделировании ситуации в условиях поля боя, - раздвижение горизонтов информации для командиров подразделений.

        Что же касается
        Цитата: Лопатов
        ...на порядок важнее, чем
        Цитата: Сергей С.
        самые болевые точки. Двигатели для кораблей, например...

        читайте внимательно. В список важных попали:
        робототехника;
        модульность;
        электронно-компонентная база;
        переход к контрактам полного жизненного цикла.

        ... а двигатели нет.
        Это всего лишь означает, что внедрять электронно-компонентную базу будет некуда, модульность осваивать не на чем, переход к контрактам полного жизненного цикла будем реализовывать, в основном, на стрелковом оружии...

        Пренебрежение энергетической безопасностью это примерно то же, что и пренебрежение продуктами питания...
        И не забывайте, Война моторов еще не закончилась...
        Когда-то Кировский завод, и не только он один, принадлежал МО...
        1. Лопатов 25 декабря 2016 12:19
          Цитата: Сергей С.
          Вопрос о безграмотности менеджмента.
          Автоматизация применяется к механизмам, системам...

          Маршал Огарков "безграмотный менеджер"?

          Это ведь он первым в нашей стране поставил ребром вопрос автоматизации управления войсками. Причём в масштабах развёрнутой по войне армии Варшавского договора, а не микроскопических на этом фоне ВС РФ.

          Цитата: Сергей С.
          Но все решения, встроенные в автоматические системы, принимаются еще на стадии проектирования ситем.

          Ой ли? Вы принципиально отрицаете возможность появления автоматических систем с обратной связью?

          Цитата: Сергей С.
          Здесь речь должна идти не об автоматизации, которая реально была решена в 1960 -е годы, например при создании космической техники и ядерных энергетических установок, а о информационном обеспечениии и о вариативно-иммитационном моделировании ситуации в условиях поля боя, - раздвижение горизонтов информации для командиров подразделений.

          Возьмём, к примеру, артиллерию. Всё построено на высшей математике. Прежде всего, Теория вероятностей и Теория игр. И артиллеристам необходимо прежде всего автоматизировать то море однотипных расчётов, в которых они сейчас тонут. Причём целенаправленно очень и очень "загрубленных" в целях большей производительности

          Цитата: Сергей С.
          Это всего лишь означает, что внедрять электронно-компонентную базу будет некуда, модульность осваивать не на чем, переход к контрактам полного жизненного цикла будем реализовывать, в основном, на стрелковом оружии...

          Дайте мне совершенную электронно-компонентную базу, группу хороших программистов и неограниченное финансирование, и я выведу "Кулацкий обрез"- 122-мм гаубицу М-30 образца 1938 года на уровень лучших современных образцов артиллерии по точности стрельбы обычными боеприпасами и по времени открытия огня по полученной неплановой цели на марше. Она будет проигрывать только в максимальной дальности стрельбы.

          Вот такие пироги... Сейчас электроника намного важнее моторов.
      2. басмач 25 декабря 2016 17:07
        Вы видимо с автоматизацией дела никогда не имели ( а слово красивое).Ваш пример- это всего лишь усовершенствованный баллистический вычислитель,
        "Автоматизация технологического процесса — совокупность методов и средств, предназначенная для реализации системы или систем, позволяющих осуществлять управление самим технологическим процессом без непосредственного участия человека, либо оставления за человеком права принятия наиболее ответственных решений.
        Как правило, в результате автоматизации технологического процесса создаётся АСУ ТП." Однако любой инженер АСУ вам скажет, что чем сложнее АСУ ( и её програмное обеспечение), тем больше в ней глюков.( уж поверьте, постоянно приходится сталкиваться). Да и в бою пехотинцу особо некогда картинки рассматривать, иначе быстро окажешься в иной реальности.
        1. Лопатов 25 декабря 2016 17:33
          Цитата: басмач
          Вы видимо с автоматизацией дела никогда не имели ( а слово красивое).Ваш пример- это всего лишь усовершенствованный баллистический вычислитель,

          А баллистический вычислитель может наносить в автоматическом режиме на виртуальную карту обнаруженные своими и чужими средствами разведки цели? Наносить непростреливаемые пространства для каждого арт. подразделения, а в перспективе- для каждого орудия/установки? Наносить на карту рубежи безопасного удаления от своих подразделений, причём реальные, а не раз и навсегда установленные Боевым уставом? Считать реально необходимый расход по цели?
          Управлять перемещением орудий/установок после коротких огневых налётов для предотвращения их поражения при контрбатарейной? Производить пополнение возимого БК САУ, имея ограниченное количество машин для заряжания (теория игр)
          И это даже не 10% того, что необходимо при подготовке и ведении боевых действий... Помню, планировали мы инженерное оборудование огневых, основной и запасной на здоровых таких "простынях"... Современная ЭВМ, используя соответствующий мат. аппарат, сделала бы это за секунды, причём расчёт сил и средств был бы оптимальным. Я уж не говорю за астрономию... та ещё штукенция....

          Цитата: басмач
          "Автоматизация технологического процесса — совокупность методов и средств, предназначенная для реализации системы или систем, позволяющих осуществлять управление самим технологическим процессом без непосредственного участия человека, либо оставления за человеком права принятия наиболее ответственных решений.

          Ну... Человек из предоставленной ему автоматизированной системой управления информации делает вывод о порядке поражения целей, и выделенного для этого расхода. Всё остальное делает АСУ. Человек может вмешаться при возникновении форс-мажора, к примеру, новой важной цели. Система должна встроить её в сценарий огневого поражения.

          Цитата: басмач
          Однако любой инженер АСУ вам скажет, что чем сложнее АСУ ( и её програмное обеспечение), тем больше в ней глюков.( уж поверьте, постоянно приходится сталкиваться).

          И потому эта система должна появиться в войсках прямо сейчас. Чтобы во время учений, тактических занятий и командно-штабных тренировок эти глюки устранить.

          Цитата: басмач
          Да и в бою пехотинцу особо некогда картинки рассматривать, иначе быстро окажешься в иной реальности.

          А большинство артиллеристов в бою занимаются исключительно бумажками...
          1. басмач 25 декабря 2016 18:40
            Для того чтобы что то наносить, необходимо иметь данные, каналы связи источников информации с АСУ. Теорию игр тоже изучали. А для того чтобы уйти из пол контрбатарейной стрельбы( я хоть и не арта) АСУ нужно в последнюю очередь, если вообще нужна. Никакая Асу Вам не поможет, если расчет будет телится ( уж Вам то зто должно быть понятно). Да и насколько я понимаю, позиции отхода устанавливаются заранее ( и если Вы их не спланировали заранее, понадеявшись на АСУ, то какой Вы профи). Да и армия у нас не только из арты состоит .Я не спорю, есть сферы в армии, где она необходима, но считать, что она заменит всё и вся- верх глупости.
            1. Лопатов 25 декабря 2016 19:30
              Цитата: басмач
              Для того чтобы что то наносить, необходимо иметь данные, каналы связи источников информации с АСУ

              А этого разве нет? Что тогда товарищи офицеры-артиллеристы ещё со времён Великой Отечественной и по сей день наносят на крупномасштабные планшеты для планирования огня и сведения отдельных целей в групповые? (Во прикольно, да? В век интернетов, смартфонов и компутеров... пользоваться большим куском белого пластика с нанесённой на нём сеткой)

              Цитата: басмач
              А для того чтобы уйти из пол контрбатарейной стрельбы( я хоть и не арта) АСУ нужно в последнюю очередь, если вообще нужна. Никакая Асу Вам не поможет, если расчет будет телится ( уж Вам то зто должно быть понятно).

              Вы абсолютно правы, свинтить с огневых после минутного огневого налёта можно и без АСУ.
              Вопрос в том, на сколько при этом подразделение будет выводиться из системы огня артиллерии. На десятки секунд с АСУ или на десятки минут без АСУ.
              Если Вы думаете, что огневая занимается так: приехали, встали и начали стрелять, то Вы крупно ошибаетесь. Дивизион без АСУ разворачивается на заранее подготовленных и привязанных огневых днём за 15 минут на "отлично". Про неподготовленные, ночью и на три балла- даже не буду сообщать, что бы не расстраивать. Хотя нет, всё же расстрою... за 31 минуту с машинами управления и 36 минут без них
              Теперь Вы начинаете понимать, что такое даже простенькая АСУ для артиллерии?


              Цитата: басмач
              Да и армия у нас не только из арты состоит .Я не спорю, есть сферы в армии, где она необходима, но считать, что она заменит всё и вся- верх глупости.

              А Вы как нибудь поинтересуйтесь у пехотных офицеров, какой объём работ вынужден произвести штаб батальона при простенькой задаче- организации марша.
              1. басмач 25 декабря 2016 22:14
                Вы как нибудь поинтересуйтесь, что( в случае полномасштабного конфликта) будет уничтожено в первую очередь. И когда всё это ослепнет, окажется, что с линейкой и куском белого пластика работать никто не умеет. А для закрытия каналов связи есть РЭБ. Проводную связь тянуть. Вдобавок,мы ведём разговор о разных принципах. Есть классическая задача про коммивояжера и 60 городов. Суть в том, чтобы составить оптимальный маршрут. Так вот машина ( по программе будет тупо просчитывать ВСЕ возможные варианты ( как и в шахматах), человек определяет группу оптимальных маршрутов. Чтобы заменить человека АСУ, нужен искуственный интеллект, способный мыслить как человек, а не тупо просчитывать варианты, ибо в войне все меняется, это не стабильный заводской процесс. Невозможно предусмотреть и запрограммировать все. Чем сложнее программы, тем больше в ней проблем. Есть старый анекдот программистов. Сколько времени займет у одного программиста разработка программы- 3 месяца. А если их будет двое-5 месяцев. А если 10-тогда программы вообще не будет. Простой пример игры . Сколько их разрабатывают и сколько потом патчей идет. Игра не война. учесть в проге столько изменяющихся факторов.
                1. Лопатов 25 декабря 2016 22:49
                  Цитата: басмач
                  Вы как нибудь поинтересуйтесь, что( в случае полномасштабного конфликта) будет уничтожено в первую очередь. И когда всё это ослепнет, окажется, что с линейкой и куском белого пластика работать никто не умеет.

                  Н-да... То есть Вы считаете уничтожение всех персональных компутеров в России вполне реализуемой задачей?

                  Цитата: басмач
                  Чтобы заменить человека АСУ, нужен искуственный интеллект, способный мыслить как человек, а не тупо просчитывать варианты,

                  Это смотря какую Вы планируете переложить долю ответственности на АСУ. И какова доля потребна. К примеру при отражении массированного налёта вражеской авиации, боюсь, человек сможет иметь роль только общего руководства. Ибо его реакции попросту не будет хватать для руководства всеми процессами в ручном варианте.

                  Цитата: басмач
                  Простой пример игры . Сколько их разрабатывают и сколько потом патчей идет.

                  Простой пример майкрософтовский Офис. Море глюков, море патчей. Но народ, как ни странно, продолжает пользоваться. Вот Вы, к примеру, перешли к пишущей машинке из-за того, что в текстовых редакторах море недоработок? Уверен, что нет. А почему Вы это предлагаете сделать военным? Выпускник артиллерийского училища и так умеет очень многое, что в принципе не умеют выпускники гражданских вузов. К примеру, считать на логарифмической линейке.8)))
                  1. Parsec 26 декабря 2016 00:04
                    Вы не понимаете принципиальной разницы между автоматизацией и механизацией.

                    Цитата: Лопатов
                    Н-да... То есть Вы считаете уничтожение всех персональных компутеров в России вполне реализуемой задачей?

                    ... у вас будет самый современный навороченный телефон в отсутствие телефонной станции, или, ближе к современным реалиям, соты в пределах досягаемости. Или сота будет, но перегруженная обслуживанием, что кроме пары палочек на экране другой радости не доставит.

                    Цитата: Лопатов
                    К примеру при отражении массированного налёта вражеской авиации, боюсь, человек сможет иметь роль только общего руководства. Ибо его реакции попросту не будет хватать для руководства всеми процессами в ручном варианте.

                    Так и предусмотрено, и будет так. Сценарий отражения массированного налета вырабатывается ДО налета. Работа руководителя высшего звена должна быть выбором альтернатив; а вот подготовка альтернатив - работа штаба. А руководство всеми процессами во время налета быстро заткнет по перегрузке любого гения. Кто этого не понимает, до руководства не дорос.

                    Цитата: Лопатов
                    Простой пример майкрософтовский Офис. Море глюков, море патчей. Но народ, как ни странно, продолжает пользоваться. Вот Вы, к примеру, перешли к пишущей машинке из-за того, что в текстовых редакторах море недоработок?

                    Средний пользователь применяет 2 (два) процента возможностей текстового процессора, продвинутый 5 процентов; то же для табличных процессоров. И на ошибки пакета они, как правило, не выходят - они проявляются на другом уровне.
                    Приведите пару примеров из моря, в любом процессоре, текстовом или табличном.
                    1. Cat Man Null 26 декабря 2016 00:41
                      У вас психика едет, походу...

                      Вам к психиатру сначала, чтобы направление задал. Затем уже - к психологу. Если небезнадежы, ага...
                    2. Лопатов 26 декабря 2016 08:31
                      Цитата: Parsec
                      у вас будет самый современный навороченный телефон в отсутствие телефонной станции, или, ближе к современным реалиям, соты в пределах досягаемости. Или сота будет, но перегруженная обслуживанием, что кроме пары палочек на экране другой радости не доставит.


                      Вот они, "пара палочек на экране"

                      Цитата: Parsec
                      Средний пользователь применяет 2 (два) процента возможностей текстового процессора, продвинутый 5 процентов; то же для табличных процессоров. И на ошибки пакета они, как правило, не выходят - они проявляются на другом уровне.

                      Вот и я о том. Если у офицера-артиллериста выползет глюк в редко используемой астрономии, он вздохнёт, и полезет за таблицами. Но это не означает, что настоятельно необходимо отказаться от всей системы/всего программного пакета
              2. басмач 25 декабря 2016 22:18
                И кстати , выводится атра из системы будет не на время действия АСУ, а как минимум на время её перебазирования, уж никак не десяток секунд ( АСУ ведь не волшебная палочка)
                1. Лопатов 25 декабря 2016 22:51
                  Цитата: басмач
                  И кстати , выводится атра из системы будет не на время действия АСУ, а как минимум на время её перебазирования, уж никак не десяток секунд ( АСУ ведь не волшебная палочка)

                  Ну это тоже- десяток секунд. Вы что, думаете придётся уезжать на десятки километров?
  6. trantor 25 декабря 2016 09:25
    Вывод только один: пока к персональным должностям не будет приложена персональная ответственность ничто никуда не сдвинется. И это необязательно расстрел.
    1. novobranets 25 декабря 2016 09:51
      Цитата: trantor
      пока к персональным должностям не будет приложена персональная ответственность ничто никуда не сдвинется.

      Во время заключения контрактов, нужно оговаривать не только сроки выполнения, но и сроки за невыполнение. ПЫСы А что на фото фантастического пепелаца колеса то задом на перед стоят? Так и делать будут? Косяки с первых шагов.
  7. коноправ 25 декабря 2016 09:51
    Статья или переводная из забугорной аналитики или написана " западнодумающим" человеком. Такие речевые обороты как " дорожная карта", " корпоративная среда", " носители конструкторских компетенций" и ряд других, вызывают у руского человека отторжение , если не враждебность к тексту. В статье краешком проходит " красной нитью" мысль о вредности мобилизационной экономики. Всегда, во все времена такую ширь и даль как Русь не могла защитить только армия. Народ поднимался и спасал страну от захватчиков . Это и есть мобилизация. И делать в современности ставку на малочисленную армию с вооруженную хоть и современным, но малосерийным оружием недопустимо. Народ ИМЕЕТ ПРАВО на защиту своей Родины.
    1. Тамбовский Волк 25 декабря 2016 10:10
      Этими иностранными словами уже задолбали.Наши слова заменяют чёрт- те чем.Вспомните фильм "Добровольцы".Теперь что,"Волонтёрами" называть, что ли.Какая погань получается.Когда это западнопоклонство только кончится.Пора закон о засорении русского языка вводить.Ладно,если в русском языке нет подходящего обозначения.Но если есть,то извините.Получи фашист гранату.
      1. коноправ 25 декабря 2016 10:16
        Цитата: Тамбовский Волк
        Вспомните фильм "Добровольцы".

        Помню конечно, это один из любимых в детстве. Только с возрастом стал понимать , что столь яркий и патриотичный фильм создали специально для молодого поколения, не знающего о Добровольческой армии, как последней попытке защитить Русь от сионистов - коммунистов.
    2. пролетарий 25 декабря 2016 16:25
      Прочтите статью повнимательней,в данной статье дан анализ того что было,что есть и что необходимо;на доступном современным "пиплам" языке и не удивляйтесь иностранным словечкам и оборотам,ведь автор преследовал цель донести свое мнение не только до выросших в СССР,но и до нынешней молодёжи,для которых такие слова как: компетенции,корпоративная среда,дорожная карта гораздо понятнее чем наше:инженерно-технические возможности,межотраслевая кооперация,планирование,в общем как то так.
  8. Vovanya 25 декабря 2016 13:50
    Цитата: novobranets
    на фото фантастического пепелаца колеса то задом на перед стоят

    У него перед там, где зад.
  9. пролетарий 25 декабря 2016 16:01
    По моему сугубо личному мнению данная статья больше подходит для раздела "Аналитика",просто потому что автор весьма серьёзно "копался" в реалиях и на основании выводов делает очень разумные предложения развития не только ОПК,но и всей промышленности (от подготовки и удержания кадров,до стратегического планирования).
    Послесловие:Жаль что большей частью прислушиваются не к реальным аналитикам,а к "эхвективным манагерам".
    И да: Можете обосрать меня как вам угодно,я всего лишь "пролетарий",но даже с учетом того что забыл я больше чем некоторые усвоили я полагаю,что всё таки начнут прислушиваться к подобным мнениям,а иначе "кирдык".
    1. коноправ 25 декабря 2016 16:39
      Цитата: пролетарий
      "кирдык".

      Этот зверь уже заглядывает через плечи " системных интеграторов технологической политики".
    2. Parsec 26 декабря 2016 00:07
      Цитата: пролетарий
      (от подготовки и удержания кадров,до стратегического планирования).

      Не стоит задача удержания кадров перед нормально работающем предприятием.
      Форд давно все это описал.
  10. Siniy 26 декабря 2016 15:58
    Нужно России искать свою нишу в международной торговле, может экотуризм?
    1. Владимир Постников 27 декабря 2016 03:51
      Вы в Европе бывали? Судя по всему нет. У нас в Ленинградской области все съезды на обочинах дорог вне населенных пунктов завалены грудами мусора. А как обстоят дела в других областях? Пляжи на озерах и заливе вне городской черты загажены невероятно. Привозят, с...и, свои полные бутылки и пакеты со жратвой на своих автомобилях, но обратно пустые не увозят. Оставляют, вместе с переработанным и непереработанным содержимым.
      А как обстоят дела в Заполярье? Вы там были? Я был.
      И по Европе я покатался.
      Экотуризм.... Павлины.... Задели Вы меня за живое.
  11. михаил3 26 декабря 2016 16:37
    Итак, о чем это мы? Государство вбухивает деньги в ВПК. В ответ получает трепака...
    Вечная тема! Все страны всего мира считают свои ВПК зажравшимися ворами, выпускающими откровенное барахло по сверхвысоким ценам. И это так. Это правда. Так все и есть, военная продукция - откровенная дрянь, позорное, негодное, ни в какие ворота не лезущее барахло. Как вспомню обзор армейской электростанции или мобильного ремонтного комплекса, так не знаю - смеяться или материться. Ведь фуфло поганое! Стыдно! Зато выгодно... Ведь нужно просто договориться с военными приемщиками из МО. В современных условиях - тупо дать денег. И все. Рогозин там что то кричит? Больше дать. И примут. Все равно дадут... все равно примут.
    Но разве не было у одной единственной страны на свете в этом деле успехов? Помните это? Помните тысячи крепчайших маневренных танков, потрясающей артиллерии, совершенно невероятные по надежности и эффективности образцы чуть ли не из любой области военного применения? Было, правда? А как? И ведь ответ же есть.
    Институт Главных Конструкторов. Невозможно никак призвать к порядку орду безликого ворья - менеджеров топ, полутоп, четверть топ и просто мошенников из офисов. Их задача в жизни - урвать. И они урвут, хоть ты расстреливай каждого десятого. Они ведь... в общем это неважно, это уже частности. А в общем - назначается ГК с правами средневекового диктатора.
    В своей структуре он волен увольнять, лишать денег, сажать в тюрьму с конфискацией, награждать, осыпать деньгами и вообще делать с подчиненными что угодно. Да, при Сталине ГК имели на это все права и возможности. А так же ГК единолично распоряжались колоссальными средствами, покупали, продавали, в землю закапывали или строили башни до небес, и никто пикнуть не смел, пока... Пока ИЛ вспахивал позиции противника как плуг мягкий суглинок.
    ГК мало. Их контролировать высшему руководству несложно. Они во всем зависят от власти, это должно быть именно так - в случае откровенных провалов рассмотрение их дел в особом порядке. Уничтожил государственные средства и ресурсы? К стенке или в тюрьму. Королев посидел, и результат? Все бы топам так посидеть, мы б уже Марс вспахали наполовину...
    Одно получается плохо в этом случае. Воровать несподручно. Привычные миллиарды, идущие через приемку МО в чьи карманы? Они, эти миллиарды, иссякнут. Так что все мои рассуждения - мечта. Пока недостижимая. Пока нас еще очередями на наших улицах вражьи полчища не поливают. А тогда - успеем ли? Ой сомневаюсь...
  12. Владимир Постников 27 декабря 2016 03:32
    Это только в 2013 году заметили, что "носители конструкторских компетенций в ней – на третьем-четвертом уровнях корпоративной иерархии"?
    Уверен, что это не Рогозин заметил, а именно "носители конструкторских компетенций" ему озвучили.
    Хорошо, озвучили наконец. И вот Рогозин их услышал. 14 лет до этого для Владимира Путина существовали только эффективные менеджеры. Вдруг вспомнили о конструкторах. Только вспомнили. Что изменилось? Эффективные менеджеры как-то потеснились? Не слышал такого. Судя по публикуемым результатам эффективные менеджеры до сих пор по прежнему вору.... короче, работают.
    Про планирование ничего говорить не буду. У меня до сих пор перед глазами телевизионные кадры, когда громили Госплан в начале 90х. Его именно громили.
    Скажу лучше про финальную часть - "политику развития".
    Политику развития своего предприятия определяет собственник этого предприятия. Если это акционерное общество, то его политику определяют акционеры. Именно они решают, какую часть доходов направить на развитие производства, а какую - на дивиденды.
    Новый курс, говорите? Еще и скорость увеличить? Простите, но наша шаланда в открытое море не ходит. Крейсер? Да, наша шаланда носит громкое имя "Крейсер". Но если хотели именно крейсер, то надо было закладывать именно крейсер, а не шаланду.
    За что боролись, на то и напоролись.
Картина дня