Свой среди чужих. Ещё одна печальная чешская мелодия

Продолжая рассказ о трофейной бронетехнике в рядах Вермахта, совершенно невозможно обойти еще одно творение чешского танкостроения, а именно произведение фирмы Škoda — лёгкий танк Škoda Š-II-a (известный нам под более привычным названием LT vz.35). Самое непосредственное воздействие на появление этого танка оказал один несостоявшийся австрийский художник (и его не совсем миролюбивые планы).

Очень многие в Веймарской республике и тем более в образовавшемся Третьем Рейхе считали образование Чехословакии историческим недоразумением. И по мнению чехов, исторически бывших в Австро-Венгрии людьми второго сорта, существовала вероятность того, что в обозримом будущем Германия сделает попытку это исправить.

В связи с этим чешское правительство в 1934-1937 годах планирует потратить на военные нужды 240 млн. чешских крон (около 10 млн. долларов США), сумма по тем временам существенная, а для небольшой страны просто колоссальная.


Эти деньги предполагалось потратить в том числе и на закупку 279 лёгких и 42 средних танков. В 1935 году на испытания выкатили два танка P-II-a и Š-II-a (будущий LT vz.35).

Машины были фактически идентичны, разве что модель Škoda имела лучший двигатель, лучшую бортовую броню и чуть лучше продуманную конструкцию ходовой части. Военная комиссия еще до завершения основных испытаний выбрала для армии танк Š-II-a. Но ČKD заявили протест, заявив, что результаты подтасованы. И чтобы всем можно было сохранить лицо и при этом не лишиться должностей, было принято решение, что весь заказ на танк, к тому времени уже получивший официальное обозначение LT vz.35, сделают обе фирмы, произведя одинаковое кол-во танков. Нелишним будет сказать, что фирмы перед конкурсом сумели договориться о взаимовыгодном сотрудничестве, в противном случае победа одного из конкурсантов делала второго полным аутсайдером внутреннего рынка производства танков. Так что скандал был не более чем отличной инсценировкой.

Подробное описание конструктивных особенностей в рамках данной статьи делать не будем, остановимся, пожалуй, на вооружении танка. Основным вооружением танка была 37-мм пушка vz.34UV с длиной ствола 39 калибров, также встречается обозначение Škoda A-3.

Сделана она была на основе буксируемого противотанкового орудия KPUV vz.34. По табличным данным бронебойный снаряд со 100 метров пробивал 52-мм вертикальный бронелист.

Примечательность в том, что в боекомплекте из 78 выстрелов только 24 было бронебойных, остальные 54 — осколочно-фугасные. Также в танке монтировалось 2 пулемета ZB vz.37 (один с пушкой, второй в лобовом листе корпуса) с боекомплектом в 2700 патронов. В ходовой части чувствовалось влияние танка Vickers Mk.E (он же Виккерс 6-тонный).

В общем и целом танк был сопоставим с одноклассниками: польским лёгким танком 7ТР и отечественным Т-26 обр. 1933 года.

Первый заказ поделили в соотношении 80:80. Следующий заказ на 35 машин вышел не совсем ровным: 17 танков изготовила ČKD, а 18 — Škoda. В это время на ČKD активно велись работы над LT vz.38 (именно его хотели сделать основным чехословацким танком), но сроки сдвигались, поэтому в ноябре 1937 года заказали еще 103 танка LT vz.35 (52 из них изготовила Škoda, а 51 — ČKD).

Выпуск танков завершился 8 апреля 1938 года.

На первых войсковых испытаниях серийных машин выявили множество недостатков танка, от большого количества поломок, в два раза меньшей скорости, чем по техзаданию. Недостатки, заметим, были достаточно оперативно устранены.

В сентябре 1938 года после объявления мобилизации завод Škoda получил заказ еще на 105 танков, но после “Мюнхена” заказ был аннулирован.

Интересный момент, в статье про LT vz.38 было написано, что танк хотели продвигать на английском рынке, но тамошнее лобби его забраковало. С танком LT vz.35 ситуация иная, англичане были весьма заинтересованы в покупке 200 единиц (100 танков у чехословацкой армии и еще 100 — у фирмы Škoda), а также лицензию на производство этих машин.

Однако сложившаяся ситуация вокруг взаимоотношений между Чехословакией и Германией поставила крест на этих планах. Помимо англичан, покупкой танка интересовался Польша, Югославия, СССР. А на полигоне НИИБТ в подмосковной Кубинке даже были организованы испытания двух танков. Во время переговоров после испытаний, советская сторона выразила готовность купить один танк, чехи, опасаясь, что на его основе будет создан прототип для нового советского танка, заключать сделку отказались. С поляками тоже дело не срослось. Единственными кто реально заключил сделку была румыны. Немцев же поначалу интересовали только технические параметры танка.

Свой среди чужих. Ещё одна печальная чешская мелодия

Танк LT vz.35 с серийным номером 13909 в 1-м танковом полку в Миловицах, весна 1938 года. Чехословацкая армия получила эту машину 11 марта 1938 года, а уничтожена она была в 1941 году, уже находясь на службе в Вермахте.

Первое боевое применение состоялось в сентябре 1938 года, в Судетской области против судетских немцев в Хэбе, Стришбро, Марианске Лазне, которые организовали нападения на части чехословацкой армии. Дальше были бои с венграми, поляками (как регулярной армией, так и националистами в Подкарпатской Руси). В общем и целом это были бои за территориальную целостность Чехословакии.

После полной оккупации Чехословакии Вермахту досталось 244 танка LT vz.35. Трофейную технику в течение марта 1939 года отправили на сборные пункты, где её тщательно проверили на возможность дальнейшего использования, и по факту несколько машин списали как не пригодные.

После этого 2 танка отправил на Куммерсдорфский полигон. Остальные в этом же месяце отправились в Германию, где они поступили на оснащение 11-го танкового полка в Падеборне и 65-го танкового батальона в Зенненлагене.


Лёгкий танк Pz .35(t) из состава 11 го танкового полка. Падерборн, Германия, 1940 год.

Танк официально принят на вооружение Вермахта под обозначением Pz.Kpfw.35(t) (напоминаем, что t означает tschechisch — чешский). После этого началось их активное освоение экипажам. И естественно, немцы слегка модернизировали их, доведя до своих стандартов. Были установлены рации Fu 2 или Fu 5, вместо ламповой сигнализации машины получили немецкие ТПУ, был сокращен боекомплект, а на освободившееся место добавили 5-го члена экипажа. В башне теперь размещались: наводчик, заряжающий и командир танка, без которого, по мнению немцев, должное управление машиной в бою невозможно. В кормовой части и на крыше МТО сделали крепления для канистр с топливом и ряд других изменений.


Размещение на танке дополнительных канистр

Часть танков по традиции стали командирскими, под обозначением Pz.Bef.Wg.35(t). Машины ротных получили рацию Fu 7 со штыревой антенной, место под рацию приспособили на месте курсового пулемета, а амбразуру заварили. Танки комбатов и командиров полка получили рацию Fu 8 и рамочную антенну. На этих машинах из башенного вооружения сохранили только пулемёт, вместо пушки был сделан макет.


Pz.Bef.Wg.35(t) командира батальона или полка с рацией Fu8

Всего было сделано около 20 танков подобного типа. К началу Польской кампании 11 танковый полк и 65-й танковый батальон были полностью укомплектованы матчастью. Вышеназванный батальон вошел в состав 11 тп в качестве 3-го батальона, и все вместе они были включены в состав 1-й легкой дивизии. В её составе на 01.09.39 года было 112 танков Pz.35(t), восемь Pz.Bef.Wg.35(t), а также 65 Pz.II и 41 Pz.IV. По итогам боев дивизия потеряла по одним данным 11 танков (8 восстановлено), по другим 26 танков.

После окончания польской кампании на основе 1-й лёгкой дивизии начали формирование 6-й танковой дивизии. С учетом потерь, а также износа и списания количество техники чешского производства постепенно снижалось, но еще оставалось на высоком уровне. Освободившуюся часть занимали немецкие танки.

6-я танковая в полном составе приняла участие во французской кампании, в 11-м танковом полку было 118 Pz.35(t) и 10 Pz.Bef.Wg.35(t), вся техника был отремонтирована и готова к бою. За время боев было потеряно 15 танков Pz.35(t), 12 машин впоследствии было восстановлены.

К началу вторжения в СССР в составе 6-й танковой дивизии насчитывалось 149 танков Pz.35(t) и 11 Pz.Bef.Wg.35(t), такое количество обусловлено тем, что дивизия находилась в первой линии.


Первые танки Pz.35(t) 6-й танковой дивизии Вермахта движется по территории Литовской ССР. 1941 год.

Во время операции “Барбаросса” 6-я танковая дивизия входила в состав 4-й танковой группы генерала Э. Гепнера, группа армией “Север”. И была поделена на две боевые группы — «Раус» и «фон Зекедорф». Наступление развивалось через Тильзит (ныне Советск) в направлении на Расейняй и Дубиссу.

Тут им противостояли части 3-го Мехкорпуса РККА, который до войны насчитывал 669 танков: 32 КВ-1, 19 КВ-2 (обоих модификаций), 50 Т-34, 57 Т-28, 431 БТ, 41 Т-38, 12 ХТ-26\ХТ-130, 166 средних бронемашин БА-10 и 58 легких БА-20.

Именно тут немецкие танкисты на Pz.35(t) впервые столкнулись с отечественными тяжелыми танками КВ. Из воспоминаний Э. Рауса:

«Русские неожиданно контратаковали южный плацдарм в направлении Расейняя. Они смяли 6-й мотоциклетный батальон, захватили мост и двинулись в направлении города. Чтобы остановить основные силы противника, были введены в действие 114-й моторизованный полк, два артиллерийских дивизиона и 100 танков 6-й танковой дивизии. Однако они встретились с батальоном тяжелых танков неизвестного ранее типа. Эти танки прошли сквозь пехоту и ворвались на артиллерийские позиции. Снаряды немецких орудий отскакивали от толстой брони танков противника. 100 немецких танков не смогли выдержать бой с 20 дредноутами противника и понесли потери. Чешские танки Pz.35(t) были раздавлены вражескими монстрами. Такая же судьба постигла батарею 150 мм гаубиц, которая вела огонь до последней минуты. Несмотря на многочисленные попадания, даже с расстояния 200-м гаубицы не смогли повредить ни одного танка. Ситуация была критической. Только 88-мм зенитки смогли подбить несколько КВ 1 и заставить остальных отступить в лес».



Насчет того, что танки были неизвестны, немецкий офицер несколько лукавит, об их существовании в Германии узнали от финнов еще в 1940 году. Но то, что Pz.35(t) ничего не могли сделать тяжелым танкам, это факт. И, тем не менее, части 2-й танковой дивизии (3-й МК) РККА смогли задержать немцев на несколько дней. Для борьбы с ней также были задействованы 1-я танковая, 36-я моторизованная и 269 пехотная дивизия. В это же время произошел уже давно ставший широко известным эпизод, когда один танк КВ-1 перегородил дорогу в тыл оперативной группе “Раус”. В результате чего немцы двое суток оставались без снабжения и возможности вывезти раненых. Атака танков Pz.35(t) одиночного КВ-1 ничего не дала. И только на вторые сутки немцы удалось выкатить на прямую наводку два 88 мм зенитных орудия, удалось подбить советский тяжелый танк.


Танки Pz.35(t) 6 тд на дальних подступах к Пскову. 1941 год.

Далее 6-я танковая совместно с 4-й танковой дивизией наступала на Псков и Остров, в июле-августе вела тяжелые бои на Лужском рубеже (т.н. «Ворота Ленинграда»). К этому времени дивизия только из-за технических проблем потеряла около 25% танков.

Но уже во второй половине сентября 6-ю ТД переподчинили 3-й танковой группе Г. Гота, и перебрасывают в район Великих Лук для наступления на Москву. 7 октября танки данной дивизии вошли в Вязьму. Затем продолжили наступления на Калинин, стремясь охватить Москву с севера.

Уже 14 октября немцы вышли к Волге, а для наступления на Дмитров и Яхрому 11-й танковый полк 6-й ТД и 25-й танковый полк 7-й ТД были сведены в бригаду “Коль”. Это было сделано для создания мощного бронированного кулака, так как по отдельности, из-за высоких потерь, ни один из вышеназванных полков таковым уже не являлся.

Особенно тяжелые потери были в 11 танковом полку, по данным на 16 октября 1941 года в строю было 60 боеспособных танков. А по мере понижения температуры, и наступления первых холодов, ситуация еще более ухудшилась. Стала замерзать пневматическая система управления трансмиссией. Решить данную проблему было невозможно, потому что конструкция Pz.35(t) не была рассчитана на столь низкие температуры.

Последним успехом 6-й танковой дивизии стал захват Клина 27 ноября 1941 года с последующим форсированием канала Москва-Волга, но уже 29 числа немцев выбили обратно за канал. А 5 декабря началось контрнаступление советских войск, и отражать его уже было по сути нечем. Началось отступление Вермахта от Москвы, местами хаотичное и беспорядочное.

6-я танковая дивизия на дороге у Клина оставила фактически все свои танки, а немногочисленные уцелевшие Pz.35(t) сумели избежать окружения и отойдя на 90 км заняли позиции у реки Лама.

Здесь фронт стабилизировался до начала января 1942. Впоследствии эти танки были использованы в боях у Зубцова и Ржева, где Pz.35(t) воевали в составе 9-й полевой армии генерала Моделя.

В этих боях были потеряны последние танки. Впоследствии 6-я ТД была выведена во Францию на отдых и доукомплектование где получила уже немецкую технику, и вернулась на Восточный Фронт только в начале 1943 года.

В начале весны 1942 танки Pz.35(t) фактически перестали использоваться в частях первой линии. Еще некоторое время машины применялись в боях против партизан, в охранных и полицейских подразделениях, имелись случая установки башен на бронепоезда.



В последний раз танки Pz.35(t) пошли в бой против Красной Армии в Восточной Германии, при отражении советского наступления. До этого же все машины, что нельзя было восстановить или хоть как-то использовать, ушли на переплавку. А башни использовались для создания бетонных бункеров на побережье Дании и Атлантического вала.



В начале весны 1942 года фирмой Alkett был разработан артиллерийский тягач на базе танка Pz.35(t), получивший название Mörserzugmittel 35(t). Башню и все вооружение демонтировали, к кормовой части приваривался крюк, который позволял буксировать прицепы и орудия массой до 12 тонн. Отверстие от башни закрывалось брезентовым тентом. В 1942 году Škoda переделала в тягачи 37 танков, в 1943 м — еще 12. Освободившиеся башни так же пошли на создание укрепленных точек.


Артиллерийский тягач Mörserzugmittel 35(t) во дворе завода фирмы Alkett. 1942 год.

Помимо немцев танки LT vz.35 использовали также Словакия, Румыния и Болгария (танки Болгарии не участвовали в боях на Восточном фронте).

Словакия. Во время заварушки вокруг Чехии, словаки шустро объявили себя нейтральными, и попутно прикарманили 43 танка LT vz.35 и уйму прочего военного имущества и техники.

Впоследствии получили еще несколько танков данного типа от немцев. А дальше была драка с венграми, бои в Польше, и как итог — участие в кампании на Восточном фронте. 8 июля 1941 года границу СССР пересекли части "Быстрой дивизии", сформированной специально для этой цели. Из 47 танков, 30 составили машины LT vz.35. Дивизия участвовала в боях на Украине, дошла до Киева, а к концу 1941 года они достигли Таганрога и реки Миус. Безвозвратные потери составили всего 3 танка. Это обусловлено тем, что словаки выполняли в основном второстепенные и вспомогательные задачи. А в декабре 1941 года понимая, что данными танками на Восточном фронте много не повоюешь, словаки отправили их домой. Оставив на фронте лишь роту танков, состоящую из LT-38 и LT-40.

Румыния. В 1936 году заказали 126 танков, получивших обозначение R-2. На начало июня 1941 года все эти танки числили боеспособными и были сведены в 1-й танковый полк 1-й танковой дивизии, имевшей название “Великая Румыния”. К слову, второй танковый полк имел на вооружение 75 танков Renault R-35.

Данная дивизия вела наступление на Украине. Правда, её танки вступили в бой против советских войск только 3 июля 1941 года. Наступление шло в направлении на Могилев-Подольский. На данном направлении действовал 2-й мехкорпус РККА (в его составе было 10 КВ-1 и 50 Т-34), но румынам везло. Наступали они вслед за немцами, и к 14 июля потеряли только один R-2. А по докладам сами румыны подбили два средних танка Т-28.

Собственно, ничто не предвещало беды. Бои в Северной Буковине и в Молдавии были достаточно лёгкими. Но 14-16 июля было потеряно уже 8 танков (3 безвозвратно). Гром грянул в августе 1941 года. Когда немцы приступили к ликвидации котла под Киевом, а союзникам поручили захват Одессы и подходы к Крыму. Несмотря на то, что у советских частей в районе Одессы были только танк Т-26 и БТ, румынам сильно доставалось от противотанковой артиллерии. Танки теряли с завидной регулярностью, 11 августа — 5 танков, 12 августа — 8, а 9 и 14 числа сразу 25. К 29 августа в дивизии осталось только 19 боеспособных танков. Как выяснилось, танки R-2 хронически не переносят встречи с советскими 45 мм противотанковыми пушками.

После всего этого применение машин данного типа в 1941 году носит уже эпизодический характер, а 16 октября “Великая Румыния” и вовсе была отправлена на родину, зализывать раны. 25 танков к этому моменты были списаны, но большую часть подбитых машины румыны вернули в строй. И в конце лета 1942 года 1-я бронетанковая дивизия вернулась на южный участок Восточного фронта, где в это время разворачивалось наступление на Сталинград. Чуть позже из Германии румыны получили подкрепление в виде 26 танков Pz.35(t), а также 11 танков Pz.Kpfw.III, 11 Pz.Kpfw.IV.

Но это не спасло дивизию фактически от полного разгрома. С началом советского контрнаступления под Сталинградом, оборона румынских войск (и не только) была прорвана достаточно быстро. И отступление превратилось в бегство. До конца декабря дивизия потеряла 86 танков, в том числе 81 R-2: 27 подбиты и сгорели, 54 брошены из-за нехватки топлива или из-за поломок.

После этого дивизия опять очутилась на родине. В августе 1943 года в составе румынской армии было еще 40 танков R-2 и 19 Pz.Kpfw.35(t). Для боя в первой линии они уже не годились, и было принято решение переделать машины в САУ. Фирма «Leonida» провела необходимые работы, которые заключались в установке трофейной советской 76,2-мм пушки ЗИС-3 вместо стандартной башни. Но из запланированных 40 САУ переоборудовать удалось только половину. Машина получила название ТАСАМ R-2.


САУ TACAM R-2 в военному музее Бухареста.

Но повоевать против Красной Армии они уже не успели. Маршал Антонеску был арестован, и с СССР заключили перемирие. Зато 12 САУ ТАСАМ R-2 и прочая разношерстная компания румынских войск помогла частям Красной Армии в боях на территории Венгрии и Словакии. После войны почти все танки пошли на слом. Один из оставшихся R-2 был отправлен в военный музей Бухареста, где находится и по сей день.


Танк R-2 в военному музее Бухареста

Из всего вышенаписанного можно сделать вывод, что удачно применить чешские танки удалось только немцам.

Источники:
Князев М. Легкий танк LT vz.35 // Бронеколлекция. 2003. №4.
Раус Э. Танковые сражения на восточном фронте.
Osprey — Vanguard old 028 — 6th Panzer Division 1937-45
http://www.tanks-encyclopedia.com/ww2/czech/Skoda_CKD_LT-Vz-35.php
http://www.aviarmor.net/tww2/tanks/czech/lt35.htm
http://en.valka.cz/topic/view/37254/Pz-Kpfw-Turm-35t-Normalserie
http://travelodessa.livejournal.com/26628.html
Автор: Александр Прокурат


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 17

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. parusnik 27 декабря 2016 07:40
    А по докладам сами румыны подбили два средних танка Т-28.
    ..Румыны, соврут, не дорого возьмут...
  2. Хапфри 27 декабря 2016 08:07
    исторически бывших в Австро-Венгрии людьми второго сорта,

    Очень спорное утверждение. Как же тогда получилось что территории населенные чехами оказались самыми развитыми в промышленном отношении , индустриальном сердцем Австро-Венгрии
    победа одного из конкурсантов делала второго полным аутсайдером внутреннего рынка производства танков

    Внутренний рынок никакого значения не имел ибо Чехия была мировым производителем вооружений , продавая технику от Эфиопии до Советского Союза
  3. Хапфри 27 декабря 2016 08:18
    . 100 немецких танков не смогли выдержать бой с 20 дредноутами противника и понесли потери.

    А такиХ дредноутов у нас было штук 700. Куда же делались остальные?
    Дивизия участвовала в боях на Украине, дошла до Киева, а к концу 1941 года они достигли Таганрога и реки Миус. Безвозвратные потери составили всего 3 танка

    Ещё один вопрос на ту же тему. Как так?
    Как выяснилось, танки R-2 хронически не переносят встречи с советскими 45 мм противотанковыми пушками

    Явное противоречие с предыдущей цитатой. Дело значит не в танках а в танкистах
    Фирма «Leonida» провела необходимые работы, которые заключались в установке трофейной советской 76,2-мм пушки ЗИС-3 вместо стандартной башни

    На эту тему можно написать целую энциклопедию.
    76 и 85 мм пушки пользовались большим успехом благо снарядов захватили сотни тысяч.
    1. faiver 27 декабря 2016 09:23
      читали кусочками чтоль? на все вопросы есть ответы в самой статье
    2. samoletil18 27 декабря 2016 09:28
      [quote][один вопрос на ту же тему. Как так?quote] Это так от чтения интернета бывает. Читайте книги. Кроме В. Б. Резуна есть много интересного.
      1. Микадо 27 декабря 2016 09:47
        например, Исаев. Который тоже каждую цитату указанного Вами изменника может разложить по полочкам.
  4. Alexey RA 27 декабря 2016 11:34
    100 немецких танков не смогли выдержать бой с 20 дредноутами противника и понесли потери. Чешские танки Pz.35(t) были раздавлены вражескими монстрами. Такая же судьба постигла батарею 150 мм гаубиц, которая вела огонь до последней минуты. Несмотря на многочисленные попадания, даже с расстояния 200-м гаубицы не смогли повредить ни одного танка. Ситуация была критической. Только 88-мм зенитки смогли подбить несколько КВ 1 и заставить остальных отступить в лес

    Тем не менее общий итог боёв для нашей 2-й тд был печален: дивизия, имевшая полсотни одних только КВ (с малой и большой башнями), за несколько дней потеряла практически всю матчасть в боях с 6 панцердивизией на "чешском антиквариате". Увы, воюют не танки - воюют структуры.
    1. hohol95 27 декабря 2016 12:31
      Только забыли про 114-й моторизованный полк и 2 арт дивизиона действовавших совместно с 6- й танковой! К 25 июня против советской 2-й танковой дивизии действовали части 6-й и 1-й танковых, 36 моторизованной, 269 пехотный дивизии!!!
      1. Alexey RA 27 декабря 2016 13:22
        Цитата: hohol95
        Только забыли про 114-й моторизованный полк и 2 арт дивизиона действовавших совместно с 6- й танковой!

        114 моторизованный полк - это родной полк 6 панцердивизии.
        После возвращения в Германию дивизия рассталась со значительной частью личного состава, который пошел на формирование новой 16-й танковой дивизии, но получила в свой состав 114-й моторизованный полк (ранее — 243-й пехотный полк 60-й пехотной дивизии) и третий артиллерийский дивизион.

        Цитата: hohol95
        К 25 июня против советской 2-й танковой дивизии действовали части 6-й и 1-й танковых, 36 моторизованной, 269 пехотный дивизии!!!

        Судя по воспоминаниям Ротмистрова, тяжёлые потери 2 ТД понесла уже в боях 23-24 июня - когда её противником была 6 панцердивизия.
        1. hohol95 27 декабря 2016 13:29
          Бой 23 июня:
          По донесению генерала Солянкина в штаб корпуса, части дивизии задень боя разгромили 100-й моторизованный полк, уничтожив при этом около 40 танков и 40 противотанковых орудий противника. Потери дивизии были также большими.
          24 июня в соответствии с приказом командующего фронтом дивизия вновь пыталась атаковать противника, однако вскоре бои приняли характер отражения усиливавшегося давления противника на боевые порядки 2-й танковой дивизии.
          Кроме 6-й танковой дивизии немецкое командование привлекло 1-ю танковую, 36-ю моторизованную, 269-ю пехотную дивизии. В 13:30 24 июня немецкая 1-я танковая дивизия получила приказ генерала Рейнгардта повернуть в район Восилькис—Гриншкиса "для уничтожения бригад перед фронтом 6-й тд". Вечером 24 нюня боевая группа 1-й танковой дивизии противника достигла Гриншкнса, тем самым перехватив пути снабжения 2 танковой дивизии с севера. Кроме того, к этому моменту левее достигла Дубиссы и форсировала ее немецкая 269-я пехотная дивизия. В итоге сложилась ситуация, когда 2-я танковая дивизия оказалась охвачена со всех сторон тремя немецкими дивизиями. В поединке в соотношении 1:3 шансы на успех были призрачны. Дивизия генерала Солянкина понесла значительные потери в танках и личном составе. К исходу дня дивизия, испытывая перебои в снабжении горючим и боеприпасами, начала пятиться назад. Командир корпуса в 19 часов 30 минут 24 июня доносил командующим 8-й армией и Северо-Западным фронтом: «На протяжении всех боевых действий нет нашей авиации. Противник все время бомбит. Прошу действия Скаудвиле прикрыть».
          1. Alexey RA 27 декабря 2016 16:49
            Всё верно. То есть, 23 июня и большую часть 24 июня 2 танковая дивизия сражалась только с кампфгруппами 6 панцердивизии. При этом, уже на вечер 23 июня
            Потери дивизии были также большими
            1. hohol95 27 декабря 2016 16:53
              Взято с SnowForum!!!
              2-я танковая дивизия:
              22.06.1941 г. находилась в районе восточнее Каунаса. 23 числа совместно с 48-й и 125-й сд наносила контрудар по войскам гр. армий «Север» в направлении Скаудвиле. Во встречном танковом сражении с 6-й тд немцев нанесла ей большой урон, но к исходу 24 июня была окружена войсками 56-го мк Манштейна и осталась без горючего и боеприпасов. В районе Расейнай 1 КВ из состава дивизии несколько суток сдерживал наступление 6-й тд генерал-майора Ландграфа. 26 июня дивизия провела последний бой в лесу северо-восточнее г. Расейнай, в котором погиб командир дивизии генерал-майор Е.Н. Солянкин. Оставшиеся танки взорваны или брошены, а части личного состава удалось пробиться к своим. 16 июля была расформирована.
  5. ARA90rN 27 декабря 2016 11:41
    Цитата: Alexey RA
    100 немецких танков не смогли выдержать бой с 20 дредноутами противника и понесли потери. Чешские танки Pz.35(t) были раздавлены вражескими монстрами. Такая же судьба постигла батарею 150 мм гаубиц, которая вела огонь до последней минуты. Несмотря на многочисленные попадания, даже с расстояния 200-м гаубицы не смогли повредить ни одного танка. Ситуация была критической. Только 88-мм зенитки смогли подбить несколько КВ 1 и заставить остальных отступить в лес

    Тем не менее общий итог боёв для нашей 2-й тд был печален: дивизия, имевшая полсотни одних только КВ (с малой и большой башнями), за несколько дней потеряла практически всю матчасть в боях с 6 панцердивизией на "чешском антиквариате". Увы, воюют не танки - воюют структуры.


    Все верно!
  6. hohol95 27 декабря 2016 16:19
    Взято с SnowForum!!!
    2-я танковая дивизия:

    22.06.1941 г. находилась в районе восточнее Каунаса. 23 числа совместно с 48-й и 125-й сд наносила контрудар по войскам гр. армий «Север» в направлении Скаудвиле. Во встречном танковом сражении с 6-й тд немцев нанесла ей большой урон, но к исходу 24 июня была окружена войсками 56-го мк Манштейна и осталась без горючего и боеприпасов. В районе Расейнай 1 КВ из состава дивизии несколько суток сдерживал наступление 6-й тд генерал-майора Ландграфа. 26 июня дивизия провела последний бой в лесу северо-восточнее г. Расейнай, в котором погиб командир дивизии генерал-майор Е.Н. Солянкин. Оставшиеся танки взорваны или брошены, а части личного состава удалось пробиться к своим. 16 июля была расформирована.
    1. Alexey RA 27 декабря 2016 17:04
      Судя по
      Цитата: hohol95
      В районе Расейнай 1 КВ из состава дивизии несколько суток сдерживал наступление 6-й тд генерал-майора Ландграфа.
      это пост кого-то из "снежковских" ура-патриотов.
      Ибо КВ этот на полтора дня обрезал пути снабжения лишь кампфгруппы Раус.
      Плацдарм Кампфгруппы Раус был удержан. До полудня, в качестве резерва, усиленная рота и штаб 65 танкового батальона была оттянута назад по левому маршруту к перекрестку дорог северо-восточнее Рассеняя. Тем временем русский тяжелый танк блокировал коммуникации Кампфгруппы Раус. Из-за этого связь с кампфгруппой Раус была прервана на всю вторую половину дня и последующую ночь. Батарея 8,8 Флак была направлена командиром для борьбы с этим танком. Но ее действия были так же неуспешны, как и 10.5 см батареи, которая стреляла по указаниям передового наблюдателя. Кроме того, провалилась попытка штурмовой группы саперов подорвать танк. Было невозможно приблизится к танку из-за сильного пулеметного огня.
      © Йенц
      1. hohol95 27 декабря 2016 20:10
        Михаил Барятинский "Советские танковые асы" -
        "Чтобы понять, что же произошло потом, имеет смысл обратиться к свидетельству самого Эрхарда Рауса, который утром 24 июня узнал, что «единственная дорога, ведущая к нашему плацдарму, заблокирована сверхтяжёлым танком КВ-1. Русский танк вдобавок сумел уничтожить телефонные провода, связывающие нас со штабом дивизии. Хотя намерения противника оставались неясными, мы начали опасаться атаки с тыла. Я немедленно приказал 3-й батарее лейтенанта Венгенрота из 41-го батальона истребителей танков занять позицию в тылу возле плоской вершины холма поблизости от командного пункта 6-й моторизованной бригады, который также служил командным пунктом всей боевой группы. Чтобы укрепить нашу противотанковую оборону, мне пришлось развернуть на 180 градусов находившуюся рядом батарею 150-мм гаубиц. 3-я рота лейтенанта Гебхардта из 57-го сапёрного танкового батальона получила приказ заминировать дорогу и её окрестности. Приданные нам танки (половина 65-го танкового батальона майора Шенка) были расположены в лесу. Они получили приказ быть готовыми к контратаке, как только это потребуется.....................
        Весь текст не влезает - ПРОЧТИТЕ ОНЛАЙН!!!
        1. Alexey RA 28 декабря 2016 09:56
          Цитата: hohol95
          Весь текст не влезает - ПРОЧТИТЕ ОНЛАЙН!!!

          Предпочитаю Исаева. smile
          Далее основным противником одинокого KB, о котором идет речь, стала кампфгруппа Зекедорф. После ночного рейда саперов, только поцарапавшего танк, по второму разу им занялись с помощью 88-мм зенитки. Группа танков 35(t) отвлекла своим движением KB, а расчет 88 Флак добился шести, а по другим данным, двенадцати попаданий в танк. Вслед за мифом об остановленной танковой группе пал миф о многодневной осаде одного танка. KB занимал пути снабжения кампфгруппы Раус с полудня 24 июня до утра 25 июня, причем до позднего вечера 24 июня основной заботой 6-й тд был встречный бой со всей 2-й тд, а не с одним танком.

          У него же:
          25 июня инициатива окончательно перешла в руки немцев. Последовала реакция руководства 41-го АК (мот) немцев на контрудар 2-й тд. В 13:30 24 июня 1-я тд получила приказ генерала Рейнгардта повернуть в район Восилькис-Гриншкис «для уничтожения бригад перед фронтом 6-й тд». Вечером 24 числа кампфгруппа 1-й тд достигла Гриншкиса, тем самым перехватив пути снабжения 2-й тд с севера. Кроме того, к этому моменту достигла Дубиссы и форсировала ее немецкая 269-я пехотная дивизия.

          То есть, до 25 июня основным противником 2 тд была 6 панцердивизия, которая выдержала удар полусотни КВ
          если отвлечься от эмоционального описания встречного боя, произошедшего 24 июня (см. вышеприведенную цитату из Armoured fists), то результат на конец дня 24 июня был в пользу немцев. 6-й тд, оснащенной чешскими 35(t), удалось остановить наступление советской танковой дивизии, вооруженной танками KB и КВ-2, а к концу дня и отбросить 2-ю тд на исходные позиции.
Картина дня