Как «снег» на голову

Год назад в Челябинске на Алом поле возле Дворца пионеров и школьников установили памятник разведчику-нелегалу Исхаку Ахмерову. Место вскоре обрело в народе название площадь Чекистов. Памятник нелегалу воспринимался как посвященный всем «бойцам невидимого фронта». В этом году депутаты городской думы переименовали Алое поле в площадь Разведчиков. О тех, в честь кого она названа, «Военно-промышленному курьеру» рассказал Анатолий Шалагин, автор книги «И сим горжусь».

– История отечественных спецслужб начинается не с 1917 года, как полагают многие. Разведка зарождалась и развивалась вместе с государством. К ней причастны многие великие люди России – Александр Грибоедов, Ян Виткевич, Иван Тургенев, Николай Гумилев. Внешняя или политическая разведка условно подразделяется на легальную и нелегальную. Если случается провал, а от него не застрахован никто, то у легального разведчика есть шансы вернуться на Родину. Дипломата просто вышлют из страны пребывания. Если нет диппаспорта, могут арестовать, но Родина будет активно бороться за своего гражданина. У нелегалов судьба бывает более трагичной. В истории отечественной разведки есть примеры, когда ее сотрудники годами находились в иностранных тюрьмах и СССР не мог вызволить их.

– Анатолий Владимирович, Исхак Ахмеров теперь известен всем. А какие еще имена открываются читателям вашей книги?


– Первый, о ком стоит рассказать, – Станислав Мартынович Глинский. Он родился в Варшаве. Отец, железнодорожник, был социал-демократом и в 1906 году за революционную деятельность сослан вместе с семьей в Сибирь. Сын пошел по его стопам, вступил в РСДРП. В 16 лет уехал от родителей. Октябрьскую революцию встретил в Челябинске. Когда началась Гражданская война, добровольцем ушел в Красную армию, служил в Уральском полку во фронтовой разведке, бывал в тылу у белых. В 25 лет стал военкомом Троицка. Там познакомился с Терентием Дмитриевичем Дерибасом, который сыграл важную роль в судьбе Глинского, рекомендовав молодого чекиста в разведку.

– Как он проявил себя?

– Если кратко говорить о заслугах, это прежде всего участие в операции «Синдикат». О ней снято кино, написаны книги, и хотя имя Глинского нигде не упоминается, именно он обеспечивал переход границы Борису Савинкову. Итогом операции стал разгром террористической организации, на счету которой нападения на советских дипкурьеров и послов, теракты в Белоруссии и России. За эту разработку Глинский получил свой первый орден Красного Знамени.

Как «снег» на головуВ 1924–1926 годах непосредственно участвовал в операции «Трест», тоже хорошо известной по художественному фильму. В ней Глинский сыграл роль «наживки»: именно он передавал нашим врагам фотографии, в том числе из Челябинска и Троицка, подтверждавшие существование в СССР подпольного Монархического союза.

В 30-е годы Глинского перевели на европейское направление. Руководству страны было понятно, что нужно готовиться к войне. Глинскому удалось внедрить в окружение Гитлера, только пришедшего к власти в Германии, двух агентов. И они довольно долго работали на СССР. В 1937-м Глинский принял участие в разгроме Русского общевоинского союза – военизированной организации с двадцатью тысячами членов, которая вела подготовку к походу на советскую Россию. В том же 1937-м получает второй орден Красного Знамени, становится старшим майором госбезопасности, что приравнивается к армейскому званию генерал-майора. Это был первый случай в советской внешней разведке, когда сотрудник награжден вторым орденом Красного Знамени.

Казалось, что Глинского ждало большое будущее, но… В том же году Ежов вызывает Глинского из-за границы якобы на консультацию. Его арестовывают, обвиняют в сотрудничестве с польской разведкой и расстреливают. Реабилитирован он был только в 1956-м.

Говоря о Станиславе Глинском, нужно сказать и о его жене Анне Викторовне. Родилась она в поселке Нижнеувельском Челябинской области. В 15 лет добровольно пошла в Красную армию, тоже была разведчицей, ходила в тыл к белым. В Челябинске была арестована колчаковцами. Пытали, приговорили к расстрелу. А спас ее от верной гибели Станислав Глинский, будущий муж. Когда его расстреляли, Анну Викторовну как члена семьи изменника Родины приговорили к лагерям. Она отбывала свой срок в печально известном Карлаге, откуда вернулась через десять лет, в 1947 году в Москву. Стала добиваться восстановления честного имени мужа. Ее вновь арестовывают и отправляют в Воркуту. В пути умерла, место захоронения неизвестно. Сохранилась единственная фотография этой стойкой женщины.

– Имя Николая Кузнецова известно всем. О нем написаны книги, сняты фильмы. В Екатеринбурге он почетный гражданин города.

– Действительно, свердловчане считают Николая Ивановича своим героем. Но справедливости ради стоит сказать, что родился он в Талицком районе, до начала сороковых годов входившем в Челябинскую область. Даже в фальшивом паспорте, с которым Кузнецов жил и работал в свою бытность секретного сотрудника НКВД, написано, что он родился в Челябинской области. В книгах и фильмах на первом плане диверсионная деятельность Кузнецова. В тени осталась его работа контрразведчика. А эти страницы биографии заслуживают отдельного рассказа.

– Давайте хотя бы кратко восполним этот пробел.

– Не секрет, что Урал с его промышленным потенциалом всегда интересовал спецслужбы других стран. В 30-е годы, когда Кузнецова пригласили работать в органы НКВД, он стал секретным сотрудником по выявлению агентов иностранных разведок. Николай Иванович обладал редкими способностями к языкам, много общался с немцами-колонистами. Кстати, его оперативный псевдоним в то время был именно Колонист. В 1940-м Кузнецова перевели в Москву, где он занимался разработкой немецкой агентуры. Ее было много. За короткое время до начала войны Кузнецов и его коллеги выявили около двадцати агентов абвера и гестапо.

Когда началась Великая Отечественная, Николая Ивановича перевели в Четвертое управление, занимавшееся разведывательно-диверсионной деятельностью на оккупированной территории. Именно здесь он становится известным по фильмам и книгам обер-лейтенантом Паулем Зибертом. Документы, изготовленные на Лубянке, были такого качества, что он сотни раз проходил проверки патрулей и никто не заподозрил подделки.

– Как исследователь истории разведки на чем бы вы сделали акцент, говоря о заслугах Николая Кузнецова.

– Именно он отправил в Центр информацию о сверхсекретном объекте «Вервольф» – ставке Гитлера на оккупированной территории. Первым сообщил, что на лидеров антигитлеровской коалиции готовится покушение в Тегеране и что летом 1943-го немцы будут наступать под Курском. На счету Кузнецова десяток ликвидированных матерых нацистских преступников. Погиб в ночь с 8 на 9 марта 1944 года в бою с украинскими националистами, когда вместе со своей группой пытался перейти линию фронта. 5 ноября 1944-го Николаю Кузнецову было присвоено звание Героя Советского Союза. Он стал первым сотрудником советской внешней разведки, удостоенным «Золотой Звезды».

– Не могу не спросить об Исхаке Ахмерове.

– Он дважды побывал за океаном. Первая командировка в США была в довоенный период. Следующая – уже во время Второй мировой. Через агентурную сеть Ахмерова, а она была весьма широкой и достигала Овального кабинета Белого дома, прошло более 2500 фотопленок с секретными документами из разных государственных учреждений США – Госдепа, Министерства обороны, разведки. В 1940–1941 годах Ахмеров принимал непосредственное участие в разработке и реализации операции «Снег». Целью ее было вовлечение США в войну на нашей стороне. Америка тогда отгородилась от всего мира так называемым законом о нейтралитете. Не скрывалось – пусть немцы с русскими бьются, а мы потом придем в Европу как хозяева. Поэтому было важно, чтобы коалиция против Гитлера, к которой стремился Сталин, сложилась. Для этого и была разработана операция «Снег». То, что написал Ахмеров, потом почти слово в слово легло в основу так называемой ноты Халла, тогдашнего госсекретаря США. Когда японцы ознакомились с ней, в Токио было принято окончательное решение – на СССР не нападать. Затем случился налет на Перл-Харбор, и США ничего не оставалось, как вступить в войну. Наша страна получила возможность перебросить значительные силы с Дальнего Востока на запад.

В 1943–1945 годах через сеть Исхака Абдуловича проходили материалы по урановому проекту, который потом назовут Манхэттенским. Его агенты получили образцы материалов, с которыми работали американские и канадские ученые-ядерщики. Через группу Ахмерова добыты чертежи, которые, несомненно, ускорили процесс создания атомного оружия под руководством академика Курчатова.

Кроме этого, Ахмеров и его соратники выявили много фашистских агентов на территории США. Когда в конце войны Гитлер мечтал об оружии возмездия, его убедили, что с помощью новых ракет можно бомбить любой город мира. Пытались запускать ракеты через Атлантику, но они падали в океан. Для точного наведения требовалась установка радиомаяков. И два немецких агента были заброшены на подводной лодке в США. Одного ФБР схватило быстро, а другой «растворился». Ждали страшного, но его благодаря агентам Ахмерова тоже удалось нейтрализовать. Сюжет для настоящего фильма, который, возможно, когда-нибудь будет снят.

Ахмеров и его сеть были причастны к рассекречиванию сепаратных переговоров между фашистами и американцами в Берне. Эта история нам хорошо известна по «Семнадцати мгновениям весны». В конце войны группа Ахмерова сообщила об операции «Кроссворд», в ходе которой американцы тайно вывозили из Германии ученых, связанных с разработкой нового оружия.

За работу во внешней разведке Исхак Абдулович был награжден двумя орденами Красного Знамени, орденом Красной Звезды.

– Кто еще из известных разведчиков родом с Южного Урала?

– Полковник Борис Никодимович Батраев. Он из Нагайбакского района. О своей работе рассказывал то, о чем можно. В частности, об участии в операции «Архив Б», связанной с возвращением в СССР архива русского писателя Ивана Бунина. Батраев был резидентом во многих странах – Индии, Пакистане, на Цейлоне, работал по линии научно-технической разведки в Италии и Франции. Были в его практике несколько агентов, которых он привлек к работе на идейной основе. А это в разведке считается высшим пилотажем.

Уроженец города Аша полковник Вадим Николаевич Сопряков работал в резидентурах нашей разведки в странах Юго-Восточной Азии, Японии. Был одним из первых руководителей легендарного отряда специального назначения КГБ СССР «Каскад». Им и его подчиненными сделано много добрых дел в Афганистане – тысячи спасенных жизней и не только советских граждан. К сожалению, Вадима Николаевича тоже уже нет с нами.

Не могу не назвать еще одного нашего земляка – Владимира Ивановича Завершинского. Он, генерал-полковник внешней разведки, родился и вырос в Чесменском районе в селе Тарутино. О работе Владимира Ивановича пока ничего сказать нельзя, все засекречено, и наше поколение вряд ли что-то узнает. Даже список его наград пока тайна.

Владимир Иванович больше знаком нам как краевед и автор книг по истории Южного Урала, среди которых «Очерки истории Тарутино», «О создании первого Красноказачьего имени Степана Разина полка в Троицке» и других. Он один из создателей фундаментального «Именного справочника казаков Оренбургского войска, награжденных государственными наградами Российской империи».
Автор: Анатолий Шалагин, Сергей Белковский
Первоисточник: http://vpk-news.ru/articles/34372


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 8

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. novobranets 25 декабря 2016 06:26
    Бойцы невидимого фронта. Сколько новы имен героев узнаем, а сколько еще предстоит. А с некоторых никогда не будет снят гриф "секретно".
  2. Платоныч 25 декабря 2016 06:50
    Слава неизвестным Героям! Благодаря им мы живем!
  3. Тот же ЛЕХА 25 декабря 2016 06:54
    Когда японцы ознакомились с ней, в Токио было принято окончательное решение – на СССР не нападать. Затем случился налет на Перл-Харбор, и США ничего не оставалось, как вступить в войну. Наша страна получила возможность перебросить значительные силы с Дальнего Востока на запад.


    В этом и состоит основная работа наших разведчиков собирать информацию и обеспечивать безопасность нашей страны...то что было проделано с ЯПОНИЕЙ в тяжелейшие годы для нас можно назвать высшим пилотажем разведки.
  4. Delink 25 декабря 2016 07:19
    Надо по больше таких исторических данных поднимать и освещать для молодого поколения, чтобы знали и помнили.
    Увековечивать в мемориалах.
  5. АнпеЛ 25 декабря 2016 08:57
    Всегда почему-то считал, что Кузнецов, был родом из Пермской области request
  6. parusnik 25 декабря 2016 09:03
    В августе 1937 года Глинский был вызван в Москву и сразу же арестован по личному распоряжению наркома Ежова. В сохранившемся в архивах следственном деле имеются сведения о том, как ежовские следователи пытались связать его и В.А.Антонова-Овсеенко, бывшего послом в Праге, с вымышленной польской националистической организацией.Жена Глинского, Анна, была сослана на десять лет в Карагандинские лагеря. В 1947 году, отбыв наказание, она, больная, возвратилась к родственникам в Москву, но была вновь арестована и сослана в Воркуту. По дороге Анна скончалась и была похоронена в безымянной могиле в воркутинской тундре.

    Интересен небольшой эпизод, когда И. Ахмеров пересекал российско-китайскую границу в оккупированной японцами Маньчжурии. Знающий русский язык японец допрашивал "турецкого гражданина" через переводчика-татарина о целях его визита в Китай. Тот переводил с турецкого на русский и обратно. В какой-то момент у татарского переводчика возникло подозрение: действительно ли перед ним стоит турок, а не татарин со знанием турецкого языка? Прослеживая весь процесс перевода, Исхак Абдулова быстро уловил, что он во что бы то ни стало должен "переубедить" сомневающегося татарина в том, что перед ними стоит стопроцентный гражданин Турецкой Республики. И это ему удалось.
  7. Авиатор_ 25 декабря 2016 13:14
    Всё написано хорошо, кроме двух неточностей.
    Первое. На территории Урала никогда "агентов гестапо" не было. Гестапо (Geheimstaatspolizei -государственная тайная полиция) работало только на территории Германии и Польши, за пределами "Великого рейха" работали другие структуры, см., например, по этому поводу работу Севастопольского историка К. Колонтаева.
    Второе. Запуск немцами ракет V-2 через Атлантику даже не планировался из-за их малой дальности. Был проект буксировки контейнеров с этими ракетами подводной лодкой, старт планировался на удалении 200 км от береговой черты США. Именно для наведения этих ракет устанавливались радиомаяки.
  8. kush62 5 февраля 2017 14:15
    Давно в детстве, вместе с книгами о пионерах-героях, были у меня книги " Чекисты Казахстана " , " Мы из ЧК " , много книг о партизанах, пограничниках. А теперь идеологии у нас нет, на чём то надо воспитывать молодёжь. Одни Рэмбо вокруг.
Картина дня