Обучение в высшей школе "тогда" и сейчас...

Здесь на ВО то и дело вспыхивают дебаты относительно преимуществ старого советского и нового российского образования. Однако ведут их обычно люди - «продукты» этих видов образования. По-моему, на сайте нет никого, кто проработал бы четыре года в советской сельской школе, два года вел кружок на ОблСЮТ, а затем вот уже 35 лет работает в системе высшей школы. Поэтому есть смысл, наверное, рассказать о темах и проблемах и того времени, и этого.


Вот он «мой друг» моей ассистентской юности – прибор кодоскоп. Особенно удобно на нем было рисовать карты сражений… А они прямо на глазах появлялись перед студентами на экране.


Про школу не буду. Это требует отдельного рассказа и не одного. Про кружковую работу на СЮТ, я уже писал в общем-то, хотя и немного в другом «ключе». А вот вуз… Тут так: на работу я туда попал в 1982 году сначала как почасовик и как почасовик вел семинарские занятия по истории КПСС с вечерниками. Затем перевели на должность ассистента – опять семинары, по 15-16 групп в неделю! Затем аспирантура – уже и семинары, и лекции, защита, должность «старший преподаватель», затем доцент – и должность и ученое звание.

Итак, как учили истории КПСС (и философии, и научному коммунизму) в то время на что было ориентировано образование? На то, чтобы «выучить предмет» на всю оставшуюся жизнь! Каждому студенту давался учебник и планы семинарских занятий с вопросами. На каждый вопрос нужно было «три руки» (хоть договаривайтесь, хоть жребий мечите – говорил я студентам, но «три руки должны быть!»). Отвечать нужно было, не заглядывая в конспект, но у «технарей» добиться этого не получалось. Хотя за чтения по конспекту я снижал оценку до тройки. Обязательно – проверка конспектов! «Что делать», «Партийная организация и партийная литература», «Очередные задачи советской власти» – вот лишь малая часть того, что нужно было законспектировать. Иногда, очень иногда, лучшим студентам давали писать доклады на конкурс. Убогие это были доклады, но они были. Потом зачет или экзамен и… пошел дальше! Для тех, кто любит, чтобы его «учили» - система идеальная. Есть люди, у которых есть способность учиться (как у кого-то – петь или рисовать!). Опять же – это для них! Все просто, понятно, и особо не надо напрягать мозги, поэтому многим и кажется совершенным.

Теперь о том, чего студенты не знали. Преподаватели кафедры истории КПСС участвовали в вузовском соцсоревновании. Надо было написать 1-2 «научные» статьи в год (местный «Политагитатор» - уже хлеб, а если сумел напечататься в «Вопросах истории КПСС» в Москве, то вообще «герой»!) и прочитать минимум пять лекций «народу». За них платили – не остепененному пять рублей, к.и.н., доценту – 10! Я держался тем, что читал по 20 лекций в месяц, но это надо было стараться, чтобы тебя приглашали, так как в небольшом городе очень быстро узнавалось, кто читает интересно, а кто «порет нудятину». И все… вот вам и вся наука, и весь качественный рост! По сути, мы были начетчиками, и такому же начетничеству учили студентов. Но мир меняется. Начетники со временем стали просто никому не нужны. Начетники не спасли СССР в 1991 году. И сегодня стало так…

Тут придется перебежать через все 90-ые годы, потому, как это был период множества проб, но вот сегодня он закончился и можно говорить о результатах.

Начнем с технической оснащенности. Тогда у нас на кафедре был киноаппарат и кодоскоп. Кто не знает – это такой проектор с прозрачным горизонтальным экраном, стоящий на столе. На экране прозрачная пленка. Ты не ней рисуешь фломастерами, и это проецируется на экране на стене. Мне нравилось с ним работать. Я даже получил свидетельство на устройство, благодаря которому можно на нем показывать броуновское движение… в действии! Но это и все!

Сейчас кафедра, на которой я работаю в том же вузе, имеет компьютерную лабораторию для студентов, проекторы – словом, можно все показать наглядно. Аудиторий, где этого нет, совсем мало. Но так как студенты ходят с ноутбуками, проблемы нет. «Откройте и покажите мне, что вы сделали!» - остается только пройти и посмотреть!

Я специально не буду останавливаться на занятиях для студентов, изучающих ПР и рекламу – это не для всех. А вот про культурологию, которую я тоже веду с 1995 года, будет, наверное, интересно всем. Приходят ко мне «жертвы ЕГЭ» обычно на втором курсе и вот что интересно: процент выходцев из села стал несравним с процентом таковых в советское время. Тогда было 20 и 80. Сейчас 50 на 50. То есть ЕГЭ – это путь к социальной мобильности! Раньше «дети» из села были заметны. Просто бросались в глаза. Сейчас «деревня» практически не отличается от городской молодежи и это отрадное явление.

Теперь о занятиях. Учебник (базовый) выбирает преподаватель, но есть несколько учебников на выбор, причем как напечатанных, так и в Сети. Где хочешь берешь и как хочешь учишься. Лекции никто не отменял, но записывать их не обязательно, как раньше. Важно записать отдельные моменты, по которым студенты уже сами должны искать информацию. На каждом практическом занятии я даю студентам пять (!) заданий. Первое – конспект главы учебника в распечатанном виде и это его трудности – мало он напишет или много. Затем словарь научных терминов, которые он должен знать и уметь объяснять, а не повторять неизвестные ему слова бездумно. Затем творческое эссе. Максимальный объем 2,5 стр. А4, 14 кегль, 1,5 интервал. Минимальный объем… не ограничен! Вот сиди и напрягай пенопласт! Затем нужно прочитать 1-2 художественные книги. Они тщательно подобраны и по ним студент учится едва ли не лучше, чем по учебникам. Говорят, что наша молодежь не читает. У меня она читает и еще как! Затем нужно посмотреть 1,2,3 кинофильма опять же по теме. И написать рецензии на них с культурологической точки зрения, а не так – «Кино хорошее!» Причем, списывать ниоткуда нельзя! Ко всем самостоятельным работам прикладывается скриншот с экрана компьютера с распечаткой программы «Адвего-плагиатус». И указанием процента новизны. И баллы ставятся по этому проценту новизны + само содержание. Понятно, что студенты не были бы студентами, если бы не пытались меня обманывать. Ох, как смешны, однако, их потуги! Все рецензии на все фильмы я давно уже выучил наизусть вплоть до отдельных фраз, к тому же в любой момент могу их работу проверить на своем компьютере! Наказание за обман безжалостное – списываются заработанные баллы! А их нужно набрать определенную сумму, иначе до зачета тебя не допускают! Конечно, есть задания на «добор баллов», но это лишняя головная боль. Баллы ставятся теперь даже за посещение занятий. А за «непосещение» не ставятся! Вот и думай, что тебе лучше – ходить и учится, или … не учиться и не ходить.

Наконец, последнее задание – реферат по индивидуальной теме. То есть друг у друга не спишешь! Разрешается все «передирать» из Интернета, но задается уровень новизны с последующей проверкой. Хочешь больше баллов – думаешь над текстом и… запоминаешь, о чем он! На самом занятии – обязательно собеседование по теме, обзор эссе, обзор рефератов, один-два ответа студентов. Работа с тестами, через каждые 2-3 занятия или контрольная работа в два вопроса по индивидуальным карточкам.

Минимум ты получаешь один балл – пришел, но ничего не сделал. Максимум – 26, по пять баллов за каждую работу + один за то, что пришел, но так много у меня никто еще не получал. Как видите, интенсивность обучения выросла в разы, причем акцент не на том, чтобы научить студента на всю жизнь, а научить учиться самостоятельно. Студенты также пишут научные статьи и работы на конкурсы, постоянно ездят на олимпиады – о чем, кстати, можно прочитать на нашем сайте, ну а абитуриентов регулярно приглашают на занятия, в том числе и через Интернет и посещение школ преподавателями.

Теперь то, что скрыто от глаз студентов. Кафедра, как и раньше, участвует в соревновании. Но есть новшества, а именно «планка достижений». На нашем факультете чтобы тебя переизбрали на следующие пять лет по конкурсу, преподаватель должен за предыдущие пять лет опубликовать 25 статей в научных изданиях, из них пять в изданиях из списка ВАК или в системе Скопус. Одну монографию (если ты профессор или доцент) и 1-2 учебно-методических пособия. Обязательное участие в грантовых программах. Хотя бы участие, то есть посланная заявку. Естественно, что полученный грант оценивается дополнительно и тем выше, чем сумма его больше, потому что с серьезного исследования имеешь не только ты, но и университет!

Понятно, что не все научные статьи «научны» по-настоящему. 80% написанного – откровенная макулатура. Но важно, что человек пишет, а когда он пишет, он думает, совершенствуется в своем предмете, развивает мозг, не так ли? То есть интенсификации «производства» знаний выросла в разы. Разработаны планы, которые требуется постоянно обновлять, так же, как и литературу, которую ты даешь студентам. Это стимулирует процесс написания собственных учебников и пособий, что тоже делает из «препода» преподавателя. Практикуется чтение открытых лекций преподавателями университета для всех желающих и своих коллег. Зал бывает переполнен. Я, например, читал две лекции про… эффигии и… была масса людей, которые об этом вообще ничего не знали. Так увеличивается эрудиция преподавателей, интеллект. Ну, а у кого рейтинг низкий – тот первый кандидат на увольнение. И правильно – не умеешь, не берись! Работа лопатой и вилами она всегда в цене!

И подобные технологии образования введены сегодня повсеместно. Интересно, что некоторые наши студенты либо по грантам, либо сами выезжали учиться в университеты Европы и США. И… их мнение: многому у нас учат лучше или на том же уровне! Например, одна наша девушка-умница и в Германии училась, и в Швейцарии и решила – пиару лучше учат у нас! Кстати, задание по рефератам студентам даются не только «скачать из Интернета и переписать»! Это для троечников. Самые высокие баллы ставятся за работу с диссертациями, в музеях, с журналами 19-ого века, в местном архиве. То есть студенты имеют возможность сами искать информацию, сравнивать то, что им говорят, с тем, что писалось в 30,40,50-е годы ХХ века, и самостоятельно делать выводы. Многие занятия проходят вообще в читальном зале библиотеки, где к их услугам такие журналы, как «Родина», «Вопросы истории», «История государства и права», «Хистори иллюстрейтид». Ну, и конечно, любые ресурсы Интернет.

И как студентам дают баллы за учебу, так и работа преподавателей тоже оценивается сегодня в баллах: монография, выступление на научной конференции, выход в школу для профориентации – все имеет свой «вес». В конце года баллы суммируются, и по ним выдается денежная премия. Кстати, в период СССР нам тоже давали премии по итогам соцсоревнования. Но распределялись они заведующим кафедрой. Сначала давали старейшим преподавателям кафедры (часто уже полным нулям), затем… по старшинству. Теперь – «от каждого по способностям, каждому по труду». И только от тебя зависит, сколько ты в итоге получишь.

Несколько слов об изучении иностранных языков. В СССР в основном учили только два языка – немецкий и английский. Причем обучение было построено так, чтобы весь мир видел – у нас языки учат. Но при этом, чтобы в обычной школе их… не выучивали! Для того чтобы обеспечить «органы» и «спецслужбы», существовали спецшколы. Вот там знания действительно давали. Я, например, очень удивлялся, что, отучившись по специальности «история и английский язык» в педагогическом вузе и получив диплом учителя истории и английского языка, я в итоге знаю его хуже, чем знал после школы. То есть система была построена как мощный фильтр, чтобы через него просачивались наверх лишь самые способные. А остальным нужно было не дать ни малейшего шанса в случае чего хорошо устроиться «там». Кто-то решит, что это опять мои фантазии, но у меня в университете недавно вышел номер газеты с мемуарами одного нашего известного преподавателя. И в конце его воспоминания о том, как учили иностранному языку у нас в СССР и… за границей. Сейчас у нас в университете помимо английского, немецкого, французского, и испанского языков студенты могут изучать китайский и японский. Причем они потом могут на нем разговаривать. Ну, а мои пиарщики так и вовсе учат профессиональный английский и умеют вести на нем профессиональный диалог. Студенты технических специальностей в языках, конечно, слабее, но все равно знают больше, чем их «аналоги» в СССР.


Вот начало этой статьи…

Обучение в высшей школе "тогда" и сейчас...

А это ее окончание! Наглядно, не правда ли?!


Зато сегодня наши студенты могут при желании выучить даже японский язык, пройти в Японии стажировку, а в итоге написать в соавторстве со своим преподавателем вот такую книгу! Правда, книгу мы это сделали уже после того, как девушка, что писала ее вместе со мной, получила диплом, поработала рекламистом и стала преподавать японский в… своем собственном центре обучения «Ниппония».

Вот так сегодня работают современные вузы и учатся современные студенты. Ну, а проблемы, они есть, но составляю не больше 20% от целого, а это значит, что не они определяют эффективность и лицо современного российского образования.
Автор:
Вячеслав Шпаковский
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

92 комментария
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти