Ехидные комментарии. ВСУ-2016: размышлизмы над цифрами

Конец года — дело однозначное и насквозь привычное в плане подведения итогов. В том числе и в Минобороны у соседей. В ВСУ тоже подводят итоги, публикуют релизы и справки о состоянии дел в армии незалежной.

Почему я не прошел мимо? Все просто. Врать там уже научились, а вот пользоваться калькулятором — увы, нет. Видимо, калькулятор — оружие пострашнее ПТУРа, потому и Штаты и не поставили это жуткое оружие. А у меня есть, и пользоваться им я вроде бы умею.


Поехали.

Продравшись через трактовки официального украинского языка на сайте Минобороны Украины, понял еще одну вещь. Не просто так все это пишется ТАКИМИ словами. Надо чтобы мозг у желающего вникнуть вскипел, застучал и заклинил.

Чтобы то, что не должно войти в мозг, не вошло.

Но кое-что зашло и даже осталось.

Боевые потери.

Начну, пожалуй, с интересных цифр.

Согласно справке, которую сварганило Минобороны Украины, а потом распространяло Управление по связям с общественностью, в 2016 году боевые потери украинской армии составили 211 человек, небоевые — 256 человек.

Применяю ужасный калькулятор, получается 467 человек. Запоминаем.

О самом факте того, что небоевые потери выше боевых, мы поговорим чуть позже. Сейчас меня больше интересует другая цифра.

Эту цифру озвучил господин министр обороны Степан Полторак (внимание!) 15 июня этого года, выступая с докладом в штаб-квартире НАТО в Брюсселе.

Так вот, по Полтораку выходит, что ВСУ с 1 января по 1 июня 2016 года потеряли в боях 623 человека. Понятно, что во всем виновата Россия с ее абсолютно невменяемым планом мирного урегулирования, и так далее.

Кто, простите, врет? Полторак, которому надо было показать «товар лицом» перед хозяевами, рассказывая о тяжелейших боях с российскими броневерблюдными алтайскими дивизиями, или деятели Минобороны, которым кровь из носу надо экономить на выплатах и компенсациях?


Сложно сказать. Полторак мог и приврать. Но то, что Минобороны приуменьшило, — к бабке не води.

Снова применяю калькулятор. Разница составляет 412 человек.

И это, замечу, без учета потерь под Широкино, это без ежедневных стычек и обстрелов по всей линии фронта, это без событий на Светлодарской дуге. Черт возьми, Холмс, как? Некромантия?

Не буду строить догадок, но однозначно, что за второе полугодие цифра потерь ВСУ никак не могла стать меньше, потому что боев стало больше. Конечно, может быть, и не стала. Конкретных цифр сегодня пока нет. Но уж точно, если потери и были, то общую цифру они могли только увеличить. Но никак не уменьшить.

В любом случае, внезапное уменьшение боевых потерь с 623 до 211 человек останется на совести Минобороны Украины. Ну а так как с совестью у руководителей любого украинского ведомства полный порядок, то, думаю, этот момент можно закрывать и переходить к следующему.

Небоевые потери.

Цифра в 256 человек говорит сразу о нескольких вещах.

Для начала стоит вообще рассмотреть, что стоит за этим понятием. Если воспользоваться академическим определением, то в небоевые потери входят умершие от небоевых ран, от болезней, совершившие суицид, расстрелянные по приговору военного трибунала.

На Украине пришлось шагнуть дальше и включить с этот список такие причины, как ДТП и отравления (в том числе и алкогольные).

Даже украинские СМИ вынуждены освещать происходящее в армии, вроде бы ведущей войну. Тем не менее, теряющей в результате пьянок, неуставных отношений и разборок больше людей, чем на передовой.

Получается, что у военнослужащего ВСУ гораздо больше шансов погибнуть не в бою, а отравившись водкой или от рук своих же «боевых» товарищей.

Нам все пытаются доказать, что «украинацеевропа», и что Россия и рядом не стояла в плане свобод и перспектив. И прекрасно! Мы эти перспективы уже прошли в свое время. И рядом стоять действительно не хочется. Чтобы не забрызгало мозгами очередного разочаровавшегося в свободах и перспективах.

Если в плане экономического развития и разгула преступности Украина реально окунулась в девяностые годы прошлого века, то по количеству небоевых потерь — даже сложно подобрать сравнение, куда.

Наверное, куда-то в середину 19 века, до изобретения антибиотиков. И это при наличии полевых госпиталей, подаренных Штатами. При вроде бы имеющемся штате военных психологов. В 21-м веке украинские солдаты погибают, как их коллеги, лет этак четыреста тому назад.

Ехидные комментарии. ВСУ-2016: размышлизмы над цифрами


Что касается откровенной уголовщины, которая махровым цветом цветет в ВСУ, то об этом сказано уже столько, что повторяться не хочется.

Техника.

В той же справке от Минобороны Украины указаны потери техники. Если верить справке, то в 2016-м году в результате боевых повреждений потери вооружения и военной техники в Вооруженных силах Украины составляют более 100 единиц.

Это — боевые потери. Сколько было разбито в пьяном виде, утоплено, сожжено и выведено из строя в результате неподготовленности экипажей и техников, продано в ЛДНР, справка умалчивает.

И правильно умалчивает. Техника — не люди, ее и списать проще. Так что если бы каким-то чудом добыть эти сведения, то цифры были бы умопомрачительными.

Но есть в справке одна зацепка.

За 2016 год украинская армия получила около 1 тысячи единиц нового (модернизированного) вооружения и военной техники и еще около 700 единиц были отремонтированы и возвращены Вооруженным силам.

Собственно, момент истины. 700 единиц вооружения и техники были отремонтированы… после чего? Нет прямых указаний, что вывело из строя эти единицы: прямые руки бойцов ЛДНР или кривые ВСУшников. Факт в том, что только отремонтировали и вернули 700 единиц. Интересно, а сколько выбросили в связи с невозможностью ремонта?



И о новой и «модернизированной» технике и оружии стоит сказать пару слов.

Уже не секрет, опять же, что Украина сегодня полный банкрот в отношении международных контрактов по поставкам нового вооружения. Внимание, вопрос: откуда что-то новое возьмется в ВСУ?

Здесь стоит отметить, что новое на экспорт — это полновесные доллары сегодня. А новое в ВСУ — это гривны не пойми когда. Нет, конечно, новое в украинской армии есть. Но используется оно точно не в зоне АТО. Во избежание, как говорится. Чтобы не получилось, как с комплексами контрбатарейной борьбы.

Для выставок, парадов, для спецуры, которая точно не сломает и не толкнет ополченским.

Можно, конечно, считать «новыми и модернизированными» пулеметы «Максим», которыми пользуются бойцы ВСУ в зоне АТО. Если так — то да, принимается на веру.









Какие выводы тут можно сделать? А все те же. Конечно, ВСУ сегодня все еще представляет силу. Особенно на бумаге и заявлениях командования. Но тем не менее, это все еще довольно большое по количеству образование, с наличием боевой техники.

Качество… Да, насчет качества упреки всегда зайдут в «десяточку». Нынешняя армия Украины — действительно не та, что была два года назад. Это уже другая армия.

Но в свете всего этого, не в плане прогнозов, а в плане предсказаний, хочется сказать следующее. Да, путь, пройденный украинской армией от полнейшего упадка до полнейшего морального разложения, впечатляет. Долгая дорога, казенная палатка в поле, чужой пиковый интерес. В принципе, все.

Да, оттуда все еще доносятся радостные вопли, что в России «боярой» отравились представители народа. Но чем там в АТО бойцы ВСУ травятся, мы не знаем, да и не надо нам.

Факт, что и дальше будут продолжать в том же духе. По крайней мере, предпосылок к изменению ситуации я пока не наблюдаю. Армия, которая не хочет воевать по-человечески, потому что живет не по человеческим законам, это печально. С одной стороны. Не с моей, замечу.

С другой стороны, весьма радует, поскольку чем быстрее этот труп окончательно разложится, тем проще будет решить некоторые моменты политические.

Так что от души желаю в новом году славным силам ВСУ продолжать свой нелегкий путь деградации и самоуничтожения. Задел в 2016 году неплох, так что «верной дорогой идете, товарищи!»



Автор:
Роман Скоморохов
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

57 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти