Опасный профсоюз: смертоносная борьба одесских моряков

В российских литературных и кинематографических произведениях о революции и Гражданской войне анархисты часто изображаются радикально настроенными матросами. Действительно, в 1917-1918 гг. анархистская идеология имела большое влияние на часть моряков Балтийского и Черноморского флотов. Однако, десятью — двенадцатью годами ранее, в годы Первой Русской революции 1905-1907 гг., анархистские группы еще не имели серьезных позиций среди моряков. Большинство групп анархистов-коммунистов в начале ХХ века действовали в городах и местечках западной части Российской империи, где морякам просто неоткуда было взяться. Исключением была Одесса. Именно здесь сформировался едва ли не первый в Российской империи революционный профсоюз моряков торгового флота, который вскоре попал под идеологическое влияние анархистов.

Восстание на броненосце «Потемкин» стало серьезнейшим толчком не только для военных, но и для гражданских моряков. Так, летом 1905 года серьезно обострилась ситуация в Одессе. Моряки Русского общества пароходства и торговли (РОПиТ) были недовольны условиями труда и заработной платой. Чтобы держать моряков под контролем, руководство этой организации создало «карманный» профсоюз под названием «Регистрация судовых команд Черноморского торгового флота». Но добиться снижения протестной активности моряков с помощью подконтрольного профсоюза у руководства РОПиТа не получилось. Тогда администрация прекратила деятельность профсоюза и попыталась воздействовать на моряков жесткими методами, снижая зарплату и ужесточая дисциплину на пароходах компании.




В начале мая 1906 года в одесском приморском районе Ланжерон состоялась маёвка профсоюзных активистов и моряков, на которой было принято решение избрать стачечный комитет. Во главе комитета встал Михаил Адамович — весьма авторитетный среди моряков и революционеров Одессы человек, с 1903 года примыкавший к анархистам, но тесно сотрудничавший и с социал-демократами.

Его ближайшим соратником был Махар Боцоев — моряк, осетин по национальности. 12 мая 1906 года одесские моряки из РОПиТ объявили о начале стачки. Она продолжалась почти полтора месяца — на протяжении 42 дней моряки бастовали, встречая всеобщее одобрение со стороны представителей других профессий — грузчиков, портовых рабочих, служащих. Известно, что даже в воинских частях Одесского гарнизона некоторые солдаты собирали средства в поддержку бастующих моряков. В конце концов, в профсоюзную борьбу вмешалась полиция. Несколько членов стачечного комитета были арестованы, но пароходство продолжало терпеть колоссальные убытки. В конце концов, 24 июня 1906 г. РОПиТ пошел на уступки морякам и удовлетворил часть их требований. Но Махар Боцоев, задержанный в числе прочих активистов стачкома, продолжал оставаться под арестом — полиция категорически отказывалась освобождать «опасного смутьяна». Вскоре его осудили, приговорив к ссылке, но отважному Боцоеву удалось бежать.



Михаил Адамович и секретарь профсоюза Александр Яковлев отправились в Санкт-Петербург — участвовать в разработке положения о торговом мореплавании, которое разрабатывала специальная комиссия сенатора Карницкого. Тем временем, пока авторитетные лидеры профсоюза находились в столице, руководство РОПиТ вновь решило нанести удар по морякам. Для этого оно заручилось поддержкой одесского Союза русского народа. Предполагалось организовать локаут, в результате которого сочувствующие революционному движению моряки были бы уволены. Освободившиеся места в командах должны были укомплектовать членами Союза русского народа, надежными в идеологическом отношении. Вернувшийся из Петербурга Михаил Адамович был сразу же арестован. Но 20 ноября 1906 г. моряки РОПиТ начали новую забастовку. В этот раз отказались работать более 5 тысяч моряков. Однако, благодаря поддержке Союза русского народа, руководству РОПиТ удалось укомплектовать часть пароходных команд членами и сочувствующими СРН, поэтому убытки компании были куда меньше, чем во время майской стачки.
Однако, профсоюз моряков вскоре нашел активных и боеспособных союзников, участие которых в борьбе работников РОПиТ оказало серьезнейшее влияние на последующий ход событий.

В защиту моряков пароходства выступила Южно-русская группа анархистов-синдикалистов «Новый мир» (ЮРГАС). Эта организация появилась осенью 1906 года и быстро получила известность и влияние среди одесского пролетариата. В состав ЮРГАС входили 40-50 человек, в том числе 35 человек состояли в боевой дружине. Основную массу боевиков ЮРГАС составляли моряки, грузчики и ремонтники Одесского порта. Однако общее руководство деятельностью группы анархистов-синдикалистов осуществлял Даниил Новомирский — профессиональный революционер-анархист. На самом деле его звали Яков Исаакович Кирилловский. Он родился в 1882 году в Подольской губернии, получил образование в Одесском коммерческом училище, а затем учился в Парижском университете. В 18 лет, в 1900 году, он примкнул к революционному движению, участвовал в деятельности социал-демократических организаций в Одессе и Умани, подвергался полицейским репрессиям и, в конце концов, уехал за границу. В Париже Кирилловский издавал газету «Новый мир», в честь которой и взял псевдоним — Новомирский, под которым и стал известен. За рубежом Новомирский перешел с социал-демократических на анархо-синдикалистские позиции. В сентябре 1906 года он вернулся в Одессу. Для одесской охранки возвращение революционера такого уровня было плохим сигналом.

Новомирский выступал с критикой безмотивного террора, который проповедовали радикальные группы чернознаменцев и безначальцев. Главным способом добиться победы анархистской идеологии он считал синдикалистскую, т.е. профсоюзную борьбу. В то же время, как и большинство российских анархистов того времени, Новомирский не отрицал возможность вооруженных действий, в том числе и индивидуального террора против конкретных представителей власти и буржуазии. Поэтому ЮРГАС, включившись в борьбу моряков РОПиТ, сразу же предложила тактику экономического террора, которая заключалась в давлении на собственников и администрацию пароходства с помощью вооруженных действий. Так началась кампания анархистов против РОПиТ. 5 декабря 1906 года матрос Александр Лаврушин взорвал бомбу на лайнере «Император Николай II». Прогремел взрыв и на пароходе «Аю-Даг».

18 декабря 1906 года отряд из 12 анархистов под командованием Порфирия Сулеймовского совершил вооруженное нападение на пароходы «Григорий Мерк» и «Королева Ольга». В январе 1907 года прогремел взрыв на лайнере «Григорий Мерк», считавшемся гордостью РОПиТ и готовившемся к маршруту «Одесса — Нью-Йорк». Анархист Илларион Ларионов взорвал бомбу в машинном отделении лайнера. Впечатляющий взрыв наблюдала практически вся Одесса. На этом Южно-русская группа анархистов-синдикалистов не остановилась. 15 января 1907 года Порфирий Сулеймовский расстрелял капитана парохода «Цесаревич» М. Сенкевича, который как раз выходил из дома одесского градоначальника. Капитан был убит.

Опасный профсоюз: смертоносная борьба одесских моряков


Громкое убийство заставило капитанов пароходов РОПиТ прекратить набор новых матросов, готовых плавать в качестве штрейкбрейхеров. Но ЮРГАС продолжала борьбу. В Одессе произошло несколько нападений на полицейские патрули и посты, что способствовало возникновению в городе панических настроений. В феврале 1907 года был убит еще один капитан пароходства — Н. Золотарев, который отказывался принимать на пароход матросов, участвовавших в забастовках. После его убийства другие капитаны были вынуждены, опасаясь за свои жизни, все же пойти на удовлетворение требований забастовщиков и разрешить революционно настроенным матросам продолжить службу на судах РОПиТ.

Примечательно, что борьба ЮРГАС распространилась за пределы не только Одессы, но и Российской империи. Бежавший из-под ареста Махар Боцоев объявился в Египте. В то время в Александрии, куда часто заходили российские суда, сформировалась достаточно внушительная «диаспора» российских революционеров. Среди них были социал-демократы, эсеры и анархисты. Здесь существовал даже т.н. «Клуб оттоманских анархистов». Махар Боцоев создал в Александрии небольшую анархистскую группу, в которую также входили переплетчик Вульф Плотник и штукатур Пика Бунтман. На странного кавказца Боцоева вскоре обратили внимание и российское консульство, и александрийская полиция.

Российский посланник А.А. Смирнов сообщал в Санкт-Петербург, что на пароходах РОПиТ, прибывающих в Александрию, наблюдается резкое ухудшение дисциплины, что может быть связано с вредным влиянием действующих в Александрии агитаторов. Начальник александрийской контрразведки Хедай-бей внедрил в анархистскую группу некоего Давида Марковича — бывшего анархиста, ныне работавшего на полицию. Вместе с Боцоевым Маркович стал встречать российские пароходы, что позволило ему быть в курсе всех дел анархистов. Показав себя исполнительным товарищем, Маркович стал проводить на своей квартире собрания революционеров. Во время одного из собраний, проходившего 6 января 1907 года при участии 12 революционеров, анархисты приняли решение организовать взрыв на одном из российских пароходов, прибывших в Александрию. Давид Маркович доложил о планах совершения террористического акта в российское консульство. Дипломаты обратились к властям Александрии с требованием арестовать Махара Боцоева, Вульфа Плотника и Пику Бунтмана. 13 января 1907 года все они были задержаны александрийской полицией.



Далее в Александрии развернулись действительно интересные события. Сначала вышла публикация в либеральной газете «Ла Реформ», которая представила Боцоева, Плотника и Бунтмана как политических эмигрантов, преследуемых властями Российской империи за их убеждения. Поскольку «Ла Реформ» была газетой читаемой, публикация возымела свое действие. У здания биржи собрался целый митинг, в котором участвовали преимущественно проживавшие в Александрии итальянцы, греки, англичане и другие европейцы. Большая группа демонстрантов направилась к зданию консульства Британии, потребовав от лорда Кромера вмешаться в ситуацию и защитить преследуемых политических эмигрантов.

Поскольку эмигрантов не отпустили, демонстранты ворвались на один из пароходов РОПиТ, пришвартованный в порту, и устроили там форменный погром. После этого возмущенная толпа осадила российское консульство. На следующий день аналогичные события произошли в Каире. Здесь за освобождение Боцоева и товарищей выступили местные итальянские наборщики. Их поддержали каирские евреи, после чего огромная демонстрация собралась перед зданием российского дипломатического агентства, а затем — перед вице-консульством. Волнения в Александрии и Каире продолжались еще несколько дней, поэтому было принято решение отправить задержанных в Россию. Боцоева, Плотника и Бунтмана этапировали в Порт-Саид, откуда отправили в Россию пароходом «Корнилов». Кстати, за участие в аресте российских революционеров получили государственные награды Российской империи, а именно — ордена Св. Анны, — несколько старших офицеров — англичан. Это были начальник полиции Александрии генерал Генри Гопкинсон, начальник тюрьмы «Аль-Хадра» подполковник Александр Поп и инспектор тайной полиции майор Гордон Инграм.

В 1907 году активизировались и действия российских властей против Южно-русской группы анархистов-синдикалистов в Одессе. 22 октября 1907 года был арестован сам Даниил Новомирский. Вместе с ним арестовали и Александра Лаврушина. Порфирий Сулеймовский и Илларион Ларионов за совершение террористических актов были приговорены к смертной казни и казнены. Александра Лаврушина, на которого не были собраны достаточные для серьезного наказания доказательства, приговорили к трехгодичной ссылке в Туруханский край — как члена боевой группы анархистов. Сам Даниил Новомирский получил восемь лет каторжных работ. В 1908 году в Одесском порту был арестован еще один анархист — Владимир Чернявский, который занимался провозом революционной литературы. Его также сослали в Сибирь. Михаила Адамовича, в терактах не участвовавшего, сослали в Вологодскую губернию, однако из ссылки он бежал и перебрался в Екатеринодар (Краснодар), где участвовал в деятельности местной группы анархистов-коммунистов, а затем эмигрировал в Германию.

Таким образом, к концу 1907 — началу 1908 гг. деятельность Южно-русской группы анархистов-синдикалистов была фактически прекращена в результате полицейских репрессий. Ее ведущие активисты были казнены или высланы в Сибирь. После такого серьезного удара анархистское движение в Одессе пошло на спад. «Пальму первенства» в революционной среде перехватили социалисты-революционеры и социал-демократы. Впрочем, несколько анархистов, которым посчастливилось избежать ареста и каторги, продолжили деятельность в эмиграции, в первую очередь — в Александрии и Константинополе.

Деятельность Южно-русской группы анархистов-синдикалистов стала одним из классических примеров чисто экономического террора в истории российского анархистского движения ХХ века. Впоследствии некоторые из участников тех событий, например — Александр Лаврушин и Владимир Чернявский — сыграли важную роль в забастовке моряков 1911 г., которая готовилась в Одессе, Александрии и Константинополе. Позже ими был создан Союз черноморских моряков, о котором мы расскажем в другой раз. В его деятельности, кстати, принимал участие и Михаил Адамович.

Те из анархистов начала ХХ века, которые остались в рядах движения и смогли уцелеть, через десять лет принимали участие и в Октябрьской революции 1917 г. и Гражданской войне. Так, Михаил Адамович был комиссаром Одесского порта, Владимир Чернявский — председателем Союза моряков в Одесской советской республике, Махар Боцоев — его помощником. Александр Лаврушин командовал отрядом революционных моряков — анархистов РОПиТ во время восстания в январе 1918 года. Даниил Новомирский после отбытия каторги в 1915 году был направлен на поселение в Иркутскую губернию, откуда бежал и перебрался в США. После Февральской революции он вернулся в Россию, где работал в 1918-1922 гг. в анархо-синдикалистском издательстве «Голос труда». Затем он поддержал большевиков, что не спасло ветерана анархистского движения от преследований. Первый арест последовал в 1929 году — Новомирского осудили на три года сибирской ссылки. В 1932 году он вернулся из ссылки, но в 1936 году был вновь арестован и осужден — на этот раз на десять лет лагерей. В 1937 году сведения о Новомирском теряются, поэтому большинство исследователей считают, что он погиб или умер в лагере.
Автор: Илья Полонский


Мнение редакции "Военного обозрения" может не совпадать с точкой зрения авторов публикаций

CtrlEnter
Если вы заметили ошибку в тексте, выделите текст с ошибкой и нажмите Ctrl+Enter
Читайте также
Комментарии 7

Информация

Уважаемый читатель, чтобы оставлять комментарии к публикации, необходимо зарегистрироваться.
Уже зарегистрированы? Войти
  1. V.ic 27 января 2017 06:50
    Анархия - мать порядка... negative мать, мать, мать, мать! am
  2. Ольгович 27 января 2017 07:39
    Те из анархистов начала ХХ века, которые остались в рядах движения и смогли уцелеть, через десять лет принимали участие и в Октябрьской революции 1917 г. и Гражданской войне. Так, Михаил Адамович был комиссаром Одесского порта, Владимир Чернявский — председателем Союза моряков в Одесской советской республике, Махар Боцоев — его помощником. Александр Лаврушин командовал отрядом революционных моряков — анархистов РОПиТ во время восстания в январе 1918 года


    Убийцы невинных людей, сумасшедшие террористы должны были быть уничтожены. То, что они уцелели-непростительная ошибка и преступная мягкотелость властей, приведшие к еще большим трагедиям.
  3. bober1982 27 января 2017 07:41
    Анархистов после революции всех добили,Сталин хорошо понимал природу таких людей (бесноватых),всё-таки учился в духовной семинарии,хоть и не закончил.
    Очень жаль,что Государь НиколайII был чересчур мягким человеком.
    1. Монархист 27 января 2017 18:27
      Гауптман Бобер,еИВ Николай 2,был слабовольным,а как результат РИ погибла.
      Позволю себе такую анологию: в телегу впрягли норовистых лошадей,а Кучер вожжи положил и кричит на лошадей-резултат будет печальный
    2. voyaka uh 28 января 2017 14:09
      Сталин сам был боевиком-террористом ("эксом" - т.е. экпроприатором) в партии большевиков. Работа считалась очень важной.
      Грабил банки , инкассаторов (с убийствами служащих и охранников). У него была всероссийская слава. Деньги шли в Европу - на них жили Ленин и вся его компания в Швейцарии, Австрии.
  4. igordok 27 января 2017 08:19
    Мне это напомнило взятие под контроль профсоюзов Америки, мафией.

  5. parusnik 27 января 2017 15:13
    Кстати, борьба одесских моряков за свои права нашла свое отражение в повестях и рассказах Б.Житкова
Картина дня