Эффигия дона Родриго Кампусано или «лучшая алебастровая броня»

Каждая страна по-своему относится к своему историческому наследию и это одновременно и хорошо, и очень плохо. То есть по этому отношению прослеживаются все зигзаги истории страны, и это хорошо. Но плохо, когда в результате этих «зигзагов» уничтожаются произведения искусства, которые в будущем могли бы радовать глаз или привлекать туристов. Понятно, что были эпохи, когда о туристах даже и не помышляли, но опять же плохо, когда люди воевали со статуями и сносили прекрасные храмы.

Например, в Англии даже в эпоху Кромвеля старинные статуи не разбивались, а вот Франция эпохи Великой французской революции отличилась в этом в полной мере. Уничтожались статуи, свергались колонны, восставшая голытьба чуть было не порезала на куски «Гобелен из Байё» - ценнейший исторический памятник. Ну нужен был революционерам кусок ткани, чтобы покрыть повозку с боеприпасами, вот они и решили вытащить его из собора, где он хранился, и порезать на куски. К счастью, нашелся в Байё здравомыслящий человек, облеченный властью – комиссар Конвента, который сумел их от этого отговорить, объяснив, что это память о великом прошлом Франции и к королевской власти отношения не имеет. Но сколько побили эффигий – надгробных скульптур, изображавших рыцарей в полном вооружении, по которым мы сегодня могли бы судить о том, как реально они выглядели.


Эффигия дона Родриго Кампусано или «лучшая алебастровая броня»

Знаменитая эффигия Черного Принца позволяет с исключительной достоверностью воссоздать внешний вид его рыцарского снаряжения, вот только непонятно, что было под его налатной одеждой – джупоном с геральдическими львами (леопардами) и лилиями.

В Германии множество эффигий не пощадила война. Но зато в Испании революционеры заняться ими просто не успели, не до того им было, ну а в войне она участия не принимала и потому бомбежкам не подвергалась. Поэтому в соборах и церквях сохранилось множество самых разных эффигий. Например, в кафедральном соборе Барселоны, который находится у самого входа в популярный среди туристов «Готический квартал», есть замечательная эффигия похороненного там епископа.


Вот так это величественное сооружение выглядит изнутри, а слева и справа тянутся нефы, в которых находятся скульптурные изображения различных святых.


Например, вот такая композиция.


Или вот такие довольно простые, но очень колоритные скульптуры.


А это вышеназванная эффигия. Правда, на табличке под ней написано, что она безымянная. Время имени того, кому она принадлежит, не сохранила.


Ну, а французы в свое время просто вволю поиздевались над своими памятниками старины. Например, в соборе в Каркассоне эффигий нет совсем. В замке Каркассон находится одна единственная эффигия, доставленная туда из аббатства св. Марии в Лаграссе. Сейчас там практически нечего смотреть, кроме обломков архитектурного убранства, поэтому-то, видимо, каким-то чудом уцелевшую эффигию и привезли в Каркассон.


Аббатство Св. Мари в Лаграссе. Вот все, что осталось от его средневекового убранства.


А вот так его помещения выглядят внутри.

Увы, каркассонской эффигии в прошлом сильно досталось. Во-первых, она разбита на две части, сильно повреждено лицо (отбит нос), отбиты руки, меч, то есть целый ряд деталей, важных для изучения. Тем не менее, даже в таком виде она очень интересна, поскольку показывает сочетание кольчужной брони и латных поножей. А поскольку относится она к началу XIII века (ну может быть, к его середине), то есть к эпохе Альбигойских войн, то их наличие очень показательно. Значит, в первой четверти XIII века на юге Франции такие цельнокованые поножи с запором на крючках уже были в ходу! Но при этом же рыцари продолжали носить сюрко длиной ниже колен и кольчугу, колен не достигавшую. Интересно, что на груди у нее изображены сразу два герба. Такое в то время встречалось, но не часто! Но сама статуя все же очень груба. Так, кольчужное плетение, например, показано на ней схематическими полукружиями и не более.


Вот она, эта эффигия в одном из залов каркассонского замка. Как видите, она значительно выше человеческого роста, поэтому все сохранившиеся детали на ней хорошо видны.


Передняя часть эффигии с гербами графов Транкавелей, которым принадлежал замок Каркассон.


Ноги эффигии. Хорошо видны петли поножей и ладная обувь – пластинки, наклепанные на какую-то основу. Возможно, что это металл или толстая кожа, но сами заклепки в любом случае должны были быть металлическими. То есть, очевидно, что первые латы у рыцарей появились на… ногах! Это была самая уязвимая часть их тела и именно поэтому-то ее и начали всемерно защищать.

Зато испанцам в этом плане повезло. Они и эффигии свои разбивать не стали, и сохранилось их у них достаточное количество. И, кстати, по ним, как по книге, можно читать историю развития испанских доспехов.


Посмотрите, как хорошо сохранилась эффигия на саркофаге испанского рыцаря дона Альваро де Кабреро Младшего из церкви Санта Мария де Белпуиг де Лас Авелланас в Лериде, в Каталонии. На шее рыцаря стоячий металлический воротник–горжет, а ноги также уже защищены латами. Очевидно также, что и под одеждой у него имеются металлические пластинки, наличие которых выдают головки заклепок, оформленных в виде цветов. Кстати, не все заклепки у него одинаковые. На некоторых явно изображен герб, на других – крест. То есть, если уж скульптор воспроизвел на этой статуе такие мелочи, значит, ему вполне можно доверять. Он сделал все так, как видел. Вот только шлема при нем нет, поэтому как он выглядел именно у сеньора Альваро, мы можем только предполагать. Ну, а по времени она относится к середине XIV в.


Прорисовка деталей эффигии дона Альваро де Кабреро Младшего, выполненная английским историком Дэвидом Николем. Тонировка А. Шепса.


Ну и нос ему тоже никто не отбивал, подобно тому, как это было сделано с эффигией из Каркассона.

Ну а впоследствии мастерство скульпторов возросло еще больше, они стали использовать такой камень, как алебастр и качество эффигий в XV веке достигло можно сказать своей вершины.


Например, в Гвадалахаре есть церковь Св.Николая, где находится эффигия дона Родриго де Кампусано (ум. 1488?), автором которой являлся скульптор Себастьян из Толедо. Считается, что на сегодня это скульптура одна из самых тщательно выполненных работ такого плана, характерных для конца XV века.


Именно она позволяет нам в деталях рассмотреть и оценить одежду и оружие испанского рыцаря этого времени.

Известно, что дон Родриго был рыцарем и командором ордена Сантьяго (о чем говорит изображение меча Сантьяго на его плаще), то есть человеком явно небедным, да и какой бедняк мог бы заказать себе в то время полные рыцарские доспехи? Причем, был он не только хорошим воином, но и человеком грамотным и начитанным, а чем говорят толстые фолианты, изображенные под подушкой, на которой покоится его голова.


Доспехи, в которых изображен дон Родриго, весьма интересны. Ну, прежде всего, в них зачем-то присутствует кольчужный воротник, хотя он совершенно не нужен, если надевается горжет с подбородником. Кираса глобулярного типа, характерна для миланских доспехов, но маленькие свисающие ланцетовидные набедренные щитки – тассеты, больше соответствуют германским доспехам. Поистине, удивительно смотрится и кольчуга, объемно вырезанная из алебастра!


Знаменитая эффигия Ричарда Бошама, графа Уорика в церкви св. Марии в Уорике с тассетами, схожими с теми, что мы видим на эффигии дона Родриго. Правда, у дона Родриго они меньше по размеру.

Интересно, но его доспехи определенным образом похожи на латы, изображенные, например, на брасе (мемориальной доске) сэра Джона ле-Стренджа из Хиллингдона (Миддлсекс), 1509 г., или Джона Левенторпа из аббатства св. Елены в Лондоне, умершего годом позже. Так как доспехи служили своим владельцам по многу лет, более позднее в данном случае изображение ничего не значит, ведь 17 лет срок для рыцарского вооружения не очень большой. Похожие тассеты поверх кольчужной юбки мы видим и у сэра Хамфри Стенли в Вестминстерском аббатстве, умершего в 1505 году. То есть можно доказательно утверждать, что в конце XVI века подобная конструкция доспехов была достаточно широко распространена как в Испании, так и в Англии, хотя ее следует признать менее совершенной по сравнению с доспехами, имеющими «юбку» не из кольчуги, пусть даже и с тассетами, а из металлических полос в форме колокола. Хотя с другой стороны, сидеть в седле, скорее всего, было удобнее именно в «юбке» из кольчуги!


Брас Джона Левенторпа, 1510 г. Аббатство св. Елены, Лондон.


Брас Генри Стенли Henry, 1528 г. Хиллингдон, Миддлсекс.

Удивительно, но доспех с кольчужной юбкой и ланцетовидными тассетами носил даже Ральф Верни, умерший в 1547 году, мемориальная доска которого находится сегодня в Олдбери (Хардфордшир), правда, поскольку на нем поверх лат надет геральдический плащ табар с широкими рукавами, то большую часть доспехов он как раз скрывает. То есть для 1488 года доспехи дона Родриго следует считать очень даже современными!

Удивительно, что кольчужное плетение зачем-то свисает на доспехах из-под наколенников, причем в виде узкой полоски. Защитных функций эти полоски тут не несут никаких, но зачем-то их приделали. Для красоты? Но тогда их можно было бы сплести зубчатыми! Непонятная деталь… Очень интересны двухстворчатые трубчатые наручи с хорошо заметными петлями, которые при этом «запираются» не крючками и штифтами, а стягиваются кожаными ремешками с пряжками, приклепанных к половинкам наручей!

Наконец, очень интересен и меч с «кольцом» на перекрестии. Нужно оно было для защиты указательного пальца, которому в это время по мавританскому обычаю многие рыцари стали закладывать за перекрестие у рикассо. Считается, что это помогало лучше контролировать меч, однако еще в эпоху крестовых походов Усама ибн Мункыз, называя этот способ «персидским», в своих мемуарах писал, что, видя с кем ты сражаешься, нужно сначала ударить своим клинком в основание клинка врага и отрубить ему палец, а уж потом рубить ему голову! Сам способ, однако, прижился, распространился среди мавров, а затем и христиан, ну а в качестве способа защитить указательный палец, как раз и было придумано это кольцо.


Шлем находится у рыцаря в ногах, и во время реставрации эффигии его удалось хорошо рассмотреть со всех сторон. Заметно проходящее через купол шлема и забрало хорошо выраженное ребро и смотровая щель в виде одной единственной прорези, а также затыльник. То есть, судя по всему, это салад (или саллет), с забралом по французской моде.


Шлем, вид спереди.


И вот что интересно, в Англии нашлась надгробная пластина (брас) очень хорошей сохранности, принадлежащая Уильяму де Грей,1495 г., Мертон, Норфолк, на которой он изображен в табаре, кольчужной юбке с зубцами и с точно таким же шлемом, как и у дона Родриго. Более того, в церкви Св.Мартина в Саламанке есть эффигия Диего де Сантиестивана, датируемая 1483 годом, и облаченная в доспехи очень похожие на доспехи дона Родриго. На них точно такие же тассеты и прекрасно воспроизведенная в камне кольчуга!


Эффигия Диего де Сантиестивана, 1483 г.

То есть это было целое направление в рыцарской моде, причем направление, охватывающее продолжительный период времени и в достаточной степени интернациональное, поскольку очень похожие доспехи мы встречаем и на эффигии из Испании, и на брасах в Англии.
Автор:
Вячеслав Шпаковский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

20 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти