Рубрика "Мнения" : Здесь выкладываются абсолютно различные мнения-статьи посетителей сайта, а также статьи с других сайтов для обсуждения. Администрация сайта по поводу этих новостей может иметь мнение, отличное от мнения авторов материалов.

Вооруженные силы науки

Серьезные достижения военного ведомства, которыми запомнится 2016 год, относятся к сфере научно-исследовательской деятельности, передовых технологий, инноваций. Об этом «ВПК» рассказал заместитель министра обороны генерал армии Павел Попов.

– Павел Анатольевич, как оцениваете ушедший год?

– Он выдался непростым. Но несмотря на трудности и проблемы, были достижения и успехи.


– В 2016 году много внимания уделялось роботизированным комплексам военного и двойного назначения. Можно рассказать подробнее?

– Для Минобороны работы по созданию робототехнических комплексов различных классов и видов – одна из приоритетных задач. Предприятия ее решают как по линии гособоронзаказа, так и в инициативном порядке.

Ряд таких комплексов успешно прошел цикл приемочных испытаний и серийно поступает в войска. Пример – робот, предназначенный для инженерной разведки местности и разминирования полей, обнаружения и уничтожения других взрывоопасных предметов, или РТК, который успешно решает задачи, связанные с ликвидацией аварий технологического оборудования, пожаров на складах топлива, химикатов и боеприпасов, где существует опасность гибели людей или получения травм.

Продолжается создание РТК ВН для разведки, патрулирования и охраны важных военных объектов, огневой поддержки, доставки боеприпасов и ГСМ, эвакуации раненых. Эти комплексы находятся на различных стадиях разработки, но уже проведенные испытания позволяют сделать вывод, что в ближайшее время на вооружение Российской армии поступят изделия, не имеющие аналогов за рубежом.

– Что это за роботы? Находят ли в них применение инновационные технологии, в частности космические?

– Да, к примеру, основным средством определения навигационных параметров является инфраструктура глобальной навигационной спутниковой системы (ГНСС). Ей в перспективных образцах ВВСТ уделяется особое внимание. Применение спутниковых технологий определения навигационно-временных параметров позволяет значительно повысить эффективность управления войсками и оружием. Но с другой стороны, растет зависимость ВВСТ от качества функционирования навигационной аппаратуры пользователей.

Как известно, приемники ГНСС в реальных боевых условиях будут объектом радиоэлектронного подавления со стороны противника. Стало актуальным обеспечивать ВВСТ помехоустойчивой аппаратурой. Минобороны сопровождает ряд проектов, решающих эту задачу. Один из них реализован по принципу компенсатора помех, который предназначен для повышения качества приема сигналов ГНСС в условиях радиоэлектронного подавления. Изделие действительно инновационное для российского рынка. Это первое помехоустойчивое малогабаритное устройство для навигационной аппаратуры, выполнено в компактной форме, имеет интерфейс, допускающий модернизацию. Пройден полный цикл исследования характеристик как в лабораториях, безэховых камерах, так и на открытых площадках в условиях, приближенных к боевым. По характеристикам помехоустойчивости изделие не имеет аналогов в России, не уступает лучшим зарубежным образцам.

Вооруженные силы науки– Хороший пример, который, на мой взгляд, говорит о том, что потенциал военной науки далеко не раскрыт. А какие проблемы сейчас перед ней стоят?

– Одна из важнейших – повышение результативности научной работы, которая должна выражаться в инновационных разработках и технологиях, способных существенно повысить тактико-технические характеристики ВВСТ. Для решения требуются качественные преобразования в организации и проведении исследований. Наши силы сосредоточены на следующих направлениях: формирование и развитие системы взаимодействия с НИО и вузами для совместного получения актуальных результатов, обеспечивающих создание инновационного продукта в короткие сроки, уточнение нормативно-правовой базы, регламентирующей проведение такого рода исследований.

В видах и родах войск Вооруженных Сил, органах военного управления создаются рабочие группы по отбору перспективных разработок в интересах Минобороны, отвечающие за организацию, направленность и содержание инновационной деятельности. Создается и ведется единый электронный ресурс учета проводимых и ранее проведенных исследований, полученных результатов, включая инициативные разработки и технологии.

– Организована работа по созданию так называемых технологических платформ. Что они дают военному ведомству?

– Технологические платформы – коммуникационный инструмент, активизирующий создание перспективных технологий, новых продуктов и услуг, привлечение дополнительных средств на исследования и разработки с участием всех заинтересованных сторон: государства, науки, бизнеса, гражданского общества. Межведомственное взаимодействие Минобороны позволило провести анализ деятельности 36 таких платформ. Назову некоторые: новые полимерные композиционные материалы, технологии мехатроники, встраиваемых систем управления, радиочастотной идентификации, роботостроение, национальная информационная спутниковая система, лазерные, оптические и оптоэлектронные разработки – фотоника, освоение океана. Один из механизмов взаимодействия – включение представителей Минобороны в состав научно-технических советов технологических платформ. Это позволит выдавать предложения по направлениям изысканий, в первую очередь востребованным Вооруженными Силами.

– Понятно, что Минобороны заботится прежде всего о разработках в области ВВСТ. А есть ли подвижки в создании личных средств защиты офицера и солдата на поле боя, сохранении жизни раненым?

– Медицина – одно из направлений наших разработок. Отечественный и мировой опыт показывает, что главной причиной смерти в результате боевой травмы является невосполняемая кровопотеря. Поиск современных кровезаменителей – приоритет для военно-медицинской науки. Работа ведется сразу по нескольким направлениям.

На базе Федерального научно-клинического центра детской гематологии, онкологии и иммунологии им. Д. Рогачева совместно с Центром теоретических проблем физико-химической фармакологии РАН и ФМБА России подготовлен проект «Плазмозамещающие растворы нового поколения с прямыми синтетическими ингибиторами системы свертывания крови».

Второе важнейшее направление экстренного кровезамещения – поиск веществ, способных обеспечить газотранспортную функцию крови и в первую очередь доставку кислорода к тканям. Использование препаратов донорской крови по указанным выше причинам затруднено. На медицинском снабжении армий США, Великобритании имеется гемоглобинсодержащий препарат «Гекстенд» для внутрикостного или внутривенного введения. Однако, по оценкам специалистов, его реальное использование не удовлетворяет заявляемым медико-техническим требованиям, а нужная дозировка может приводить к острой почечной недостаточности. На базе одного из инновационных научно-производственных предприятий, с которым в 2016 году заключено соглашение о сотрудничестве, разработано вещество «ПАМ-3» (парк активных молекул), представляющее собой полигемоглобин. Препарат может служить полноценной заменой донорских эритроцитов в неотложных и чрезвычайных ситуациях. «ПАМ-3» представляет собой лиофилизированный порошок длительного хранения. Для разведения могут быть использованы стандартные электролиты. Мировых аналогов, обладающих свойствами полигемоглобина, не существует.

В соответствии с требованиями Росздравнадзора в конце 2016 года препарат «ПАМ-3» прошел первую стадию клинических испытаний на человеке. При условии успешного завершения второго и третьего этапов технология получения полигемоглобина в ближайшее время может стать прорывной не только на отечественном, но и на зарубежных рынках кровезаменителей. Учитывая актуальность темы, мы выступили с инициативой о включении этих исследований в план научных работ по линии гособоронзаказа.

– Судя по всему, задачи решаются с высокой степенью эффективности. Чем же была вызвана оптимизация структуры подчиненных вам органов военного управления?

– Дело в том, что от этой структуры во многом зависят практические результаты. Если она оптимальна, без излишеств, достойные показатели не замедлят появиться. Но в ней не должно быть и пробелов, недостающих звеньев.

В связи с этим с 1 мая 2016 года в Главном управлении научно-исследовательской деятельности Минобороны России образованы новые структурные подразделения, скорректированы их предназначение и количественно-качественный состав.

Сейчас работа ГУНИД МО РФ организована по таким направлениям, как комплексный анализ и экспертиза инновационных проектов, инновационная деятельность и сопровождение научно-технических и инновационных проектов, конгрессно-выставочная деятельность.

В результате системной работы в 1,6 раза (с 20 до 53) по сравнению с 2015 годом увеличилось количество соглашений о сотрудничестве с субъектами инновационной деятельности. Организовано взаимодействие с ФГБНУ «НИИ РИНКЦЭ» (Минобрнауки) – ведущей организацией страны по проведению государственной научно-технической экспертизы. Впервые заключено соглашение о сотрудничестве с региональным органом исполнительной власти (Министерством промышленности и науки Свердловской области), оно реализуется. Межведомственная комиссия Минобороны и Росатома осуществляет координацию работ в области неядерных вооружений, проводимых организациями госкорпорации.

– Как показал опыт боевых действий в Сирии, робототехника, беспилотники хорошо себя зарекомендовали. Сейчас они активно применяются в разминировании жилых кварталов Алеппо. Однако еще пару-тройку лет назад этому направлению у нас почему-то не придавалось особого значения.

– Опыт Сирии дал повод не только для модернизации существующих образцов ВВСТ, но и для развития совершенно новых, таких, как робототехника. Поэтому руководство исследованиями, связанными с ее развитием, стало важной составляющей деятельности Минобороны. Сейчас идет унификация базовых платформ наземных РТК ВН среднего класса. Кроме того, в 2016 году более качественно осуществлялись сбор, анализ и систематизация информации о передовых научных достижениях, отечественном и зарубежном инновационном потенциале для использования при создании перспективных образцов. Для дальнейшей проработки отобраны 74 проекта. Всего же в информационном массиве сведения о 391 проекте. Их поиск осуществлялся всеми управлениями при посещении предприятий, вузов, инновационных центров, на конгрессно-выставочных показах как на территории страны, так и за рубежом. Эти мероприятия проводятся с привлечением специалистов органов военного управления и войск. Для экспертной оценки экспонатов, представленных на международном военно-техническом форуме «Армия-2016», были привлечены 299 войсковых специалистов и представителей НИО. По результатам работы подготовлены предложения по использованию в интересах Вооруженных Сил 159 разработок и технологий.

Необходимость определения целесообразности и порядка внедрения инициативных проектов в интересах ВС РФ дала толчок к созданию ведомственной системы научно-технической экспертизы проектов. В ее составе около 2500 специалистов, из них 1434 – доктора наук. За 2016 год оценены 132 поступившие разработки. По перспективным проектам организовано сопровождение их внедрения и реализации. Созданная система доказала свою работоспособность и обеспечит более качественный отбор проектов в будущем.
Автор: Павел Попов, Олег Фаличев
Первоисточник: http://vpk-news.ru/articles/34740


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 8

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. iouris 21 января 2017 16:11
    В США на финансирование научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ идёт не менее 13% средств только военного бюджета США (а это около 600 млрд. долларов). Ключевую роль в разработке технологий играет Агентство передовых оборонных исследовательских проектов (DARPA), которое создано в 1958 г. Официальной миссией DARPA является сохранение технологического превосходства вооруженных сил США над любым потенциальным противником, поддержка прорывных исследований, преодоление разрыва между фундаментальными исследованиями и их применением в военной сфере. В конечном счёте, многие технологии, созданные по заказу правительства США и апробированные вооружёнными силами, внедряются в производство товаров невоенного назначения, прежде всего, ширпотреба.
    Для поддержания технологического превосходства над вероятным противником передовые технологии не должны попадать в руки конкурентов, ни прямо, ни через союзников США, поэтому администрация США создала специальный режим их распространения и политически обусловленные барьеры в торговле технологиями.
    1. gridasov 21 января 2017 18:18
      Стоит обратить внимание , что значительную часть DARPA составляют люди . а точнее те чей мозг способен воспринимать "не воспринимаемое "обычным обывателем.. Это люди с расширенным и более глубоким восприятием действительности и той информации , которая подвергается ими анализу. Т.е иными словами американцы попросту понимают , что гения может понять только такой же приближенный в восприятии человек и сами гении порой с комплексом неадекватности все-таки несут очень важную информацию для развития всего человечества. . Я порой моделирую свои собственные взгляды по отношению к тому как меня воспринимают другие. И это разговор далеко не о теме .Например, Принципиально нового метода математического анализа , который позволяет создавать модель определенных процессов не на вычислительных или доказательных в своей правдивости или очевидности процессов , а которые моделируются как энергетические процессы потому , что иначе в определенной совокупности обстоятельств что -любо произойти иначе, просто ,не может. И это методы построены исключительно на математических основах , а не субъективизме многих параметров , которые люди ввели по своему усмотрению. В общем очевидны новые необычные процессы в жизни человека, а поскольку это все связано с его жизнеспособностью , то вероятно , что мы столкнемся не только с внутренними вопросами , которые будут весьма важны , но и внешними.
  2. Aviagr 21 января 2017 16:27
    В видах и родах войск Вооруженных Сил, органах военного управления создаются рабочие группы по отбору перспективных разработок в интересах Минобороны, отвечающие за организацию, направленность и содержание инновационной деятельности. Создается и ведется единый электронный ресурс учета проводимых и ранее проведенных исследований, полученных результатов, включая инициативные разработки и технологии.

    Странно, и где же этот "электронный ресурс", где группы, которые нужно возглавить, чтобы отсекать дилетантские "козлопрыги" и "нерехты"? Сколько ни обращался в МО и ФПИ - ни разу не пригласили на конференцию или круглый стол по проблемам БПЛА, роботов, глайдеров и прочих изделий - не говоря уже об подключении к их разработке. Были бы полезны командно-штабные учения в виде проработки тактики использования роботизированных средств на поле боя с учетом реальных характеристик, а не бормотание мантр апологетов секты "ЭМИ и РЭБ", с подсчетом реальной экономической составляющей каждого вида вооружений; проработка тактики существующих боевых действий с учетом введения роботизированных средств - т.е. анализ "а что, если..?".
    Например, сдача Пальмиры - что можно было бы предпринять для ее эффективной защиты в условиях слабой мотивации самих защитников к самопожертвованию? Какие вооружения были бы наиболее оптимальны: минометы, Т-90, Арматы, АГСы, снайперские винтовки... или все же массовое "москитное" оружие с удаленным управлением и не требующим монструозных "запускателей" в виде стволов орудий и минометов; логистически более мобильных ввиду установки всего на унифицированную тележку-Прицеп - которую можно транспортировать и штабелями, как и обычные ящики (сняв колеса) - т.е. без потери в грузоподъемности снабжения, а при внешней буксировке - так и многократное преимущество.
    И в дополнение - огромные полчища ударных БПЛА, как с пулеметами 7,62ТТ, так и с недорогими управляемыми ракетами Сколопендра, - задачей которых была бы охрана периметра (подступов) к Пальмире.
    И распределенная эшелонированная сеть мобильных огневых точек на основе Прицепов с теми же пулеметами 7,62ТТ; самоходными мортирами Боров с 30-ю 40-мм гранатами от подствольника и тех же "Сколопендр" наземного базирования.
    Малозаметные, легко маскируемые в складках местности и за развалинами (и просто домами) эти "москитные" стражи, как 4 ряда пешек в шахматах, приняли бы на себя весь первоначальный натиск легковооруженных "бармалеев", вынуждая их растрачивать боезапас ПТУРС и РПГ на подавление этих огневых точек, которые и так "живут" до отстрела своего боекомплекта.
    В общем, анализ сирийских боевых действий нашим "Енералитетом" сродни товарищу Голиафа, который видя гибель друга, решил выстругать себе еще бОльшую дубину... angry
    1. gridasov 21 января 2017 18:30
      В том как Вы рассуждаете , без сомнения , чувствуется уникальность и позитивная способность видеть комплексность в процессах, Однако, видимо Вам необходимо , как настоящему таланту переболеть детскую болезнь и выработать иммунитет к самозначимости . Значит никого нельзя осуждать или порочить. Просто нужно оставаться самим собой и продвигать идеи корректно и тактично , но настойчиво и пониманием своевременности их внедрения.
  3. gridasov 21 января 2017 17:02
    Ключевая проблема "красной нитью" пронизывает всю деятельность вооруженных сил и их научно технических отделов. Этой "красной нитью" является уровень мышления и способностей видеть перспективу экспертными подразделениями. Если эксперты будут опираться на устаревшие методики сбора и анализа информации , то грош им цена- они всегда будут в своих требованиях выводить научные разработки на уровень "догоняющей "стороны. Поэтому особое внимание должно быть уделено именно экспертизе и моделированию развития мирового пространства научных разработок в отраслях. вооруженных сил. Поэтому мы и говорим о фундаментальных основах , которые позволяют правильно и полноценно осуществлять процессы анализа информации и моделированию ситуаций , которые будут стимулировать и организовывать те процессы . которые подвержены управлению .
  4. legkostup 21 января 2017 22:49
    При такой "разнице потенциалов" в оплате научныч сотрудников между РФ и Западом и при относительной открытости границ у так называемой "военной науки" перспектив нет. Более-менее талантливый специиалист предпочтет работу на западе чем в РФ. Мозги-то профессионалам не промоешь.
    1. служивый. 22 января 2017 07:37
      да и уровень поступающих в военные училища .....
  5. водяной 22 января 2017 20:41
    Наукоутверждающая статья! - Надо заметить. Вместе с тем должен констатировать, что научная область меня интересующая - это, собственно, спасание на морских театрах и подводные технологии, даже по сравнению с тем, что было 10-15 лет назад, находится, вырожаясь корректно - на самом дне, самого глубокого ущелья. Вот уже года четыре за нею, родимой, со стороны наблюдаю и никаких попыток к проведению хоть каких-нибудь исследований, выработки хоть каких-нибудь существенных рекомендаций по улучшению технологий спасания плавающих на воде людей на больших удалениях от баз, или выполнения глубоководных работ не увидел. Нет! Я не в коем случае не претендую на роль истины в последней инстанции. Может быть все это на столько секретно, что без соответствующего допуска и не увидишь! И все-таки, глядя на окружающую действительность сомнения по поводу дееспособности современной военной науки в этой области гложат и гложат.....
Картина дня