Пять веков меткости. Снайперы

Вряд ли удастся точно установить, кто первый догадался из засады одним точным ударом поражать цель. Скорее всего, это было десятки тысяч лет назад, а оружием тогдашних «снайперов» был каменный топор или лук. Но современное значение термина «снайпер», равно как и сама воинская специальность, иногда именуемая снайпингом, появилось гораздо позже.

Пять веков меткости. Снайперы



Дела давно минувших дней

События, которые можно считать рождением современного снайперского искусства, произошли еще в XVII веке. Тогда участники Гражданской войны в Англии стали использовать в военных целях длинноствольные охотничьи ружья. Одним из самых известных случаев их применения стал выстрел солдата Джона Дайота, с расстояния около 140 метров попавшего в глаз вражескому командиру. Эффективная дальность огня большинства видов тогдашнего стрелкового оружия еле-еле доходила до 70-80 метров. Случай получил широкую огласку, после чего количество стрелков с дальнобойными ружьями в обеих сторонах конфликта значительно выросло. Примерно в это время метких стрелков начинают называть термином snipe shooter – охотник на бекаса. Дело в том, что для охоты на эту небольшую птицу требовалось хорошо маскироваться, тихо передвигаться и метко стрелять. Несколько позже название метких стрелков преобразуется в короткое и привычное sniper.

После окончания Гражданской войны тактику стрельбы с больших дистанций на время забыли. Снова про нее пришлось вспомнить в ходе Войны за независимость США, но на этот раз англичанам пришлось заняться разработкой мер противодействия. Немало стрелков из армии патриотов, научившись вести огонь на сравнительно больших дистанциях, доставляли немало проблем лоялистам. Они регулярно устраивали обстрелы лагерей, обозов и колон на марше. Из-за меньшей дальнобойности массового пехотного оружия лоялистов единственной эффективной контрмерой в таких ситуациях была артиллерия. Однако подготовка орудия под огнем противника дело непростое, к тому же, ко времени первого выстрела снайпер-патриот успевал уйти с позиции. Английские стрелки, надо заметить, пытались перенять эту тактику, но у командования подобные инициативы энтузиазма не вызывали. Поэтому в армии лоялистов большого количества снайперов так и не появилось.

В самом начале XIX века снайперский огонь использовался редко, но, как говорится, метко – тогда англичане и французы «обменялись» меткими выстрелами в генерала Кольбера и адмирала Нельсона. Оба военачальника погибли. Но настоящий расцвет снайперского дела относится к середине того же века. В это время ведущие страны перешли на нарезное игольчатое оружие, имевшее куда большие показатели дальности боя, чем предшественники. Вдобавок к этому в английской армии наконец стали целенаправленно готовить стрелков для снайперской работы и выдавать им штуцеры со специально изготовленными прицелами. В ходе Крымской войны английские снайперы доставили множество проблем российской армии, ведь обнаружить и подавить вражеского стрелка дело непростое и небыстрое. А до того он успеет, как минимум, ранить нескольких человек. Немного позже, в Англо-бурские войны африканские стрелки переняли английский опыт, и снова войскам Туманного Альбиона пришлось прятаться от одиночных, но таких опасных пуль. Во второй половине XIX века во многих армиях появилась примета о спичке: от одной нельзя прикуривать втроем. Причина ее проста и кроется в особенностях снайперской работы ночью. Когда прикуривает первый человек, снайпер обнаруживает его по огоньку. Когда спичка переходит ко второму солдату, снайпер получает примерное представление о его расположении и может сделать упреждение в сторону третьего. Соответственно, когда третий солдат только-только начинает прикуривать, снайпер уже сделал выстрел в нужном направлении. Снайперы оказались настолько эффективным средством ведения войны, что в некоторых случаях полноценным частям английской армии противостояли исключительно меткие стрелки, рассредоточенные на местности.

Окопный снайпинг

Мировые войны оказали огромное влияние на все виды вооруженных сил, военной техники, а также внесли коррективы в воинскую науку, в том числе и в снайперское искусство. В 1915 году немецкое командование приказывает ввести в штат подразделений стрелков-снайперов. К этому времени все европейские армии перешли на магазинные винтовки, а немцы, кроме того, успели наладить крупносерийный выпуск оптических прицелов. Все это позволило подготовить огромное количество снайперов: в некоторых ротах их было по шесть-семь человек. Особенности позиционной войны, а именно большое количество окопов непосредственно на передовой, позволили немецким стрелкам развернуть такую бурную деятельность, что солдаты противника иной раз боялись высовываться из укрытий. Кроме того, снайперы в некоторой мере оказали влияние и на военную форму: во избежание потерь среди младших офицеров в армиях начали вводить полевые погоны, знаки на которых было невозможно различить с большого расстояния.

С некоторым запозданием после немцев свои школы снайперов создала и Великобритания. Отличившихся в меткости пехотинцев стали отправлять на специальные курсы (всего 17 дней), где их обучали всему, чему можно научить за такой короткий срок. Но у англичан возникла серьезная проблема: не все выпускники курсов были готовы к серьезной снайперской работе. Чаще всего у них были проблемы с маскировкой. Как результат – большие потери среди новоиспеченных снайперов. Зато оставшиеся в живых, благодаря своим навыкам, повлияли на развитие всего мирового снайпинга. Именно английские стрелки первыми придумали маскировочные костюмы и макеты предметов фронтовой обстановки, служащие укрытием для снайпера. Позже эту практику переняли все воюющие стороны, а костюмы из множества тканевых элементов, имитирующих зелень, применяются до сих пор. Понятно, что появление достаточного количества снайперов у противников кайзеровской Германии привело к первым снайперским дуэлям, которые впоследствии станут обычной практикой. Дело в том, что с борьбой против профессионального снайпера лучше всего справится такой же профессионал.

В Российской империи первый оптический прицел, пригодный для использования с существующим оружием, появился только в 1914 году, а в силу различных проблем в войска он пошел только в конце 16-го. Само собой, каких-либо выдающихся достижений российские снайперы не имели хотя бы из-за малого времени, остававшегося до выхода страны из Первой Мировой.

На пороге Второй Мировой

Достаточное внимание снайперам в нашей стране стали уделять лишь в конце 20-х годов. Тогда на высших стрелковых курсах «Выстрел» был организован специальный курс по подготовке снайперов. Через несколько лет к «Выстрелу» в этом деле присоединятся некоторые курсы ОСОАВИАХИМа. Основным оружием снайпера тогда была винтовка Мосина с оптическим прицелом. В конце 30-х будет создана снайперская версия самозарядной винтовки Токарева СВТ-40, однако ее производство вскоре будет свернуто из-за недостаточной точности. В итоге всех мер к началу Второй Мировой войны счет снайперов в Советском Союзе шел на тысячи.

Однако не все стрелки из этого огромного количества владели всеми необходимыми навыками. Этот факт считается одной из главных причин успеха финских снайперов в Советско-Финской войне. Вражеские стрелки хорошо знали местность и особенности условий, в которых пришлось воевать. Особо отличился Симо Хяюхя, на счету которого более 200 убитых солдат и офицеров. Надо заметить, численные показатели эффективности снайперской работы в некотором роде похожи на счета летчиков-асов: все те же проблемы с точным подсчетом, фиксацией успешного выстрела/сбития и, как следствие, многочисленные споры, кривотолки и легенды. Например, часто утверждается, что Хяюхя всего за три месяца, которые пробыл на фронте, уничтожил более полутысячи красноармейцев. Но главной заслугой финского снайпера является создание негласного набора правил и методик маскировки, обеспечивающих успех. В различных вариациях и с соответствующими изменениями опыт Хяюхя используется до сих пор.

Тем не менее, и советские снайперы получили свой звездный час. Пришелся он на Великую Отечественную. В первые месяцы войны наши стрелки так сильно мешали немецкому наступлению, что командование Вермахта было вынуждено заново организовать снайперские курсы, закрытые после окончания Первой Мировой. В количественном плане со временем немцам удалось сравняться с советскими снайперами, но были и «качественные» различия. Так, в Красной армии было немалое количество снайперов-женщин, причем воевали они не хуже коллег-мужчин. Пожалуй, самой известной из них стала Людмила Павличенко. До июня 42-го года она успела уничтожить 309 вражеских солдат и офицеров, среди которых было 36 снайперов. Но после достижения таких результатов она была ранена и больше на фронт не возвращалась – ее назначили инструктором на курсах «Выстрел». Кроме того, в Соединенных Штатах Л. Павличенко известна своим вопросом, произнесенным на митинге в Чикаго, где она была в составе советской делегации: «Мне двадцать пять лет. На фронте я уже успела уничтожить триста девять фашистских захватчиков. Не кажется ли вам, джентльмены, что вы слишком долго прячетесь за моей спиной?!». Меньших счетов добились другие девушки-снайперы – Алия Молдагулова, Наталья Ковшова и Мария Поливанова, Роза Шанина и другие. Но и они своей сложной и рутинной работой приближали Победу.




Не хуже девушек воевали и снайперы-мужчины. Пожалуй, самым известным из них стал Василий Зайцев. Только за ноябрь-декабрь 42-го года в ходе Сталинградской битвы Зайцев уничтожил почти две с половиной сотни офицеров и солдат и 11 снайперов. Также в Сталинграде Зайцев провел дуэль с немецким снайпером длиной в несколько дней, по мотивам которой потом даже будет снят фильм. Сам советский снайпер в своих мемуарах именовал врага майором Кенингом, но в более поздних источниках утверждается, что для охоты на советских снайперов был специально направлен начальник снайперской школы в Цоссене штандартенфюрер СС Г. Торвальд. Несколько дней на позициях, раненый напарник, разбитая оптика у другого и в результате всего один выстрел, после которого немецкой школе понадобился новый начальник. В начале 1943 года, мешая наступлению немцев, Зайцев получил тяжелое ранение, из-за которого почти полностью потерял зрение. Восстановлением здоровья снайпера занялся сам В. Филатов и после нескольких операций через месяц Зайцев снова смог видеть. 22 февраля В. Зайцев получил звание Героя Советского Союза. До окончания Великой Отечественной этот снайпер успел не только увеличить свой боевой счет, но и написать несколько учебников по снайперскому делу.

Что же до немецких снайперов, то они тоже доставили немало проблем Красной армии. Однако чаще всего упоминаются из действия на западноевропейском театре военных действий Второй Мировой. Высадившиеся в Нормандии американцы и англичане не имели нужных навыков и опыта для борьбы со снайперами противника. К тому же в тех регионах широкое распространение имели живые изгороди, в которых немецкие снайперы часто устраивали свои позиции. По первому времени главным средством союзников против вражеских стрелков были минометы, но впоследствии к ним добавились и собственные стрелки. В короткие сроки Штатам и Англии пришлось создавать и восстанавливать свою школу снайперского искусства. Однако война уже шла к концу, и значительных счетов американцам и англичанам добиться не удалось.

Новое время и новые веяния

До определенного времени снайперы были «избранными» - их было немного, а навыкам и умениям мог позавидовать кто угодно. Но новое время всегда несло новые идеи, и очередным подтверждением этого тезиса стала новая концепция родом из СССР. Отечественные военачальники решили, что помимо пулеметчиков пехотное или мотострелковое подразделение должны поддерживать и снайперы. Такой подход к снайперскому делу получил название «пехотный снайпер». В качестве оружия для этих солдат была создана винтовка СВД. До сих пор идут споры, есть ли смысл в введении в состав подразделений своего собственного снайпера и насколько эффективной является его работа. Тем не менее, во множестве стран была введена специальность пехотного снайпера. Аналогичным образом обстоит дело и с СВД – множество людей критикует, но не меньшее количество ей пользуется и отказываться не собирается. Вероятно, дело в том, что это оружие хорошо справляется с теми задачами, для которого оно делалось.



Конец XX века потребовал создания новой специализации снайпера: увеличилось количество ситуаций с заложниками, а боевые действия в городе почти полностью перестали кого-либо удивлять. Все это привело к появлению т.н. полицейского снайпинга. От пехотного или диверсионного снайпинга (так часто именую «классическую» работу стрелка с засадами, маскировками и т.д.) его, в первую очередь, отличают дистанции: обычно они не превышают 150-200 метров. Правда, малые дистанции не делают профессию полицейского снайпера легче. Дело в том, что цели в таких случаях также оказываются меньше: например, часто приходится стрелять в руку преступника, в которой он держит пистолет. Можно представить, какая подготовка требуется для такой точности.

За сравнительно короткий промежуток времени появилось сразу две новые специализации снайпера. Однако развитие этого искусства не стоит на месте и продолжается. К примеру, в 80-х годах прошлого века появился новый класс снайперского оружия – крупнокалиберные винтовки. Надо заметить, попытки «приладить» патрон 12,7х99 мм к снайперскому делу предпринимались и раньше. Самый известный случай – рекорд американского стрелка К. Хэскока, установленный во Вьетнамской войне. Из специально доработанного пулемета Браунинг M2 с оптическим прицелом Хэскок смог застрелить вьетнамского солдата, находившегося на расстоянии около 2250 метров. До 2002 года это был официальный мировой рекорд.



Одной из первых серийных крупнокалиберных снайперских винтовок и, наверное, самой знаменитой их них, стала Barrett M82, созданная Ронни Барреттом в 1982 году и принятая на вооружение в начале 90-х. Благодаря мощному патрону это оружие поражает цели на дальностях до 1800 метров, а «мишенью» для снайпера может быть не только живая сила противника, но и автотранспорт, легкобронированная техника и т.д. В нашей стране разработка подобного оружия началась только после распада Советского Союза, а первоначально тактической нишей для крупнокалиберных винтовок считалась борьба с вражескими снайперами. Отсюда термин «антиснайперская винтовка». Первым подобным образцом стала винтовка В-94 «Волга», созданная в тульском КБП. Позже «Волгу» доработали и сделали винтовку ОСВ-96, отличающуюся от оригинальной рядом нововведений, обеспечивающих большее удобство для стрелка. Боеприпас обеих винтовок одинаков – 12,7х108 мм, а дальность и точность почти такие же, как и у «Барретта». После ОСВ-96 в нашей стране были созданы винтовки КВСК (Ковровский механический завод), ВССК «Выхлоп» (тульское ЦКИБ СОО) и ряд других типов. Некоторым из них удалось поступить на вооружение силовых структур России.



Другой тенденцией в развитии снайперского оружия стал отказ от автоматического механизма винтовок. В свое время возможности самозаряжания и самовзвода считались важным преимуществом оружия, но впоследствии большую популярность завоевали взгляды, подразумевающие «возвращение к корням». Немалая часть самозарядных снайперских винтовок имеет автоматику с газовым двигателем, а она требует отбора некоторой части пороховых газов, что немного снижает эффективную дальность огня. Кроме того, пока пуля движется по стволу, затвор винтовки тоже успевает сдвинуться и изменить балансировку последней. В результате этого происходит небольшое смещение ствола, которое снижает точность. Оружие с продольно-скользящим затвором и ручной перезарядкой не имеет таких недостатков, хотя и ценой меньшей скорострельности. Но скорострельность снайперу почти всегда просто не нужна. Самым известным представителем нового поколения неавтоматического оружия стала австрийская Steyr SSG69, состоящая на вооружении многих стран и послужившая основой для нескольких новых типов винтовок.



Вдобавок к ручной перезарядке в последние годы все больше новых конструкций создается по т.н. скелетной схеме. При такой компоновке ствольная коробка крепится к специальной раме, которая, в свою очередь, присоединяется к ложе. Такая конструкция ведет себя надежнее, чем привычная, а при повреждении ложи или приклада «стреляющий блок» оружия страдает куда меньше. Таким образом, достаточно только заменить поврежденные детали и, если требуется, произвести повторную подстройку под стрелка.

***

По вполне объективным причинам нельзя со стопроцентной вероятностью предугадать развитие снайперского дела в будущем. Но уже сейчас на основе имеющихся тенденций можно строить свои предположения. К примеру, в нашей стране стоит ожидать появления большого количества снайперов, прошедших соответствующую подготовку. В прошлом году в военных округах России были созданы специальные школы для подготовки профессиональных снайперов. Само собой, подробной информации о методиках подготовки или служебных моментах этих школ в открытом доступе нет, но имеющаяся информация позволяет утверждать о подготовке не пехотных, но снайперов в основном, если можно так сказать, международном значении слова. Что же до полицейского снайпинга, то он, вероятнее всего, будет развиваться в тех же направлениях, что и прежде – все-таки сильных изменений условий для работы таких специалистов нет и не предвидится.
Автор:
Рябов Кирилл
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

17 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти