Больные братья и мертворождённый нацизм

Больные братья и мертворождённый нацизм


Что делать с украинским национализмом? Этим вопросом многие задаются уже не первый десяток лет, а за последние три года он действительно стал ребром, и не только для ближайших соседей, но и для самих кураторов недоделанного фашизма в Украине. Процесс, запущенный США ещё в 40-х годах прошлого столетия, подогретый в 1991 и спущенный с поводка в 2014 году, на первый взгляд, сорвался в неконтролируемое пике.


Украинские националисты пользуются беспрекословной поддержкой правительства и с каждым днём пополняют свои ряды новыми «порциями» одурманенной молодёжи. Порошенко делает всё для развития общегосударственного шовинизма и разжигает ненависть на высшем уровне.

Национальные средства массовой информации давно подстроились под формат «Радио тысячи холмов» и транслируют русофобию круглые сутки.

Пропагандой забит и радиоэфир. Казалось бы, Украина давно превратилась в фашистское государство и эту проблему сейчас нужно решать всем миром, пока она не превратилась в настоящего монстра и не выплеснулась за границы умирающего государства.

Так почему же мировое сообщество ограничивается лишь голословным осуждением и не предпринимает никаких мер, ведь память о Третьем Рейхе ещё слишком свежа и предостерегает общество, несмотря на то, что её так упорно искусственно уничтожают. И речь сейчас не идёт о США и Европе, чьи лидеры, по сути, и затеяли украинскую свистопляску, а сейчас просто поспешно умывают руки и заметают следы.

Почему даже Москва не предпринимает никаких действий для предотвращения нового всплеска коричневой чумы? Регулярные фашистские марши, жестокие репрессии и подавление инакомыслия вкупе с авторитарным режимом и явно агрессивными намерениями должны хотя бы насторожить ближайших соседей обезумевшей Украины. Майданные скачки зашли слишком далеко. Так почему бы не вмешаться и не остановить опасную эпидемию, даже если и придётся применить силу?

Ответ на этот вопрос прост и незамысловат. Украинский национализм, построенный исключительно на русофобии с мелкими вкраплениями антисемитизма – проект изначально мертворождённый, по большей части из-за нюансов местного менталитета. Возможно, американские кураторы и хотели провести эксперимент, подобный германскому в 30-х годах, но на выходе получилось нечто среднее между этническим конфликтом в Косово и ближневосточным экстремизмом. И даже эти детища тех же родителей на украинской земле мутировали до неузнаваемости.

Национализм «великих укров» продолжает влачить своё жалкое существование лишь в качестве прикрытия воровства государственного масштаба. Без денежных вливаний, которые, по факту, давно уже прекратились, вся эта «великая армия фашистов» - всего лишь стремительно растущая толпа прокажённых и убогих, перенявшая повадки стервятников и гиен ради выживания.

Из всего, на данный момент уже многотысячного, стада украинских радикалов более-менее серьёзную опасность могут нести только боевики «Азов», так как лидеры движения продемонстрировали некоторые зачатки организаторского таланта. Активно расширяющееся движение подминает под себя другие радикальные группировки и проводит массовую пропаганду во всех слоях общества.

Но даже этот, так называемый гражданский корпус на поверку – банда профессиональных наёмников, без должного финансирования ничего из себя не представляющая. И пойдёт эта армия туда, куда ей укажет спонсор, который сейчас, где-то там за океаном, потерпел сокрушительное поражение. И русофобская риторика того же Билецкого исчезнет, как только хозяин отдаст приказ.

Украинский нацизм, хоть и поднят на государственный уровень, жалок и недееспособен. Лживая идеология прикрывает лишь свору гиен. Именно поэтому силовое вмешательство в историю этой болезни может лишь серьёзно навредить в перспективе. Россия, как, впрочем, сейчас и Европа, предпочла не вмешиваться в проблемы диких обезьян.

А недавние союзники Порошенко пошли ещё дальше, и аккуратно изолируют не в меру буйного больного, цивилизованно закрывая границы. Невменяемый больной должен быть помещён в палату с мягкими стенами, в которую и превращается Украина.

Остается только моральная дилемма, которая и не позволяет Москве пойти на более жёсткие и вполне закономерные санкции по отношению к вчерашним братьям. А именно крепкие и практически неразрывные узы, связывающие представителей одного народа (чтобы там ни кричали со своих пальм киевские маргиналы).

Предвидя возражения и даже, возможно, негодование, хотелось бы привести в качестве примера историю из жизни. В небольшом кабачке в Северной столице за кружкой пива разговорились исконно русский татарин с родственниками в Запорожье и коренной житель Питера с 70-летним «стажем» родом из Чернигова.

Основной темой разговора стала именно Украина, так как перед этим по телевизору прошёл сюжет об очередном нацистском марше в Киеве. Тот, что помоложе, начал возмущаться бездействием нашей власти.

Ведь русский народ в Украине нужно как-то спасать, и раз дипломатические игры не помогают, не стоит ли ввести войска и как минимум посадить в клетку киевских правителей вместе с беснующимся стадом радикалов. Игнорирование такого беспредела ведь смерти подобно. На это умудрённый опытом собеседник ответил шикарным монологом:

«Представь, что у тебя есть брат. Он серьёзно болен и, может быть, даже неизлечимо. Двинулся он на всю голову, бегает по стенам, гадит у тебя под дверью и даже настраивает против тебя соседей по лестничной площадке. Что ты будешь с ним делать? Неужели покалечишь или даже убьёшь? Сдавать брата в дурдом тоже вроде негуманно, ибо с таким диагнозом ему, скорее всего, пропишут лоботомию, и останется он навсегда растением, жизнедеятельность которого придётся поддерживать всё равно тебе, ибо других родственников у него нет.»

Вот тут и пошла речь о разумном пределе милосердия. Если этот брат пытается поджечь твой дом и угрожает твоим близким, стоят ли родственные чувства такого риска? И что делать с миллионом родственных душ, оказавшихся в смертельно опасном зоопарке? Ведь если ты закроешь клетку и вышвырнешь ключ, как это уже делают твои соседи, всех их ждёт неминуемая гибель.

С другой стороны, миллион (даже миллионы) – не такая уж и малая сила, и если они сами легко прогибаются под фашистов, в то время как их же соотечественники с оружием в руках защищают свой дом, то стоит ли заморачиваться их спасением. По идее, они сами выбрали свой путь, и в этом случае спасение утопающих – дело рук самих утопающих.

Проблема, конечно, намного глубже и расписана здесь довольно утрировано, но главную суть я постарался передать в видеоматериале!

Автор:
Антон Климков
Ctrl Enter

Заметив ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter

69 комментариев
Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти