Как Солонин пролетариат просвещал. Часть 7

Возвращаемся к немецким танкам: «Вооружение Pz-III усилили, заменив 37-мм пушку на 50-мм (т.е. новейшая немецкая «тройка» по вооружению догнала и даже несколько перегнала «безнадежно устаревшие», по версии советских историков, советские Т-26 и БТ). В результате всех усилий на вооружении 17 танковых дивизий, развернутых в июне 41-го у границ СССР, числилось:

— 439 танков Pz-IV с 75-мм пушкой;


— 707 танков Pz-III с 50-мм пушкой (при общем количестве «троек» в 965 единиц. — Прим. авт.)» (стр. 179).

По мнению Солонина, эти машины «с очень и очень большими оговорками можно было назвать «танками с противоснарядным бронированием» (усиленная до 50—60 мм лобовая плита корпуса выдерживала попадание 45-мм снаряда советских танковых и противотанковых пушек, но башня, высоченный борт и корма даже этих, самых лучших немецких танков, имели лишь противопульное бронирование)» (на той же странице).

«Лоб» вражеской машины не пробить? Не беда — повернется к нам нужной стороной, как избушка на курьих ножках! Главное, чтобы внутри этой избушке пацифисты проживали.

А вот с «высоченными» бортами, «противопульность» которых составляла 30 мм брони у «троек» и 40 мм у подавляющего большинства «четверок», дело обстоит далеко не так гладко... Если не знать габариты Pz. III и Pz. IV, то они вполне могут показаться «реинкарнацией» огромных и неповоротливых германских танков Первой мировой. На самом деле, такое впечатление — не более, чем визуальный обман. Особенно в отношении Pz. III.

«Тройка» имела такую же высоту, что и советский танк Т-34 (разницу в несколько сантиметров можно не учитывать), будучи при этом короче него на 80 см в модификациях E и F(37-мм орудие), и на полметра — в модификациях G, H и J (50-мм короткоствольная пушка). Ширина корпуса означенных представителей семейства Pz. III и «тридцатьчетверки» приблизительно одинакова.

«Сжатый» корпус Pz. III с лихвой компенсировал сравнительно невысокую мощность двигателя (при 300 л. с. максимальная скорость даже «перетяжеленных» дополнительной броней «троек» составляла 40 км/ч), делал машину очень маневренной и снижал вероятность попадания в ее борт снаряда, выпущенного противником с большого расстояния. «Архаичность» облика Pz. III, обусловленная незначительными углами наклона наиболее открытых для вражеского огня лобовых бронелистов, вполне оправдывалась численностью экипажа в 5 человек и комфортными условиями их работы. Возможность очень рационально распределить обязанности между танкистами, вкупе с прекрасными приборами наблюдения, прицеливания и наличием радиостанции (в РККА ею были оснащены лишь командирские танки) является еще одним подтверждением того, что основной танк армии вторжения был сбалансированной боевой машиной.

Pz. III в силу своих «достоинств» был отличным «охотником», способным поражать с большого расстояния не только советские легкие танки, но также и «многобашенники» Т-28 (средний) и Т-35 (тяжелый). Удивительно, кстати, что автор «Мозгоимения» не заметил «высоченных» бортов этих «сухопутных линкоров» (впрочем, и сами они остались в книжке незамеченными), располагавших там толщиной брони в 20-мм. Следствием очень большой протяженности корпуса при относительно малой его ширине являлась низкая маневренность этих машин, хотя их проходимость была весьма хорошей благодаря мощным двигателям и блестяще распределенной массе на квадратный сантиметр опорной поверхности (хоть и пришлось пойти на известные «жертвы»). Пятибашенный Т-35 и трехбашенный Т-28, принятые на вооружение Красной Армии в 1933 году, имели явно недостаточную для 1941-го 30-мм лобовую бронезащиту. Короткоствольное орудие Pz. III могло пробивать ее с расстояния свыше километра.

В случае же с Т-34 дистанция поражения не превышала 300 м при большой вероятности рикошета. А вот 76-мм длинноствольная пушка советского среднего танка позволяла пробивать 60-мм «лоб» Pz. III H с расстояния 1100 м.

Вместе с тем нельзя не обратить внимание на серьезный недостаток «тридцатьчетверки», сгубивший немало наших танкистов в бою: располагавшийся в наклонной лобовой плите посадочный люк механика-водителя проламывался при попадании самых разных снарядов, в том числе и легкой 37-мм противотанковой пушки Pak 35/36. В ходе дальнейшего развития «тридцатьчетверки» крайне уязвимый элемент конструкции был переделан, но все же оставался «ахиллесовой пятой» Т-34 на протяжении всей войны.

[/i]Продолжение следует...[i]
Автор:
Владимир Заинчкивский
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

80 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти