Военно-морской триллер



Коммандер Уилсон полагал, что ему платят только за управление кораблём. Мысль о том, что однажды придется погибнуть на мостике “Дестройера”, защищая конвой, даже не приходила ему в голову. Он когда-то читал о воинском долге, но полагал, что умирать за родину станут солдаты противника.


Уилсон был по-своему прав, ведь те, кто создавал “Дестройер” также верили в невозможность большой войны. Современный корабль должен уметь досматривать сейнеры и стрелять по берегу из-за горизонта. При этом важен был выстрел, а не его результат. Оценивать точность ракетных ударов по “штабам” бармалеев было занятием неблагодарным ввиду отсутствия внятных координат или даже понимания, как выглядят такие штабы. Уже много лет стандартной практикой считалось бросать ракеты в песок, рапортуя “наверх” о тысячах уничтоженных террористов.

“Бомба всегда попадает в эпицентр”.

Адмирал Линч, руководитель антитеррористической миссии на Б. Востоке.

Вопрос о равном сопернике рассматривался лишь вскользь, при том считалось, что “умное” стелс-покрытие сведет до минимума вероятность обнаружения. Упоминать, что малозаметность имеет свой предел и часто возникают ситуации, когда бой неизбежен, было неприличным.

Эффективнее перехватить ракету на подлёте, чем бороться с последствиями взрыва внутри корпуса. Данная фраза стало аксиомой. В своей наивности она напоминала “малой кровью, на чужой территории”. Лозунг не слишком помог на берегу, но в море все должно завершится хэппи-эндом.

Уилсон иногда думал об этом. Если активные средства защиты так хороши, то почему они отсутствуют на “Дестройере” ? Им обещали, что воевать не придется, но если вдруг придется?

Как и любой военный моряк, Уилсон прослужил пару дней на самом героическом корабле. Так рекруты насмехались над эсминцем “Трейер”, который ежедневно попадал под бомбардировки и обстрелы, несмотря на то, что никогда не покидал своего ангара в Чикаго. Смех продолжался до тех пор, пока их не завели во внутрь и не показали отсек после попадания ПКР.

…установленные под палубой сабвуферы транслировали грохот и стоны раненых, из газовых форсунок било пламя, метались стробоскопы, из стен хлестала вода, летели искры, везде удушающий запах горящего масла… Пробираясь с огнетушителем и носилками сквозь развороченные помещения, рекруты неожиданно наткнулись на… Ё-МОЁ!!!

— Чего орёте, бестолочи?

С потолка, в обрывках кабелей свисало изуродованное человеческое тело...


Настроение резко испортилось.





USS Trayer — полноразмерный макет эсминца для отработки действий по локализации повреждений


Коммандер по долгу службы знал многое из того, чего не сообщалось общественности.

Например, то, что на противоракетных учениях флота у мишеней отключен канал наведения по высоте, для исключения их снижения на финальном отрезке. Маршевая высота неизменна — пара десятков метров, чтобы при неудачном перехвате ПКР пролетела мимо, не зацепив корабль.

Стрельбы по низколетящим мишеням ведутся на параллельных курсах. Это святое правило было нарушено дважды. Первый раз обломки сбитой мишени срикошетили от воды и подожгли фрегат “Энтрим”.

Второй была страшилка об эсминце “Стоддард”. Когда списанный корабль оснастили новейшей системой самообороны и поставили под расстрел. Эсминец в автоматическом режиме отразил все атаки, но когда на него высадилась аварийная партия, оказалось, что “Стоддард” был буквально изрешечен обломками сбитых ракет. Притом, эти обломки были совсем не похожи на куски разбитой чашки. Мощь ударов была такая, что стоявший на палубе дизель-генератор нашли разрубленным пополам.

Никакой учебный перехват не дает представления о том, с чем предстоит столкнуться в реальном бою. Когда ракета идет строгим курсом на цель. Если её сбивают в последний момент, обломки рикошетят от воды и калечат корабль.



Отказ от зенитных автоматов на всех новых кораблях был обусловлен сомнительной эффективностью подобных систем. Об этом знали еще со времен мировой войны. Когда даже 40-мм автоматические пушки оказались не способны остановить пикирующего камикадзе, с оторванными крыльями и убитым пилотом.

Если ПКР смогла прорваться в ближнюю зону, то сбивать её поздно. По крайней мере, если нет защиты борта от сверхзвуковых обломков.

“Верещагин, уходи с баракаса”!

Тов. Сухов.

Конечно, командование знает верный рецепт для борьбы с напастью. Все ракеты надо сбивать на дальних подступах, но чем этот лозунг лучше предыдущего? Чем вообще занимается командование? Командует!

А про радиогоризонт там знают?

"Да, все-таки хорошо служить на “Дестройере”, — подумал Уилсон. Он может под изящным предлогом избежать участия в боевых действиях. Его корабль — экспериментальный стенд для отработки новых технологий, “белый слон” флота.

Вместо них пошлют “Арли Бёрки”.

Но чем “Берк” лучше “Дестройера”? Ничем. Его вывихнутый радар вообще не видит низколетящие цели. Иджисы набили себе цену, научившись стрелять по космическим орбитам, но защищаться от более простых угроз не научились.



Для этого требуется РЛС с другим диапазоном частот и новые средства управления огнём. На курсовых углах лучший в мире эсминец может обстреливать только одну цель. При встрече с парой выпущенных ракет ему конец. А из-за слишком низкого расположения радара, он вряд ли даже успеет понять, кто и откуда в него стрелял.

Надежда умирает не последней. Последним умрёшь ты.

Инструкция по управлению эсминцем "Бёрк".

Его “Дестройер”, наоборот, считается ударным. Корабль для жестоких разборок на суше. Вместо космических высот — лужи крови, где отражаются звезды.

В ударном аспекте “Дестройеру” равных нет. Впервые с 1960 г. был построен корабль, сочетающий как ракетное, так и классическое артиллерийское вооружение калибра 6 дюймов.

Морские пушки кажутся детской забавой, пока не станет известно, что треть населения Земли проживает не далее 50 км от берега.

Военно-морской триллер


Коммандер Уилсон знал, что снаряды “Дестройера” пролетят там, где больше не пролетит никто. Артиллерия позволяет безнаказанно бить по районам, прикрытым мощной эшелонированной ПВО и комплексами С-300. Перехватить малогабаритный сверхзвуковой объект практически невозможно. А если снаряд все-таки собьют — через секунду прилетит второй. А потом третий...

Пушки бьют в любую погоду, при нулевой видимости, в туман и песчаную бурю.

Скорость снарядов (2...3М) обеспечивает минимальное подлетное время. Считанные секунды. По оперативности реакции на вызов пушка превосходит все, включая авиацию. Притом, каким бы высокотехнологичным не был управляемый снаряд, он многократно дешевле крылатой ракеты.

При грамотном применении, артиллерия отлично дополняет дальнобойное ракетное оружие.

“Самые важные шесть дюймов — у вас между ушами”.

Генерал Мэттис.

Единственное, что смущало командира “Дестроера”, это необходимость приближения к берегу. Дальность стрельбы снарядом M982 Excalibur составляла примерно 27 морских миль или 50 км в метрической системе отчета. Чтобы достать цель, удаленную от береговой черты на 20-30 км, придется выйти из-за горизонта и встать на виду. Эсминец высотой с 15-этажный дом сам станет мишенью для сухопутной артиллерии и РСЗО, если, конечно, они имеются у противника.

Уилсон поморщился. Суперкорабль могут серьезно повредить одной китайской “Инцзи”, которую бармалеи привезут на осле.

Неужели только бармалеи? В академии приводили в пример Фолклендский конфликт, но там было всего семь ПКР на весь театр военных действий. В наше время, при высокой доступности такого оружия, их будет уже не семь.

Уилсона учили, что за последние семьдесят лет 40 крупнейших экономик мира ни разу не воевали друг с другом. Что война экономически невыгодна. Что произошло сращивание элит всех развитых стран, объединенных общим британо-американским образованием. Этот крепкий узел позволяет избегать кровопролитий, еще эффективнее, чем династические браки Средневековья. И чем дальше, тем только прочнее становится этот мир.



Если бы завтра пришлось идти в смертный бой, «Дестройер» выглядел бы иначе. Приземистая конструкция, прикрытая дифференцированной защитой и активными комплексами ближней обороны. Где вместо ангаров с надувными лодками — максимально плотная компоновка для уменьшения линейных размеров и заметности корабля. Вместо трёх вертолетов — РЛС дальнего обзора. Вместо громоздкой надстройки — поперечные и продольные противоосколочные переборки на всём протяжении корпуса.

Уилсон вздохнул и повернулся на другой бок. Возникшая тревога сменилась безмятежной дремотой. Его “Дестройер” построен таким, каким и должен быть эсминец XXI века. Чтобы блистать на парадах и расстреливать омерзительных, но совершенно безобидных для него бармалеев. Которые не смогут “достать” даже стоящую у них на виду “звезду смерти”.

В сложившихся условиях его “Дестройер” превосходит все корабли других развитых стран: множество инновационных решений и рост выбранных характеристик. Для еще более эффективного решения обозначенных задач.

Уже засыпая, командир эсминца стоимостью 7 миллиардов $ подумал о том, что стоило бы проложить курс подальше от йеменских берегов...


Ракетная атака хуситов на быстроходный корабль HSV-2 Swift (1 октября 2016 г.)


Все совпадения случайны.
В каждой шутке есть доля шутки.
Автор:
Олег Капцов
Ctrl Enter

Заметили ошЫбку Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter

111 комментариев
Информация
Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти