Петр Иванович Потемкин, придворный, воин, дипломат

Петр Иванович Потемкин, придворный, воин, дипломат
Потемкин. Портрет написан придворным художником Хуаном Карреньо де Миранда во время второго посещения русским посольством Испании в 1681 г. Находится в Прадо


Род Потемкиных широко известен в России прежде всего благодаря деятельности его ярчайшего представителя князя Григория Александровича Потемкина Таврического. Нельзя переоценить его заслуги перед Отечеством, однако столь масштабная историческая фигура своей величиной порою заслоняет других, не менее славных, но не таких знаменитых представителей рода Потемкиных. Не только XVIII век – время между двумя европейскими революциями, эпоха рационализма и просвещенного абсолютизма – стал ареной деятельности этой дворянской фамилии. В значительной степени ее представители потрудились и в предыдущем, беспощадном в своих жестоких реалиях, XVII столетии. Это было время, когда Россия, пронзенная Смутой, боролась за само право своего существования. Время междоусобиц, самозванцев, интервенции и войн. Россия только начала знакомиться со странной и в чем-то чудной для нее Европой. В теремах и белокаменных палатах еще не изъяснялись на языке Генриха IV и кардинала Ришелье, человека в иноземном платье можно было увидеть лишь в Немецкой слободе или на поле боя, а щегольских крылатых гусар встречали с копьями наперевес мрачного вида бородачи.

Потемкин был одним из тех немногочисленных вельмож, кто запечатлен на двух прижизненных портретах, и работа была выполнена со всем мастерством и доскональностью европейского искусства. У Петра Ивановича, как и у многих дворян того времени, была насыщенная событиями биография, ему довелось в разное время быть придворным, военным, администратором и дипломатом. А зачастую приходилось совмещать и синхронизировать эти роли, как этого требовали обстоятельства.


Петр Иванович Потемкин родился в 1617 г. и был младшим сыном московского дворянина Ивана Гавриловича Потемкина. Его род не отличался особой родовитостью и знатностью – в основном верные воины на государевой службе. Из наиболее примечательных представителей рода Потемкиных следует отметить Федора Илларионовича Потемкина, неоднократно входившего в состав посольства в польские земли. Также он был встречающим и сопровождающим папского легата Антонио Поссевино, первого иезуита, попавшего в русскую столицу. Оказавшись не в самом удачном положении из-за неблагоприятного хода Ливонской войны, царь Иван IV обратился к Папе Римскому с просьбой о посредничестве в мирных переговорах со своими противниками. Рим не упустил своего шанса, тайно рассчитывая на унию с Православной церковью, где католицизм, конечно же, будет доминировать. Миссия Поссевино не увенчалась успехом, однако итальянец составил подробные записки о своем пребывании в России, которые были изданы в конце XVI столетия.

Детство Потемкина проходило в непростых условиях. Россия только начала приходить в себя после многолетней кровавой Смуты, с Речью Посполитой заключено Деулинское перемирие, ставшее фактически не более чем длительной передышкой. Страна была разорена, по ее дорогам шатались банды грабителей и мародеров, и она как никогда нуждалась в стабильности и мире. Последствия Смутного времени преодолевались еще не один год. Именно в таких условиях начинает свою карьеру будущий военачальник и дипломат. Как многие дворянские дети, Потемкин был с юных лет отдан на службу. Первые сведения о Петре Потемкине появляются в 1637 г., когда он упоминается как стряпчий при царском дворе. В 1651 году его фамилия значится в числе тех, кто должен был сопровождать царя во время поездок на богомолье.

К этому времени международная обстановка, и так не отличавшаяся чрезмерным благодушием и спокойствием, постепенно накалялась. Восточные регионы Речи Посполитой были охвачены пламенем восстания под руководством Богдана Хмельницкого. Ход боевых действий протекал с переменным успехом – кровопролитные сражения чередовались с изощренными дипломатическими торгами, где в тяжеловесной борьбе столкнулись польское своенравие и малороссийское упрямство. Хмельницкий быстро избавился от иллюзий в отношении собственных возможностей добиться прав, свобод и главное привилегий для себя, казацкой старшины и простого казачества. Падкий на трофеи и пленных, крымский хан был ненадежным и даже опасным союзником. Вся логика действий подталкивала Хмельницкого к союзу с Москвой. И в столицу Русского государства стали торить дорогу многочисленные посольства, гонцы и делегаты. Алексей Михайлович с пониманием внимал своим южным соседям и единоверцам, кивал головой, однако четкого ответа насчет взятия Украины в свое подданство не давал. Осуществление данного шага влекло за собой практически необратимые последствия в виде войны с Речью Посполитой. Однако после длительных раздумий Алексей Михайлович принял положительное решение, и Россия начала готовиться к войне. Ожидаемая многими война началась в 1654 году.

Петр Потемкин служил под командованием молодого и инициативного воеводы князя Григория Ромодановского. Весной 1655 г. воевода получил приказание отправиться со своими полками к Белой Церкви для соединения с войсками Богдана Хмельницкого. Планировалось осуществить поход вглубь вражеской территории, уделяя большое внимание захвату польских городов. Поход начался в июле 1655 г., после того как обе армии соединились. Ромодановский и Хмельницкий вторглись в польскую Галицию. Упор планировалось сделать на овладение Львовом. От главных сил воеводы был отделен отряд, преимущественно конный, во главе с Потемкиным. Ромодановский поставил ему задачу захватить Люблин. Появившись у города внезапно, Потемкин взял его без особого сопротивления. Жители сочли за благо на всякий случай присягнуть русскому царю.

Рейд по Галиции продолжался. Хмельницкий обложил Львов, Ромодановский направился вслед за старательно избегавшим сражения польским гетманом Станиславом Потоцким. Маневры русской и польской армий завершились ожесточенным и успешным для Ромодановского сражением у Городка, где силы коронного гетмана были застигнуты врасплох, разбиты и обращены в бегство. Богдан Хмельницкий, однако, не воспользовался достигнутым успехом. Вражеская полевая армия ему уже не угрожала. Вместо штурма Львова он начал вести с горожанами длительные переговоры о сдаче и контрибуции. Отряд Потемкина в это время разорял польские коммуникации. В разгар конструктивного диалога с львовянами гетман получил сообщение, что крымские татары покинули Крым и напали на южные пределы Украины. Хмельницкий снял осаду Львова и быстрым маршем двинулся обратно. После него Галицию покинули и русские войска.

Против шведов на севере

В течение в целом успешной для России войны вмешался внешний фактор. Вступивший на шведский престол король Карл Х внезапно вспомнил о своих претензиях к Речи Посполитой из-за Ливонии и части других территорий. В 1655 г. шведские войска вторглись в Польшу и заняли целый ряд ее городов. Данный период остался в польской истории как «Шведский потоп». Положение короля Яна Казимира стало критическим – борьба на два фронта была откровенно проигрышным вариантом.

Царь Алексей Михайлович после первоначальных успехов в войне был в то время чрезвычайно уверен в своих силах и возможностях, поэтому предложенный Карлом Х вариант раздела Речи Посполитой им был отвергнут. Царь считал, что в силах осуществить планируемые территориальные приобретения самостоятельно. Более того, в Москве с опаской смотрели на шведскую активность в польских делах. Соглашения о совместных действиях против общего врага достигнуть не удалось. Заключив в конце 1655 г. при посредничестве Священной Римской империи Виленское перемирие с так нуждающимися в этом поляками, Алексей Михайлович начал готовиться к войне уже со Швецией, войска которой заняли ряд польских и литовских территорий, присягнувших на верность Москве.

Высвободившиеся после начала перемирия силы были переброшены на север. Основная группировка русских войск должна была наступать на Динабург и Ригу – основные цели кампании. Меньшая по численности и обладавшая за счет большего количества конницы лучшей мобильностью, группировка под командованием князя Трубецкого предназначалась для действий в восточной Ливонии, в Карелии и на Ижорской земле. В задачи Трубецкого входило разорение вражеского тыла и нарушение его коммуникаций. Планировались рейды вглубь шведской территории. Именно в это войско и попал ставший к этому времени стольником Петр Потемкин. Воевода уже имел опыт разорения вражеских тылов и смог проявить себя как самостоятельный командир.

17 мая 1656 г. в Москве под звон колоколов и большом стечении народа Алексей Михайлович объявил Швеции войну. С началом боевых действий Трубецкой двинулся на Дерпт, имея у себя в тылу Псков и Новгород в качестве баз. В начале августа город был обложен и осажден. Русский командующий не довольствовался только лишь мероприятиями против Дерпта. По всем близлежащим территориям были направлены конные отряды с приказом разорять вражеский тыл. Один из посланных отрядов осуществил поход в Финляндию, взял и разорил крепость Нейшлот, другой осадил Кексгольм. Полк, возглавляемый Петром Ивановичем Потемкиным, также действовал самостоятельно, отдельно от своих основных сил. Его подразделение еще до начала войны находилось в Ижорской земле у самой границы со шведскими владениями.

Чувствуя неизбежность начала войны, местная королевская администрация в лице Рижского губернатора Магнуса Делагарди в своих многочисленных обращениях пугала местное население полчищами татар и казаков. Начались рекрутские наборы и принудительное формирование отрядов самообороны. Все эти шаги и без того давно «горячо любимой» шведской администрации настраивали против нее русское население. К Потемкину еще до начала войны прибыла депутация от крестьян, проживающих на королевских землях, с просьбой поскорей освободить их от власти Стокгольма.

3 июня 1656 г. отряд воеводы перешел русско-шведскую границу и осадил Нотебург (на самом деле русская крепость Орешек). Этот шведский укрепленный пункт был в действительности крепким орешком, и с наскока его взять не удалось. Не располагавший достаточным количеством артиллерии, Потемкин решил не тратить времени на обещавшую быть длительной осаду и просто заблокировал дороги к Нотебургу заставами, прервав тем самым подвоз провианта и боеприпасов.

Воевода направился к следующей цели, Ниеншанцу, где планировал попытать счастья. Ниеншанц – важная шведская крепость, основанная в 1611 г. на левобережье реки Охты в месте, где она впадала в Неву, по приказу короля Карла IX. Место под ее строительство было выбрано не случайно: оно не затоплялось в случае даже сильных наводнений. Расположенный рядом торговый город Ниен был основан в 1632 г. уже по приказу Густава Адольфа, через него проходила вся торговля северной Лифляндии, а крепость выполняла защитные функции. По пути к Ниеншанцу к Потемкину в больших количествах присоединялось местное население, которое видело в наступающих русских войсках освободителей от опостылевших своей «европейской политикой» шведов. Воевода взял крепость решительным штурмом 6 июня, Ниеншанц был разрушен и сожжен. Победителям в качестве трофеев достались большие запасы сосредоточенного здесь провианта, в частности, зерна.

Успешно завершив эту часть операции, отряд вернулся к блокированному ранее Нотебургу. От местного населения Потемкин узнал, что по Ладожскому озеру с сопровождающими его лицами передвигается комендант Кексгольма Роберт Ярн. Специальная группа захвата, передвигаясь на подручных плавсредствах, осуществила захват совершающего вояж коменданта, и позже его вместе с другими пленными направили в Новгород.

Используя осадные укрепления под Нотебургом в качестве оперативной базы, Потемкин отправлял в Карельский и Копорский уезды небольшие, выделенные из имеющихся у него сил, отряды. Эти группы решали вопросы тактического характера, в основном разорения шведского тыла. 22 июля на лодках Потемкин вышел в море. У острова Котлин русские взяли на абордаж небольшое шведское судно, захватили в плен капитана, часть команды и 8 солдат, затем высадились на сам остров, где были разорены вражеские поселения. Систематическое нападение на шведские коммуникации и разорение тылов противника скоро дали свои результаты. В прибалтийских шведских провинциях в конце концов сложилась катастрофическая ситуация с продовольствием. Его не хватало не только для городского населения – рационы пришлось сократить даже для войск, находящихся на гарнизонной службе.

Несмотря на продолжавшуюся осаду, Нотебург удерживался шведами, которые с начала августа начали прощупывать русских на крепость, посылая усиленные разведывательные отряды к разрушенному Ниеншанцу. В течение августа тут имели место столкновения между небольшими подразделениями противоборствующих сторон. В конце концов, шведское командование направило в этот район достаточно крупное соединение, где преобладали в основном наемники под командованием Густава Горна. Горн возвел на развалинах Ниеншанца несколько полевых укреплений и разместил там гарнизон. Однако идти на выручку Нотебургу шведский командующий не решился.

Все начало осени в районе Невы было затишье – центр вражеской активности сместился к Гдовскому уезду. Для наблюдения за стоявшим у Ниеншанца Горном в 20 км от этой крепости по приказу Потемкина был построен небольшой острог с гарнизоном в 200 человек под командованием его родственника Александра Потемкина. По данным разведки и от захваченных пленных, стало известно, что численность шведов, сосредоточенных у Ниеншанца, достигает 2500–3000 человек, тогда как Петр Потемкин располагал чуть более чем тысячей человек. Тем не менее, несмотря на превосходство, никто на выручку Нотебургу не шел.

12 октября после длительной осады Трубецкой взял, наконец, Дерпт – это была кульминация кампании 1656 г. для северной группировки русской армии. Приближалась осень, и 3 ноября Потемкин получил приказ снять осаду Нотебурга и отойти на зимние квартиры. Вывезя из хорошо обжитого осадного лагеря всю артиллерию и запасы, 17 ноября воевода начал отход. Примерно в 20 км от Нотебурга он остановился, чтобы прикрыть массовый переход на русскую сторону местного населения, для которого возвращение власти шведской короны не сулило ничего хорошего. Было отлично известно о беспощадных рекрутских наборах и принудительных инженерных работах, проводимых королевской администрацией в Лифляндии, а кроме того в разы возросло и налоговое бремя. Прикрыв своим отрядом переход на русскую территорию жителей, счет которых шел на тысячи, Потемкин отошел на зимние квартиры в Ладогу. Несмотря на уход из-под Нотебурга, русские не давали шведам расслабиться. В течение ноября-декабря 1656 г. небольшие отряды казаков осуществляли в этот район беспокоящие разведывательные рейды. Весной 1657 г. Петр Иванович Потемкин сдал командование отрядом – он был вызван по приказу царя Алексея Михайловича в Москву.

С военного фронта – на дипломатический


Посольское подворье в Москве. Отправление посла на аудиенцию к королю


Некоторые представители рода Потемкиных так или иначе были связаны с дипломатией – царь решил, что и Петр Иванович будет полезен в этой сфере. Несмотря на благоприятный в общем-то ход войны со Швецией, обстановка для России выглядела сложной. Переведя дух, Речь Посполитая была готова продолжить схватку за контроль над Малороссией. Да и в там все было весьма сложно и неоднозначно. В конце периода своего гетманства Богдан Хмельницкий начал проявлять все признаки пагубного увлечения «многовекторностью». Совсем недавно присягнувший на верность Москве гетман был замечен в попытках начать переговоры с представителями шведского короля. Следующий гетман Иван Выговский пошел еще дальше – он наладил тесные связи с Речью Посполитой, мечтая реинтегрировать Украину в ее состав при сохранении за собой вполне солидного места гетмана. На Украине в конце концов началась гражданская война, а русско-польский конфликт возобновился. Со Швецией в 1658 г. было подписано перемирие, условия которого были весьма умеренными для Стокгольма. Наиболее важным противником считалась Польша, на борьбу с которой были направлены основные усилия.

Петр Иванович Потемкин был в числе доверенных лиц государя: он выполнял ответственные поручения и присутствовал при переговорах с послами и представителями иностранных государств. В 1658 г. Петр Потемкин был в числе тех, кому надлежало быть на встрече с прибывшим в Москву грузинским царем Теймуразом I. Его мать и двое сыновей в свое время были направлены в Персию в качестве почетных заложников, однако персидский шах казнил их. Теймураз I отправился в Москву за помощью, но царь, поглощенный войной с Польшей, ему отказал. Он считал, что Россия никак не может себе позволить начинать войну еще и с Персией.

Война с Речью Посполитой закончилась подписанием Андрусовского мира, Украина оказалась разделена на Правобережную и Левобережную. Россия возвращала себе часть земель, утраченных ею в период Смутного времени. Мир был заключен при активном посредничестве дипломатов Священной Римской империи, которая в свою очередь была настроена далеко не дружественно по отношении к России. Выяснилось, что в тогдашней Европе у Москвы нет ни союзников, ни друзей, ни даже хороших знакомых. Для западного мира Россия оставалась во многом неизвестной, таинственной Тартарией и Московией, о которой рассказывают пугающие небылицы. Чтобы наладить дипломатический контакт с тогдашними великими державами и обозначить свое присутствие не только на географических картах, но и на международной арене, было решено направить специальное посольство ко двору двух сильнейших европейских стран – Испании и Франции. На Пиренейский полуостров русские посланники вообще отправлялись впервые.

Для столь ответственной миссии выбрали не кого иного, как Петра Потемкина. 7 июля 1667 г. был обнародован царский указ, согласно которому стольничему Потемкину и дьяку Семену Румянцеву предписывалось отправиться в Испанию и Францию, чтобы сообщить их государям о подписании мира с Речью Посполитой, и с предложением завести дружественную переписку. Для солидности перед отправкой посольства Потемкин получил титул наместника Боровского. Для того чтобы господа европейцы проявили более живой интерес к русской международной инициативе и дабы пробудить в них полезную тягу к дружественной переписке, Потемкину выделили из казны весьма солидную сумму из 1160 рулей. Для подарков и представительских презентов выдано соболиных мехов на 600 рублей и так называемой мягкой рухляди на 5000 рублей. Кроме того, большие средства были переданы для транспортных расходов.

Морской путь тогда был более предпочтительным, нежели долгая изнурительная тряска по «дорогам» тогдашней Европы. Выехав в начале июля из Москвы, посольство прибыло в Архангельск, где на зафрактованном корабле с русского севера отправилось к берегам Испании. 4 декабря 1667 г. посольство Алексея Михайловича достигло Кадиса. Сила и мощь Испанской империи, чьи владения по-прежнему простирались на четырех континентах, порядком уже ослабела. Золотой поток из американских колоний начал мелеть, росла инфляция, внутреннее недовольство постоянными войнами и следовавшими из-за них налогами грозило перерасти в вооруженную смуту. Последние испанские Габсбурги сделали очень много для того, чтобы многие внутригосударственные процессы стали необратимыми. Филипп III Благочестивый оставил после себя анекдоты о своем суеверии и колоссальный государственный долг.

Его сын Филипп IV воспринимал все, что связано с государственными делами, как досадную помеху своим увлечениям охотой и женщинами. Окруженный фаворитами, чья бездарность была помножена на их же алчность и честолюбие, стремясь обзавестись сыном, Филипп IV в конце концов женился на Марианне Австрийской, приходившейся испанскому королю родной племянницей, и по совместительству бывшей невесте его умершего единственного сына и наследника. После 12 лет брака и нескольких мертворожденных детей, в 1661 г. на свет появился долгожданный наследник, который стал последним испанским Габсбургом Карлом II. Наследник от рождения страдал целым сонмом болезней и физических пороков, которые самым пагубным образом отразились на его развитии. Его состояние усугублялось генами: все 8 прадедов и прабабок происходили от Хуаны I Безумной. Страной от имени малолетнего больного короля правила на правах регента строгая и замкнутая мать, Марианна Австрийская.

27 февраля 1668 г. Петр Потемкин со своим посольством прибыл в Мадрид, а 7 марта был удостоен аудиенции у короля. Во время приема произошел небольшой дипломатический инцидент. Потемкин представился Карлу II и стоявшей рядом с ним матери. Семилетний король при этом снял шляпу, а потом надел ее. Русский посланник поприветствовал испанского монарха и его вдовствующую мать от имени Алексея Михайловича, но, заметив, что тот во время оглашения царского титула находится с покрытой головой и не справляется о здоровье государя, как это было принято на Руси, потребовал объяснений. Возник конфуз, но ситуацию смог исправить деликатный гофмаршал, объяснивший возмущенному Потемкину, что Карл II и его мать, напротив, подчеркнули свое уважение к посланникам, встречая их стоя. Монарх же в Испании принимает иностранных послов с покрытой головой, а то, что Его Величество не поинтересовался здоровьем Его Царского Величества, так это «исключительно из-за малолетства и без всякой хитрости». Инцидент был исчерпан, и Потемкин торжественно вручил испанской стороне подарки.

На следующий день произошел новый казус. Русскому посланнику сообщили, что грамоту от короля к царю ему доставят прямо в посольство. Тут Потемкин снова выразил свое несогласие с происходящим, полагая, что подобный документ ему должны вручить в присутствии короля. Объяснения испанской стороны о том, что у них нет такого правила, русской стороной были отвергнуты. Потемкин продолжал настаивать на том, чтобы получить грамоту из рук испанского монарха. Наконец, ввиду твердой позиции посла, испанская сторона удовлетворила его требования, и Петр Иванович получил грамоту от Карла II. Русское посольство получило также в подарок два портрета в дорогих рамах, где были изображены король и вдовствующая королева. Потемкин получил в дар алмазную запонку стоимостью 11 тыс. ефимков, дьяк Румянцев – более «простую» запонку, оцененную в 6,5 тыс. ефимков. Для сравнения, в Москве посольство получило транспортных денег в 5100 ефимков.

7 июня 1668 г. Потемкин и его товарищи покинули Мадрид и сухим путем направились во Францию. В Байоне произошел неприятный инцидент. Откупщик маршала дюка де Грамона взыскал с посольства вопреки обычаю налог в 200 червонцев. Ярость Потемкина была столь велика, что он бросил кошель с деньгами под ноги французского чиновника. За пару миль до Парижа посольство было встречено почетным эскортом, во главе которого был маршал де Бельфон. Для самого Потемкина прибыла королевская карета. 21 августа посланники царя въехали в Париж, а 24 были приняты в Сен-Жермене королем Людовиком XIV.


Людовик XIV принимает русского посла


Франция, в противоположность своей южной соседке, входила в полосу могущества и политического влияния. Король-солнце к тому времени являлся одним из самых влиятельных правителей Европы. В отличие от испанского двора все представления и приветствия прошли, как положено, и Людовик принимал посла без головного убора. Его Величество был столь любезен, что щедро наградил членов посольства и вернул с извинениями отобранные в Байоне 200 червонцев. Французские министры попытались было уговорить Потемкина подписать договор от имени царя о торговле и пошлинах между Россией и Францией, однако тот отказался, ссылаясь на недостаток полномочий и отсутствие на этот счет инструкций. Петр Иванович также настоял, чтобы в королевской грамоте титул царя Алексея Михайловича был указан без каких-либо изменений.

Из Парижа посольство выехало 16 сентября и через Амстердам и Ригу 10 ноября прибыло в Псков. Царь остался доволен дипломатической миссией Потемкина и продолжал держать его при себе, как одного из самых проверенных приближенных. Петр Иванович присутствовал на второй свадьбе царя и на крещении его сына Петра Алексеевича. В июне 1674 г. Потемкина направляют с ответственным дипломатическим поручением в Вену: сообщить императору Леопольду о возможном нападении Османской империи на Речь Посполитую и выяснить, будет ли он помогать польскому королю. Через Новгород и Балтику посольство достигло Любека, а затем сухим путем двинулось в Вену, куда и прибыло 23 октября. 2 ноября Потемкина принял император, который заверил посланника, что в случае нападения турок на Польшу империя окажет той всеобъемлющую помощь. В марте 1675 года посольство вернулось в Москву.


Портрет Потемкина кисти Готфрида Кнеллера, придворного живописца английского короля


Потемкин был в числе комнатных стольников, которые несли гроб Алексея Михайловича в день его похорон, а в 1680 году он был направлен с дипломатической миссией ко дворам Испании, Франции и Англии сообщить о кончине царя и по возможности заключить договоры о торговле. Отбыв 14 ноября из Риги на корабле, в апреле 1681 г. он прибыл в Париж. Посол был милостиво принят Людовиком XIV, однако в процессе вручения королевской грамоты возник спор о написании титула правящего на тот момент Федора III Алексеевича. В конце концов, грамота так и не была принята, и оправка французского посольства в Москву не состоялась.

Покинув Париж, 28 июля посольство прибыло в Мадрид, а 2 августа было принято повзрослевшим, но не прибавившим в здоровье Карлом II. На это раз обошлось без инцидентов, и Потемкин направился к заключительной цели своей миссии – в Англию. 21 ноября русские люди увидели Лондон, а 24 ноября были приняты королем Англии и Шотландии Карлом II, вернувшимся на родину после реставрации, организованной генералом Монком.

15 февраля 1682 года посольство выехало на родину, до которой и добралось в августе этого же года. У царевны Софьи, которая правила при малолетних братьях Петре и Иоанне, Потемкин был в немилости, хотя и получил в том же 1682 г. титул думного боярина, а в 1692 – окольничего. В последние годы своей дипломатической деятельности Петр Иванович отправился в Данию с целью заключения нужного договора. Когда ему доложили, что монарх болен и находится в постели, Потемкин заявил, что должен непременно получить аудиенцию и потребовал, чтобы рядом с королевской ему поставили еще одну кровать, лежа на которой он и будет осуществлять свою дипломатическую миссию. Терять отношения с Россией датчанам не хотелось, и требование Потемкина было удовлетворено. Он действительно лег на специально приготовленную кровать возле болевшего Кристиана V и, закончив переговоры, отправился далее.

Окончил свою, достойную не только исторического исследования, но и приключенческого романа, жизнь заслуженный воевода и дипломат уже в царствование Петра I в 1700 году. Начиналась новая эпоха в русской истории и в новом, XVIII, веке роду Потемкиных вновь предстояло проявить себя на военном и дипломатическом поприще и послужить Отечеству.
Автор: Денис Бриг


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 14

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. кошак 5 января 2017 07:44
    Много новой, интересной информации, целый исторический роман! Спасибо автору! good
    1. Котище 5 января 2017 10:29
      Автору в очередной раз искреннее спасибо, за его очерк. Прочитал на одном духе. Сколько сынов Отечества еще прячется в тени истории!
      Где о них книги, где фильмы о их жизни? Не надо фантазировать либо придумывать, их жизни готовые блокбастеры и бесселеры.
      Где современные Пушкины, Лермонтовы и Толстые?
  2. Ольгович 5 января 2017 07:54
    интереснейшая статья! Можно только добавить, что Петр Потемкин был пращуром знаменитого Григория Потемкина.
  3. knn54 5 января 2017 08:24
    О таких Личностях ПОЧАЩЕ писать надо.а не о "Божене" Исаковне...
  4. амурец 5 января 2017 09:28
    Окончил свою, достойную не только исторического исследования, но и приключенческого романа, жизнь заслуженный воевода и дипломат уже в царствование Петра I в 1700 году. Начиналась новая эпоха в русской истории и в новом, XVIII, веке роду Потемкиных вновь предстояло проявить себя на военном и дипломатическом поприще и послужить Отечеству

    Автор спасибо за пример честного служения Родине. Не знаю, кто бы мог написать роман про Петра Ивановича Потёмкина, подобно роману "Фаворит" В.С.Пикуля.о Григории Александровиче Потёмкине.
  5. parusnik 5 января 2017 10:04
    Благодарю Денис ,отличный материал..Вот интересно Владимир Петрович Потёмкин 1874— 1946— советский государственный и партийный деятель, историк, педагог, дипломат, действительный член АН СССР,17 сентября 1939 года вручил польскому послу в Москве ноту о вводе советских войск на территорию Польши, в 1944 году входил в комиссию по изучению материалов Катынского дела,в 1932 году находясь на должности полномочного представителя СССР в Италии Потёмкин сумел завязать дружеские отношения с Б. Муссолини, за что подвергался критике. На письменном столе Потёмкина стояла фотография Муссолини с дружеской надписью. В 1933 году подписал советско-итальянский договор о дружбе, ненападении и нейтралитете.Из рода Потемкиных?
  6. ротмистр 5 января 2017 11:21
    Денис, огромное спасибо за статью.
  7. Смотритель 5 января 2017 14:07
    Спасибо за интереснейшую статью. Особенно заинтересовал раздел о службе Потёмкина на дипломатическом поприще.

    Небольшое уточнение к описанию
    Автор: Денис Бриг
    Ниеншанц – важная шведская крепость, основанная в 1611 г. на левобережье реки Охты в месте, где она впадала в Неву, по приказу короля Карла IX. ... Расположенный рядом торговый город Ниен был основан в 1632 г. уже по приказу Густава Адольфа, через него проходила вся торговля северной Лифляндии, а крепость выполняла защитные функции.

    Шведский Ниен, как и другие населенные пункты Водской пятины, был построен не на пустом месте. У впадения Охты в Неву уже давно существовал русский городок Невское устье с государевым гостиным двором и церковью. Шведы лишь расширили поселение, придав ему в 1632 году статус шведского города.
    1. JääKorppi 8 января 2017 15:17
      Ну было время когда власть Господина Великого Новгорода простиралась до города Овла( ныне Оулу) на берегах Ботнического залива, а Лапландия была православной, поэтому до сих пор у многих саамов русские имена.
  8. Turkir 7 января 2017 11:47
    Очень интересная статья с прекрасными картинами. Портрет Потемкина находится в Прадо. Не знал.
    Спасибо.
  9. Vitalson 8 января 2017 12:34
    Интересно Пётр Иванович не задолбался аж целых два раза стоять пока портрет напишут во всём обмундировании, это же не один и не два часа стоять пришлось.
    1. Plombirator 16 января 2017 01:51
      Есть подозрение, что обмундирование надевали на статиста, он и стоял... А художник Кнеллер (портрет Потемкина его кисти находится в Эрмитаже) вообще только лица писал, остальное ученики дорисовывали.
  10. JääKorppi 8 января 2017 15:14
    А может и надо было Польшу то со шведами поделить? Интересно почитать про внешнюю политику Алексея Михайловича!
  11. Monster_Fat 6 апреля 2017 10:03
    Екатерина II, (несколько лукавя, конечно)говорила о себе примерно следующее-"...я- "глупая баба", и не могу руководствоваться логическими измышлениями, часто поддаваясь коварным чувствам, но... как "умная женщина" умею находить умных мужчин полностью обладающих не дарованными мне качествами и у меня хватает ума приблизить их, наделить государственными полномочиями и не мешать им в их деятельности, при условии, что эта деятельность направлена на благо и процветание нашего Отечества..."
Картина дня