Прибалтийский фронт Первой мировой. Рижская операция 1917 г.

Операции на рижско-двинском направлении проводились в 1915–16 гг., но в кампании 1917 г. к оперативным резонам добавились и политические. Генерал-фельдмаршал П. Гинденбург отмечал, что именно наступление на Ригу в России вызывает тревогу за судьбу Петрограда [Гинденбург П. Воспоминания. Пг., 1922. С. 51].

Ударная задача возлагалась на немецкую 8-ю армию под командованием генерала пехоты О. фон Гутьера (11 пехотных и 2 кавалерийские дивизии, 2000 орудий). В ударную группировку армии входили 2-я гвардейская, 203-я пехотная, 14-я баварская и 19-я резервная дивизии. Целью операции было окружение главных сил русской 12-й армии Северного фронта в районе Риги с перспективой наступления на Петроград.

Прибалтийский фронт Первой мировой. Рижская операция 1917 г.

1. О. фон Гутьер.


Оперативный план немцев предусматривал форсирование р. Западная Двина и наступление на Икскюль, Хинценберг, Роденпойс.


2. Схема Рижской операции

Германское командование тщательно подготовилось к операции. Артиллерия била по заранее пристрелянным и выверенным целям. Сказался предшествующий период братаний, который использовался для получения разведывательной информации. Так, в ранце убитого германского солдата русские бойцы обнаружили прекрасно отпечатанные в три цвета карты всего рижского района: на одной были нанесены все мало-мальски значимые дороги в расположении русских войск, на второй карте были обозначены все русские полевые укрепления первой и второй полос обороны, на третью был нанесен план перспективных действий немцев после переправы, а на четвертой карте указаны, разбитые на квадраты, цели для германской артиллерии [Войтинский В. Падение Риги. Пг., 1917. С. 7].

Рижский плацдарм оборонялся войсками 12-й армии (командующий генерал - лейтенант Д. П. Парский, начштаба генерал - майор А. А. Посохов). Армия вынесла на себе всю тяжесть Рижской оборонительной операции 19 – 24 августа 1917 г.


3. Д. П. Парский

4. А. А. Посохов

В состав армии входили 15 стрелковых и пехотных (13-й, 21-й 43-й армейские, 2-й и 6-й Сибирские армейские корпуса), 3 кавалерийские дивизии, 3 стрелковые и кавалерийская бригады). Фронт армии был протяженностью более 200 км.

Корпуса занимали позиции: 13-й армейский оборонял побережье Рижского залива; Сибирские армейские находились на рижском плацдарме (боевой участок от Франкендорфа до Борземюнде длиной свыше 80 км); 21-й и 43-й армейские занимали оборону от Борземюнде до Фридрихштадта (длина боевого участка около 100 км).

Главный удар немцев приходился по позициям 43-го корпуса (пехотные 109-я, 110-я, 186-я дивизии, 2-я Латышская стрелковая бригада). Корпус оборонял участок протяженностью в 32 км, проходящий по берегам Западной Двины от Огера до Борземюнде. Икскюльский плацдарм защищала 186-я дивизия.

Боеспособность армии была слабой: некомплект достигал более 30 тыс. человек [Кавтарадзе А. Г. Рижская операция 1917 года // Военно-исторический журнал. 1967. № 9. С. 121], дисциплина была низкой (последствие последнего этапа «углубления революции» в русской Действующей армии). Германское командование учло факт деградации русской армии [Риттер Х. Критика мировой войны. Пг., 1923. С. 165].

В 6 часов 19 августа германцы начали артподготовку, а в 11 часов 10 минут - переправу войск первого эшелона. По свидетельству генерал-квартирмейстера германского Восточного фронта М. Гофмана, действия 2-й гвардейской, 14-й баварской и 19-й резервной дивизий поддерживали 170 артиллерийских батарей и 230 средних и больших минометов [Гофман М. Война упущенных возможностей. М.-Л., 1925. С. 155].

2-я гвардейская дивизия оперативно форсировала Западную Двину, вклинившись в первую линию обороны русских войск. Части русской 186-й пехотной дивизии, оставив разрушенные артиллерией окопы, отступали через лес, наполненный ядовитыми газами от разрывов германских химических боеприпасов. Но дальнейшее продвижение германских гвардейцев встретило сопротивление подразделений 186-й дивизии.

Форсирование реки частями 14-й баварской дивизии на участке 21-го корпуса было безуспешным.

5. Рижский плацдарм и Рижская операция

6. Павшие русские солдаты

Командующий 12-й армией в 13 часов распорядился силами 136-й, 33-й пехотных дивизий, бригады 116-й пехотной дивизии и 2-й Латышской стрелковой бригады отбросить немцев на западный берег. Однако сформировать ударную группу и осуществить контрудар всеми силами одновременно не удалось, а локальные контратаки оказались безуспешны.

Большое оперативно-тактическое значение имели действия отряда В. Е. Вязьмитинова. Генерал-майор В. Е. Вязьмитинов был назначен командующим 136-й пехотной дивизией (с поручением «оздоровить» эту разложившуюся дивизию) и руководить приданными частями. Части его отряда смогли парировать удар противника вдоль рижского шоссе - этим были спасены от окружения Сибирские корпуса и штаб армии.

7. В. Е. Вязьмитинов

К вечеру 19 августа германцы приобрели плацдарм до 15 км шириной и 5 км глубиной.

20 августа немцы возобновили наступление. Германская тяжелая артиллерия начала обстреливать Ригу.

8. Вид Риги, рисунок очевидца. От огня германской артиллерии начались пожары – город окутан дымом.

14-я баварская дивизия около 15 часов прорвалась на стыке соединений 12-й армии - правом фланге 21-го корпуса. Ночью на 21 августа немцы прорвали 2-ю линию русских оборонительных позиций.

Выдержка 2-й Латышской стрелковой бригады, которой удалось остановить 2-ю гвардейскую дивизию, наступавшую на Роденпойс, предотвратила окружение под Ригой главных сил армии. Стойкость латышей подарила командованию 12-й армии 26 часов оперативного времени.

9. Латышские стрелки в бою под Ригой

Не использовав всех оборонительных возможностей, командование 12-й армии отдало ночью на 21 августа приказ об отходе. Это был первый шаг к сдаче Риги, которая пала 21 августа.

21 - 24 августа русские войска в беспорядке отступали к венденским позициям, бросая артиллерию и имущество. Немцев сдерживали в основном кавалерийские части (в т. ч. спешенные), Ударный полк П. В. Глазенапа и партизанский отряд Л. Н. Лунина.

В арьергардных боях вновь отличился отряд В. Е. Вязьмитинова, и Василий Ефимович за успешные бои отряда был произведен в генерал-лейтенанты с назначением командиром 6-го Сибирского армейского корпуса.

Потери 12-й армии - 25000 человек (в т. ч. 15000 пропавшими без вести, т. е. в основном пленными). Самые тяжелые потери среди армейских соединений понесла 186-я пехотная дивизия (3283 человека из 6575, причем 742-й пехотный Поневежский полк в ходе газовой атаки погиб полностью). Были потеряны 273 орудия (в т. ч. 83 тяжелых), 48 минометов, 185 бомбометов и 256 пулеметов [Кавтарадзе А. Г. Указ. соч. С. 122].

Немецкие потери - до 5000 человек. Это в основном жертвы стрелкового огня, т. к. артиллерия 12-й армии была с помощью химического оружия выведена из строя в самом начале операции.

Бои под Ригой знаменательны рождением тактики, получившей наименование «гутьеровская». Во многом благодаря ей немцы имели столь блестящие тактические успехи в своих наступательных операциях на Французском фронте в первой половине 1918 г.

Неудовлетворительными были действия командования 12-й армии, не сумевшего сгруппировать армейские резервы и произвести эффективную контратаку: резервы распылились между корпусами, и вновь прибывающие части вводились в бой малыми пакетами. Вся тяжесть армейской оборонительной операции фактически легла на плечи корпусных командиров – прежде всего командиров 2-го Сибирского армейского генерал-лейтенанта В. Ф. Новицкого и 43-го армейского генерал-лейтенанта В. Г. Болдырева корпусов.

10. В. Ф. Новицкий

11. В. Г. Болдырев

Следует отметить действия сибирских частей русской армии, вновь подтвердивших свою высокую боевую репутацию, а также латышских стрелков: «Спайка Сибирских и Латышских стрелков была еще солидная, подчеркиваю, и еще в руках опытных начальников офицеров. … командир корпуса генерал Новицкий неоднократно выказывал свою личную похвалу и восхищение о геройских подвигах и сверхчеловеческой выносливости в боях Латышских стрелков» [Посевин С. Гибель империи. Северный фронт (из дневника штабного офицера для поручений). Рига, 1932. С. 34]. Латышские стрелковые бригады понесли в этих боях тяжелые потери – например, 5-й Земгальский стрелковый полк потерял 80% командного и 67% рядового составов. 25% потерь всей 12-й армии пришлись на 2 латышские стрелковые бригады. Отличились в рижских боях и броневики. Так, в ночь на 20 августа 2 бронеавтомобиля прикрывали отход латышских частей. Бронеавтомобиль «Непобедимый» вывез 2 орудия, брошенные русскими войсками, а затем прикрывал отход частей 77-го сибирского стрелкового полка.

С германской стороны следует отметить большой объем применяемых артиллерией химических снарядов. Фактически имела место настоящая газовая атака, носившая, прежде всего, контрбатарейный характер - главной ее целью были огневые позиции русской артиллерии. Очевидец вспоминал: «Первые 3 - 4 часа огонь был направлен, главным образом, против наших батарей. Стрельба велась химическими снарядами и гранатами большого калибра. Часам к 10 - 11 утра прибрежный лес был сплошь, как туманом, окутан удушливыми газами. Часть наших пушек была к этому времени подбита. У иных батарей была перебита или задохлась прислуга. А некоторые пушки были брошены нашими артиллеристами, так как работа в облаках удушливых газов стала невозможна. Около 11 часов утра прозвучали последние одиночные пушечные выстрелы с нашего берега – и наша артиллерия замолкла, замолкла на целые сутки» [Войтинский В.Указ. соч. С. 8].

Подтверждал факт усиленного применения противником химических боеприпасов и С. Посевин: «…наши пехотные окопы первых трех линий вдоль реки уже совсем пусты, но с человеческими трупами, посиневшими и потемневшими от удушения газами… Артиллерийские позиции двух артиллерийских бригад: полевые батареи мертвы, прислуга и командный состав частью удушены газами разрывных удушливых снарядов; конский состав бригад - также … лежит в запряжках по шести коней, а сбоку их лежат и некоторые удушенные ездовые и начальники отделений. Передки орудий полны снарядами….» [Посевин С. Указ. соч. С. 23].

Именно гибель русской артиллерии (наиболее сохранившего кадровый состав рода войск) во многом предопределила неудачный для русских исход операции.

Эффективно использовали германцы и авиацию. Очевидец писал: «Впервые с начала войны немцы пустили против нас тучу блиндированных (т. е. бронированных – А. О.) аэропланов. Это были аэропланы… снабженные снизу стальным щитом, прикрывающим мотор, летчика и гондолу. Защищенные от ружейного и пулеметного огня, эти аэропланы спускались к земле на 150 - 200 метров и с этой высоты метали бомбы без промаха. Каждая эскадрилья блиндированных аэропланов состояла из 4 машин. С четырех сторон слетались они к намеченному для атаки месту. И приближаясь к цели, они постепенно снижались, будто хищные птицы, устремившиеся на добычу. Трудно описать впечатление от такого налета аэропланов. Шумят в воздухе моторы, стучат пулеметы, рвутся бомбы, подымается бешеная ружейная и пулеметная пальба вверх. Но пули отскакивают от груди стальной птицы. Неподвижно парит над головой блиндированный аэроплан. И чувствуешь, что здесь не слепая опасность, как при полете выпущенного откуда-то из далекой невидимой батареи снаряда. Здесь, над твоей головой, в непосредственной близости от тебя - враг, неуязвимый для тебя и следящий за каждым твоим движением. Налеты аэропланов наносили нам сравнительно небольшой материальный ущерб. Но действие этих налетов на психику, на моральное состояние войск было убийственное. В нескольких местах при налете аэропланов начиналась паника. Я был свидетелем такой паники на дороге, забитой обозами. Люди бежали в беспорядке, лошади бесились, повозки мчались вперед, опрокидывались, летели под откос. Из-за деревьев гремела беспорядочная, бесцельная стрельба. А над дорогой медленно реяли зловещие черные птицы, реяли так низко, что, казалось, вот-вот зацепят они распластанными крыльями за верхушки деревьев. И как ровные круглые бусы тянулись за каждой птицей нити дымков пулемета» [Войтинский В. Указ. соч. С. 15].

В целом, на итоги операции оказало большое влияние состояние русской армии, прежде всего многовластие или, точнее, безвластие. В операции против старой императорской армии противник бы таких успехов да еще с минимальными для себя потерями не добился. С. Посевин рассуждал, что если бы 12-я армия перешла контратаку, то уже к вечеру 19 августа вся немецкая артиллерия и большая часть территории Курляндии были бы в русских руках. Но … «Всевластные комитеты и Главкосев были против» [Посевин С. Указ. соч. С. 29].

Кроме того, русская армия стремительно теряла боеспособность. Участник событий, справедливо отмечая что победа достается в бою не тем, кто готов погибнуть, а тем, кто твердо решил победить и кто верит в победу, писал, что воли к победе, решимости победить 19-го августа не было ни в солдатах, ни в офицерах - вместо этой решимости была лишь готовность погибнуть за родину.

Германцы провели тактически успешную операцию, но оперативные цели были реализованы в очень ограниченном масштабе (захвачен рижский плацдарм). Русская 12-я армия в намечавшийся «котел» не попала, отступив на Венденские позиции. В оборонительных боях августа ее войска проявили упорство, чем во многом сорвали планы противника. Не зря Э. Людендорф записал, что «облегченно вздохнул», когда операция, наконец, завершилась [Людендорф Э. Мои воспоминания о войне 1914—1918 гг. М. – Мн., 2005. С. 486].

Последствия операции носили больше политический, чем военный характер.
Автор: Олейников Алексей


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 8

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. parusnik 20 января 2017 08:00
    Кстати ,русская разведка своевременно вскрыла немецкие приготовления у Борземюнде. Но командование не поверило сведениям разведки о накоплении мостового материала выше Риги по течению Западной Двины. Но Д. П. Парский был твердо уверен в атаке немцев на южный участок рижского предмостного укрепления. За что и поплатился после тяжелым поражением.
  2. Barcid 20 января 2017 13:12
    Да, интересно. Химоружие, авиация, штурмовые части. Видать очень немцы прибалтийское направление ценили
  3. Kapitan A 20 января 2017 18:31
    Да, добились своего немцы. А то говорили Корнилов сдал Ригу. А тут целая операция. Спасибо автору за интересные подробности
    1. tiaman.76 20 января 2017 21:28
      корнилов сдал питер..надо было вводить верные ему войска и разгонять всякую анархическую сволочь и керенского заодно за ноги подвесить
      1. солдатъ 20 января 2017 21:37
        Это точно. А получилось что на фронте ударников и последних нормальных солдат положили вместо того чтоб для тыла поберечь. Может для того Керенский и уговаривал в наступление Летнее пойти? Аж до хрипоты по фронтам мотался
  4. Нагайбак 20 января 2017 20:50
    Дед мой в тех местах воевал. Был ранен. В госпитале в Питере лечился в 1917 и был свидетелем Октябрьской революции.
    1. OAV09081974 20 января 2017 21:44
      Добрый вечер. Да, свидетель настоящей истории. А мой прадед в 15-м в Польше воевал - вернулся в том же году, комиссовали по ранению
  5. ПоручикТетеринъ 23 января 2017 17:54
    Статья отличная. Хорошее, грамотное описание Рижской операции, о которой не так уж и много статей в рунете. Хотя, должен отметить, что читается статья все же с затаенной болью, особенно когда понимаешь, сколько вреда революционные преступники причинили Действующей армии. Автору--моя искренняя признательность за труд! hi
Картина дня