Гранатомет - лучше!

Предыдущая статья "Ренессанс пистолетов-пулеметов" вызвала довольно оживленную дискуссию, со всеми ее обычными принадлежностями: обвинениями автора, то есть меня, в дилетантстве, незнании азов и так далее. Многочисленные поклонники штурмовых винтовок привычно сыпали калибрами, кучностями и дальностями эффективной стрельбы, горячо выступали за оружие, которое бьет на 200, 300, 400 метров, и на основании этого аргумента считают применение пистолетов-пулеметов бредом. Однако чем больше было комментариев такого рода, тем сильнее создавалось ощущение, что высказавшиеся многочисленные специалисты, все, словно на подбор, с военным образованием и огромным боевым опытом, просто не имеют четкого представления, как именно и на какой дистанции идет бой.




Узнать, как дело обстоит на самом деле, оказалось не столь сложно. Прогресс техники теперь позволяет взглянуть на бой от первого лица. Несколько лет назад вошло в весьма широкую практику устанавливать на шлемах солдат камеры, которые снимают все происходящее. Первыми это стали делать американцы в Афганистане и Ираке, и можно найти видеозаписи (их обычно титруют combat footage), скажем, 2007 года. Камеры тогда были не столь хороши, но все же уже давали картину боя. Нынешние нашлемные камеры, применяемые теперь многими армиями, делают видео высокой четкости, с полным ощущением личного присутствия на месте событий при просмотре.

Говорит и показывает американский морпех

Говорят американские морпехи в стычке, как правило, что-нибудь непечатное, вперемежку с командами и короткими репликами, но вот то, что показывают нашлемные камеры во время огневого контакта, это действительно реально интересно. Наблюдения можно сделать такие.

Во-первых, практически все бои, в которых американцы применяли свои штурмовые винтовки, были ближними, на расстоянии 20-30 метров. Хотя камеры несколько смазывают расстояние и глазомером его определить трудно, тем не менее, некоторые ориентиры, такие как дома, дувалы, автомобили, деревья, кусты, позволяют оценить расстояние даже на записи невысокого качества. Второй способ - сравнить видимое расстояние перемещения оператора камеры (можно даже подсчитать шаги, они слышны характерным тяжелым буханьем), с другим видимым расстоянием. Например, на одной из записей бой в поселке. Американцы сидят за невысоким, по грудь, дувалом и стреляют в сторону дома напротив них. Солнце было против камеры, потому ориентиры смазаны. Однако когда оператор обошел обороняемый ими дом с дувалом, чтобы сменить позицию, и бросил взгляд на место, куда они стреляли, то стало хорошо видно, что бой велся через дорогу. Потом оператор перебежал ее, сделав 18 шагов, что дает примерно 10-12 метров.

Во-вторых, почти на всех записях огневого контакта противников не видно, даже при том, что они находятся очень близко. Из многих записей только на двух можно было разглядеть противника: неясный черный силуэт. Первая запись такого рода, взятая с камеры убитого американского солдата. Патруль из трех человек был внезапно атакован талибами, американцы попытались спрятаться в какой-то яме (пренебрежение американцев к полевой фортификации иной раз просто поражает). Они отстреливались, но на записи не видно, в кого. Наконец, один из американцев упал убитый. Оператор обернулся на выстрел, произведенный сбоку, и в камеру попал противник, до него было всего несколько метров. У оператора в руках была штурмовая винтовка, но он бросил ее и выстрелил во врага из дробовика. После этого он пытался убежать, но его ранили, а потом громкий шлепок и камера повалилась набок. Вторая запись, американский патруль прочесывает плантации деревьев между рисовыми чеками (это провинции Лагман - главный рисопроизводящий регион Афганистана) и попадает под обстрел талибов. Некоторое время американцы мечутся туда-сюда по посадке, но в какой-то момент оператор видит в просвет между деревьями черную фигуру и стреляет в нее из своей штурмовой винтовки. Расстояние до противника - метров 15 или около того. В остальных случаях противника на записях боев не видно.

В этом моменте стало понятно и очевидно, что широко распространенное представление о бое, как о стрельбе на 200-300 метров, порождено фильмами о войне (в которых ради пущей кинематографической ясности все прекрасно видно, и герои легко попадают в цель), а также стрельбищами. Одно накладывается на другое, на киношные впечатления накладывается стрельба в армии из АК по ростовой мишени на стрельбище, и все - человеку уже трудно втолковать, что настоящая война гораздо скучнее любого кино, а противник - не мишень, ему тоже жить охота, он прячется, маскируется и старается не отсвечивать. В реальном бою действуют совсем иные факторы, чем на стрельбище. Человеческая фигура уже становится плохо различимой на дистанции более чем 100 метров, даже если человек идет во весь рост. Но если противник надевает камуфляж, прячется и укрывается, то его очень трудно рассмотреть даже вблизи. На одном из видео, где запечатлены кадры боя американского патруля за мостик через арык, талибы засели в кустах метрах в 20 от этого мостика (оператор потом бросал в них ручную гранату), но на камере были видны только вспышки их выстрелов, тут же скрытые поднявшимся облаком пыли и дыма. Если стрелку не виден противник, то все разговоры о превосходной кучности его штурмовой винтовки на дальности в 300 метров становятся для него пустым звуком.

На этом интересные наблюдения из записей боев с нашлемных камер вовсе не исчерпываются. Еще более интересно, какое оружие и как используется в огневом контакте.

В-третьих, продолжая рассмотрение записей боев, нетрудно увидеть, что в ближнем бою огонь из штурмовых винтовок ведется, как правило, неприцельный, подавляющий противника. Зачастую, американцы, усевшись за дувалом, поднимают свою штурмовую винтовку над головой и дают одну или две очереди наугад. У кого есть подствольные гранатометы, явно предпочитают пользоваться ими. В том бою за мостик через арык оператор просто прислонил свою штурмовую винтовку к парапету и взялся за гранатомет М320, который у него был отдельно от винтовки.

В-четвертых, неожиданно широкое применение получил ручной пулемет, который участвует в бою гораздо активнее, чем любые штурмовые винтовки. Скажем, в упомянутой выше перестрелке с талибами, которая велась через дорогу, оператор был пулеметчиком с пулеметом Mk48, и за короткий огневой контакт, всего около 20 минут, израсходовал четыре подсумка, то есть 400 патронов. Если в подразделении есть пулемет, то ему отводится основная роль в поражении противника и в ближнем бою, и в дальнем. Если бой ведется на дистанции более чем 100-150 метров, то огонь ведется из пулеметов и из снайперских винтовок, стрелки со штурмовыми винтовками только ведут наблюдение или просто отдыхают в укрытии.

Общий вывод из рассмотрения видеозаписей боев (а это, что нужно особенно подчеркнуть, объективный источник) таков: штурмовая винтовка не показывает в реальном бою приписываемых ей чудодейственных свойств. Она используется в самом ближнем бою и главным образом для ведения неприцельного, подавляющего огня. Если в подразделении есть ручные пулеметы или подствольные гранатометы, то на них ложится основная задача по поражению противника, а штурмовая винтовка становится не более чем оружием личной самообороны. Отсюда следует и другой вывод: что все затраты и усилия, потраченные на достижение кучности и дальности стрельбы для штурмовых винтовок (в том числе и АК со всеми их разновидностями), были в значительной степени израсходованы зря. Очень значительные ресурсы, пущенные на изготовление штурмовых винтовок, используются крайне нерационально, и то лишь потому, что не было большой войны, не допускающей подобной роскоши. Так что штурмовые винтовки могут быть безболезненно заменены современными пистолетами-пулеметами, при том условии, конечно, что в подразделении будет достаточное количество ручных пулеметов и подствольных гранатометов.

Пистолет-пулемет плюс подствольный гранатомет

Вот, кстати, о подствольном гранатомете. О том, что бойцы его любят и стараются почаще использовать, есть и отечественный опыт. Очень широко его использовали во время войны в Чечне, где местами до 90% стрелков имели ГП-25. Оно и понятно, "подствольник" открывал немало возможностей: поражение скопления противника на 100-150 метрах за пределами броска гранаты, стрельба из укрытия по-минометному, "обработка" окон и помещений в зданиях, автомобилей, разминирование, беспокоящий огонь и даже поражение внезапно появившегося вблизи противника, когда нет времени целиться. Бывалые бойцы рекомендуют стрелять из ГП-25 вдвоем: один заряжает, другой стреляет, рекомендуют нажимать на спуск гранатомета правой рукой, упирая в плечо рукоять автомата, а также вести огонь по-минометному, упирая приклад в землю. Хорошая штука, в общем. Правда, его следовало бы назвать подствольным минометом, поскольку он как раз занял нишу легкого пехотного 50-мм миномета времен Второй мировой войны, но это уже дело вкуса.

Другое дело, и гораздо более серьезное, состоит в том, что сочетание автомата и ГП-25 далеко от идеала. Получилась, хоть и привычная, но аляповатая конструкция, перечеркнувшая всю выстраданную Михаилом Калашниковым эргономику АК. Оружие получилось весьма тяжелым (АК-74М с патронами - 3,9 кг, ГП-25 с гранатой -1,7 кг, всего 5,6 кг), перевешивающим вперед, с неудобным расположением курка гранатомета, который надо нажимать левой рукой, неудобным прицелом и заряжанием гранатомета (автомат перед заряжанием гранатомета надо поставить стволом вверх и упереть, чтобы было удобно "утопить" гранату в подствольнике). Только очень хорошие тактические возможности ГП-25 и его более поздних изводов заставляют бойцов терпеть все эти неудобства и придумывать хитрости для их обхода.

В ходе обсуждения пистолетно-пулеметного ренессанса в одном из немногих разумных возражений встал вопрос и о подствольном гранатомете. Мол, его нельзя совместить с пистолетом-пулеметом. В принципе, можно было бы пойти по американскому пути, когда у них М320 часто имеет собственный приклад и используется отдельно от штурмовой винтовки. Но в бою использовать два отдельных вида оружия не слишком удобно: теряется время, чтобы отложить одно оружие, взять другое, а это может стоить жизни. В горячке боя отложенное в сторону оружие можно забыть или потерять. Так что совмещение подствольного гранатомета и автомата оправданно. Нечто подобное можно сделать и с пистолетом-пулеметом.

Подойдут для такого совмещения не все образцы. Те из них, у которых магазин находится перед защитной скобой, придется исключить, поскольку к ним действительно ГП не подвесишь никак. Скажем, ПП "Кедр" для этой цели совсем не годится. Но вот ПП-2000, у которого магазин находится в рукоятке, открывает неожиданные перспективы не только для установки ГП на пистолет-пулемет, но и более глубокой их интеграции. Собственно, коль скоро подствольный гранатомет столь широко и охотно применяется в ближнем бою, то имеет смысл устанавливать его на всех пистолетах-пулеметах. Это резко повысит огневую мощь не только отдельно взятого бойца, но и всего подразделения. Залп целого взвода из таких подствольников будет вполне сопоставим с минометным обстрелом. У него есть еще некоторые преимущества, о которых будет сказано ниже. Также можно интегрировать и прицельные приспособления.

Если ставить ГП на всех пистолетах-пулеметах, предполагая постоянное и регулярное его употребление, то целесообразнее делать его несъемным. Тогда можно интегрировать спусковой механизм ГП со спусковым механизмом пистолета-пулемета, и несколько выиграть в весе, отказавшись от отдельной рукоятки гранатомета. Итак, как это примерно можно сделать? У ПП-2000 имеется массивная пластмассовая спусковая скоба, используемая как рукоятка управления огнем, внутри которой проходит металлический штифт. На него иногда крепят лазерный целеуказатель. От обреза ствола до середины рукоятки управления огнем примерно 100 мм, а до курка 170 мм. Вот в это место как раз и просится подствольный гранатомет. У ГП-30, более современного аналога ГП-25, общая длина 280 мм, из них длина ствола 205 мм. Из длины рукоятки и корпуса спускового механизма гранатомета можно выиграть не менее чем 40 мм, интегрировав его в спусковой механизм пистолета-пулемета. Проще это сделать по двухкурковой схеме, но можно объединить спуск патрона и гранаты на одном курке.

Что получается в итоге? Пистолет-пулемет на основе ПП-2000, снабженный гранатометом, получается длиной 470 мм со сложенным прикладом (против 350 мм в изначальной версии), и весом примерно в 2,6 кг без патронов и гранаты (3,3 кг с патронами и гранатой). Получая дополнительные и очень ощутимые тактические возможности, такое оружие сохраняет свою компактность (705 мм с разложенным прикладом против 940 мм АК-74М с разложенным прикладом), имеет на 40% меньший вес, чем АК-74М с ГП (а этот сэкономленный вес в свою очередь соответствует 9 гранатам ВОГ-25), становится куда более удобным в использовании за счет интеграции прицелов и спускового механизма. У изначального ПП-2000 основной вес находится в задней части оружия, что ведет к сильному подкидыванию ствола при стрельбе. Добавление гранатомета будет уравновешивать оружие, что самым позитивным образом скажется на его меткости и кучности.

Граната против бронежилета

Такое оружие гораздо лучше подходит для современного боя и для вооружения им каждого бойца, включая и тех, у кого есть коллективное вооружение (хотя для снайперов и пулеметчиков, возможно, будет целесообразнее использовать исходный вариант без гранатомета). Для поражения противника в отдалении будет использоваться граната ВОГ-25 или ее аналоги, которая для этого годится лучше, чем пуля. Гораздо больше вероятность зацепить гранатой или осколками противника, плохо видимого, спрятавшегося в укрытие, закрытого кустами, травой и прочей растительностью, даже если стрельба ведется наугад, на звук или на вспышку. Если такое оружие будет у всех бойцов, то можно "обрабатывать" цели залпами. Надеюсь, адепты штурмовых винтовок не станут спорить с тем, что граната лучше будет, чем пуля многократно расхваленного промежуточного патрона.

Гранатомет, кстати, позволяет разрешить проблему бронежилетов у противника. Они действительно получили распространение даже в небогатых армиях. Только адепты штурмовых винтовок почему-то полагают, что личное стрелковое оружие должно обязательно пробивать вражеские бронежилет и каску, и обязательно с 200-300 метров. Тут, мол, лучше штурмовой винтовки ничего нет. На мой же взгляд, наличие "броников" не является неразрешимой проблемой. Во-первых, потому что большинство употребляемых в армии типов бронежилетов не относится к наиболее защищенным типам. Это и понятно, поскольку тяжелый бронежилет имеет большой вес и крайне неудобен в носке. К тому же, они очень часто оставляют открытыми шею и бедра, весьма уязвимые части тела, через которые проходят крупные кровеносные сосуды. Проникающее пулевое ранение шеи или верхней части бедра будет или смертельным из-за кровопотери, или раненому потребуется срочная хирургическая помощь и долгое лечение. Поразить же эти части тела можно и из пистолета-пулемета, особенно в ближнем бою.

Во-вторых, граната - лучше. Даже если броник и каска удержали осколки, то вот ударная волна и контузия от нее никуда не деваются. При залповом обстреле гранатами все равно осколки найдут уязвимые места, ту же самую шею или бедра. В-третьих, если противник в бронежилете появился вблизи - бей гранатой прямой наводкой! Энергетический эффект будет куда значительнее, чем от пули 5,56 мм. На 50 метрах пуля имеет кинетическую энергию примерно 1,5 кДж, тогда как один удар гранаты дает 0,4 кДж, а взрыв 48 граммов взрывчатки в гранате добавляет еще 196,8 кДж. Также, не стоит забывать хороших старых идей. В самом первом советском "подствольнике", ОКГ-40 "Искра", созданном в 1966 году, но не пошедшем в серию, была осколочно-кумулятивная граната, по некоторым данным пробивавшая до 40 мм брони под прямым углом. Не столь трудно создать аналогичную гранату для современных подствольных гранатометов, тем более, что она может найти применение в поражении целей за препятствиями.

В общем, сочетание пистолета-пулемета с подствольным гранатометом, что потребует некоторых изменений в конструкции, даст очень хороший результат: мощное, легкое и компактное оружие, годящееся для самого широкого спектра типовых боестолкновений, сочетаемое в структуре вооружения подразделения с коллективным вооружением, к тому же гораздо более приемлемое для военного хозяйства, особенно в случае большой войны, чем штурмовая винтовка с ее промежуточным патроном.
Автор:
Дмитрий Верхотуров
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

101 комментарий
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти