Индийский поход японских подводников на исход Второй мировой не повлиял

Индийский поход японских подводников на исход Второй мировой не повлиялВо время нападения на американскую базу в Перл-Харбор в боевом составе ВМС Японии было 60 подводных лодок. Естественно, что большая часть операций японских ПЛ проводилась в Тихом океане, но действиям в Индийском океане также отводилась важная роль. Японские лодки имели скорость хода и дальность плавания, позволявшие им покрывать обширные расстояния, однако несли минимально необходимое оборудование, к примеру, РЛС на них не стояли.

С другой стороны, они были вооружены надежными торпедами, имевшими высокую скорость и большую дальность стрельбы; кроме того, все лодки имели палубные артиллерийские установки, а многие из них к тому же несли на себе легкие самолеты, которые использовались для разведки. Малоизвестным эпизодам боевых действий японских субмарин в Индийском океане посвящен данный материал, подготовленный по материалам зарубежной военной печати и книги М. Уилсона «Война подводников. Индийский океан – 1939–1945 гг.». При этом в статье приводятся географические названия, которые были в ходу в описываемый период времени.

ЖЕСТКИЙ КОНТРОЛЬ


Японские ВМС имели три класса лодок – большие океанские лодки, чьим номерам предшествовала буква «I»; подлодки класса «RO», имевшие значительно меньшие размеры, и субмарины класса «HA» – прибрежного действия и мини-лодки.

Японская военно-морская доктрина требовала, чтобы лодки действовали под жестким контролем, поэтому некоторые лодки были оборудованы для того, чтобы на них мог размещаться старший морской начальник, который руководил бы действиями нескольких ПЛ в удаленных районах. Но в этом случае находившийся на борту лодки начальник обладал заведомо ограниченной информацией об обстановке, что являлось большим минусом. Более того, каждая ПЛ должна была всплывать каждую ночь для передачи и приема информации от своего командира. Разумеется, радиопередачи подвергались перехвату и дешифровке противником.

Как пишет М. Уилсон, «… жесткая тактика, которую применяли японские лодки, является базовым примером отсутствия гибкости в стратегическом и тактическом планировании японцев. Даже обильный урожай разрушительных побед, собранный немецкими подводными лодками, не вдохновил японский Императорский флот изменить свои методы и атаковать протяженные линии снабжения американцев…».

В январе 1942 года подлодкам 5-й эскадры ПЛ японского Императорского флота было приказано убыть с их базы в Камрань-Бей (Индокитай) и прибыть на новую базу в только что захваченном японцами малайском порту Пенанг. Две ПЛ из состава эскадры, «I-59» и «I-60», получили инструкции следовать прямо в Пенанг с проходом вблизи острова Рождества и вдоль западного побережья Суматры. 17 января вблизи южного входа в пролив Сунда «I-60» была обнаружена английским эсминцем «Jupiter» и атакована глубинными бомбами; вынужденная всплыть лодка была уничтожена огнем артиллерии эсминца. «I-59», в свою очередь, во время прохода вдоль побережья Суматры потопила торговое судно противника. Другие две лодки эскадры, «I-62» и «I-64», направились к Цейлону и действовали вдоль индийского побережья между Мадрасом и Кочином; эти лодки пришли в Пенанг в начале февраля, потопив в общей сложности 7 судов противника. «I-65» и «I-66» прошли вдоль западного побережья Суматры и находились в районе северного входа в Малаккские проливы, ошибочно полагая, что здесь появятся корабли британских королевских ВМС из Сингапура. Через некоторое время «I-65» направилась прямо в Пенанг, а «I-66» стала действовать в районе близ Рангуна, а потом также ушла на свою новую базу. Так японские подводные лодки появились в Индийском океане, потопив в январе 1942 года 10 судов противника, а в феврале – пять.

ПАСХАЛЬНЫЙ СЮРПРИЗ

После нападения на Перл-Харбор авианосная ударная группа под командованием вице-адмирала Нагумо вернулась в Японию, чтобы подготовиться к выполнению новой задачи – ликвидации любой английской угрозы в Индийском океане путем поиска и уничтожения британского флота и удара по целям в Коломбо и Тринкомалли. Японцы направили в Индийский океан дополнительное количество подводных лодок, которые должны были вести разведку вокруг Цейлона и вдоль западного побережья Индии. Эти лодки «I-2», «I-3», «I-4»«I-5», «I-6» и «I-7» образовали 2-ю эскадру ПЛ, которой командовал контр-адмирал Ичиока. Все подлодки этой эскадры позднее пришли в Сингапур, так и не обнаружив британский флот и потопив в общей сложности около десятка торговых судов противника.

В свою очередь, удар авианосной группы адмирала Нагумо по Цейлону на Пасху 1942 года был гораздо более успешным: на берегу были серьезные разрушения, на острове практически не осталось английской авиации, были потоплены авианосец, два крейсера и повреждены несколько кораблей. Японские потери в этой эффективной операции составили не менее 17 самолетов.

Тем временем первоначальная группа ПЛ из Пенанга активно действовала в Бенгальском заливе, однако, к счастью для англичан, испытывавшим острый дефицит противолодочных кораблей в этом районе, потери в торговых судах были не очень серьезными.

За четыре месяца, прошедшие после атаки на Перл-Харбор, японцы достигли своей военной цели – они захватили Малайю, всю голландскую Ист-Индию и большую часть филиппинского архипелага, которым управляли американцы. Оставшимся на Филиппинах опорным точкам американцев не суждено было долго продержаться. Как отмечает М. Уилсон, «дополнительно успешный бросок на запад к Ближнему Востоку и соединение с немецкими силами поставили бы англо-американских союзников в положение, которое было бы нельзя спасти. Союзникам, должно быть, сильно повезло, поскольку глаза японцев были сфокусированы только на Тихом океане, где главным противником справедливо рассматривались американцы, а посему Индийский океан считался второстепенным делом; большее сотрудничество с немцами, как вероятная стратегическая возможность, не рассматривалось».

В ДЕЛО ИДУТ МИНИ-СУБМАРИНЫ

Следующий большой поход японских ПЛ в Индийский океан состоялся в июне-июле 1942 года, и в нем участвовали пять ПЛ – «I-10», «I-16», «I-18», «I-20» и «I-30», на каждой из которых имелось 140-мм орудие. «I-10» была несколько крупнее остальных лодок, чье надводное водоизмещение составляло 2544 тонны, а максимальная надводная скорость равнялась 23,5 узла. «I-10», на которой находился адмирал Ишизаки со своим штабом, перевозила на себе легкий самолет. Имелся легкий самолет и на «I-30», а остальные три лодки транспортировали на себе по мини-субмарине. При подводном водоизмещении в 46 тонн экипаж мини-ПЛ составлял два человека, дальность плавания при подводной скорости 19 узлов равнялась 18 милям, или 80 милям при подводной скорости 6 узлов, а вооружение включало два торпедных аппарата, имевших внешнее заряжание. Ранее, при нападении на Перл-Харбор, были использованы пять таких мини-ПЛ, но все они были утеряны, не достигнув ни одной победы. Частью группы адмирала Ишизаки также были шедшие отдельно два вооруженных торговых крейсера, которые предназначались для снабжения ПЛ топливом и действия как надводные рейдеры.

ПЛ «I-30» убыла в район предназначения на несколько дней ранее основной группы и вечером 7 мая 1942 года оказалась в районе Адена. Там с катапульты был запущен самолет, который в вечерних сумерках должен был произвести разведку акватории порта. Воздушная разведка была повторена на следующий день, в этот раз над французским портом Джибути. Разведка с воздуха была проведена и 19 мая над Дар-эс-Саламом; подходящей цели, а ею для японцев были военные корабли англичан, не было обнаружено ни в одном из названных портов. Самолет с другой ПЛ («I-10») 20 мая провел воздушную разведку порта Дурбана, и хотя в то время на рейде порта находилось около сорока торговых судов, «I-10» не выполнила ни одной атаки.

К вечеру 29 мая субмарина «I-10» находилась в районе занятого англичанами Диего-Суарец на Мадагаскаре и снова выслала на разведку свой самолет. Самолет был замечен англичанами, и линкор Ramillies в целях безопасности сменил причал, но сделано это было потому, что самолет посчитали французским, прилетевшим с южной части острова. Как и в предыдущие воздушные разведки над Аденом и Дурбаном, у англичан даже и мысли не было о том, что самолет мог быть японским. Ясная лунная ночь благоприятствовала воздушной разведке, и самолет доложил о стоявших на якоре в бухте линкоре, крейсере и других кораблях. Адмирал Ищизаки передал эту информацию на «I-16», «I-18» и «I-20» и приказал им «запереть» вход в бухту и начать атаку.

Примерно в 9 милях от входа в порт Диего-Суарец «I-20» спустила на воду свою мини-ПЛ (лейтенант Акиеда и старшина Такемото), в нескольких милях от них ушла в сторону порта еще одна мини-ПЛ, спущенная с «I-16». «I-18» испытывала проблемы с двигателями, что заставило ее находиться чересчур далеко от места проведения операции.

Тем временем линкор Ramillies бросил якорь близ своей первоначальной стоянки, рядом с ним находились эсминец и десантный корабль, у входа в порт стоял танкер, а у стенки был пришвартован транспорт с боеприпасами. В 8.15 вечера спокойствие громадной бухты было нарушено, потому что торпеда, выпущенная с мини-ПЛ лейтенанта Акиеда пробила левый борт линкора; часом позже другая торпеда с этой же мини-ПЛ взорвалась в машинном отделении танкера, который частично затонул. Линкор Ramillies был также выведен из строя и не участвовал в боях 12 месяцев. Японцы не знали о транспорте с боеприпасами, попадание в который могло иметь катастрофические последствия для англичан. После выполнения своей задачи мини-ПЛ лейтенанта Акиеда направилась в открытое море, но села на риф на выходе из бухты. Оба члена экипажа лодки попытались по суше добраться до условленного места, откуда их должны была забрать японская подлодка, однако были обнаружены патрулем английских коммандос. Японцы отказались сдаться в плен и были застрелены.

Вооруженные торговые крейсеры находились в 600 милях к юго-востоку от Мадагаскара в готовности передать на лодки топливо и припасы. Они парой прошли весь Индийский океан, но их единственной жертвой стал голландский танкер Genota, который с призовой командой был отправлен в Сингапур. Дозаправив лодки, торговые крейсеры направились в Мозамбикский пролив, потопив 5 июня английский грузопассажирский лайнер Elysia водоизмещением 6757 тонн. Месяцем позже, еще до убытия в Сингапур, крейсеры потопили свою следующую и последнюю жертву – английское моторное судно Hauraki.

«ФРАНЦУЗСКИЙ ЭКСПРЕСС»

Адмирал Ишизаки, давший своим подводникам возможность почувствовать вкус крови на настоящем английском линкоре и убедившись, что его лодки заправлены топливом под завязку, направил «I-10» и «I-18» к южному входу в Мозамбискский пролив, а «I-16» и «I-20» – к северному с задачей атаковать торговые суда. «I-30» было приказано отправляться во Францию, куда она и прибыла 5 августа. К 9 июля, когда лодки получили приказ возвращаться в Пенанг, первая пара лодок потопила 11 торговых судов, а вторая – 10.

Во Франции «I-30» была загружена оборудованием и образцами новейшего вооружения (РЛС, ракета и планирующая бомба) и вернулась в Сингапур, откуда 13 октября ушла в Японию, но подорвалась на мине и затонула.

Следующей лодкой, которая ушла во Францию 6 июля 1943 года, была «I-8». Помимо экипажа самой лодки, на ней находился японский экипаж для немецкой ПЛ «U-1224», которая по приказу Гитлера передавалась японцам в качестве образца немецких подводных лодок «Тип IXC» с надводным водоизмещением 1120 тонн. В японских ВМС эта лодка получила обозначение «RO-501». «I-8», загруженная элементами конструкций немецких торпед и артиллерийских систем, 5 октября 1943 года убыла из Франции домой и благополучно добралась до Японии, став единственной японской лодкой, удачно сходившей в Европу и обратно. Японскому экипажу «RO-501» потребовалось время, чтобы освоиться на лодке немецкой постройки, поэтому она вышла из Гамбурга в Японию только в мае 1944 года. Впрочем, в центре Атлантики лодка была обнаружена и потоплена американским эсминцем, спасшихся не было.

В ноябре 1943 года из Пенанга в Европу ушла «I-29». Англичане и американцы, используя раскодированные материалы шифроперехвата, в деталях знали о перемещении этой лодки, однако не решались действовать на основе имеющейся информации из опасения скомпрометировать ценный источник. Лодка благополучно доставила в оккупированную немцами Францию японских ученых, специалистов и груз стратегического сырья. В обратную дорогу лодка была загружена ценным немецким научным оборудованием и чертежами нового и секретного оружия, включая новейшие самолеты «Ме-163» и «Ме-262». Лодка без особых проблем добралась до Сингапура, произвела там дозаправку и вышла на финальный отрезок маршрута – в Японию, однако 26 июля 1944 года, когда субмарина находилась южнее Формозы (ныне Тайвань), ее обнаружили и отправили на дно корабли ВМС США.

Примечательно, что в конце апреля 1943 года «I-29» участвовала в операции, которую можно считать редким примером германо-японского сотрудничества. В 600 милях от Дурбана эта лодка встретилась с немецкой ПЛ «U-180». В погодных условиях, которые сделали шлюпочное сообщение между двумя лодками трудным и опасным, немцы передали японцам лидера индийских националистов С. Босе и ненавидевшего англичан арабского фанатика А. Хасана. Кроме того, японцы получили от немцев их планы по новому оружию и образец химического устройства, которое, будучи выпущенным подводной лодкой, производило массу пузырьков воздуха, сбивавших с толку гидролокаторы противника. Немцы, в свою очередь, приняли на борт лодки три новейших японских торпеды, два ящика с золотом и некоторое количество хины, а также двух японских офицеров. Вся операция заняла несколько дней. После этого «U-180» благополучно вернулась во Францию, а «I-29» высадила С. Босе в Сингапуре (впоследствии он стал лидером Индийской национальной армии, в которую набирали добровольцев из числа индийских военнопленных).

В ноябре 1943 года, вскоре после убытия «I-29», в Европу из Сингапура ушла другая японская лодка «I-34», которая в районе Пенанга была торпедирована и потоплена английской ПЛ Taurus. Последней японской субмариной, сделавшей попытку сходить с грузом в Европу и обратно, была «I-52». 22 июня 1944 года, когда лодка находилась на обратном маршруте из Европы в Японию близ Азорских островов, ее обнаружил и потопил палубный самолет с американского авианосца Bogue.

ЯПОНСКАЯ ЖЕСТОКОСТЬ

Говоря о действиях японских подводных лодок, нельзя не упомянуть о случаях сознательной жестокости японских подводников в отношении экипажей торпедированных ими торговых судов. В этой связи часто говорят о приказе, отданном командиром 1-й дивизии ПЛ контр-адмиралом Такеро Каута 29 марта 1943 года, который, в частности, включал следующее указание командирам ПЛ: «… не останавливаться в деле потопления кораблей и торговых судов противника. Одновременно производить полное уничтожение экипажей кораблей противника». Многовековой закон моря, известный во всем мире и требовавший от моряков оказывать помощь всем, кто оказался в беде, умышленно игнорировался.

Пожалуй, наиболее дурную известность среди командиров японских подводных лодок заслужил Т. Ариизуми, который вступил в командование ПЛ «I-8» после ее успешного возвращения из Франции. 26 марта 1944 года его первой жертвой стал голландский пароход Tjisalak водоизмещением 5787 тонн, в одиночку шедший по маршруту Мельбурн–Коломбо. В 500 милях от места назначения в судно попали две торпеды, выпущенные «I-8». Объятое огнем и явно тонущее судно было покинуто экипажем. От взрыва торпед погибли только три человека, но остальным удалось добраться до спасательных шлюпок и плотов. «I-8» всплыла в 100 ярдах (около 91,5 м) от спасшихся пассажиров и членов экипажа голландского парохода. Жестами японцы заставили шлюпки приблизиться, и капитану погибшего парохода и еще восьми пассажирам первой шлюпки было предложено подняться на лодку и пройти к рубке. После этого всем остальным также было приказано подняться на лодку, у них отобрали спасательные пояса, ценные вещи и собрали на носу лодки. Потом пленников по одному выводили на корму, били молотками и стреляли. Таким образом были убиты 98 пассажиров и членов экипажа. На удивление, пятерым удалось избежать бойни и добраться до одной из спасательных шлюпок – это случилось после того, как Т. Ариизуми повел лодку на поиск новой цели. Через пару дней эта пятерка была спасена американским торговым судном.

30 марта «I-8» торпедами и артиллерийским огнем пустила на дно другое торговое судно, однако в этот раз Т. Ариизуми не тронул спасшихся членов экипажа и пассажиров этого судна. Аналогичная история произошла и 29 июня 1944 года, когда Т. Ариизуми пощадил примерно 150 человек, спасшихся с торпедированного им судна.

2 июля «I-8» торпедами и артиллерийским огнем потопила судно Jean Nicolet водоизмещением 7176 тонн, однако все сто человек, находившиеся на борту погибающего судна, сумели добраться до спущенных на воду спасательных шлюпок и плотов. Спасшимся было приказано подняться на лодку, где у них отобрали спасательные жилеты, личные вещи и связали руки за спиной. Потом пленников провели на корму лодки, где их заставили «пройти через строй»; во время этой «процедуры» их били молотками и другими предметами, после чего в них стреляли и сталкивали в воду. Японцы не успели прикончить всех пленников, поскольку на лодке прозвучал сигнал тревоги, и она стала выполнять погружение. Позднее корабль британских ВМС подобрал не менее 27 спасшихся в этой бойне. Примечательна судьба Т. Ариизуми, который не был судим за военные преступления, а погиб от своей собственной руки. В конце войны он командовал громадной ПЛ «I-400» (надводное водоизмещение 3530 тонн, подводное – 6560 тонн), которая транспортировала на себе три самолета и была способна достичь Панамского канала. Лодка ушла в свой первый боевой поход незадолго до окончания войны, и с капитуляцией Японии ей было приказано возвращаться на базу. Когда лодка входила в токийский залив, Т. Ариизуми застрелился.

Т. Ариизуми не был первым из числа тех, кто стал выполнять приказ адмирала Коута. Еще 14 декабря 1943 года находившееся на переходе Коломбо-Читтагонг судно Daisy Moller было торпедировано ПЛ «RO-110», которой командовал К. Эбато. Весь экипаж покинул гибнущее судно, до берега было всего три мили и спасшиеся тешили себя надеждой, что все обойдется, поскольку радист успел передать сигнал бедствия. Но Эбато поднял лодку на поверхность, протаранил спасательные шлюпки, расстрелял из пулемета находившихся в воде и боровшихся за свою жизнь людей. Из 71 человека, покинувшего судно, 55 человек остались лежать лицом вниз в запятнанной кровью воде; остальным удалось добраться до берега после того, как лодка повернула в море на поиск новых жертв.

Английское командование было озабочено возможным негативным воздействием этой жестокости на моральное состояние моряков своих торговых судов, может быть, именно на это и рассчитывали сами японцы. Англичане приняли меры по исключению огласки новостей о потоплении и последующих зверствах японцев. Однако многие моряки торгового флота все равно были в курсе происходящего, знали об этом и их коллеги с боевых кораблей. Англичане через правительство Швейцарии сделали официальный протест по поводу японских зверств. Протест был передан японцам, но был ими проигнорирован.

Март 1944 года был последним месяцем, когда от японских ПЛ в Индийском океане был более-менее значимый эффект. В конце ноября 1944 года в Пенанг после патрулирования вернулись субмарины «RO-113» и «RO-114», и это ознаменовало конец действий японских ПЛ в Индийском океане. Командованию японских Императорских ВМС для более серьезных операций в Тихом океане потребовались все имевшиеся подводные лодки.

Учитывая тот факт, что в Индийском океане ходило много судов, большая часть которых не имела охранения, вряд ли кампанию японских ПЛ в Индийском океане можно назвать успешной. Японские лодки подолгу были в море и не находили целей. На фоне достижений американских подводников, действовавших против японских коммуникаций, японцы просто провалились. Сравнивая же действия японских субмарин с операциями английских и голландских подлодок у малайского побережья, можно определенно сказать, что японские подводники не оказали того воздействия на войну, какое они могли бы сделать.
Автор: Юрий Юрьев
Первоисточник: http://nvo.ng.ru/history/2017-01-13/14_932_submarines.html


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 8

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. parusnik 15 января 2017 08:50
    и книги М. Уилсона «Война подводников. Индийский океан – 1939–1945 гг.».
    ..Есть такая книга, спасибо за статью..
  2. Шульц 15 января 2017 11:16
    Японский тупой консерватизм явился прямой причиной провала плана подводной войны - пренебрежение и нежелание развивать радиолокацию (даже имея немецкий опыт) привело к неоправданным потерям ПЛ и к ответному всплеску азиатской жестокости к экипажам потопленных судов
    1. антивирус 15 января 2017 12:56
      изменение или сохранение менталитета.Что нам надо сейчас?если готовиться к войне.
  3. Роман 11 15 января 2017 13:32
    Вообще-то у японцев неплохая мысль была насчёт подводных авианосцев. Если бы их ещё раньше задействовали, да совместно с действиями флота ...

    А так да, рлс почти вывело их из войны, сделав немыми очевидцами.
  4. knn54 15 января 2017 14:09
    -японцы получили от немцев их планы по новому оружию .
    Документации на пилотируемый вариант ФАУ-1 и первую в мире ЗУР "Вассерфаль",которая успешно прошла испытания.
  5. МПК105 15 января 2017 15:11
    Спасибо за статью!Очень люблю читать на морскую тематику!
  6. JääKorppi 23 января 2017 12:34
    Интересно, а если бы, японцы получили чертежи немецкого оружия и подводную лодку? Как повернулась бы история?
  7. Лексус 9 декабря 2017 18:53
    Спасибо, очень хорошая статья! hi
Картина дня