Дорога покаяния: видимо, идём в нужную сторону

Подводя некоторые итоги в общем формате, начатые в первой части, хочу обратить внимание на следующие моменты. Может быть, многие прочитавшие и не согласятся со мной, но день сегодняшний почему-то все больше порой напоминает происходившее в начале 90-х.




Выдвину тезис. Чем дальше мы заходим по дороге некоей уверенности в своих силах и праведности своих гражданских поступков и понимания происходящих процессов (Донбасс, Крым, Сирия и далее по списку), тем с большей активностью начинается противодействие.

Под «осознанием и пониманием» я имею в виду не то, что делают президент и правительство, а то, как мы это оцениваем. Хотя в отношении Донбасса мы (русские всех мастей и народностей) и без правительства навертели столько, не знаю, кому как, а мое мнение — только гордиться и можно. И даже нужно.

25 лет назад, мы как народ огромной страны все еще были сильны. Вместе со страной. То, что некоторая часть предпочла джинсы, жвачку и сто сортов колбасы как непременные атрибуты демократического будущего, это третий вопрос сегодня. Подмахнув беловежское предательство, эта кучка сделала только половину дела.

Со второй половиной, то есть с нами, что-то надо было делать. Я те времена прекрасно помню, помню и общую истерию покаяния и самобичевания, которую начал организовывать еще Горбачев. А Ельцин успешно продолжил. Но это было 25 лет назад, день сегодняшний, тем не менее, похож.

И похож в первую очередь тем, что по мозгам снова начинают заезжать избитой темой того, как все у нас в прошлом было печально и как необходимо покаяться в этом всем миром. Примеры? Полно.

Начну с потомка некоего крестьянина Карагодина с Дальнего Востока нашей страны, некоего Дениса Карагодина. Титанический труд Дениса Карагодина в историческом расследовании жизни своего прадеда оценили, правда, только соцсети и «Радио Свобода», но тем не менее, показательно.

Если вкратце: Степан Карагодин был расстрелян в 1938 году. И вот его правнук, не покладая рук, искал и нашел тех, кто обагрил руки кровью его славного прадеда. Естественно, сотрудников НКВД. И, что самое замечательное, нашел себе подобную внучку одного из чекистов, Юлию Зырянову, которая решила покаяться.

"Задача следующих поколений просто не замалчивать, все вещи и события должны быть названы своими именами. И цель моего письма к вам — это просто сказать вам, что я теперь знаю о такой позорной странице в истории своей семьи и полностью на вашей стороне".

Это пишет Зырянова на сайте Карагодина. А Денис, естественно, благодарит Зырянову за письмо и пишет, что протягивает ей "руку примирения": "В моем лице Вы не найдете врага или обидчика, лишь человека, хотящего раз и навсегда обнулить всю эту бесконечную кровавую русскую баню".

Здесь ключевое слово — «обнулить». Покаяться и простить. В том числе и Степана Карагодина, который, как показали расследования не таких упоротых правдолюбцев, был расстрелян не за то, что был кулаком, и новая власть ему пришлась не по вкусу.

Степан Карагодин был расстрелян как пособник японских оккупантов, жестоко убивавших наших сограждан, участник штурмового казачьего отряда атамана Гамова, штурмовавшего Благовещенкск и после принимавшего активное участие в поиске и казни большевиков.

Почему-то об этом господин Карагодин-правнук тактично умалчивает.

Главное — обнулить и заставить покаяться публично внучку сотрудника НКВД, явно не блистающую умом. Оговорюсь, если таковое письмо от Зыряновой действительно имело место быть, а не плод творчества того же Карагодина.

Хотя если мы говорим об исторической справедливости, почему бы Карагодину-правнуку не озадачиться поиском потомков тех, кого помог отправить на тот свет его «невинно убиенный» предок?

А такой задачи никто не ставил, видимо.

И отсюда резко переходим западнее, в «Ельцин-центр». Внимание к этому заведению, которое только случайно напоминает антироссийское кубло со змеями, привлек наш барин Никита Михалков. Можно много ставить Михалкову в упрек в плане снятых им фильмов, но то, что он попер как танк на фашистские позиции на этот «центр», не может не вызвать гражданского уважения. Реально есть за что.

Мне, как и большинству нормальных россиян, не зная всей подоплеки, очень сложно судить, на каком основании Наине Ельциной отгрохали такой особнячок за наш счет. Но очевидно то, что там сегодня имеет место быть центр всей антироссийской деятельности страны.

Сегодня обсуждение высказываний одного из ближайших помощников госпожи Ельциной переживает уже третью итерацию. Речь идет от августовском… (перевод — заявлении) господина Никиты Соколова. Просто цитаты.

«…нужно продолжать исполнение воли Бориса Николаевича о дальнейшей реабилитации жертв политических репрессий и расширять круг лиц, относимых к этой категории…»

«Есть важная научно-общественная проблема. По большей части и практически никогда не реабилитированы те люди, которые реально боролись с советской властью. Современная Россия по-прежнему готова считать их врагами народа? Это общественный вопрос, на который нужно отвечать. И если мы получим заявку на такого персонажа, мы начнем общественную дискуссию»

О ком идет речь? Соколов дает ответ и на этот вопрос.

«Это диссиденты 40-х годов, диссиденты 30-х годов. Были действительно реальные боевые группы, они не реабилитированы, хотя ничего не совершили. Это власовцы. Это большая общественная проблема. Давайте наконец поднимем этот вопрос. Если появятся заявки на таблички на нереабилитированных, на нереабилитированных, потому что они действительно боролись. Казаки в большом числе. Вот что мы будем делать? Мы будем считать казаков, которые воевали против большевиков, врагами народа и ныне живущего народа в России? Я не уверен. Но это предмет общественной дискуссии».

Итак, становится очевиден список «жертв». Кулаки, помещики, политические диссиденты и их боевики, власовцы, казаки на службе у Рейха. Хорошо хоть, что господин Соколов не так агрессивно настроен, как Карагодин. Считает, что надо обсуждать, достойны ли предатели, которые воевали против русского народа того, чтобы их предателями не считали.

Они же, власовцы и казачки-перебежчики, воевали не с русским народом, а с большевиками.

А дальше — больше. Давайте, коль пошла такая пьянка, реабилитируем еще и членов ОУН-УПА, АКовцев, «зеленых» и «лесных» братьев. Во исполнение воли Ельцина. Они же тоже против большевистского режима боролись, как ни крути. А то, что деревеньки вырезались по принципу «до кого добрались», не глядя на партбилеты, так это как? Ну, наверное, «это была война».

И «Мемориал» здесь же, в этой когорте. Со своей публикацией списков сотрудников НКВД. Дескать, вот они, палачи, смотрите. Ну посмотрели. Кто-то, как я, например, нашел своих. И что?

Нет, конечно, кому-то это такой посыл, искать, а найдя — по примеру Карагодина, убеждать покаяться. Слава русскому сознанию, тянет не всех, а только избранных. Типа «Ельцин-центра» и «Мемориала». Кто, правда, и как их избирал, чуть ниже разберемся.

Обнаружив в этом списке от «Мемориала» данные своего деда, сотрудника «СМЕРШа», получил что-то вроде признания его работы. И каяться почему-то не потянуло. Ибо, пройдя боевой путь с 1942 по 1947 годы, мой предок, в отличие от Карагодина, в моих глазах себя ничем не запятнал. 8 наград (две до того, как в «СМЕРШ» попал) на 8 же дырок в организме. 3 пулевых, 4 осколочных и 1 ножевая.

Да, путь был отмечен. Конец Великой Отечественной — Прага (ах, бедные власовцы!). Далее — Западная Украина (ах, бедные оуновцы!).

Действительно, бедные. Попасть в руки солдат-победителей из обычных частей — это было за счастье. Или просто шлепнут, особо не вдаваясь в подробности, или по широте русской души и гордости победителя вообще на разборки в тыл отправят. А там суд, лагеря, и вполне реальная возможность выжить. Как у многих и получилось, кстати.

А у отрядов НКВД «СМЕРШ» были несколько иные цели и задачи. Сопли типа «я осознал и раскаялся, простите!» никого особо не волновали. Волновало количество оставшихся на свободе сослуживцев-сообщников, которые завтра будут стрелять, резать, сжигать и вешать советских работников, врачей и учителей.

Потому, кстати, особо с этими бедняжками в НКВД не цацкались. А легкую и почетную для таких организмов смерть от пули надо было еще заслужить. Ну а кому не повезло — тому не повезло. И это тоже была война.

Прадед господина Карагодина усиленно прислуживал японцам, которые убивали русских. И сам убивал русских. И его потомок считает, что это достойно. Мой дед осложнял бытие украинцам-западенцам, полякам, литовцам, русским, которые ставили целью убивать русских, которые советские. И считал это вполне достойным делом. И его потомок тоже считает это дело достойным.

Или мне, в соответствии с новыми канонами, спрятать подальше дедовы награды, особенно Красную Звезду, которую вручил ему в 1947 году, и начать каяться? Ну конечно…

Самое интересное, так это до кучи реакция наших «партнеров». Совсем недавно обсуждали, и Пушков весьма неплохо ответил, я считаю. Озабочены господа «партнеры» тем, что у нас все богадельни для омраченных разумом со статусом «иностранный агент», всячески третируют и преследуют. Обзывают, в том числе и предателями, и тыкают в лицо тем, что эти заведения и организации живут на демократические деньги Запада.

Нехорошо это. Не по принципам демократии. По принципам демократии, наш закон об иностранных агентах от 2012 года надо отменить, а самим агентам дать полную свободу творчества на благо оной же демократии.

Однако в США закон об иностранных агентах действует аж с 1938 года. И наш от него отличается, как сахар от жмыха. В сторону либеральности.

Очевидно, что раз в США заголосили о том, как у нас плохо живется «иностранным агентам» типа того же «Мемориала», значит, «верной дорогой идем, товарищи!». Неспроста эти крики, не на пустом месте. Значит, озабочены ТАМ и тем. Куда мы идем, и тем, как.

Если вдруг «Радио Свобода», РБК и другие известные издания начинают голосить на тему «бедных и гонимых» (мемориаловцев, власовцев, оуновцев и прочих) если не откровенных, то хорошо замаскированных предателей, то это прекрасно. Значит, что-то меняется, и меняется в лучшую сторону.

Но дальше таких криков будет больше. Особенно, если из русского мозга окончательно вытравить мерзкую идею покаяния, запихнутую туда пособниками предателей Горбачева и Ельцина. Но чем дальше и качественней будет идти этот процесс, чем больше мы будем поклоняться не принципам, воспетым резунами и солженицыными, тем криков о необходимости покаяния будет больше. Это показатель. И тем больше грязи будет литься в сторону тех, кого нормальная часть нашего общества считает героями.

Но, как показывает практика, есть в России (да и не только в России) люди, готовые встать на защиту наших ценностей. А не навязанных нам предателями и иностранными агентами.

И это и радует, и обнадеживает.

Вот «Ельцин-центр» — это да, это та еще проблемка. Хотя, может и лучше, если все пресмыкающиеся перед западной демократией будут в одном террариуме собраны?
Автор:
Роман Скоморохов
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

146 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти