С шашкой на проволоку

Традиции – вещь упрямая. И кавалерийские - в том числе.

Сильная боевым духом русская конница часто атаковала укрепленные позиции противника. Например, в бою под Баламутовкой 27 апреля 1915 г. казаки 1-й Донской казачьей дивизии покрыли себя славой, прорвав позиции австрийской пехоты. Атакуя в пешем строю, шашками разрубая проволочные заграждения, с пиками в руках вместо штыков, лихие донцы решимостью своей атаки внесли ужас в ряды численно их превосходящей пехоты и захватили много пленных. А 6 августа 1916 г. сотни 16-го и 17-го Донских казачьих полков у дер. Рудка-Червищи, развернувшись под бомбами и пулеметным огнем трех немецких аэропланов, пройдя мосты и гати, прорвались через проволочное заграждение, перескочив линию окопов противника, захватили пулемет и пленных.


Красная конница подхватила эти славные традиции – свидетелем чего является атака частями 2-й бригады 4-й кавалерийской дивизии 1-й Конной армии С. М. Буденного польских укрепленных позиций.

В ходе кампании 1920 г. Советско-польской войны, совершая житомирский рейд, 1-я Конная армия нанесла поражение польской 3-й армии и, разорвав ее тактическую связь с 6-й армией, 21 июня, после упорных боев, вышла на линию д.д. Белка, Баскаки (14-я кавалерийская дивизия), Расно, Неделище, Бараши (4-я кавалерийская дивизия), Бобрида, Киянка, Киселевка (11-я кавалерийская дивизия) и колония Гринтал, д. д. Янишевка, Новорудня, Соколов, Курно (6-я кавалерийская дивизия).

Противник, отходя под ударами Красной армии, решил во что бы то ни стало удержать в своих руках плацдарм на правом берегу реки Случ, укрепленный еще в годы Первой мировой войны по линии мест. Олевск-Эмильчино - г. Новоград-Волынский. Оборонительные позиции поляков перед фронтом 1-й Конной армии состояли из окопов полного профиля с козырьками. Окопы имели сеть ходов сообщения и две полосы проволочных заграждений - каждая в 6 рядов кольев (но вблизи р. Случ и на лесных участках число рядов кольев доходило до 10 и более), дороги прикрывались рогатками.

Местность была лесистой, район изобиловал ручьями и речками. Дорог было мало, и имевшиеся в основном были лесными или проселочными. Наиболее удобной для маневрирования была дорога Олевск - Новоград-Волынский.

Таким образом, тактические преимущества при обороне этого боевого участка были на стороне противника. Так как польские части, потерпев поражение перед фронтом красной 12-й армии у ст. и мест. Коростень, и не рискуя отходить на запад в болотистый район Полесья, совершали фланговый марш к Новоград-Волынскому, командарм 1-й Конной приказал немедленно атаковать противника - чтобы помешать его маршу, не допустить переправы через р. Случ и на плечах поляков выйти на левый берег этой реки.

14-я кавалерийская дивизия, находящаяся в резерве, прикрывала правый фланг армии, 4-я кавалерийская дивизия, наносящая главный удар, должна была наступать в направлении на мест. Эмильчино, а 11-я и 6-я кавалерийские дивизии, уничтожив живую силу противника, должны захватить г. Новоград-Волынский.

К выполнению этого приказа конармейцы приступили 22 июня.

В этот день, также как и 23 июня соединения армии, несмотря на все усилия, не достигли необходимых результатов. Вследствие ожесточенных контратак польских пехотных частей, они были вынуждены вернуться в исходное положение.

Решающими днями стали 24 – 25 июня, в ходе которых противник и был смят. Поляки бежали, оставляя пленных и военное имущество.
Новоград-Волынский был взят, и 1-я Конная армия к 26 июня форсировала р. Случ по всему фронту.

В этих боях особенно отличилась 2-я бригада 4-й кавалерийской дивизии.

Части дивизии вышли на линию Мокляновский хутор – Кулеши - Цецилевка. Артиллерия, состоявшая из конно-артиллерийского дивизиона, была распределена по-батарейно между бригадами (в каждой батарее имелось по четыре трехдюймовых орудия).

24 июня 1-я и 3-я бригады начали наступление на мест. Эмильчино. Поляки, обладавшие сильной артиллерией, открыли ураганный огонь, нанося красным потери. Попытавшийся было атаковать мест. Эмильчино авангард наткнулся на укрепленные позиции, был вынужден спешиться и завязать стрелковый бой.


Начальник дивизии Ф. М. Литунов отказался от мысли атаковать мест. Эмильчино в лоб и для рекогносцировки более удобных подступов к польским позициям выслал усиленную разведку. Такие подступы были обнаружены северо-восточнее местечка - на большой дороге, где вместо проволоки были расставлены рогатки, а наблюдение со стороны противника не отличалось большой бдительностью.

Было решено вести демонстративное наступление на мест. Эмильчино с фронта (авангард, усиленный 23-м кавалерийским полком при поддержке двух батарей), а главный удар нанести полякам во фланг - с севера частями 1-й бригады, атакующей в конном строю.

Совершив обходное движение – марш по лесу - 1-я бригада вышла на шоссе.

Энергичные действия 3-й бригады, сильный артиллерийский огонь красных батарей (заставивший замолчать некоторые батареи противника), а также обход 1-й бригады внесли в ряды поляков замешательство.

Наступил кризис боя.

В это время два кавалерийских полка 2-й бригады (21-й и 22-й) сосредоточились на западной окраине дер. Цецилевка. Разведчики обнаружили в польских окопах «нервное шевеление, смятение и какое-то странное движение отдельных групп как по окопам, так и по дорогам за окопами». Было решено атаковать противника: 1) Спешенным эскадронам наступать на восточную окраину дер. Сербы; 2) Артиллерии открыть беглый огонь по окопам и артиллерийским батареям противника; 3) Остальные части 21-го и 22-го полков в составе восьми эскадронов сосредоточить за восточным склоном холмов левого берега р. Бересток.

Здесь и произошел привычный для русских кавалеристов эпизод. Наступавшие спешенные эскадроны достигли польских проволочных заграждений, которые начали рубить шашками.

Наблюдавший за ходом боя комбриг был обеспокоен судьбой спешенных кавалеристов, и приказал командиру 21-го полка немедленно выделить два эскадрона для конной атаки. Кавалеристам предстояло, воспользовавшись тем, что на дороге из дер. Цецилевка на дер. Сербы вместо кольев находятся рогатки, сделать проход, прорваться на дорогу Эмильчино - Сербы и атаковать Сербы с севера. Командиру батареи, продолжая одним взводом вести огонь по дер. Сербы и польской батарее, было приказано второй взвод выдвинуть на левый берег р. Бересток и эффективным огнем поддержать атаку двух эскадронов.

Высший комсостав 4-й кавалерийской дивизии

С шашкой на проволоку

Ил.1. И. В. Тюленев – комбриг 4-й кавалерийской дивизии.


Ил. 2. Ф. М. Литунов – начальник 4-й кавалерийской дивизии. Погиб в бою под Львовым в августе 1920 г.


Ил. 3. С. К. Тимошенко – с августа 1920 г. начальник 4-й кавалерийской дивизии.

Задача была выполнена успешно.

И тогда настал момент для общей атаки бригады - 6 эскадронов с фронта атаковали позиции поляков. Местность была неблагоприятна для действий кавалерии и пулеметных тачанок, но противник, потрясенный видом развернувшейся перед ним конной массы, забыв о серьезных проволочных заграждениях, не использовав ни силы своего огня, ни резервов, частично сдался в плен, а частично, бросая оружие, обратился в бегство и рассеялся по лесу.

Преследующие эскадроны нанесли полякам чувствительные потери и, помимо прочего, захватили гаубичную батарею в полном составе – причем сразу же использовали ее против неприятеля.

Но в 18 часов рассеянные части противника сгруппировались в районе д. д. Катериновка - Кука и перешли в контратаку, стремясь обойти дер. Сербы с востока. Красные части, под натиском превосходящих сил, оставили Сербы.

В этой ситуации сыграл свою роль командирский почин.
Помощник комбрига, остановив преследование отдельных групп поляков, развернул бывшие под рукой два эскадрона, и на быстром аллюре вернулся назад. Он подоспел как раз в наиболее тяжелый момент боя и лихой атакой (при поддержке одного орудия, отбитого у противника - три орудия из-за повреждения моста эвакуировать не удалось, но замки с них были сняты) в тыл и фланг противника внес в его ряды панику и остановил контрнаступление поляков.

Поляки всю ночь проводили перегруппировку, решив на рассвете перейти в наступление и оттеснить 4-ю кавалерийскую дивизию. Но последняя опередила противника и сама вновь нанесла удар. Поляки в беспорядке начали отходить на юг и юго-запад.

Части 2-й бригады вернули ранее оставленные 3 трофейных орудия и заняли всю укрепленную полосу противника до корчмы Гутка. Кавалеристы преследовали бегущих и захватывали новые трофеи.

В бою 24 - 25 июня части 4-й кавалерийской дивизии сражались с шестью пехотными полками (7-й, 8-й, 9-й, 12-й, 16-й и 20-й) 3-й и 6-й пехотных дивизий и тремя полками кавалерии (9-й гусарский, 3-й и 11-й уланские) противника, общей численностью до 12 тысяч человек.

В результате этого боя противник потерял: зарубленными свыше 500 человек, пленными также свыше 500 человек. Трофеями 4-й кавалерийской дивизии стали 7 орудий (из них четыре 122-мм гаубицы), 36 пулеметов, много винтовок и патронов.

Разумеется, ключевым фактором успеха русских (советских) кавалеристов была не рубка шашками колючей проволоки, а успешное маневрирование на поле боя. Но и моральный фактор также имел важное значение.

Бой 2-й бригады 4-й кавалерийской дивизии у дер. Сербы является выдающимся примером успешных действий конницы при прорыве обороны противника. Причем моральное воздействие атаки конных масс на польскую пехоту, даже находящуюся в мощных окопах, прикрытых проволочными заграждениями, было настолько велико, что решило участь боя.


Ил. 4. Бой 2-й бригады 4-й кавалерийской дивизии у дер. Сербы. 25 июня 1920 г.
Автор:
Олейников Алексей
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

24 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти