Не прогадал ли Вьетнам с индийским «Акашем»?


Огневые испытания индийского зенитно-ракетного комплекса «Akash». Сразу после схода с наклонной пусковой установки ЗУР за 4,5 с разгоняется до скорости 1800 км/ч благодаря мощному стартовому твердотопливному заряду, затем, после включения маршевого ракетно-прямоточного двигателя (РПД), ЗУР «Akash» за половину минуты набирает скорость в 3600 км/ч. Массивные наплывы на законцовках хвостовых стабилизаторов ЗУР (на фото) — приёмные антенны канала радиокоррекции и излучающие антенны ответчика


На фоне всё более усугубляющейся ситуации во взаимоотношениях Пекина с Вашингтоном, Токио, Тайбэем и Сеулом из-за территориального спора за архипелаг Дяоюйдао, а также планов по размещению в РК батареи противоракетного комплекса «THAAD», Вьетнам «под шумок» размышляет о целесообразности закупки у своего главного антикитайского партнёра — Индии определённого количества дивизионов ЗРК «Akash». «Чудным» образом, дата выхода новости (11 января 2017 года), со ссылкой на министра обороны Индии Манохара Паррикара, примерно совпала с информацией о поступлении сверхманевренных многоцелевых истребителей поколения «4++» Су-35С в строевые части ВВС Китая. По-видимому, к подобным размышления Ханой подталкивает и тот факт, что в декабре 2016-го года официальный Пекин заявил о намерениях использовать Су-35С в задачах патрулирования воздушного пространства над спорным островным архипелагом Спратли в Южно-Китайском морем. Но чем руководствуется оборонное ведомство Вьетнама, выбирая именно ЗРК «Акаш», пока не совсем ясно.


СУЩЕСТВУЮЩИЙ ПОТЕНЦИАЛ ПВО ВЬЕТНАМА ПОЗВОЛЯЕТ ВЫСТОЯТЬ В КРАТКОВРЕМЕННОМ ВОЕННОМ КОНФЛИКТЕ

Современное состояние противовоздушной и противоракетной обороны Вьетнама находится на достаточно высоком уровне. Входящие в состав ВВС Вьетнама дивизии ПВО имеют на вооружении как старые и проверенные временем комплексы, так и весьма продвинутые ЗРК малой/средней/большой дальности последних поколений. Их основу составляет 2 зенитно-ракетных дивизиона С-300ПМУ-2 «Фаворит», а также 6 дивизионов «Бук-М2Э», которые предназначены для прикрытия стратегически важных объектов страны от ударов китайских СКР, баллистических ракет, а также от ракетно-бомбовых ударов тактической авиации. «Трёхсотые», входящие в состав 361-й и 367-й дивизий противовоздушной обороны прикрывают промышленную и военную инфраструктуры в близлежащих с Хошимином и Ханоем провинциях. Под их противоракетным «зонтиком» находятся батареи береговой артиллерии, а также береговых противокорабельных комплексов «Бастион-С». Последние играют огромную роль в сдерживании китайского флота на случай эскалации локального военного конфликта за принадлежность островов Спратли или Парасельских островов. Также, дивизион С-300ПМУ-2 «Фаворит», развёрнутый под Ханоем, обеспечивает бесполётную зону над большей частью Тонкинского залива, тем самым осложняя возможные действия китайских ударных истребителей, развёрнутых на двух авиабазах островной провинции Хайнань. Из-за близости к границе с КНР, 361-я дивизия ПВО в Ханое также получила на вооружение от одного до трёх дивизионов ЗРК «Бук-М2Э», а также некоторое количество «Панцирей-С1» для прикрытия «мёртвых зон» «Буков» и «Фаворитов».


Замена транспортно-пусковых контейнеров с ЗУР 48Н6Е2 на пусковых установках 5П85СЕ вьетнамских С-300ПМУ-2. ТПК хранятся в специализированных пакетах 5П32 и 5П32Ф


Остальные ЗРК «Бук-М2Э» и ЗРАК «Панцирь-С1» распределены между 375-й и 377-й дивизиями ПВО. Причём последняя является для Ханоя стратегически важной. Она защищает небо над военно-морской базой Камрань и большей частью провинции Кханьхоа. Сегодня данная ВмБ имеет огромное значение как для боевых кораблей ВМФ России, так и для самолётов-заправщиков Ил-78М. Согласно договору, НК нашего флота могут заходить в Камрань с целью ремонта и пополнения запасов топлива во время дальних походов из Атлантики в АТР или из АТР в Средиземноморье. А благодаря воздушным танкерам Ил-78М, развёрнутым на приданном базе аэродроме, появляется возможность регулярного патрулирования Индо-Азиатско-Тихоокеанского региона стратегическими ракетоносцами Ту-160. В позапрошлом году, командование ВС США в АТР попыталось склонить Ханой к выдворению наших воздушных танкеров из Камрани, но получило жёсткий отказ, ведь современные ВС Вьетнама построены исключительно на российском вооружении и запчастях для него, и столь чрезмерная дружба с Вашингтоном не сулит для страны ничего хорошего.


За последние годы руководство Вьетнама приложило массу усилий для построения достойного информационного обеспечения наземной и воздушной компоненты ПВО-ПРО. Так, в конце мая 2016 года, по информации ресурса defence-blog.com, Минобороны Вьетнама окончательно определилось с контрактом на закупку 2 бортов самолётов ДРЛОиУ C295 AEW&C от концерна «Airbus Defence & Space»/ «Israel Aerospace Industries» (IAI). Машины оснащены мощной израильской РЛС с АФАР, разработанной подразделениями IAI/ELTA. Дальность обнаружения целей типа «истребитель» достигает 350-400 км. В ВВС Вьетнама C295 AEW&C будут выполнять задачи по обнаружению китайской авиации и ВТО, а также выдавать целеуказание для «Фаворитов» и Су-30МК2


Тем не менее, на фоне роста напряжённости вокруг Спратли, Ханой пошёл на сближение с США и всей «антикитайской осью». Так, ещё в октябре 2015-го года между Токио и Ханоем было достигнуто соглашение об использовании ВмБ Камрань боевыми кораблями Морских сил самообороны Японии в момент проведения военно-морских учений и миссий по противодействию пиратству. Не трудно догадаться, что в спектр операций входит и противостояние с ВМС Китая. А 4 октября 2016 года военно-морская база Камрань уже принимала эсминец УРО DDG-56 USS «John S. McCain», официальная версия захода которого — укрепление военно-морского взаимодействия с Вашингтоном.

КОНТРАКТ ПО «АКАШАМ» МОЖЕТ СТАТЬ ИНДИКАТОРОМ СМЕНЫ ВНЕШНЕПОЛИТИЧЕСКОГО ВЕКТОРА ВЬЕТНАМА

Хорошо известно, что индийские адмиралтейство и ВВС оказывают большое содействие экипажам вьетнамских дизель-электрических подлодок пр. 636.1 «Варшавянка», а также лётному составу многоцелевых истребителей Су-30МК2 в постижении навыков управления этими высокотехнологичными юнитами, что указывает на сохранение тесного военно-технического сотрудничества между странами; но по каким причинам Ханой заинтересовался комплексами «Akash»?


На фото запечатлён один из ночных полётов Су-30МК2 ВВС Вьетнама. Всего на вооружении 923-го, 927-го и 935-го истребительных авиаполков состоит 24 машины данного типа. Эти модификации «Сушки» оснащаются более совершенной бортовой РЛС с АН Кассегрена Н001ВЭ, обладающей возможностью работы по морским и наземным целям, а также модернизированной СУВ с интегрированным программным обеспечением для применения УРВВ Р-77 (РВВ-АЕ). Вместе с C295AEW&C, Су-30МК2 представляют воздушную компоненту ПВО Вьетнама


Их тактико-технические характеристики являются далеко не плохими для XXI века, но не способны сформировать столь надёжный противоракетный «щит», который может быть создан дополнительными закупками современных российских ЗРК типа «Бук-М2Э» или С-300ВМ «Антей-2500». Спроектированный Организацией оборонных исследований и разработок Индии DRDO в 2001-м году, ЗРК «Akash» начал поступать на вооружение в 2009-м году. Очевидно, что «Акаш» является глубоко усовершенствованным концептуальным аналогом отечественного ЗРК «Куб», в частности, по ракетной составляющей. Ракета «Акаш», как и наша 3М9, имеет схему «поворотное крыло» с 4 аэродинамическими рулями в передней части ЗУР, которые смещены ближе к аэродинамическому фокусу ракеты; за счёт них ракета имеет способности маневрированию с перегрузками от 20 до 24 ед. На хвостовых стабилизаторах присутствуют элероны для вращения ЗУР по крену. Несмотря на то, что индийская ракета имеет аналогичный стартовый твердотопливный заряд, а также интегральный ракетно-прямоточный двигатель на твёрдом топливе, максимальная скорость её полёта достигает 3600 км/ч, в то время как 3М9 разгоняется всего до 2850 км/ч. Это позволяет ей перехватывать более высокоскоростные цели вдогон. Предельная перегрузка перехватываемых целей, по некоторой информации, может достигать 9-10 ед, что не является хорошим показателем для системы ПВО-ПРО XXI века. Дальность ЗУР «Akash» достигает 27 км, а высота перехвата — 15 км.



ЗУР «Akash»; видны красные конические тела воздухозаборных патрубков ИРПДТ


При обзоре зенитной управляемой ракеты «Akash» необходимо сразу отметить, что как и наша ЗУР 3М9 комплекса «Куб», она оснащается маршевым интегральным ракетно-прямоточным двигателем (ИРПДТ) с дополнительным твердотопливным ракетным двигателем (ТРТ), представленным смесевым зарядом азотнокислого натрия, нафталина, порошкообразного магния, углерода и нитроглицерина; окислителем является атмосферный кислород. В отличие от простого ПВРД, где центральное коническое тело диффузора пустое, в ИРПДТ оно обычно вмещает в себя вышеуказанную твердотопливную шашку газогенератора, продукты выгорания которого смешиваются в эжекторе ИРПДТ с кислородом, поступающим из воздухозаборного устройства и создают ещё большее выделение тепловой энергии в камере дожигания. Ввиду того, что ИРПДТ ЗУР «Akash» имеет 4 малых боковых воздухозаборных патрубка, шашка ТРТ расположена не в конических телах, а в центральной части корпуса ракеты.

На выходе в камеру сгорания твердотопливная шашка оснащается 12-канальной распределительной головкой с 12 малыми соплами, равномерно распределяющими продукты горения, выходящие в неё, и смешивающиеся с атмосферным кислородом. При этом шашка ТРТ предусматривает многослойную прессовую методику исполнения, благодаря чему интенсивность её горения на разгонном участке траектории гораздо выше, нежели на завершающем. В этом типе ракетно-прямоточного двигателя (РПД) стартово-разгонная твердотопливная шашка интегрирована в прямоточный воздушный тракт двигателя (камеру сгорания), что обуславливает простоту и надёжность конструкции. Защиту корпуса от высокотемпературного экстремального режима работы ИРПДТ обеспечивает 10-миллиметрововый композиционный габарит на базе фенолформальдегидной смолы, а во избежание деформации металлического слоя корпуса при нагреве термозащитного габарита, между ними прокладывается третий слой из специализированного эластичного материала. По сути, ИРПДТ — упрощённая, надёжная и форсированная версия обычного ПВРД. На этом сходство между ЗРК «Куб» и «Акаш» заканчивается.



На индийской зенитной управляемой ракете, помимо радиовзрывателя, также может устанавливаться контактный взрыватель, что говорит о достаточно высокой точности полуактивного радиолокационного наведения на конечном участке траектории. Если стрельбовой канал в ЗРК «Куб» обеспечивает устаревшая сантиметровая параболическая станция наведения 1С31, то комплекс «Акаш» использует вполне современную многофункциональную РЛС «Rajendra» с пассивной ФАР. Полотно ПФАР представлено 4000 приёмо-передающих модулей, работающих в сантиметровом C-диапазоне и X-диапазоне (на частотах 4-8 ГГц и 8-12 ГГц), в аналогичных диапазонах работают МРЛС AN/MPQ-53 комплекса «Patriot PAC-2» и 92Н6Е комплекса С-400. «Раджендра» обладает достаточно высокой разрешающей способностью в работе по воздушным целям, и в некоторых случаях даже могут достигаться прямые попадания.

Помимо основной ПФАР, также имеются: ФАР канала радиокоррекции ракеты (состоит из 1000 ППМ), работающая в J-диапазоне и ФАР госопознования воздушных объектов, состоящая из 16 ППМ. Станция способна сопровождать на проходе 64 воздушных цели и захватывать на точное автосопровождение (с обеспечением подсветки для ЗУР «Akash») — 4 воздушные цели. В режиме сканирования воздушного пространства (РЛО) антенный пост «Раджендры» вращается со скоростью 36 град/с. Воздушные цели типа «истребитель поколения 4++» (ЭПР = 1 м2) обнаруживаются на расстоянии 67 км, типа «противорадиолокационная ракета» (0,1 м2) — 37 км, что является очень неплохим показателем. Сектор обзора в угломестной плоскости составляет от -5 до +65 град, что позволяет ЗРК «Akash» успешно оперировать на возвышенностях по низковысотным целям, но с серьёзным ограничением, которое ставит под большой вопрос экспортную привлекательность зенитно-ракетного комплекса в целом.

Речь идёт о нижней границе зоны поражения, которая составляет 30 м. Все воздушные объекты, находящиеся ниже, не могут быть перехвачены комплексом. На этом фоне, современные китайские тактические, а также стратегические крылатые ракеты CJ-10A (DF-10) способны осуществлять полёт в режиме следования рельефу местности на высоте 25-30 м на маршевом участке траектории и 20-25 — на завершающем, что в ТТХ ЗРК «Akash» совершенно не вписывается. Более того, комплекс имеет значительное ограничение по скорости перехватываемой цели, составляющей 2520 км/ч. Это говорит о том, что «Акаш» очень просто уничтожить китайскими высокоскоростными ПРЛР типа CM-102, скорость которых на подлёте может достигать 3500 км/ч. Специалисты DRDO пытаются всячески поднять рейтинг своего детища, заявляя, что по ТТХ «Akash» сопоставим с американским ЗРК «Patriot», но всё это абсолютно тщетно, поскольку и другие параметры свидетельствуют далеко не в пользу первого.


МРЛС «Rajendra»


Многофункциональная РЛС «Раджендра», обладая схожей точностью с МРЛС AN/MPQ-53, проигрывает последней в целевой канальности ровно в 2 раза (4 одновременно обстреливаемых цели против 8); сектор обзора «Раджендры» в азимутальной плоскости также в 2 раза уступает AN/MPQ-53, составляя всего 45 градусов (ситуацию спасает механическое вращение); в угломестной плоскости сектор обзора индийской РЛС составляет лишь 65 градусов что образует над дивизионом ЗРК «Akash» огромную воронку «мёртвой зоны», откуда «Акаш» может быть атакован абсолютно любым типом высокоточного оружия. Дальность действия РЛС «Rajendra» также примерно в 2 раза меньше, чем у «пэтриотовской» РЛС: 80 против 145 км (по цели типа «истребитель» с ЭПР = 2 м2). Что касается сравнения ракет, то здесь индусы уже реально перестарались и насмешили «публику». ЗУР «Akash» уступает MIM-104C по дальности в 6 раз (27 против 160 км), по скорости почти в 2 раза (3600 км/ч против 6000 км/ч) и по высоте перехвата примерно в 2 раза (15 против 30 км). Одним из немногих преимуществ ракеты является то, что период работы маршевого двигателя охватывает большую часть траектории её полёта, что позволяет ей сохранять маневренность даже на максимальной дальности, но кардинально ситуацию это не меняет.

Из всего вышеперечисленного можно сделать вывод, что индийские зенитно-ракетные комплексы «Акаш» не способны придать ПВО Вьетнама необходимых качеств для защиты от существующих и перспективных средств воздушного нападения китайского оборонно-промышленного комплекса. Они могут быть использованы лишь в качестве дополнительных средств ПВО на уровне более дальнобойных дивизионных комплектов С-300ПМУ-2 или «Бук-М2Э». Зачем же тогда Вьетнаму тратить десятки миллионов долларов на зенитно-ракетный комплекс со столь спорными характеристиками?

Ответов можно найти несколько, но наиболее верный — «закладка фундамента» в дальнейших экономических и военно-технических взаимоотношениях с Индией на фоне внешнеполитического хеджирования по отношению к другим партнёрам. Говоря более простым языком, Ханой сфокусировался на сотрудничестве исключительно со своими идеологическими союзниками по антикитайским вопросам, а, как известно, наше государство в этот список не войдёт ни под каким предлогом. Руководство Вьетнама хорошо видит, что на двух стульях усидеть вряд ли получится, и ищет запасного поставщика вооружений, которым сегодня и становится Индия. Что касается сугубо военно-технических вопросов, то Дели на сегодняшний день не может обеспечить Ханой вооружением, способным представлять для КНР весомую угрозу, и ЗРК «Акаш» тому не исключение.

Источники информации:
http://rbase.new-factoria.ru/missile/wobb/akash/akash.shtml
http://rbase.new-factoria.ru/missile/wobb/kub/kub.shtml
http://www.pzaku.net/homepage/?p=3625
https://thaimilitaryandasianregion.wordpress.com/2016/06/06/vietnam-acquires-two-early-warning-aircraft-with-elta-radar/#respond
Автор:
Евгений Даманцев
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

44 комментария
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти