Английскую карту разыграть не удалось

Английскую карту разыграть не удалосьСпустя 10 лет после Великой Октябрьской социалистической революции стали налаживаться торгово-экономические отношение с передовыми авиационными державами. Германия, Франция и США начали охотно продавать СССР металлообрабатывающие станки и технологии на изготовление двигателей, оборудования и самолетов. В стороне оставалась лишь Англия, по-прежнему мечтавшая разрушить социалистический строй. Возможно, об этом говорили и политики других стран, но деньги тогда оказались важнее, поэтому и процветала торговля. Ортодоксальный подход Лондона к советско-английским отношениям и привел впоследствии к возникновению очага напряженности в Европе.

СРАБОТАТЬ НА ОПЕРЕЖЕНИЕ

В Кремле это прекрасно понимали, поэтому еще в сентябре 1939 года началось развертывание ВВС Закавказского военного округа (ЗакВО) с перебазированием самолетов округа на полевые площадки и аэродромы гражданской авиации.

В октябре-ноябре 1939 года, когда активизировались советско-германские отношения, враждебность Англии к СССР и Германии заметно усилилась. Добиться чего-либо с помощью флота в отношении СССР англичанам не представлялось возможным, поэтому ставку делали на ВВС. Особую роль в них должны были играть бомбардировщики, количество которых к 1939 году планировалось довести до 1360. К началу Второй мировой войны на вооружении британских ВВС находились бомбардировщики «Веллингтон» и «Уитли», имевшие большую грузоподъемность и приличный радиус действия.

К 1940 году Англия, хотя и находилась в состоянии войны с Германией, но начинать активные боевые действия на суше не спешила, объясняя это своей неготовностью. На самом деле в Лондоне думали, как столкнуть своих противников между собой, и при первой же возможности оказывали помощь странам, воевавшим с СССР. Так, уже через две недели после начала вооруженного конфликта с Финляндией англичане согласились начать ей поставки вооружений, в том числе самолетов.

Одновременно в Лондоне разрабатывали планы по нанесению превентивного удара по нефтеносным районам Баку. Изучали возможность нанесения таких ударов и французы, поскольку в те годы бакинский нефтеносный район давал стране 80% авиабензина, 90% лигроина и керосина, 96% автотракторных масел от общего их производства в СССР. Не исключалось и нанесение бомбового удара по местам добычи нефти и в районах Грозного и Майкопа. Причем удары по этим районам предполагалось наносить с аэродромов Ирана и Турции.

И ФРАНЦИЯ ТУДА ЖЕ

Надо отметить, что вскоре после начала Второй мировой войны активизировалась агентурно-оперативная деятельность НКВД по выявлению и предупреждению диверсионных актов на бакинских нефтепромыслах. Так, на 23 сентября 1939 года, по данным НКВД, «зарубежные центры эмигрантских контрреволюционных организаций Кавказа по указаниям французской разведки ведут активную работу по переброске диверсантов в Закавказье, и в первую очередь в Азербайджан, для завершения диверсионных актов на бакинских нефтепромыслах».

Сохранилась записка премьер-министра Франции Даладье от 19 января 1940 года о предполагаемой операции по вторжению в СССР с целью уничтожения нефтяных источников. «Просить генерала Гамелена и адмирала Дарлана, – говорилось в документе, – подготовить свои соображения о предполагаемой операции по вторжению в Россию с целью уничтожения нефтяных источников.

1-я гипотеза – перехват в Черном море нефтеналивных судов, направляющихся в Германию. Речь идет в первую очередь о немецких судах. Эта гипотеза не предусматривает военных действий против России;

2-я гипотеза – прямое вторжение на Кавказ;

3-я гипотеза – минуя прямые действия против России, действовать путем поддержки освободительного движения мусульманских народностей на Кавказе».

В ответ на это 22 марта главком сухопутных войск Франции Гамелен сообщал председателю Совета министров Рейно:

«Перехват судов, перевозящих нефть по Черному морю с Кавказа в Германию, представляет лишь ограниченный интерес в связи с незначительным количеством нефти, вывозимой Германией из России, по сравнению со всем объемом нефти, потребляемой Третьим рейхом.

Напротив, действия направленные на уничтожение русской нефтедобывающей промышленности, представляют большой интерес для союзников. Эти действия позволяют нанести чувствительный, если не решающий удар по советской экономике и военной мощи. Предполагается, что затруднения эти в течение нескольких месяцев спустя после нападения увеличатся настолько, что страна подвергнется риску полного разгрома.

Как только это произойдет, Германия предстанет перед фактом прекращения поступления нефти с Востока и вынуждена будет довольствоваться тем, что она получает из Скандинавских и Балканских стран – последнего ее экономического источника, благодаря которому она еще может противостоять блокаде…

Военные действия против нефтяных районов Кавказа либо приобретут политический характер, имея целью вызов волнений мусульманских народностей на Кавказе, либо явятся просто военной операцией, направленной против наиболее важных центров русской нефтяной промышленности».

Французы были настроены агрессивно. Видимо, забыв уроки похода Бонапарта в Россию, они грозились разорвать дипломатические отношения с СССР и уничтожить нашу страну с помощью пушек.

МАСШТАБНЫЕ ПРИГОТОВЛЕНИЯ

Опасность была велика, тем более что в канун нового, 1940 года в Анкаре английский генерал С. Батлер, обсуждая проблемы англо-турецкого военного сотрудничества, коснулся вопроса об использовании англичанами аэродромов и портов в Восточной Турции для нанесения ударов по СССР. Чем закончились переговоры – неизвестно, ясно лишь одно: англичане испытывали опасения, что в случае нанесения удара по СССР последует ответный удар, причем в первую очередь могли пострадать Ирак и Индия.

Как следует из протокола заседания координационных групп ВВС Франции, проходившего 4–5 апреля, «исходя из возможностей использования французских бомбардировщиков, в настоящий момент силами только одной французской базы в Леванте (в частности, Сирия, Палестина, Ливан и Турция. – Н.Я.) может быть атакован с воздуха лишь один город – Батуми.

Планируется использовать бомбардировщики типа «Гленн-Мартин», их характеристика следующая:

800 кг бомб на 600 км;

400 кг бомб на 700 км.

Чтобы увеличить радиус действия, необходимо поставить дополнительные баки для горючего (760 км по прямой от Мосула до Баку).

Сборка сложная; дата завершения ее отложена на неопределенный срок.

В Батуми бомбардировке могут быть подвергнуты либо нефтеочистительные заводы, хранилища, электростанции, либо портовые сооружения по вывозу нефти…

При условии эффективности бомбардировок убытки СССР в результате разрушений в Батуми составят 10% от всей продукции нефтеочистительной промышленности Кавказа…

Предполагается, что разрушения портов и вокзалов в городах Батуми и Поти достигаются аналогичным разрушения нефтеочистительных заводов способом.

В результате этих разрушений Россия лишится путей вывоза нефтяной продукции, объем которой составит 25% всей нефтяной продукции Кавказа, или 20% всего объема нефтяной продукции России…

Англичане полагают, что для уничтожения нефтеочистительных заводов Баку и Грозного достаточно 6 эскадрилий бомбардировщиков типа «Веллингтон».

Они считают нецелесообразным подвергать бомбардировке скважины, нефтехранилища и электростанции ввиду рассредоточения этих уязвимых объектов.

Бомбардировкой же Баку и Грозного достигается уничтожение 90% всей нефтеочистительной промышленности России…

Воздушные действия франко-британских сил по осуществлению операции «Кавказская нефть» будут направлены исключительно против нефтеочистительных заводов и портовых сооружений городов Батуми–Поти–Грозный–Баку.

Полагают, что в течение первых 6 дней будет уничтожено от 30 до 35% всех нефтеочистительных заводов Кавказа и портовых сооружений Батуми.

Для проведения операции будет использовано от 90 до 100 самолетов в составе 6 французских групп и 3 британских эскадрилий. Французские группы будут готовы атаковать г. Баку в назначенные сроки: они будут укомплектованы двумя группами «Фарманов-221» и четырьмя группами «Гленн-Мартинов», оборудованных дополнительными баками для горючего; за каждый вылет они смогут сбросить в общей сложности максимум 70 тонн бомб на сотню нефтеочистительных заводов».

Помимо бомбардировщиков «Гленн-Мартин» американского производства англичане, согласно плану МА-6, хотели привлечь четыре группы бомбардировщиков «Бленхейм». Бомбовые удары задумали наносить днем и ночью, чтобы за 15 дней разрушить Баку, за 12 дней – Грозный и полтора дня – Батуми.

Но прежде чем начать эту операцию, требовалось построить к июню 1940 года 20 аэродромов 1-го класса.

Хотя нефтеносные районы Баку находились в радиусе действия английской авиации, это было возможно лишь при условии, что Иран и Турция разрешат воспользоваться их воздушным пространством.

Подготовка предстоящей операции против СССР началась с разведывательных полетов английской авиации весной 1940 года. Один из таких полетов, прошедших на редкость удачно, состоялся 30 марта. В тот день самолет-разведчик, переделанный из пассажирского «Локхид-12А» и оснащенный несколькими фотокамерами, взлетев с аэродрома Хаббания, отправился в сторону Баку. На подходе к цели пилот разведчика набрал высоту 7000 м и сделал несколько кругов над столицей Азербайджана.

Спустя шесть дней шпион снова появился в небе Баку. На этот раз его встретили разрывы зенитных снарядов, но причинить ему вред не смогли.

Как следует из сообщения заместителя наркома внутренних дел комкора Масленникова от 5 апреля 1940 года, «в 11.15 в районе советского селения Сарп (14 км юго-западнее г. Батуми) на высоте 2000 м перелетел границу из Турции один двухмоторный самолет серебристой окраски. Опознавательные знаки не определены. Самолет шел курсом на г. Батуми.

В 11.22 самолет над о. Нурю-Гель, что на юго-западной окраине г. Батуми, был обстрелян четырьмя артиллерийскими выстрелами, после чего взял курс на северо-восток, на батумский нефтеперегонный завод (около 15 км от границы).

Будучи вторично обстрелян 30 снарядами зенитной артиллерии и зенитными пулеметами, самолет взял курс на восток и скрылся в горах. Через несколько минут этот же самолет на высоте 2000 м пролетел над с. Аджарис-Цхали и в районе пограничного с. Оглаури скрылся в Турцию. Турецкому пограничному комиссару заявляется протест».

Естественно, идентифицировать тогда самолет-разведчик не смогли.

20 апреля посол СССР в Великобритании И.М. Майский отправил в Москву срочную депешу, где, в частности, сообщал:

«15 апреля эскадрилья бомбовозов вылетела из Хестона (Лондон) в Хабания (Ирак). Все это приходится, видимо, рассматривать не в плоскости какого-либо немедленного выступления англичан против нас (общая военно-политическая ситуация сейчас несколько иного порядка), а в плоскости подготовки на случай конфликта с СССР в дальнейшем ходе войны».

Для бомбардировок нефтеносных районов англичане планировали привлечь эскадрильи самолетов «Бленхейм» Mk.4 с размещением их на базах в Ираке или Сирии.

Английскую карту разыграть не удалосьУСИЛИТЬ ОБОРОНУ

Подобные приготовления Англии и Франции не ускользнули от руководства СССР, которое стало одновременно укреплять ПВО нефтеносных районов Баку и готовиться к ответному удару.

В связи с активизацией англичан в районах, контролируемых САВО, 4 марта 1940 года начальник ВВС РККА Я.В. Смушкевич и начальник штаба Ф.К. Арженухин сообщали начальнику Главного управления авиационного снабжения П.А. Алексееву:

«Согласно указаниям Генерального штаба САВО, ЗакВО и ОдВО приобретают особо важное оперативное значение, вследствие чего является теперь же необходимость заняться их подготовкой.

Прошу Вас обеспечить указанные Округа необходимыми материально-техническими средствами для накопления неприкасаемых запасов и пополнения некомплекта в частях этих Округов.

Для ориентировки сообщаю Вам примерное количество частей ВВС, с учетом находящихся уже в этих Округах, которые в случае надобности могут быть сосредоточены:

ЗакВО – 20–22 полка, из них 4 – дальнебомбардировочных полка, 6 – скоростных бомбардировочных полков и 10–12 истребительных;

САВО – 10–12 полков, из них 3 – дальнебомбардировочных полка, 3 – скоростных бомбардировочных полка и 4–6 истребительных;

ОдВО – 20 полков, из них 4 – дальнебомбардировочных полка, 6 – скоростных бомбардировочных полков и 10 истребительных.

Запасы боеприпасов необходимо сосредоточить на 1 месяц боевой работы».

Спустя месяц, 4 апреля, те же лица докладывали наркому обороны К.Е. Ворошилову:

«Одним из основных методов обороны Баку и других объектов Закавказского военного округа от нападения с воздуха, кроме прикрытия истребительной авиацией, будет являться уничтожение авиации противника на ее аэродромах.

На территории Турции и Ирана противник не имеет широких возможностей для аэродромного строительства из-за горных условий местности. Поэтому действия по аэродромам противника будут чрезвычайно эффективны…

Прошу Вашего ходатайства перед Правительством о командировании в Турцию и Иран группы летчиков и штурманов в составе 15–20 человек под каким-либо удобным предлогом.

Одновременно прошу ходатайства перед Правительством о заключении договора с Ираном об открытии международной воздушной линии Тегеран–Тбилиси. Это даст возможность изучения типичных условий полетов и некоторых объектов действий».

9 апреля 1940 года руководство ВВС приказало командующему ВВС ЗакВО генерал-лейтенанту М.Г. Ефремову и командиру 42-го дальнего бомбардировочного авиаполка:

«В целях освоения Ближне-Восточного театра военных действий немедленно приступить к изучению географических, климатических и метеорологических условий театра. Особое внимание обратить… на порты Сирии, Палестины, Египта и Турции, в частности: Александретта, Бейрут, Хайфа, Александрия, Порт-Саид.

Остров Кипр с английскими базами: Никосия, Ларнака, Фамагуста.

В) Суэцкий канал.

Г) Алеппо (Халеб)…

Проработать с летчиками и штурманами возможные варианты маршрута, указанного в приложении.

2. Провести два учебно-тренировочных полета на своей территории с дальностью и навигационными условиями, соответствующими маршрутам. В полеты включить бомбометание на полигоне и учебные воздушные бои с встречающимися истребителями…».

Возможные варианты маршрутов.

«1. Озеро Чалдыр-Гель (ИПМ – исходный пункт маршрута), ст. Хыныс-Кем (70 км юго-восточнее Эрзурума, Арагана-Маден (70 км северо-западнее Диярбакыра), Кальт Балис (на реке Евфрат 90 км юго-восточнее Алеппо), остров Кипр (Фамагуста, Ларнака, Никосия, возвращение через Мерсин, Шебенкарахисар (Кара-Джар), Черное море, Озечеты.

Длина маршрута 2620 км.

2. Маршрут длиной 2640 км.

3. Маршрут длиной 2900 км.

Штурман ВВС КА комбриг Беляков».

Следом за этим руководство ВВС сообщало начальнику ГШ РККА Б.М. Шапошникову:

«…Командующему ВВС ЗакВО, командирам 6, 42 и 83 авиаполков дальних бомбардировщиков (27-я авиадивизия. – Н.Я.) дали указания об изучении возможных объектов действий – Бейрут, Хайфа, Александретта (ныне Искендерун. – Н.Я.), Алеппо (Халеб), английские базы на о. Кипр, Александрия, Порт-Саид, Суэцкий канал…

2. Такие же указания даны командующему ОдВО и командирам 8, 11, 21 полков дальних бомбардировщиков в отношении объектов – Стамбул, Анкара, Измир, проливы Босфор и Дарданеллы, Кырыкале (центр турецкой военной промышленности), порты Самсун, Синоп, Трапезунь, Измид. При этом 21 полк дальних бомбардировщиков будет специально изучать действия по кораблям морского флота.

Одна эскадрилья 21 полка, укомплектованная лучшим составом, будет готовиться для возможных действий по району Александрия, Порт-Саид, Суэцкий канал (общая дальность около 3000 км)…».

Для реализации идеи нанесения ответных (или упреждающих?) бомбовых ударов по противнику на аэродромы Закавказского военного округа перебросили несколько полков дальних бомбардировщиков ДБ-3. В частности, в мае 1940 года в Закавказье перебазировали 42-й дбап на ДБ-3, а в г. Евлах (Азербайджан) – 18-й дбап (РГВА, 29-35-105).

На 1 сентября 1940 года в Вазиани (около Тбилиси) дислоцировался 83-й, в Евлахе – 6-й (командир – майор Никитин), в Кутаиси – 12-й дальние бомбардировочные авиаполки.

По меркам предвоенных лет 180 ДБ-3 – это большая сила. Напомню: дальний бомбардировщик ДБ-3 с моторами М-87Б имел максимальную скорость 437 км/ч, поднимался на высоту до 9300 м и летал на расстояние до 3820 км. К тому времени промышленность уже выпускала самолет ДБ-3Ф с еще более высокими летными данными, так что нельзя исключать, что эти машины также могли привлечь для нанесения ответных ударов по объектам англичан на Ближнем Востоке.

Пополнение начало поступать и в авиацию ПВО. В 25-й иап (Насосная), 60-ю авиабригаду (Кишлы) и 68-й иап (Навтлуг) ЗакВО, поставили новейшие отечественные самолеты-истребители И-16 тип 24, укомплектованные секретнейшим оружием – реактивными снарядами РС-82 и тип 28 с пушками ШВАК. Оба типа истребителей имели самые мощные отечественные 1100-сильные двигатели М-63, существенно улучшившие летные данные морально стареющих машин. Этот истребитель, хотя и имел невысокую по тому времени скорость 470 км/ч, но мог успешно бороться с английскими бомбардировщиками «Бленхейм» и «Веллингтон».

К лету 1940 года в ЗакВО и САВО сосредоточили 185 самых скоростных на тот момент отечественных истребителей, а это до девяти полков военного времени.

СИТУАЦИЯ ИЗМЕНИЛАСЬ

Однако произошло непредвиденное. Летом 1940 года немцы разгромили французов и практически полностью оккупировали их страну. Английские же войска спаслись бегством из Дюнкерка. Это обстоятельство, снизившее вероятность интервенции англичан в Закавказье, позволило по-новому взглянуть на возможность дальнейшего развития событий не только в Европе, но и во всем мире.

В одиночку же англичане не смогли бы справиться с СССР. Из-за отсутствия ресурсов для ведения войны и без поддержки США они потерпели бы сокрушительное поражение.

После падения Парижа, 3–4 июля 1940 года полпред в Лондоне И.М. Майский сообщал телеграммой в Наркомат иностранных дел:

«1. Сегодня Черчилль пригласил меня к себе и заговорил о войне и связанных с ней вопросах. Он категорически и со всей решительностью опроверг слухи о возможности мирных переговоров. Если в Англии даже есть отдельные лица или группы, носящиеся с мыслью о гнилом компромиссе с Германией , то правительство и парламент по этому пути не пойдут. Правительство совершенно единодушно в решимости вести войну до конца. Судьба Парижа не может постигнуть Лондон. Лондон будет защищаться всеми средствами, имеющимися в распоряжении правительства и населения. И то же самое будет со всяким другим городом, со всякой другой местностью на Британских островах. Речь идет о жизни или смерти Англии и Британской империи. Не следует закрывать глаза: опасность очень велика. Чем кончится борьба с Германией, покажет будущее. Черчилль не хочет и не считает возможным, идя в бой, заранее хвастаться победой. Однако он, во всяком случае, может с полной определенностью сказать уже сейчас: Англия окажет Германии самое решительное сопротивление, и задача Гитлера будет очень нелегка. Остальное доскажут события. Основная задача, которую ставит себе Британское правительство в настоящий момент, – это «выжить» в течение ближайших трех месяцев. Там дальше видно будет, что делать и как поступать.

2. В ответ на мой вопрос, ожидает ли Черчилль германскую атаку в самом ближайшем будущем, премьер ответил, что пока затрудняется высказать определенное мнение. С одной стороны, логика положения, климатические условия и характер Гитлера как будто бы говорят за то, что атака должна последовать теперь же, но, с другой стороны, трудность операции и серьезная возможность ее неудачи как будто бы должны диктовать Гитлеру известную сдержанность и осторожность. Черчилль не верит в то, что Англия может быть завоевана с воздуха, для вторжения же с моря у Германии не хватает флота. Под этим углом зрения судьба французского флота имеет большое значение, и Британское правительство прекрасно сознает данное обстоятельство. Но, хотя вопрос срока атак и для Черчилля еще не вполне ясен, он и все правительство действуют так, как если бы атака должна была состояться завтра. Премьер думает, что принятые меры Британским правительством весьма серьезны, но, конечно, только проверка на факте позволит сделать о них окончательное суждение. Впрочем, в отношении Ирландии, являющейся, несомненно, слабым звеном в цепи британской защиты, Черчилль обнаружил какое-то странное легкомыслие. Он как бы вскользь бросил, что если бы немцы и высадили здесь десант, то это не имело бы большого значения. В Ирландии их легче будет бить, чем во Франции».

Немцы тогда были еще решительно настроены в отношении Англии. Хотя уже было ясно, что они лишь «надувают щеки», поскольку ресурсы Германии тоже оставляли желать лучшего. Тем не менее 13 июля 1940 года во время приема, организованного торговым представительством в связи с подписанием договора на продажу крейсеров «Л» («Лютцов»), полпред СССР в Германии А.А. Шкварцев имел беседу с офицером связи МИД Германии К. Риттером. Как следует из его телеграммы в Наркомат иностранных дел, на вопрос о том, в каком состоянии находится война Германии с Англией, он ответил, что «Германия готовится к генеральному наступлению на Англию. Так как центр тяжести в этом наступлении будет лежать в воздушном флоте, то необходимо подготовить и восстановить разрушенные самими же немцами аэродромы во Франции. Для взлета германских бомбардировщиков необходимо построить на прежних французских, а также на вновь сооружаемых аэродромах бетонные дорожки. Выполнение этих работ требует времени».

Спустя месяц, во время воздушного парада в Тушино 18 августа, немецкий военно-воздушный атташе Ашенбренер хвастливо заявил, что «в течение четырех дней с Англией будет покончено. Англичане прикрывают свое поражение враньем о мнимых потерях». Однако это заявление оказалось блефом. Англия тогда была не по зубам Германии и сокрушить ее можно было лишь вместе с СССР. Но воевать с ней никто не спешил.

В августе 1940 года Англия, судя по записке наркома обороны Тимошенко и начальника Генштаба РККА Шапошникова, направленной Сталину и Молотову, об основах стратегического развертывания ВС СССР на западе и востоке на 1940 и 1941 годы, даже не упоминалась. В записке, в частности, говорилось:

«Сложившаяся политическая обстановка в Европе создает вероятность вооруженного столкновения на наших западных границах.

Это вооруженное столкновение может ограничиться только нашими западными границами, но не исключена вероятность и атаки со стороны Японии наших дальневосточных границ.

На наших западных границах наиболее вероятным противником будет Германия, что же касается Италии, то возможно ее участие в войне, а вернее, ее выступление на Балканах, создавая нам косвенную угрозу.

Вооруженное столкновение СССР с Германией может вовлечь в военный конфликт с нами – с целью реванша – Финляндию и Румынию, а возможно, и Венгрию.

При вероятном вооруженном нейтралитете со стороны Ирана и Афганистана возможно открытое выступление против СССР Турции, инспирированное немцами.

Таким образом, Советскому Союзу необходимо быть готовым к борьбе на два фронта: на Западе против Германии, поддержанной Италией, Финляндией и Румынией, а возможно, и Турцией, и на Востоке – против Японии как открытого противника, или противника, занимающего позицию вооруженного нейтралитета, всегда могущего перейти в открытое столкновение».

Усиление ЗакВО благоприятно сказалось на боевой готовности всех родов войск, что следует из доклада его командующего генерал-лейтенанта М.Г. Ефремова на совещании высшего руководящего состава РККА 23–31 декабря 1940 года.

В упомянутой записке отмечалось также, что для ведения операций на Западе помимо сухопутных сил назначались 172 авиаполка, включавших 10 320 самолетов.

На этом фоне намерения англичан выглядят наивно. Они, видимо, не догадывались о состоянии военной группировки СССР вокруг нефтеносных районов и продолжали, теперь уже в одиночку, развивать свои планы. Так, 31 января 1941 года У. Черчилль в письме президенту Турции Инёню, в частности, сообщал: «Позиция России представляется неясной, и мы надеемся, что она может остаться лояльной и дружественной. Ничто не удержит Россию от оказания помощи Германии – хотя бы косвенной – больше, чем присутствие мощной английской бомбардировочной авиации, которая могла бы (из Турции) атаковать нефтепромыслы Баку. Сельское хозяйство России в большей мере зависит от снабжения нефтью из этих источников, и разрушение их вызвало бы жестокий голод в стране.

Таким образом, Турция, будучи защищена авиацией, имела бы, пожалуй, возможность удержать Германию от оккупации Болгарии и разгрома Греции, а также смогла бы умерить страх, который испытывают русские перед германской армией».

Британский историк Джордж Батлер, говоря о ситуации 1941 года, указывал: «В конце мая в Лондоне сложилось мнение, что, создав угрозу кавказской нефти, можно будет наилучшим образом оказать давление на Россию, с тем чтобы она не уступала немецким требованиям. 12 июня Комитет начальников штабов решил принять меры, которые позволили бы без промедления нанести из Мосула (в 396 км к северу от Багдада. – Н.Я.) силами средних бомбардировщиков удары по нефтеочистительным заводам Баку».

Надо отметить, что ВВС СССР по техническому оснащению не уступали британским, а по боевым возможностям превосходили их. Англия всегда считалась владыкой морей и океанов, поэтому главной опасностью с ее стороны был военно-морской флот. Возможности же СССР для борьбы на море были сильно ограничены, поэтому ставку сделали на авиацию, поскольку привлечение флота для борьбы против нас в Черном море не исключалось.
Автор: Николай Якубович
Первоисточник: http://nvo.ng.ru/history/2016-12-23/12_931_london.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 4

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. кеп 24 декабря 2016 08:12
    Интересные факты в статье.И выводы однозначны,все разговоры "партнеров" о мире, не более чем ожидание удобного момента ударить в спину,и лучше чужими руками.
  2. василий50 24 декабря 2016 09:58
    Мастерство автора в том как *обтекаемо* описана подготовка к агрессии и попытки *обоснования* этой агрессии со стороны англичан и французов. В реальности всё происходило более откровенно, реальная попытка захвата севера СОВЕТСКОГО СОЮЗА под предлогом защиты финов провалилась, но остались планы захвата Кавказа, которые сорвали немцы и потом с большим злорадством опубликовали эти планы. В условиях начавшейся войны с немцами англо-французы заранее показывали границы позволенного для Гитлера. Вот только немцы захотели по своему строить Европу, в том и конфликт, что немцам хотелось стать хозяевами, а не исполнителями чужого плана.
  3. Slug_BDMP 24 декабря 2016 15:21
    Не люблю рассказов типа: "А вот мой дядя/ бабушка/ сосед... рассказывал...", но не удержусь.
    Мой дед в то время жил в Баку, работал на нефтепромыслах. Он рассказывал, что зимой-весной 1940-го года в городе было введено чрезвычайное положение: обязательная светомаскировка, комендантский час. Рядовым гражданам ничего не объясняли, но в народе ходили слухи, что "англичане собираются нас бомбить из за Финляндии..."
  4. Андрей Ж 24 декабря 2016 20:06
    Спасибо! Очень интересная статья. Англосаксы все время вели свои грязные игры против Руси-Российской Империи-СССР ! Грязные и вонючие ы...
Картина дня